В скорлупе

Автор:
Андрей (Androctonus_616) ЛакрО
В скорлупе
Аннотация:
Вообще-то, технически притча.
ЙехЪ, не хватает еще мастерства на конках побеждать. Ну и ладно, мне ценен сам процесс, в котором мне помогали.

Итак: Притча о герое, что ищет свободу - найдет ли?
Текст:

Когда-то Кативо был океаном, и мир казался ему безграничным средоточием покоя.

Но однажды он будто очнулся от долгого сна. Вдруг понял, что существует отдельно. Внутри что-то надрывно сжалось, и часто застучало, затикало, посылая прерывистые пульсации.

Кативо не видел цвета и не слышал звуков. Он не ощущал голода или усталости. Через пронизывающую сеть трубочек тоньше волоска океан питал его, насыщая необходимым. Но всё менялось.

Всё больше он чувствовал, как разделяется с океаном, становясь собой. Менялся и сам океан: он мельчал, пока не иссяк вовсе. Так Кативо узнал, что океан конечен – всё это время за ним были стены.

Твёрдые и шероховатые, они давили отовсюду, сильнее и сильнее. Кативо недовольно ворочался, пытаясь улечься удобно, но становилось лишь теснее. Тогда родилось его первое желание – желание вырваться на волю. Теперь он беспрестанно вертелся, скрёбся изнутри, пока...

«Треск!» – сказали стены.

Первая трещина воодушевила Кативо. Он толкался и барахтался, напирал настойчивее, и, наконец, выбрался из ненавистной тюрьмы.

Кативо распахнул глаза, и в тёмных зрачках отразилось бескрайнее голубое небо. Так он впервые узнал цвет. А ещё свет, форму, звуки – новые яркие чувства лавиной нахлынули со всех сторон.

Под широкой лазурью серели угловатые нагромождения скал, едва прикрытые скудной зеленью. Земную твердь равномерно покрывали бурые возвышения с плоскими вершинами. Каждую такую вершину венчал величавый наездник, облачённый в плотный покров белоснежных перьев – только концы крыльев пепельно-серые. Сидящие ёжились под напором холодного ветра и, раззевая рыжие клювы, переговаривались на гортанном языке. Иногда они срывались с места, и Кативо видел то сокровище, что они стерегли – маленькие пушистые комочки с чёрными клювами. Их крошечные глазки-бусинки беспомощно взирали на мир вокруг.

А там, где заканчивались ряды возвышений и обрывались скалы, до самого горизонта простиралась бурлящая темная гладь. Как небо, но темнее и глубже.

Поражённый величием внешнего мира, Кативо закричал, и на крик тотчас надвинулось родное и мягкое, заботливо укрыв от холода. Двое больших – ровно как те, что он видел на скалах. Нет, всё же других. Вокруг теснилось множество гнёзд, но они пришли только к Кативо, и только ему принесли ту вкусную пищу, что утолила вдруг появившийся голод. Мама и Папа – так назвал их Кативо.

Сытно и безопасно, и казалось, так будет всегда. Но провожая улетавших за кормом родителей, Кативо силился представить, что открывается их взорам за краем неба и земли. День ото дня гнездо под ним как будто уменьшалось, а вид серых скал давил душной скукой. Необъяснимая тоска по тому, что Кативо никогда не видел, всё настойчивее манила вдаль.

Комочки в других гнёздах сменили серый пух на красивые перья цвета облака. Один за другим собратья Кативо расправляли крылья и взмывали в необъятный простор. Он провожал их полёт завистливым взглядом, пока однажды не понял, что неуклюжие обрубки по бокам его тела тоже выросли и покрылись перьями. Теперь Кативо то и дело бил ими, тянул шею вверх, надеясь, что вот-вот оторвется от земли. И однажды ему удалось.

Прежде ветер налетал на дрожащего Кативо, кусая за бока ледяными зубами. Теперь его порывы казались благом. Кативо ловил упругие потоки острыми крыльями, нарезал податливый воздух, а внизу мелькала бескрайняя синь. Скалы с унылыми рядами тесных гнёзд давно остались позади, и Кативо о них больше не думал.

Многое увидел он с высоты. Острова, поросшие деревьями и кустарником, населённые неведомыми обитателями. Подвижные горы, что плыли против потока – на их поверхности копошились нелепые бескрылые. А ещё он догнал своих собратьев, и летал с ними наперегонки, обгоняя ветер.

Утолив любопытство, вернулся Кативо на родные скалы, и там похвалялся тем, что увидел свысока в свой первый в жизни полёт. Родители и собратья слушали, перекрывая его слова пронзительными криками восторга. Только один молчал, качая головой.

– Чему ты радуешься? – спросил наконец он.

Кативо узнал старого Сабио: в стае говорили, что он прожил дольше всех.

– Свободе! – гордо выкрикнул Кативо. – Много времени я провёл в скорлупе, ничего не видя, не слыша и не чувствуя. Затем я разбил её, и думал, что освободился. Но оказался в гнезде под опекой родителей, и всё, что я видел – гнёзда, такие же как моё. Тогда я покинул и эту тюрьму, и теперь могу вольно парить под голубым небом, могу лететь куда вздумаю!

– Ты считаешь, что небо безгранично? – горько усмехнулся старик.

– Конечно! Какие границы могут быть у неба? – взмахнул крыльями Кативо. Старик поглядел в безбрежную даль и ответил:

– Я видел все стороны света, от океана до океана. Все скалы и гнездовья на них, все острова и их обитателей. Множество раз я стремился за горизонт, но в итоге снова оказывался тут. Иногда мне кажется, что небо – просто ещё одна скорлупа…

Не дослушал Кативо глупого старика. Расправил мощные крылья и взмыл навстречу ветру.

  • Достойный внимания
+7
111
21:14
+2
… вершину венчал величавый наездник прям намекает продолжить рифму. Старик Сабио вовсе не глупый, просто не до всякой скорлупы хватит сил долететь. Катио быстро это осознает, надеюсь.
С поэзией у меня не очень, вот я с ходу не могу придумать рифму к «наездник»…

УЪу, молодешшш ))
21:21
+2
Кудесник laugh
Ладно, рифма засчитана )))
21:21
+1
Поэтично! Притча?
Замечательно написано! Браво! bravo
Благодарю )
22:04
+1
Опять эта чертова скорлупа. Она повсюду!)))
Учитывая мою ненависть к притчам и всему назидательному в литературе, могу оценить только язык. С ним у тебя все в порядке. Его бы в мирных целях… Цены бы не было)
22:15 (отредактировано)
Да разве же притчи — военные цели? )
Не знаю, что тут назидательного. Чему учит читателя тот текст? А ничему. Прост озвучивает мысль. Над ней можно подумать, а можно как Кативо махнуть крылом и верить в светлое будущее. Можно угореть с глупого старика, или приуныть об ушедшей молодости. Что угодно, кроме научиться.
22:42
+1
любопытный взгляд на мир у старика, раньше и люди так думали, а потом придумали телескоп laughВселенная бесконечна в любой своей точке ( теория Гирша-Липницкого jokingly)
Бесконечна — но безгранична ли?
22:52
+1
учёные обнаружили на конце видимой вселенной отголоски других больших взрывов, так что, видимо, бесконечна
Когда в школе рассказывали про взрыв, говорили, что вселенная бесконечно расширяется, подобно надуваемому воздушному шару. Но когда я представляю шар, как бы он бесконечно не надувался, всегда есть то, что внутри — и то, что снаружи, за ее пределами-границами…
Кстати, был бы номер, если бы альбатросы изобрели телескоп и расширили кругозор до видимых границ вселенной
23:00 (отредактировано)
+1
дык чяво дано Юпитиру, таво ни дано быку laugh
21:25
+1
Достойно внимания. Потому что конфликт микро и макрокосмосов. В крепких традициях Горького и Баха. Потому что ненавязчиво и мудро. Ну и приятненько так. Возвышает)))
Спасибо blushмне помогали, но это секрет )) Первая версия смахивала на тихий ужос )
08:32
Ну… если я вспомню все свои черновики… )
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации