Укройте нас на небесах

Автор:
HEADfield
Укройте нас на небесах
Аннотация:
Последняя попытка спастись с планеты, раздираемой войной на части. Челнок, что доставит случайную пару на космической ковчег, уже готовится к запуску, дюзы ревут, а вслед несётся ударная волна ядерный взрывов. Есть ли спасенье где-то выше?
Текст:

Низкий шум в кабине постепенно усиливался соразмерно прогреву двигателей. Топливо еще не вступило в полноценную реакцию горения, ракета продолжала стоять на месте, лишь тонкие струйки огня вырывались из сопел, поддерживая пламя, которое вскоре начнёт сжигать тонны горючего и выталкивать шаттл в верхние слои атмосферы. Вибрация нарастала и корпус начал мелко подрагивать.

Оба места в кабине были заняты. Пассажиры, парень и девушка, чуть старше двадцати пяти, переглянулись между собой. Во взгляде сквозила тревога, и совсем не из-за предстоящего взлёта. Этот процесс был полностью автоматизирован, и вмешиваться в него не требовалось.

«До старта шестьдесят секунд».

Механический голос произнёс заранее записанную фразу и вновь пропал, в наушниках воцарилась тишина, за которой скрывалась непрерывная работа аппаратуры, готовившей ракету к запуску. Для пассажиров же это была простая отметка во времени, значившая, однако, намного больше, чем могло показаться на первый взгляд. Произнесенные слова были «точкой невозвращения». Теперь обратной дороги уже не будет, и если что-то случится во время запуска, то они оба погибнут, чуть только оторвавшись от земли. Страшно было обоим, но девушка первой не выдержала и нарушила тишину.

- Ведь всё будет хорошо?

Она знала, что вопрос окажется риторическим, но ей нужно было хоть что-то сказать. Безмолвие слишком давило на нервы. Оба прекрасно понимали, чего следует бояться. Оставаться на планете было подобно самоубийству, а лететь в неизвестность казалось лишь немногим менее рискованно.

Он же попытался улыбнуться, но вышло не совсем удачно. Тревога буквально витала в воздухе и сведенные судорогой мышцы лица превращали любую эмоцию в гримасу и оскал.

- Конечно, будет. Главное, что нам повезло оказаться тут. Скоро всё закончится.

Оба протянули друг другу руки. В этот момент они были ближе, чем бывают супруги после многолетней совместной жизни. Прикосновение играло огромную роль, оно позволяло понять, что ты еще не один и есть рядом человек, который чувствует то же самое. Ожидание неизбежного стало чуть менее заметным, а мысли о ближайшем будущем - не такими страшными. Исходов всего два, и выбирать теперь не приходится. Либо взлетят и спасутся с умирающей планеты, либо сгорят заживо и будут похоронены под обломками и самой ракеты, и космодрома.

Иллюминатор пропускал свет, позади него виднелось алое небо. Странный оттенок, если не сказать больше. Это не солнце, оно теперь было не единственным источником освещения. Множество взрывов освещало линию горизонта, подчеркивая казавшуюся теперь тёмной землю и раскрашивая нижние слои атмосферы причудливыми облаками пыли и газов.

Как ядовитые грибы, вырастали они один за другим в далёком плавящемся воздухе, становясь раз за разом всё ближе, но оставаясь еще в достаточном удалении. Давая беглецам достаточно времени на спасение.

«До старта тридцать секунд».

Обратный отсчет продолжался и теперь электронный голос будет напоминать о себе постоянно, подгоняя неотвратимый запуск.

«Двадцать девять, двадцать восемь, двадцать семь…»

Оглушающая громкость динамика не шла ни в какое сравнение с шумом двигателей. Гул частично блокировался мягкими шлемами со встроенными наушниками, и это давало возможность разговаривать и слышать сообщения бортового компьютера.

«Двадцать, девятнадцать, восемнадцать…»

Руки их сжались крепче, и только физический контакт не позволял панике преодолеть невидимые границы разума. Предстоящий полёт пугал не на шутку, ведь ни один их них не поднимался настолько высоко в небеса. Самое большее, что случалось в их жизни - это однократный полёт гражданскими авиалиниями на высоте жалких десяти километров. Долгий, изматывающий, но, тем не менее, безопасный. Не то, что теперь: экстренный взлёт, подъем до четырехсот километров в условиях перегрузки, угрожающей неподготовленному организму смертельными повреждениями. Но оба знали, за что приходится платить такую цену.

«Десять, девять, восемь…»

Оба знали, что необходимо отцепить руки и покрепче схватиться за что-то более прочное, чем человеческое тело лежащего рядом астронавта. Хотя бы даже за крепёжные ремни, что удерживали их тела в полной неподвижности, намертво притянув скафандры к противоперегрузочным креслам. В ином случае можно получить серьезную травму из-за внезапно возросшей силой тяжести. Нельзя, чтобы руки свободно болтались в пространстве. Как у парашютистов-новичков: левую руку за правую лямку, плотно к телу. Правую - чуть ниже груди, прочно сжать кольцо запасного парашюта.

«Три, два, один. Пуск!»

На мгновенье показалось, что компьютерный голос вскрикнул, словно проявил волнение. Шаттл сильно задрожал, шум поднялся до мощного рёва.

Резкий рывок оторвал ракету от земли, и она ринулась в путь. Земля за иллюминатором пришла в движение и стала уплывать куда-то вниз. Вслед за ней потянулись кресла, скафандр и всё внутри. Желудок обнял позвоночник, конечности стали тяжелее в несколько раз, а перед глазами поплыли тёмные круги. Первые несколько секунд перегрузки были самыми сложными, через некоторое время организм начнёт немного привыкать к новым условиям. К горлу подкатила тошнота, и показалось, что заложило уши - шум стал тише.

Взгляд обоих был словно прикован к толстым круглым стёклам иллюминаторов. Высота в несколько километров давала хороший обзор, и теперь стали видны дальние горизонты. Взрывные волны, расходящиеся кругами от вырастающих ядерных грибов, словно круги на воде после броска камня. Некоторые из таких волн перекрывали друг друга, затихали к периферии и становились тише.

Один из таких «камней» упал в непосредственной близости, в нескольких десятках километров, и взрывная волна быстро настигла территорию космодрома. Что там творилось, увидеть было нельзя, но сомневаться не осталось - все наземные постройки сметены с поверхности планеты. Место их недавнего прибежища перестало существовать. Теперь у них оставался всего один путь, ведущий к спасению.

Гул в кабине стал немного тише, а может, они оба просто приспособились к новым условиям. Но в любом случае терпеть оставалось недолго, расчетное время подъема на орбиту составляло всего несколько минут, после чего ускорение закончится, перегрузка исчезнет, а автопилот выстроит нужный курс и двинется вдогонку орбитальной станции.

- Ты как? - нарушил он тишину в шлемофонах.

Она ответила почти сразу.

- Нормально.

Голос был слабым, а может так просто передавали динамики в наушниках. Главное, что она была жива и здорова, хотя перегрузки многим давались нелегко. Зачастую люди даже теряли сознание на некоторое время, но сейчас обошлось без этого.

- Мы почти вышли на орбиту.

Приборы сообщали, что до цели их короткого путешествия оставалось всего несколько сотен километров. Такое расстояние покроется быстро, учитывая набранную ими скорость.

Казалось, что она не услышала, взгляд был устремлён на иллюминатор, сквозь который проглядывали фрагменты планеты.

- Как ты думаешь, кто-нибудь остался в живых?

Он ответил быстро, будто готовился заранее.

- Конечно! На планете множество бункеров, где можно спрятаться. Еще удаленные части материков. Наверняка ракеты попали не везде. И на орбите нас тоже будут ждать. Знаешь, сколько таких же ракет, как наша?

В голосе сквозил мнимый оптимизм. Она не стала отвечать, лишь коротко кивнула головой. Ракет действительно было много. О них всё чаще вспоминали в последние дни.

Конфликт нарастал очень быстро. Лидеры влиятельных стран продолжали давить друг на друга, требуя пересмотра границ, прекращения военных действий и вывода войск с территории соседних государств. Требовали от других того, чего не хотели делать сами в отношении соседей. Крайне откровенно намекая на владение «некоторым ядерным потенциалом». Нации же, не обладающие подобным оружием, тихонько помалкивали и старались не напоминать о себе. За два дня обстановка накалилась до предела и вскоре на космодром пришло распоряжение о «готовности номер один». Это означало только одно - скоро ракеты-спасители отправятся вверх, эвакуировать важных и богатых людей.

О подобных космодромах слышали многие, но почти никто не догадывался об истинном их назначении. Подразумевалось, что это простые полигоны с некоторым резервным количеством баллистических ракет. А в действительности они должны были выполнять транспортную функцию для тех пассажиров, которые смогли бы оплатить себе полёт в космос на случай экстренной ситуации. Поговаривали, правда, что за некоторых особо ценных граждан все расходы на эвакуацию оплачивало правительство, но сути дела это не меняло. Все отправляющиеся имели право на место в спасительном шаттле. В одном из десятков ракет-спасателей, спрятанных в вертикальных шахтах посреди полигона площадью в несколько гектаров.

Орбитальная станция-приёмник была уже готова и запущена некоторое время назад, но пока бесцельно вращалась на высокой околоземной орбите, не выполняя своей прямой функции. Самые первые прибывшие должны были активировать системы огромного космического комплекса, снабжённого всем необходимым для жизни. Генераторы кислорода, пищи и воды, просторные площади под сельскохозяйственный угодья, жилые кварталы и вся инфраструктура. Службы рециркуляции могли перерабатывать любые продукты жизнедеятельности. Станция была способна принять в своё чрево несколько тысяч человек и обеспечить их всем для спокойной и продолжительной жизни.

На космодроме же к каждой ракете была прикреплена маленькая команда, которая должна была обеспечить её пуск и благополучный отрыв от поверхности. О самой цели полёта никому не сообщалось, и большинство сотрудников предполагали, что клиенты - просто космические туристы, которые хотят лишь взлететь на околоземную орбиту и потом благополучно приземлиться. Весь процесс регулировался автоматически, и сотрудники только контролировали работу приборов. Персоналу не полагалось знать об истинной причине полёта и о возможной гибели из-за нахождения на своём рабочем месте. Лишь поэтому доступ к кабине шаттлов был заблокирован личным паролем каждого из космо-туристов. Никто из сотрудников космодрома не мог попасть внутрь без их ведома.

Когда поступил сигнал о «готовности номер один», Он и Она находились на смене. Два оператора, дублирующие друг друга в случае необходимости, они представляли собой звено, обеспечивающее отправку на орбиту одной милой пары: пожилого профессора и его жены. Старик занимался важными исследованиями и совсем незадолго до конфликта получил престижную премию. Жена являлась его тенью, послушно следовавшей по пятам.

Подготовка к старту была формальной, но проводилась в обязательном порядке, полностью автоматически. Операторы лишь наблюдали за процессом и при необходимости вносили коррективы. Топливные ступени заправлены, электрика функционирует в полном объеме, компьютеры и системы жизнеобеспечения работали в штатном режиме. Теперь операторам оставалось лишь дождаться пассажиров.

Инструкция давала четкие указания на этот счёт. В момент объявления «готовности номер один» она обязывала продлить смену тем операторам, которые в данный момент находятся на посту. Смена персонала могла оттянуть запуск и тем самым сыграть злую шутку, что было крайне невыгодно для клиентов. Некоторые догадывались о такой срочности, но вслух старались об этом не говорить.

Старик вышел на связь с ними через пару часов. На экране монитора появилось его встревоженное лицо, обрамленное растрепанными седыми волосами. Испуга в глазах не было, но он явно сильно волновался, и потому повышал голос, чтобы все его слова достигли цели.

- Доложите о готовности!

Она на секунду опустила глаза, пробежалась взглядом по панели. Напротив каждой строки тестов стояла зеленая пометка «ОК», лишь только возле надписи «Доступ в шаттл» мигало красное «БЛОК». Попасть в ракету можно лишь с помощью кода, который знает только старик.

- Все системы в норме.

Ей не приходилось повышать голос. Знала наверняка, что её услышали хорошо.

Пожилой профессор сурово кивнул, морщины на лбу чуть разгладились. На секунду камера его телефона качнулась в сторону и только тогда стала понятна причина тревожности. На улицах позади него было полно народу. Все куда-то торопились, разбегались в разные стороны. Дороги были полны машин, в большинстве своём брошенных, но некоторые отчаянные водители еще пытались двигаться, хоть бы и по тротуарам, и оглашали окрестности сигналами клаксонов и своей руганью. Сам же старик быстро двигался вдоль по тротуару, таща за собой свою бесполезную жену, словно собачку на поводке.

- Тогда ждите. Мы скоро будем.

Связь прекратилась, лицо профессора исчезло с экрана. Его дом располагался не так далеко, всего в полусотне километров от космодрома, и в прежние визиты они с супругой успевали добраться довольно быстро, потратив на дорогу не более получаса. Однако увиденный позади старика хаос должен был внести свои коррективы.

Оба оператора тревожно переглянулись. Во время несения вахты до них не доходили новости о происходящих в мире событиях, и хотя последние дни все внутренне готовились к вооруженному конфликту, развившаяся на поверхности паника была слишком невероятной. Неприятный червячок зашевелился где-то в затылке, пробежал по позвоночнику волной дрожи и замер внизу. Уж им-то бояться точно не следовало, они находятся глубоко под землёй, и никакое обычное оружие их не достанет. А допустить использования ядерных бомб мировые лидеры не позволят.

Следующие пара часов ожидания тянулись неимоверно долго. Тишина изредка нарушалась короткими дежурными фразами, ничего не значащими, но позволявшими немного сбросить напряжение. Время от времени до них доносились низкие тихие звуки, как будто эхо от далеких взрывов. Определить направление и расстояние было невозможно, но оставалось надеяться, что жертв будет как можно меньше. Сам космодром не отмечен на большинстве карт и оказаться мишенью мог только случайно.

На связь с ними никто не выходил. Инструкции давали четкие указания на этот счёт, руководство никогда не вмешивалось. Потревожить их мог только клиент, как по телефону, так и личным визитом, которого всё никак не удавалось дождаться.

Звонок, хоть и был ожидаем, раздался в тишине и заставил операторов вздрогнуть. Экран монитора вновь засветился, на нём возникло лицо профессора. За минувшие пару часов он разительно изменился. Теперь на них смотрело лицо истекающего кровью старика, который только чудом сохранял сознание. Он лежал возле стены в каком-то пыльном подвале, оперевшись спиной о стену. Казалось странным, что нигде не видно его жены.

- Они всё-таки нанесли удары…

Операторы напряглись. Старик, в свою очередь, закашлялся, а после попытался глубже вдохнуть.

- После первого еще оставалась надежда. Второй загнал меня сюда, а больше никто не успел.

Теперь, спустя пару минут, стало ясно, что с ним происходит. Дышал он с трудом, как будто не хватало воздуха. Глаза ввалились, стали темными и больными. Будто он разом постарел на пару десятков лет. Иссушенные губы еле слышно произносили слова.

- Добраться до вас я уже не успею. Даже если бы мог улететь, то всё равно долго не протяну. Доза радиации слишком велика…

Старик умирал. Если не обвалившийся потолок, так лучевая болезнь его прикончат. А пока еще оставались силы, он продолжал говорить.

- Но у вас двоих еще есть шанс. Если воспользуетесь прямо сейчас, то сможете спастись. Вам ведь нужен только код доступа?

Инструкции категорически запрещали операторам выпрашивать любую информацию у клиента, но сейчас это оказалось совсем неважным. Она подала голос.

- Мы слушаем!

Старик через силу улыбнулся, он заметил жажду жизни, которую нельзя было ограничивать запретами и протоколами. Он приблизил микрофон к губам и прошептал несколько букв и цифр.

Ввод пароля занял секунды. Экран моргнул и через мгновенье напротив строки «Доступ в шаттл» загорелись зеленые буквы «ОК».

- Всё подошло!

Скрывать радость было глупо. Такой шанс даётся раз в жизни, и если успеть им воспользоваться, то дальнейшее существование будет обеспечено. Старик вновь улыбнулся, одними глазами. Казалось, что он почувствовал приближение конца.

- Спасайтесь…

И точно после этих слов раздался еще один взрыв. Электронные помехи исказили сигнал, экран замерцал. И перед самым отключением показалось, что в подвале начала проседать крыша.

Через несколько секунд до комнаты управления донёсся уже довольно громкий шум вкупе с вибрацией. Гораздо более сильной, чем раньше. Оба оператора переждали дрожь стен, вцепившись в подлокотники кресел, а потом почти одновременно вскочили.

Процедуру подготовки они знали очень хорошо. Сначала мягкий комбинезон, потом жесткий скафандр. Он обладал конструктивными особенностями, позволявшими снизить перегрузку почти в два раза, что позволяло даже старому и дряхлому организму взлететь в относительной безопасности.

На все приготовления ушло не больше двух минут. Еще одну они потратили на подъем в маленьком лифте мимо огромных ракетных ступеней, эти гигантские баки отстегнутся от ракеты сами, как только в них закончится топливо. Затем в дело вступят элементы следующей ступени. И так будет повторяться еще дважды, пока не сгорит несколько тонн горючего, а сам шаттл, с небольшими крыльями, не выпрыгнет на орбиту, ускорение прекратится, а набранная скорость будет поддерживаться маленькими реактивными двигателями в хвостовой части.

И вот теперь они двигались на околоземной орбите, медленно догоняя ползущий в пустоте гигантский комплекс, предназначенный для самых важных и ценных жителей планеты. Он тёмной громадой приближался, закрывая собой звёзды и словно грозил раздавить. Разумеется, такого не случится, автопилот работает исправно, сам найдёт свободный док и совершит стыковку. Наверняка это займёт какое-то время, ведь с планеты уже должно было прилететь множество похожих шаттлов, и большинство «парковочных мест» уже будет занято.

Как ни странно, стыковка произошла быстро. Шум механизмов, раздавшийся в тишине кабины, показался пассажирам оглушительным. До этого момента они оба оставались пристегнутыми к лежачим креслам, слепо доверяясь автоматике. И когда, наконец, механизмы закончили свою работу, перед ними на экранах загорелась надпись.

«Отстегните ремни».

Он сделал это быстрее, а потом помог ей. В невесомости все действия казались замедленными, а многие приводили к неожиданным перемещениям в пространстве. Потратив добрую пару минут на борьбу с ремнями, оба оказались на свободе.

Стыковочный шлюз открылся сам, впустив их внутрь. Давление кислорода оказалось вполне привычным, они двинулись дальше и очутились в длинном коридоре. Только ступив на пол почувствовали искусственную гравитацию, создаваемую станцией. Сила тяжести также была сродни земной, и они вдвоём неуклюже двинулись вперёд, скованные громоздкими скафандрами. Скоро их должны встретить.

Но на удивление никого не было. Как же так? Ведь станция не может бытьпуста!

Темнота огромных залов встречала их тишиной, и только лишь при приближении с тихим щелчком зажигались лампы освещения. Срабатывает датчик движения. Но ведь здесь уже должно быть полно людей, и свет не успевал бы погаснуть.

Что же это значит? Они не могут оказаться самыми первым прибывшими на станцию. Атака на земле началась уже давно и множество шаттлов должны были совершить посадку, образовав плотную толпу беженцев. Но пустота и тишина говорили об обратном.

И только через несколько минут они добрались до ближайшего терминала. Расположенный возле широкого обзорного иллюминатора, он доброжелательно приветствовал их мерцающим на экране логотипом компании.

Самый простой вопрос, который пришел Ему в голову, был: «Где все?»

Терминал не был снабжён речевым модулем, и на экране высветилась надпись: «Прошу уточнить запрос».

Юноша будто внутренне собрался, прочистил горло и повторил свой вопрос, уже более точно: «Сколько шаттлов уже достигло станции? Каково население на текущий момент?»

На этот раз компьютер принял запрос, высветилась новая строка: «Обработка. Ждите…»

Девушка же отошла чуть в сторону и прильнула к иллюминатору. Глаза её широко распахнулись, она коротко вдохнула, да так и застыла, боясь поверить увиденному.

Он подошел ближе, озадаченный её реакцией. Увиденная картина затмила его разум.

Планета внизу пылала. Все видимые отсюда материки покрывал едкий красно-черный жар, и до сих пор местами возникали новые всполохи отдельных особо мощных взрывов, видимых даже с орбиты. Казалось, там идёт огненный дождь и горячие капли продолжают плавить поверхность. Океаны стали меньше, испарив многие тысячи кубометров воды, и даже на полюсах не осталось больше привычных белых пятен. Облака пара становились всё больше, пока, наконец, не закрыли обзор сгоревшей планеты серой пеленой.

Поражённый увиденным, Он отошел от иллюминатора. Как раз в этот момент раздался сигнал терминала, закончившего обрабатывать запрос.

«Связь с наземными службами прервана.

Ожидаемое количество шаттлов: 2572.

В пути: 0.

Прибывших шаттлов: 1.

Текущее население станции: 2 человека».

Другие работы автора:
+2
43
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №2