Попрошайки

  • Самородок
Автор:
Artur Blank
Попрошайки
Аннотация:
"В тридцати пяти километрах от побережья Бразилии находится необычный остров Кеймада-Гранди. Необычен он тем, что полноправными хозяевами на нём являются змеи. Более того, эти пресмыкающиеся выжили отсюда людей".(с)
Текст:

***

У Константина Юрьевича закончился очередной рабочий день. Выйдя из огромного Бизнес-центра, где целыми днями работал начальником агентства недвижимости, он прошёл пару кварталов вперёд и свернул налево, к арке, ведущей в узкий переулок. Часы показывали лишь половину восьмого, но создавалось впечатление, что именно на эту улицу никогда не попадал солнечный свет. Константин заметил это давно, дело скорее всего было в расположении домов, которые стояли близко друг к другу. BMW X-6 чёрного цвета пряталась в тенях многоэтажных зданий. Направляясь к машине, мужчина внезапно задумался, почему именно это место он выбрал для парковки? Сам вопрос поставил в тупик и позабавил, он ухмыльнулся. Мужчина спешил, портфель в его руке бился о ногу, звук ударов сливался со звонким стуком туфель. После шума городских улиц складывалось ощущение, что все люди вымерли. Пройдя тёмную арку, мужчина замер.

— Опять эта сука. Чёрт бы её побрал! — прошептал Константин.

Больше всего бесило, что старая карга сидит прямо по центру и без того узкого переулка, перегораживая движение. Она каждый божий день сидела там и раздражала своим присутствием. И вот опять, на том же самом месте. «Что ей от меня надо? Или от нас? Глупый вопрос, ведь ответ на него известен,» – рассуждал мужчина. С каждым её появлением Константин злился всё больше. Возможно его отношение к этой бабке было бы совершенно другим, если бы он не разоблачил её неделю назад. «А она, наверное, и не догадывается даже, но я то всё знаю. Старая обманщица! Сучка!».

В тот день она в очередной раз клянчила у него деньги, когда он проходил мимо. При её просьбе, он всё-таки решился подойти к ней и бросить деньги в коробку. Наклонившись вперёд, мужчина, как можно искренне улыбнулся и кинул ей две мятые купюры по пятьдесят рублей. И тогда увидел, что в пелёнках спрятан не ребёнок, а грёбаная кукла. Константин не подал виду и двинулся дальше к машине. Старая бабка клянчила деньги не понятно на что, используя пластмассовую куклу, дабы в людях вызывать жалость и качать с них бабосики. "А то, что тебе за шестьдесят и у тебя в руках младенец? Не считает ли она это подозрительным? Сама же себя обманывает, глупышка".

Несмотря на тёплую весеннюю погоду, бабка сидела в тёплом тряпье: голова закутана в чёрный платок с красными розами; из под серого испорченного пальто виднелась шерстяная вязаная кофта малиново-бледного цвета, поверх верхней одежды накинут ярко-красный передник; чёрные галоши казались большими размера на два; тёплые носки натянуты до колена. Сидела она на картонке. Впереди стояла коробка для сбора денег.

Константин оторвался с места и продолжил двигаться вперёд, обходя обманщицу справа.

— О-о-о, добрый голубчик, помоги бедной старушке. Захворала я совсем, ребёночка не на что кормить…— она двигала скомканными пелёнками из стороны в сторону, демонстрируя ребёнка.

Константин игнорировал бабку, доставая ключи от BMW X-6 и нажимая на кнопку. Железный монстр издал одобрительный звук на весь мёртвый переулок.

— Ох, храни тебя Господь, мой мальчик. Будь милостив и ответь добром никому ненужной бабушке... Так тяжело без копеечки, а ещё с ребёночком на руках… — продолжила тараторить старуха.

Константин фыркнул про себя, резко развернулся к ней, поставив портфель рядом с собой:

— И как вам не стыдно? Какой, к чёрту, ребёночек?! Ты кого тут надуть решила? Видел я твоё дитя пластмассовое, поди и грудь ему не нужна!

Наступила неловкая тишина. Мужчина смотрел на старушку, которая не переставала покачивать "ребёнка". При этом её взор был устремлён вниз, на сырой от влаги асфальт.

— Ну, что? Нечего ответить? Конечно, я так и думал, – продолжал мужчина.

Ответа не последовало, лишь пелёнки раскачивались у неё на руках. Затем бабка нарушила тишину, взорвавшись приступом смеха. Её голова начала беспрерывно вращаться вокруг своей оси на триста шестьдесят градусов. Звук ломающихся костей придавал происходящему ещё большую иррациональность. Сморщенные руки сильной хваткой вцепились в пелёнки. Коробка с мелочью и купюрами отлетела в сторону. Машина начала моргать фарами, включилась сигнализация.

Опешив от увиденного, Константин упал на асфальт и пополз, отталкиваясь руками и ногами. Он прильнул к растрескавшейся стене дома, не мог оторвать взгляда от того, что происходило со старухой. Страх сдавливал все внутри, ему стало адски холодно. Константин вжимался всё сильнее в стену в надежде, что пройдёт сквозь неё. Пыль, перемешанная с всяческим мусором, витала в воздухе, создавая вихрь вокруг тела бабки. Спустя несколько минут всё прекратилось. Все предметы, кружащиеся в беспрерывном вихре пыли, упали на землю. Голова перестала бешено вращаться, смех замолк.

Старушка подняла сморщенное лицо и направила взгляд на Константина. Он продолжал упираться в стену здания, скреб подошвами об асфальт, пытаясь встать и убежать. Гримаса шока и страха покрыла вспотевшее лицо мужчины. Он хватал ртом воздух, из ноздрей текло. Зрачки бабки были один в один, как у змеи. Два глаза пронизывали беспомощное тело мужчины, постоянно всхлипывающего и молящего о помощи. Старуха начала издавать нечленораздельные звуки на неизвестном языке, сверля Константина змеиным взглядом. С каждой фразой его тело трансформировалось. Оно уменьшалось. Бабка продолжала шепотом выплёвывать слова. В стену здания уже упирался подросток лет четырнадцати, он тонул в рубашке, пиджаке и штанах. Мальчик рыдал, сопли текли и попадали в рот. Он звал маму. Шепот бабки набирал темп и становился громче. Змеиные глаза закатились, голова моталась вверх-вниз и в стороны. Скрюченные руки поднялись вверх, к небу. Ритуал закончился.

Старуха приподнялась. Откинула в сторону пелёнку с куклой. Подошла к отлетевшей в сторону коробке с деньгами и вернула её обратно. На месте бедного мужчины валялась его одежда, а под ней неистово рыдал младенец. Бабка приблизилась к нему, распихала одежду, достала малыша и взяла на руки.

— Благодарю тебя Могдалий! Великий и могучий сын Кримера! Спасибо за это дивное чадо! — старушка раскачивала на руках малыша и смотрела на нежное личико рыдающего Константина.

***

Максим не помнил, когда в последний раз стояла такая адская жара весной. Его Лада-десятка точно не справлялась с ней. "Ни кондиционера, ни подушек безопасности. И нахрена я только купил эту рухлядь?» — негодовал про себя Максим. Уже на протяжение часа он так и не сдвинулся с места на своей серой "ласточке". От безысходности ударил по рулю, затем начал сигналить впереди стоящему автомобилю. Высунувшись из бокового окна, Максим начал материться. Он почему-то считал, что в девятибалльной пробке, случившейся из-за ремонтных работ, виноват водитель спереди. В ответ на его ругань показалось лицо усатого мужика, и они начали поливать друг друга нецензурной бранью. Со стороны они напоминали двух петушков, которые не могут разобраться, кому же достанется курочка. До драки не дошло. Оба успокоились и продолжали ждать чуда, которое даст дальнейшее движение всему транспорту. Максим достал пачку Парламента и прикурил сигарету. Это уже третья за то время, как он застрял на этом перекрёстке. Он открыл все окна, но всё равно было жарко. Огромный поток машин еле двигался.

Стряхивая в окно пепел, Максим думал о бренности жизни и ещё о том, какие-же ремонтники говнюки. Но тут он обратил внимание на старика в инвалидной коляске, который вдоль транспортного потока целенаправленно приближался к нему. Он клянчил деньги у водителей машин, которые стояли в почти не двигающейся пробке. "Хер тебе, а не деньги. Даже мелочи не дам!» — подумал Максим. Он был ярым скептиком и не верил ни одному инвалиду, ни одному алкашу просящему денюжку на хлеб. А ещё его раздражали подростки, которые ходили по улицам с огромной пластмассовой коробкой в руках, где был изображён ребёнок, якобы болеющий раком, и говорили, как же ему плохо и, если вас не затруднит, не могли бы вы помочь в лечении? Это был развод чистой воды. Максим не верил никому, кроме себя.

Дряблый мужичок подкатил к открытому окну Лады:

— Молодой человек, если вас не затруднит… — начал было он.

Максим перебил его на полуслове:

— Не-не-не. Так не пойдёт, чувак. Нет у меня денег. Катись отсюда.

Дед ошарашено смотрел на него. Такого агрессивного ответа он точно не ожидал. Старик продолжал сжимать своими тощими пальцами синий пластмассовый стаканчик. Руки тряслись. Как и свойственно таким людям, он не сдавался и продолжал гнуть своё. Инвалид с мольбой в глазах, поправил кепку:

— Вы не дали даже договорить мне. Я хотел вам объяснить, в какую жизненную ситуацию попал.

— Да я вижу, — ухмыльнулся Максим и бросил окурок рядом с коляской.

— Может вы всё-таки поможете мне? Если бы у вас нашлось хотя бы немного мелочи, — хрипловатым голосом просил старик.

— Алло, старче. Ты чо, с первого раза не понимаешь? Я тебе и мелочи не дам. Катись отсюда, и мой тебе совет — найди работу.

Выражение лица деда из скорбящего сменилось омерзением и злобой. Кустистые чёрные брови нахмурились, тысяча морщинок красовалось на лбу, он ухмыльнулся, обнажив беззубый рот.

– Фу-ты, блять!– вскрикнул парень и начал закрывать стекло.

Старик не двинулся с места и продолжал отвратительно улыбаться.

Как на зло, пробка так и не двигалась.

— Чёрт! — Максим вновь ударил ни в чём не повинный руль.

Боковым зрением он видел, что старик находится на том же месте. Не смотреть на него было не возможно. Максиму хотелось глядеть туда, но в тоже время он начал бояться противного старика. Выждав немного, он всё-таки повернулся в его сторону, и начал смотреть через грязное стекло.

Дряхлые губы деда шевелились с огромной скоростью, изо рта вытекала белая жидкость и падала на одежду. Максим сначала подумал, что ему это привиделось, но цвет глаз старика поменялся: из голубого они превратились в ярко-зелёные с тонкой чёрной вертикальной полоской по центру. Это были глаза змеи. Парень в машине заёрзал и в панике начал бить руками о руль. Клаксон издавал ревущие звуки в безграничном шуме машин и какофонии уличных звуков. Звон щеколд закрывшейся машины ещё больше напугал Максима. Парень орал матом. Старик в коляске не двигался с места и продолжал сверлить взглядом. Он бормотал на только ему понятном языке.

Затем всё успокоилось. Глаза старика снова стали голубыми, жидкость перестала течь изо рта. Дед поправил кепку, ещё раз ухмыльнулся и продолжил свой путь, передвигая руками коляску.

Максим сидел на месте, как прилежный ученик. Смотрел в окно, куда-то вдаль. Со стороны он напоминал манекена. Тишину в машине нарушал булькающий звук, исходящий из парня. Из его рта, одна за одной начали выпадать рублевые и двухрублевые монеты. Максим напоминал автомат, который выдаёт счастливчику его выигрыш. Мелочь падала на ноги и билась друг о друга, издавая что-то похожее на «дзинь!". Машины, находящиеся сзади Лады, гудели, давая понять, что нужно двигаться вперёд.

***

Кристина, переборов свою лень, всё-таки решилась пойти выбросить мусор. Она чувствовала себя высушенным овощем. Сколько уже? Неделю? Месяц? Время перестало для неё что-либо значить. Её депрессия затянулась. А причиной стал этот накаченный стероидами мешок с дерьмом, который клялся ей в любви и обещал достать звезду с неба. И опять она наступила на те же грабли. Жизнь ни чему её не учила. У неё просто напросто закончились слёзы, понимаете? Уже нечем было рыдать. В доме творился полный бардак. Она уже пару лет как съехала от своих родителей, ступила во взрослую жизнь, которая оказалась жестокой и несправедливой. После расставания с бойфрендом начались проблемы с начальником. Он вымещал свои жизненные проблемы на ней, девушка была уверена, что он просто нашёл на ком срываться. Ее это не устраивало, и она давала отпор. Девушка чувствовала, что висит на волоске и в скором времени может потерять работу официанта. "Ну и фиг с ней, всё равно жизнь полная туфта» — подвела мысленно Кристина.

Стояла глубокая ночь. Девушка прошла уже пару кварталов и сейчас пересекала дорогу. На другой стороне находилась дворовая свалка. Мышцы на руках уже начинали побаливать от тяжести пакетов и девушка ускорила темп. Перейдя дорогу, оказавшись у мусорных баков, Кристина поставила оба пакета на землю. Ждала, когда боль в мышцах утихнет, заодно собираясь с силами закинуть оба мешка. Отдохнув, девушка взялась руками за один, выдохнула и с напряжением подняла его, точно закинув в одну из дырок. Сзади послышались шаги. Сердце Кристины учащённо забилось: на улице ночь и она совершенно одна. Начали всплывать мысли о маньяках и убийцах. Шаги утихли. Кристина чувствовала что кто-то подошёл достаточно близко.

— Что вам надо? — дрожащим голосом спросила девушка и резко развернулась к незнакомцу.

Перед ней стоял то ли бомж, то ли бездомный. Свет от фонарного столба падал на него. Он держал перед собой картонку на которой было написано большими буквами чёрным маркером: ПОДАЙТЕ НА ХЛЕБ. Бродяге, судя по внешнему виду, было лет шестьдесят, хотя Кристина была уверена, что он намного моложе, просто давно не мылся. От него воняло мочой и протухшей рыбой. То, что было на нём, сложно было назвать одеждой. Из-за охватившей её паники она не могла оценить его прикид, но он был изорванным и грязным. Да и к чему ей это? Плюс этот тошнотворный запах. Кристина хотела сначала прикрыть нос, затем передумала и перешла на дыхание ртом. "Очередной бомж, просящий деньги на свиное пойло,» — пронеслось в голове. Он молча пялился на нее, стоял, как истукан.

— Эй, парень! Привет! — Кристина помахала рукой у него перед лицом.

Реакции никакой. Безжизненные глаза смотрели на неё.

– Чувак, если честно, это уже не смешно, — девушка начала обходить бродягу.

Бородатый незнакомец схватил её за руку, не давая уйти.

— Ай! Ублюдок, больно! Отпусти меня! — верещала Кристина.

Он сжимал со всей силы её руку, а в другой держал картонку с надписью.

— Дай на хлеб,— требовательно протянул мужик.

Девушка пыталась вырваться, но ничего не получалось. Ее удивляло, откуда такая сила в этом куске говна.

— Дай на хлеб! — гнул своё бомж.

Кристина, кулаком била его по голове, кричала ругательства, но вырваться не могла.

— Дай на хлеб, тупая сучка! — крикнул старик и резко дёрнул на себя.

В абсолютной тишине послышался хруст сломанной конечности. Неведомой силой, незнакомец оторвал девушке руку. Кристина отлетела на асфальт. Хлестала кровь. Шок, оглушающий визг и невыносимая боль. Опираясь на свою единственную руку, она пыталась отползти подальше от безумца.

Бродяга шёл рядом с ползущей Кристиной и насвистывал. На ходу он снял с головы огрызок, похожий на шапку, и отбросил в сторону. Вместо волос его голову покрывали змеи, они извивались и шипели. Грязная борода бродяги постепенно превращалась в кучу мелких змей, которые падали на асфальт. Они ползли в сторону умирающей девушки, высовывая длинные языки.

***

Артур припарковал свой автомобиль на противоположной улице, чтобы не привлекать внимания. Парень всё-таки смог выследить одного из подонков, который привёл его теперь сюда. Этот бродячий пёс, своими габаритами похожий на человека, еле плёлся, словно ползущий червь, до этого места. Преследование заняло уйму времени, но теперь он здесь. Артур наблюдал, как нищеброд скрылся в темноте заброшенного здания. Он пытался рассмотреть огромную территорию, заросшую травой. Старое здание из белого камня было разрушено. Парень не видел, что или кто находится внутри.

События, которые происходили в городе за последние недели стали причиной того, что Артура уволили с работы. Его попытки докопаться до правды и убедить в этом сотрудников правоохранительных органов, то бишь своих напарников, оказались бесполезными. Его выставили безумцем и вышвырнули с работы. То, чем он занимался, значило для него гораздо больше, чем просто зарабатывание денег или ловля преступников. Для Артура работа была смыслом всей жизни. Он знал своё дело лучше других и никогда не мог представить, что всё закончится именно так. Но закончилось ли?

В голове кипели мысли. Многое не сходилось, и он это прекрасно понимал. Но кто даст ответы на все эти вопросы? Артур остался один, без напарника и поддержки. Уверенность в том, что он всё-таки справится улетучивалась. Куча кровавых фото с разных мест убийств; множество арестов нищебродов и бомжей, которые имели железное алиби и ноль, просто ноль признаков того, что злодеяния совершали именно они; постоянные расследования и допросы подозреваемых; максимальный скептицизм сотрудников полиции, их взгляды, в которых читалось: «Артур, ты просто свихнулся!»; необъяснимые события, произошедшие за это время — все это давило и не давало успокоиться ни на минуту. Сколько раз он пытался сложить пазл? Десять? Двадцать? Триста? Ему никто не верил, но он знал и чувствовал, что на правильном пути. Просто он не имел существенных доказательств, что все эти убийства совершали люди, у которых не было даже собственного дома. Вот и всё.

Артур боялся выйти на улицу. Хотя нет. Он боялся идти туда, в это разваленное здание. Пистолет придавал немного уверенности. А если его теория подтвердится, и этот сброд действительно окажется мерзкими сущностями? Вампирами? Демонами? Может быть это вообще пришельцы? Но что они тогда хотят здесь найти? Чего добиваются? Зачем убивать ни в чём неповинных людей? Может быть это ради какого-то бога? Оккультизм? Или они всего лишь корм?

Голова гудела. Ему просто нужно взять себя в руки, успокоиться и пойти туда, узнать правду. На крайний случай у него есть оружие, которым он сможет воспользоваться. В смысле на крайний случай? Он был уверен, что столкнулся с чем-то неземным. Он должен их перестрелять к чертям собачим. Есть конечно небольшая загвоздка —вдруг их не двое и даже не пять? Что если там огромная толпа? Ещё он переживал, что обычные пули их не возьмут. Только сейчас, выйдя на них по горячему следу, он осознал, что совершенно не подготовился. Но он здесь, и назад дороги нет. Парень не мог упустить такой шанс, возможно, единственный. Выждав ещё пару минут, собираясь с мыслями и шепча про себя молитвы, открыл дверцу автомобиля.

***

Это случилось давно. На острове, кишащем змеями, жило несколько человек из бывшего племени Артасис. Оно состояло из десяти человек – двух женщин и восьми мужчин. В рацион питания входили только блюда, приготовленные из змей. Артасийцы разговаривали на собственном языке, их речь, похожая на нечленораздельные стоны, сопровождалась постоянным шипением. Многие считают, что этот выживший народ– всего лишь легенда и до сих пор уверены, что на острове невозможна жизнь. Как они могли там жить, среди ядовитых гадов? Древние люди имели способность общаться со змеями с помощью передачи мысли. Можно ли называть людьми обладателей паранормальных способностей? Ни один человек не смог бы выжить на этом острове, но те создания в обличие людей прожили там долгое время. Кто дал им жизнь? Бог? Дьявол? На эти вопросы так и не нашлось ответов.

Их вожаком был Кример — самый взрослый из мужчин, племя уважало и любило его. Он научил всех мужчин охотиться, используя разум и хладнокровие в добыче пищи. Учил варить зелья, дающие силы. Кример контролировал, чтобы две женщины следили за уютом в жилищах и заставлял совокупляться со всеми мужчинами племени. Их жизнь спокойно протекала на самом опасном острове в мире, пока на свет не появился сын Кримера Могдалий.

Артасийцы собрались у костра в день рождения Могдалия. Исида держала кричащего младенца на руках. Свет от раскалённых огоньков попадал на личико малыша. Всё племя поднялось и окружило девушку. Они внимательно рассматривали дитя и выражения лиц менялись. Половина личика младенца была покрыта зеленовато-бордовой чешуёй. В глазах Кримера читался испуг. Мужчины негодовали и перешептывались. Исида, видя реакцию народа, стала отходить от всех, крепко сжимая ребёнка.

Прошло несколько дней и на острове умерло два человека от смертельного яда змей. Кример собственными глазами видел, как несколько огромных существ беспощадно впились в лицо одного из мужчин. Он думал, что это сон. За всю прожитую жизнь он ни разу не сталкивался с этим явлением. Связь племени и змей была непоколебима. На его памяти не было случаев, когда ситуации выходили из под контроля. Разум Артасийцев обладал всемогущей силой, которая превосходила в разы силу и интеллект пресмыкающихся. Вторая смерть произошла на следующий день, один из мужчин просто перешагивал огромную кучу извивающихся тварей, как она мигом ринулась в атаку на него, обхватив ноги и не дав ни единого шанса, чтобы убежать. Кример не знал, что ему делать, и начинал искать причины агрессивного поведения животных.

Ответ пришёл во сне. Огромная Анаконда поведала ему, что беда пришла с появлением Могдалия. Она сказала, что ребёнок, родившийся получеловеком-полузмеёй, нарушил полностью телепатическую связь разумов его народа со змеями, обитающими здесь. Единственный выход из этой ситуации — избавиться от собственного сына. Кример ворочался и разговаривал во сне, слушая древнюю Анаконду. Она смогла его убедить, что Могдалий — воплощение зла.

На следующий день Кример рассказал о своём сне оставшимся мужчинам и одной женщине, они решили убить отродье. Единственным препятствием к воплощению задуманного стала Исида. Женщина плакала и пыталась защитить младенца, отказавшись отдавать ребёнка Кримеру. Вождь племени дал команду своим бойцам, и они силой вырвали змеёныша у неё из рук. Кример приказал избавиться от обоих.

Тела, привязанные к дереву плотными зелёными листьями, висели в воздухе. Младенца с лицом змеи привязали к животу Исиды. Ребёнок звонко кричал. Исида со страхом в глазах смотрела на мужчин, которые окружали её. Она импульсами разума пыталась убедить всех, что это ошибка, и они должны остановиться. Кример с яростью смотрел на их привязанные тела и на своём шипящем языке дал команду. Один из мужчин вышел вперёд, держа в руках толстую и длинную ветку. Острие было направлено вперёд. Он сделал несколько шагов назад и с разбегу воткнул оружие в тела. Ветка прошла сквозь животы и осталась в дереве. Кровь вытекала изо рта Исиды. Из распоротого живота младенца кусками падала зелёная субстанция. Человеческий глаз закрылся, а змеиный оставался открытым, излучая яркий жёлтый свет.

В эту же ночь абсолютно все змеи острова атаковали спящее племя. Они впивались в их тела, забирая жизни. Лачуги, залитые кровью, кишели змеями разных размеров. Анаконда в предсмертных криках поглощала тело Кримера. Это была исключительно их земля. Людям и другим созданиям не суждено жить здесь. Это была только их территория.

Все змеи острова окружали мёртвое тело ребёнка. Они постепенно, одна за одной заползали на труп Могдалия, создавая некую живую пирамиду, которая уходила вверх. Глаз, находящийся в змеиной части лица младенца, продолжал сверкать ярким светом. Растительность вокруг башни из змей двигалась из-за сильного ветра. Пресмыкающиеся взбирались друг на друга. Пирамида из животных, достигнув размеров дерева, перестала расти и остановилась. У всех змей разом началась линька, они кусками сбрасывали роговые покровы, которые бились об их тела и падали на землю. Эти шкурки пресмыкающихся формировались в некую круглую субстанцию, похожую на яйцо.

Это яйцо меняло окрас, но из-за постоянных солнечных лучей цвет стал серым. Спустя долгие годы оно продолжало находиться на острове. Всё изменилось в тот день, когда пошёл дождь и небеса разразились молниями. Шторм смывал жизнь со Змеиного острова, разбушевавшиеся волны обрушились на растительность и ломали деревья. Потоки воды захватили с собой серое яйцо, которое вперемешку с огромным количеством змей, выбросило в открытый океан.

***

Рыбаки сидели на каменном пирсе, свесив удочки в открытое море. Прошло несколько часов, а они не поймали даже маленькой рыбёшки. Бутылка водки хоть как-то спасала их от процесса. Гриша разливал по стаканчикам очередные пятьдесят грамм, как Толик прервал тишину:

– Что это там за хрень плывёт? – он прищурился и смотрел вдаль.

– Где? – Гриша прекратил разливать водку, отставив бутылку со стаканчиками.

Толик показал рукой в открытое море. И Гриша увидел — примерно в ста пятидесяти метрах от них что-то плыло. Неведомый предмет двигался к пирсу, но немного правее от них. Старики убрали удочки в сторону и встали. Они двигались вдоль плывущего предмета.

– Оно круглое вроде– задумчиво произнёс Гриша.

– Слушай, у меня чуйка на такие вещи, давай проследим за ним, к чёрту рыбалку– радостно сказал Толик.

Гриша молча кивнул и продолжал наблюдать за приближающимся к ним, круглым предметом.

Старики пристально рассматривали улов и обсуждали дальнейшее будущее. Они были уверены, что наткнулись на золотую жилу. Толик взял круглое серое яйцо в руки и отнёс к себе в сумку.

***

Нищеброд выбежал из антикварного магазина и нёсся, куда глаза глядят. В руках он сжимал яйцо, но цвет его отличался от обычного – серый с примесью зелёного. Следом за незнакомцем последовал продавец, в надежде поймать вора, но пробежав пару кварталов, он остановился, хватая ртом воздух. Дыхание сбилось из-за большого веса, и двигаться дальше не было сил.

Бездомному казалось, что прошла целая вечность. Он свернул в ближайший квартал и спрятался за мусорными баками. Убрав тряпьё, нищеброд начал осматривать свою кражу. Это оказалось яйцо средних размеров. Бродяга прикасался к нему, его пальцы чувствовали шероховатую поверхность.

— Мы заработаем с тобой кучу денег! — воскликнул он, обнажив в отвратной улыбке чёрные зубы.

Посмотрев по сторонам и убедившись, что за ним никто не следит, он взял серое яйцо и поцеловал. Он ликовал, в мыслях мелькали фрагменты богатой жизни. Нищеброд окутал добычу своим тряпьём и спрятал в боковую часть куртки, придерживая одной рукой. Он поднялся и вышел на свет, огибая мусорные баки, присвистывая, плёлся вдоль проезжей улицы.

Они называли это место своим домом. Этот узкий переулок, вдоль стен домов которого находились мусорные контейнеры, стал для них убежищем и местом для сна. Кроватью им служили картонки коробок и металлические части выброшенной домашней техники. Ели то, что бог даст, а точнее, что выбросят люди. Жизнь у них была тяжкая, от бутылки до бутылки, но именно в этом месте бездомные чувствовали себя в безопасности.

Ночную тишину улицы нарушали звуки пердежа и храпа. Около шести отбросов общества спали на асфальте и тот самый воришка лежал на картонке, прижимая к груди яйцо.

Его разбудил треск. Открыв глаза, он отложил круглый предмет в сторону, звук исходил из него. В голове всё плыло, бродяга не мог до конца проснуться. Треск усиливался. Бездомный потихоньку приходил в себя. Новые трещины продолжали появляться, внутри сверкал зелёный свет. Яйцо пульсировало, казалось, что бьётся большое круглое сердце.

— Что за нахрен? — нищеброд вновь протер глаза.

Яйцо всё быстрее колотилось, а затем резко утихло, зелёный свет погас. Скорлупа раскололась на четыре части, серая чешуя начал спадать. В центре появилась змея. Она была средних размеров зеленовато-бордового цвета. Пресмыкающиеся испещряло своими глазами бездомного.

— Мать моя женщина, эт-то что-о-о за срань! — заикаясь, произнёс бомж.

Его зрачки расширились от увиденного. Он стал отползать и одновременно молиться.

Голова змеи наполовину имела мужское лицо. Змея начала приподниматься, это был сигнал готовности к атаке. Резкое движение вперёд, и она кинулась на ногу уползающего нищеброда. Он начал пищать и кряхтеть. Животное продолжало наносить укусы.

Все нищеброды вскакивали со своих "кроватей" и не понимали, что происходит. Паника охватила всех. Воришка истекал кровью и шептал что-то нечленораздельное. Пресмыкающееся с лицом человека и змеи увеличивалось в размерах. Змея молниеносными движениями нападала на оставшихся бродяг, впрыскивая яд в их тела. В узком переулке творился полный хаос, стоны и крики о помощи разрывали ночную тишину.

***

Человек, одетый в чёрную мантию на голое тело, стоял на огромной глыбе из белого камня. Длинный пенис бордово-зелёного цвета свисал и болтался на холодном ветру, из головки вылезал раздвоенный тонкий язык и издавал шипящие звуки. Всё тело чужака испещряли различные символы и знаки. Его шею ласково обвивало несколько змей. Под капюшоном выглядывала морда неземного. В её правой части, покрытой зелёной чешуёй, красовался жёлтый глаз, в зрачке которого сияла чёрная вертикальная полоса. Другая половина имела мужское лицо с голубыми, как океан, глазами. Набухшие икры ног пульсировали, ядовито-фиолетовые вены на них двигались. Длинные когти на ногах и руках болотно-зелёного оттенка выпирали вперёд.

Неземной поднял руки, публика встретила его появление овациями. Больше тысячи людей взорвались аплодисментами и начали падать на колени, кланяясь великому. Чужак опустил руки и смотрел сверху вниз на народ, который окружал его. Он прервал тишину:

— Я буду разговаривать на вашем языке. Моё имя Могдалий, сын Кримера. Я пришёл на эту землю, чтобы сделать вас богатыми и счастливыми!

Он охватил всех людей своим змеино-человеческим взглядом.

Толпа попрошаек взорвалась одобрительными возгласами.

— Я и вы — мы одно целое. Наши мысли связаны одним разумом, который имеет неземную силу и мощь. Каждый, находящийся тут, чувствует эту силу внутри себя и других. Огромный и цельный организм невозможно разрушить. Вы все похожи друг на друга. Сейчас я собрал всех вас для одной благой цели — мстить. Я чувствую боль каждого из вас и готов помочь. Вы должны показать этим грёбаным людишкам, что созданы для большего. Вы должны отобрать все деньги и богатства у каждого. Они, эти исчадья ада, называют вас отбросами, смеются над вашими жизнями, показывают пальцами на вас, сторонятся и плюют в вашу сторону. Так соберитесь же с силами и покажите, ради чего вы здесь! Я призываю каждого из вас отомстить человечеству за животное отношение к вам — ангелам и добрейшим людям. Вы недостойны такого отношения, поэтому действуйте! Братья мои! Моя семья! Прикончите их всех! Живете так, как требует ваша душа! — во весь голос воскликнул чужак, и вновь поднял руки к небу.

Огромное количество людей ликовало. Они обнимали друг друга и в унисон кричали:

— Могдалий! Могдалий! Могдалий!

Бездомные находились в центре огромной территории, на развалинах какого-то старого здания. Сейчас их общие крики разносились на несколько кварталов от этого места. Сброд продолжал пихать друг друга. Эмоциям не было предела. В этой толпе смрада участвовали не только мужчины, но и бездомные дети, и неряшливые женщины.

Змеиные глаза бездомных попрошаек светились в темноте. Покусанные тела двигались в безудержном и нелепом танце. Змеи разных размеров ползали по их ногам и рукам. Нищеброды тёрлись друг о друга, лаская и издавая шипящие звуки. Из их ртов периодически высовывались раздвоенные языки и опять уходили внутрь. Телодвижения ускорялись и становились безумными. Тысяча бездомных людей слились разумом на огромной территории при помощи танца. Одна и та же музыка звучала в головах. Могдалий продолжал возвышаться над своим народом, стоя на огромном камне, восхищаясь увиденным и громко смеясь.

***

Артур перебегал дорогу, до территории с заброшенным домом оставалось рукой подать. Он замер, его рука потянулась вниз и сжала пистолет в кобуре. Крики людей громким эхом отдавались по всему периметру. "Боже, там целая орава" — подумал парень, сглотнув от страха. Медленно он приближался к той самой белой разломанной стене. С каждым шагом звуки усиливались. Артур слышал ликования толпы, выкрики какого-то имени. Вплотную подойдя к стене, парень вытащил пистолет из кобуры и двинулся дальше. Сердце учащенно билось. Парень боялся дойти до края и заглянуть за угол.

— Что там, чёрт возьми, происходит?

Страх проник в каждую клеточку тела. Парень продолжал стоять, боясь сдвинуться с места. Безудержный интерес и надежда разобраться во всём этом дерьме боролись с инстинктами самосохранения. Закрыв глаза, он начал молиться. Было ясно: план не получится совершить. "Зато я могу просто взглянуть, хотя бы глазком и убежать от проклятого места" – подбадривал себя он.

Беспрерывный ор прекратился. Артур продолжал опираться спиной о стену, сжимая руками оружие. Он подошёл к краю стены, оставалось заглянуть за неё. "Ну, давай же, ты сможешь, разок и всё,» — убеждал себя Артур. Сделав глубокий вдох и задержав дыхание, парень заглянул за угол.

Ему открылась зловещая и отвратительная картина. Артур даже не мог представить, что это происходит наяву. В страшном сне такого не увидишь. Абсолютно все люди без одежды. Они совокуплялись друг с другом, при этом не издавая ни единого звука. Тела, измазанные какой-то жидкостью, с головами змей и туловищем человека занимались сексом, удовлетворяя друг друга. Иррациональность создавалась ещё и тем, что женские и детские тела повторяли такие же движения, что и мужчины. В миссионерской позе они имитировали секс. Мужчины трахались друг с другом, при этом вытаскивая свои члены, покрытые серой коркой или зелёной чешуёй, демонстрируя всем вокруг. Женщины улыбаясь, садились на лицо детям, а дети высовывали раздвоенные языки. Строения многих попрошаек мутировало в туловища змеи, одни ползали по траве, другие извивались вокруг спаривающихся бездомных. Со стороны можно было понять, когда секс заканчивался – их мерзкие морды выплёвывали яд, который обжигал травяную поверхность или попадал на кожи нищебродов.

Среди всего этого замогильного хаоса Артур увидел вдалеке высокого человека, он стоял на огромном куске камня. Было не тяжело понять, что это их вожак. Оцепенев от страха, Артур продолжал переводить взгляд с чужака на не прекращающуюся оргию.

Произошло немыслимое – парень двинулся немного в сторону и пистолет выпал из руки, лязгнув об угол кирпичной стены. В этот момент тишина, сопровождающаяся омерзительными плотскими утехами, стала просто тишиной. Движения огромной толпы остановились. Тысяча тел обернулось на звук упавшего пистолета. Змеиные морды с ярко-желтыми зрачками уставились на Артура, который поднял оружие и стоял, как вкопанный.

Могдалий крикнул что-то на непонятном языке. Голая толпа попрошаек двинулась к остолбеневшему парню. Орава бездомных тянула свои руки к Артуру и пыталась оторвать хотя бы кусочек молодой кожи. Он упал на влажную траву и трясущейся рукой начал стрелять по мерзким тварям. Для этих существ, как и догадывался Артур, пули ничего не значили. Несколько попавших в цель расплавились в коже попрошаек. Бездомные набросились на парня. Существа впивались в тело острыми когтями, разрывая одежду. Голая девочка жадно кусала правую руку, впрыскивая яд тёмного цвета, который вытекал из её рта. Взбесившаяся женщина оседлала парня и вгрызлась в нос, оторвав его и выплюнув на траву. Мужчины с мордами змей срывали ногти на ногах умирающего. Куски оборванной кожи разлетались по периметру. Могдалий обошёл тело парня и с улыбкой зверя, смотрел на него сверху вниз. Руки чужака опускались к лицу жертвы, становясь длинными, как змеи. Пальцы добрались до залитых кровью глаз и начали сильно давить на них, уходя вниз, до самой земли. Артур прекратил кричать.

***

То, что начало происходить в городе после появления Могдалия даже не назвать хаосом. Только все улицы, магазины и здания заполонили змеи и бездомные с головами пресмыкающихся. Они грабили, убивали и уничтожали. Это стало началом конца.

Другие работы автора:
+10
374
19:17
+2
Знакомая вещица)))
19:20
+1
А то roseЖаль, что не гримдарк, судя по отзывам crazy
19:24
+1
ну ну)))
04:12
Тут только психиатру читать.
06:27
+1
Я вам свой вариант гримдарка теперь даже предлагать боюсь, вдруг вы мне сексолога посоветуете
11:46
Для психиатра чтиво однозначно, смакование жестонкости и насилия не есть потребность нормального человека и не может быть его потребностью. Моё субъективное мнение.
12:49
Ну, а кто определит, смакование это или показ ужасающей действительности?
20:41
+1
Забавные биогенные видения и интересные находки. Если бы удалось как-то выработать стиль, соответствующий этому наплыву мистического визионерства, было бы не слабее Лавкрафта. Хорошо, что у вас есть преемственность в имени Мордалия (есть традиция использовать корень *m-r для именования злого начала).
Загрузка...
Светлана Ледовская №1