Кроличья нора

Автор:
Таня Мочульская
Кроличья нора
Аннотация:
Представляю почтеннейшей публике мой недостаточно гримдасный гримдарк, с квазара.
Текст:

– Какое великолепие! – воскликнул Тед, указав пальцем на противоположный берег величавого Тиса, – Вили, разве не чудо?! За неполный год, ещё один дворец появился!

– Это да, в Энфилде последнюю крысу доедают, а в Сохо рыло воротят от паштета из язычков фламинго.

– Тебе ли жаловаться? – юноша оторвался от созерцания красот графской набережной и, скроив гримаску подозрения, уставился на друга.

– Быть у ведьмы на побегушках, не лыко на фабрике трепать, – печально улыбнувшись, согласился Уилл.

– Это точно, посмотри на себя. Жилет изумрудной парчи, красный сюртук, шёлковый галстук, часы на цепочке. Джентльмен, ни дать ни взять.

– А чего про цилиндр не сказал? – спросил молодой франт, пристукнув по нему тростью, – но всё это ничего не стоит вот, главное.

Указал на серебряную фибулу в виде скалящуюся мантикоры, дурашливо поклонился и потащил друга на свободную скамейку.

Год назад, также – ранней осенью воспитанников приюта, «Лучик счастья», что находится на Пенни-лейн, собрали в коридоре между спальнями, проверили чистоту ушей и выстроили по росту. Так стояли минут десять, пока в распахнувшуюся дверь не вошла высокая женщина, следом семенили старший управляющий и попечитель. Остроконечная шляпа тёмно-фиолетовое платье в пол, чёрный плащ, холщовая сумка – всё как с рекламной афиши. «Ведьма Грейс с Кентон-роуд» – пискнул всезнайка рыжий Боб. Отталкивающе прекрасное лицо, губы без единой кровинки изогнуты в презрительно-надменной улыбке, всё это и манило, и пугало до нервной судороги. Она окинула детей быстрым взглядом, затем увидела Уилла, мгновенно приблизилась и шумно втянула воздух носом. Зрачок сузился в струнку, просветив мальчика насквозь.

– Как зовут? – шёпотом произнесла ведьма.

– Уильям Финч, – подобострастно заглядывая снизу вверх, пролепетал попечитель, – первый в учёбе и работе.

– Подходит. Подготовьте документы. Завтра за ним придут, – отчеканила Грейс, развернулась на каблуках и пошла на выход.

Ночью счастливый избранник хотел бежать, но Эдварду Хиллу, его лучшему другу, удалось отговорить. Так и попал в подручные…

– Ценная вещица, – согласился юноша, разглядывая символ принадлежности к дому Гастингав.

– Это точно. Любые двери отпирает как ключом. Посему моя жизнь прозрачна как алмаз «Око дракона». А ты как? Какое будущее себе нафантазировал. Выкладывай.

– А что я? Это ты между капель проскочишь, на каждый вопрос по десять ответов. А я минутами слово ищу, найду и вспоминаю, о чём сказать хотел.

– Что говорят в приюте? – мягко поинтересовался Уилл, присматриваясь к набалдашнику в виде головы орла, – о чём вещает Билли?

– Разное. Правда, всё больше про девчонок, – рассмеялся Тед, но вспомнив поведение классной дамы, помрачнел, – неладное кругом стало твориться. Сложно объяснить. Слов мало знаю. Будто тьма из щелей лезет. Кормить лучше стали, сырой свёклы полную бадейку выкатывают. Ешь – не хочу.

– Кровь чистят, – не отрываясь от серебряной птицы, ответил на незаданный вопрос юный ученик ведьмы, – а что с выпускниками, куда отправляют, давно гроб с болтами из Хамет-шира приезжал?

– Полгода как. Да кому мы нужны чтобы Стиммувен гонять. Придёт распоряжение пешком отправят.

– Создают резерв.

– Об этом и речь, – юноша снял картуз и яростно почесал затылок. – И в богадельне, и в работном доме то же самое. Болтают всякое. Одни – собираются открыть большую мануфактуру, другие – про шахту втирают, третьи – пилигримов готовят для колонизации за океан.

– Всё проще, – Уилл, наконец, опустил трость и обжог друга зябким взглядом, – вот, вот, разразится война между Морвелями и Клерами. Два самых влиятельных дома сделали всё, чтобы обратно дороги не было. Голубокровые создают гомункулов, упыри поднимают из склепов бессмертных. Перси тоже не отстают, ваяют своего голема. А что для этого нужно и нужно много?

– Неужели кровь?

– Не только. В дело пойдёт всё. Ты не представляешь из чего ведьмы да маги варят отраву. Ночные страшилки Агнешки – детские сказки.

– Так нас хотят бросить в топку новой войны.

– Не всех. Везение ещё никто не отменял.

Ноги подкосились, Тед опустился на мраморную скамейку, обхватил голову руками, и уставился на ботинки.

– Время на размышление не осталось, недели полторы, и каждый сам за себя, – Уилл присел рядом, – может, рискнёшь река – вот она.

– Что? – встрепенулся юноша.

– Есть у меня квитанция с оттиском старухи, тебя помощником впишу, сварганим «куклу» и пойдём на ту сторону в Сохо.

– Сбежать? Поймают.

– Может да, а может, нет, – пропел молодой человек, отбивая такт тростью, затем продолжил заговорщицким шёпотом, – на Фин-лейн яхт-клуб и вверх по течению…

– Искать кроличью нору?

– А что тебе терять?

– Это точно, – с досадой произнёс юноша, затем покопавшись в душе, спросил: – А двоих вписать получится.

– Лизу? – попытался угадать Уилл, – хотя вы рассорились ещё при мне. Неужто Агнешка?

– Бетти, ты должен её помнить, – смутился Тед, – такая с русыми кудряшками мы ещё, каштаны вместе таскали на Олд-роуд.

– Помню, особенно глаза и как метко она грязью в торговку кидалась.

***

Сиротский приют «Лучик счастья», принимал здоровых детей, способных доказать своё законное рождение, и обеспечивал полным пенсионом, а также рабочей профессией к совершеннолетию. Лет с десяти, воспитанника освоившего грамоту, отправляли в работный дом, что находился неподалёку, здесь он трепал шерсть, сучил нить, таскал кули с готовой продукцией. По исполнению семнадцати, выпускникам торжественно вручали паспорт и право идти на все четыре стороны.

Тед не жалел, что однажды переступил порог этой обители. Крохотный шаг решил все его насущные проблемы, голод убрал когтистую лапу с горла, назойливые насекомые покинули голову, всё довершили ощущения спокойствия и чистая постель. Он неплохо знал паровой стан братьев Митчеллов, и чесально-вязальный агрегат, что позволяло с оптимизмом смотреть в будущее. И тут все планы посыпались как ёлка после Нового года.

– Бэт, слышала, что происходит у Морвилей? – спросил юноша.

– Давеча Мери на хвосте принесла сказочную дичь о скорой войне домов, мол, Клеры патрули расставляют на мостах и вдоль серых кварталов, запугала, до полуночи под одеялом дрожала. А что рассказал Вили? Он вчера явился таким красавчиком, забрал тебя типа помочь надо. Знаем мы эти дела, наверняка на набережной отирались весь день.

Тед всё утро искал предлога, чтобы переговорить с Бетти получилось лишь по окончании смены.

– Он тоже не пожалел чёрных красок, но заметил, что есть ещё счастливые билеты.

– Вряд ли нас можно назвать баловнями судьбы, – с горечью сказала девушка, – а что насчёт плана «цэ» у Уилла такой всегда есть.

– Предложил рвать когти, – юноша взял подругу за руку, – он может помочь попасть в Сохо.

– А потом куда?

– Есть одна легенда…

– Кроличья нора.

– Да.

– И ты в это веришь.

– А чего нам терять? – повторил Тед аргумент друга.

– После страшных историй Агнешки – ничего, – грустно улыбнулась Бетти, достала из складок платья вырванную откуда-то страничку, – у каждого есть такая, но нет точного места.

– Не так всё просто, – юноша достал похожий листок, но исчерченный линиями разного цвета, – Уилл сумел разгадать и эту головоломку.

– Вот это да! – на выдохе восхитилась девушка, разглядывая замысловатую разноцветную паутину, – не зря ведьма его призвала в приспешники.

– Елизавета Стоун, готова ли ты отправиться за этой мечтой, – неожиданно полным пафоса голосом выдал Тед, – у меня есть три флорина и немного меди.

– Да Эдди, вернее, Эдвард Хилл. С тобой хоть на край света, – в тон ответила Бетти, потом улыбнулась и добавила: – у меня тоже есть два шиллинга.

***

– Не смейтесь, не старайтесь казаться опасными, не смотрите прямо в глаза, – сыпал советами Уилл, – при любых неловких обстоятельствах разговаривайте между собой, обсудите, к примеру, последний романчик Лизы.

– А если полицейский потребует паспорт? – спросила Бетти.

– У меня есть разрешение на сопровождение двух воспитанников, находящихся под общественным попечением.

– А вот если эти с вороньими клювами нами заинтересуются?

– Эд, не мели чушь, с чего тайной полиции приставать к парочке прилично одетых подростков. Нет шика Сохо, но и не из Энфилда.

– Ты хочешь сказать, что бояться нечего?

– Страх, вообще, плохой советчик, – молодой помощник ведьмы, остановился и, указав пальцем куда-то вверх, продолжил, – по опыту скажу обязательно, что ни будь случиться. И тут главное, полное спокойствие.

Парочка переглянулась и весело рассмеялась. Уилл тоже не сдержался, состроил умильную физиономию, и выдал изящное па из танца на мечах.

Тед ещё с вечера снёс свой выходной костюм в котельную. Проснувшись, хорошенько умылся, начистил ботинки. Затем после утренней поверки и «песни радости нового дня» мысленно попрощался со всеми своими товарищами, с кем не один год коротал вместе. Когда воспитанники засобирались на работу, подал сигнал Бетти. Переодевались в предбаннике кочегарки и, бросив всё своё недвижимое имущество и на легкие, отправились в сторону Старого моста через Тис.

Уилл тщательно оглядел парочку, заявив, что не каждому доверит нести такую ценную вещь как, упакованная им лично метла. Сам, же напустив на себя важный вид, принялся поучать и давать ценные советы.

Мост пустовал. Раннее утро. Лишь у башенок, что венчают подъёмный механизм, стояло несколько тёмных фигур. Они ещё издалека стали присматриваться к «торжественной процессии». Когда до прохлаждающихся в теньке осталось ярдов десять, от группы отделился молодой человек в сером сюртуке с единорогом мага на лацкане, и обратился к Уиллу:

– Любезный собрат, могу ли я узнать, что вы несёте.

– Милый друг, дом Клеров находится в дурных отношениях с Гастингами и я отказываю в вашей просьбе.

– Боюсь, у вас нет такой возможности.

Четверо джентльменов за спиной юноши выстроились в боевой порядок.

– Это весьма печально, – Уилл обернулся и взглядам попросил прощения, – но я в состоянии убедить вас в обратном.

Тед и Бетти начали медленно пятиться. Маг демонстративно стал натягивать белоснежную перчатку с алой пентаграммой.

– Так, так, так, неужели нельзя обойтись без драки? – спросил неизвестно откуда взявшийся человек в костюме чумного врача. Маска с длинным клювом, непроницаемые стёкла глаз, долгополый плащ, перевёрнутый серебряный крест. Всё на месте.

– Вы извините ваша безупречность, но это: – юноша указал на подручного ведьмы, – пыталось протащить в Сохо какую-то мерзость, а что ещё ожидать от дома облезлых кошаков.

– Как уберечься от наглой лжи Клеров? – с нахальной ухмылкой отозвался юный Гастинг, он достал квитанцию, – вот документ, вот предмет, который надо доставить на Кроус-роуд, вот оплаченные помощники. Я ничего не упустил?

– Вы дорогой собрат ошиблись с местом и временем, сегодня здесь стою я. Хотя, если вы покажете что там…

– Исключено! Это коммерческая тайна. Но вполне возможно…

– Довольно! – оборвал спор окрик из-под маски, клювастый встал между готовыми вцепиться друг в друга боевыми петухами и продолжил: – вы не хотите пропускать груз через мост. Но и Гастинги в своём праве.

– Всё так, – согласился юный Клер.

– Я намерен, прекратись вашу склоку одним вопросом, – человек-птица склонил голову, словно ворон переросток, – а отчего вы любезный Уильим Финч решили привлечь воспитанников приюта «Лучик счастья»?

– Мне некоторое время довелось там жить. Вот и решил дать возможность подзаработать старым друзьям.

– Прекрасно. Но с прискорбием вам сообщаю. По распоряжению канцелярии, получающим полный пансион в общественных учреждениях, на этой неделе запрещено удаляться от своих обителей далее пятьсот метров. Попрощайтесь с помощниками и продолжайте путь.

– Я не оставлю товарищей на дороги, – стараясь держать, марку процедил Уилл, – отведу обратно и всё-таки попаду на Кроус-роуд.

– И кушать, кушать свеколку, – злобно бросил маг в удаляющиеся спины.

***

– Всё он понял, – сквозь зубы сказал Уилл, пнул ни в чём не повинную метлу, обернулся к друзьям и продолжил, – всё просчитал и догадался. Да и как иначе парочка по надуманному поводу пытается просочиться в Сохо. Это мелкий дурак с перчаточкой, тупил как бык перед скотобойней.

– Так на что ты надеялся? – мягко спросил Тед. – вы там чуть не подрались.

– Я лишь мелкая сошка. Не знал что всё так серьёзно. Теперь сомнений нет. У непричастных есть два, три дня, чтобы спрятаться. Так что решайте обратно в приют или на свободу.

Сразу после неудачи на мосту друзья, собрались не торопясь обдумать всё хорошенько. Выбор пал на здание заброшенной биржи возле ещё работающих верфей и некогда шумного порта. Среди грязных стен с облупленной краской, гор мусора и прочего хлама, легко затеряться и поговорить, не боясь чужих ушей.

– Самый лёгкий путь нам перекрыли, но остаётся речной порт в Голдерс-Грин. Туда бы на паровой кишкотряске, но вас первый же кондуктор снимет.

– Идти через Энфилд, – вздрогнув, проговорила Бетти

– Не так страшен трубочист, как рассказы о нём Агнешки.

– А что, есть выбор? – дивясь своим словам, выдал Тед, – его попросту нет. Остаться – это верная смерть. Не под жертвенным ножом упырей, так сварят в котле очередной бойни. А вырвемся из города даже без документов и гроша – в кармане всё-таки шанс.

– Да и кроличью нору все же надо проверить.

Упоминание заветной детской мечты согрело и предало решимости. Ведь нет лучшего, чем манящая далёким огоньком надежда.

– Идём спокойно. Ничего не боимся. А струхнули, не бежим, а смотрим туда, где страшно, – наставлял Уилл, выходя на мостик, прозванный в народе «тошниловкой».

Грув-бридж, построенный в незапамятные времена соединил берега левой протоки великого Тиса, и связал чистенький Уотфорт, с трущобами Энфилда. Вода подозрительно жёлтого цвета лениво, словно в болоте покачивала бутылки и прочий хлам. Нестерпимая вонь от городских нечистот и кожевенных мануфактур, резала глаза. Два десятка попрошаек в одинаковых оливково-прозрачных лохмотьях, стояли, сидели, лежали, протягивая пустые миски.

Квартал дубильщиков встретил стеной обшарпанных четырёхэтажных домов. Узкими проулками уходящих в бездонные глубины человеческих нор. Потоками помоев, текущих по брусчатке тротуара. И вездесущими нищими, копошащимися в кучах мусора.

– Красавец, – протрубила басом толстая тётка, в засаленном переднике, и поломанной соломенной шляпке, – не проходи мимо всего один фартинг в час и лучшая комната Энфилда в полном вашем распоряжении.

Уилл приподнял цилиндр и изобразил гримасу улыбки. Шли быстро, но стараясь сохранить приличия.

Улица вильнула, выскочила на небольшую площадь, и уткнулась в торговый квартал. В воздухе стоял туман прогорклого масла, пахло жиром, кислой капустой и дрянным вином. Кругом ели, спорили, ругались, дрались, пили мутное пиво и горланили похабные песни.

– Молодой господин, не изволите ли чудесный стейк, – выкрикнул высохший до костей старик, показав кусок зажаренного до черноты мяса.

– Готовите ли вы биф аля Сан-блю? – с видом утончённого гурмана задал вопрос юный франт.

Широкая улыбка сползла с морщинистого лица. Теду показалась, что старик мелко задрожал. Больше предложений не поступало, торговцы даже немного притихли.

Переулок, резко сузившись, свернул влево. Дома, с маленькими окошками избавившись от штукатурки и забив проломы стен, подгнившим горбылём сомкнулись крышами над головами.

– Фартовый, не проходи мимо! – зычно выкрикнула вычурно одетая женщина, с толстым слоем румян, – у меня есть всё, что тебе надо.

Она, указала на строй откровенно одетых девочек и мальчиков, затем задрала юбку у рядом стоящей.

Тед с трудом сглотнул, подхватил спутницу под руку и перешёл на бег. Но Уилл пресёк вполне понятную реакцию, на столь незамысловатую попытку торговать невинностью.

Улица, вырвавшись из тесноты влажных взглядов, немного дёрнувшись влево, покатилась под гору.

– Пахнет рекою, – с облегчением произнесла Бетти.

– Да, почти добрались, – подтвердил командир маленького отряда, он остановился и начал присматриваться, словно выбирая место, поморщился: – Догнали. Думал, отпугну их в торговом квартале.

– Это когда ты сказал о мясе Сан-блю? – спросила девушка, – а что это такое?

– Последний стон кулинарной моды берётся мальчишка, лет двенадцати и шлёпается дощечкой, напоминающей школьную линейку. Так не сильно, потом добившись благородного цвета синяка, срезают и сразу на сковородку, подаётся с кровью и отварной спаржей.

– Прямо с живого? – изумилась девушка.

– А что удобно, с неделю свежим будет.

– Пробовал? – ужаснулся Тед.

– Нет. Боюсь, что если даже увижу, как едят другие, обратно пути не будет. Оборвётся что-то очень важное внутри, – задумчиво ответил ученик ведьмы. Потом указав на ящик с рыбий чешуёй, крикнул: – Выходи я тебя вижу.

Тощий оборвыш лет тринадцати, высунулся, по крысячьи повёл носом. Огляделся. На крохотной площади перед обветшалыми амбарами никого. Утренний улов разобран, выпотрошен, почищен, и отправлен в Сохо. Столы для разделки, ванны с протухшей водой да внутренности здесь и там сваленные в кучи, всё замерло, до вечера.

– Где остальные?

– Сейчас будут.

– Не догнали, – юный приспешник ведьмы театральным жестом достал часы, откинул крышку, и с нотками торжества в голосе добавил: – ну тогда не смею вас задерживать, и посему позвольте откланяться.

– Марта! – злобно скаля зубы, истошно завопил парнишка.

На крик отозвалась старуха неопределимого возраста, она преградила путь, выставила огромный мясницкий нож и ощерилась чёрными пеньками сгнивших зубов.

– Вали падаль, – скомандовал Уилл и шагнул в сторону, прикрывая друга со спины.

Тед схватил узкую деревянную лопатку, которой чистят ванны, и кинулся вперёд, бабка не дрогнула, и ловко увернувшись от первых ударов, перешла в контратаку. Тем временем, с другой стороны, после недолгого, но отчаянного топота выскочили трое. Мужчина средних лет в морской куртке, и алым шрамом через всё лицо, здоровяк, усыпанный угольной пылью, и девочка-подросток.

– Шустро бегаете, – тяжело переводя дыхание, сказал первый.

– Благодарю за столь искренний комплимент, – юный щеголь со всем изяществом снял цилиндр и поклонился, обернулся: – Эд на тебе тыл.

Ситуация не из приятных: ограниченное пространство, превосходящий по силам противник, а главное – некуда бежать. Бетти присев и перехватив левой рукой, край юбки, стала набирать камни в подол платья. Тед отступил, готовясь к новой схватке.

– А ты я так понял один из этих умников? – спросил вожак шайки, судорожно ощупав рубец, – разоделся, как павлин нацепил на воротник драную кошку, и думаешь, что всё можно. Ан нет, за проход платить надо.

– Опять деньги! Как это пошло, – делано расстроился Уилл, затем шёпотом своим товарищам: – Эд на тебе бесноватая, Бэт постарайся хоть раз попасть в здоровяка.

– Отдашь все бабло, – задорно, заводя самого себя, завопил мальчишка, что сидел в засаде, – и шмотки снимай, девку свою оставишь.

– Друг мой, где ваши манеры, шмотки, бабло, девка?

– Разрез будет просто мечта хирурга, – зашипел вожак, медленно вытягивая кривой нож. – Молитесь.

– Давай Бэт, – крикнул Уилл, кинувшись вперёд выхватывая длинную спицу из трости.

Главарь отбросов, сделал выпад, метя юноше в грудь, но тот с лёгкостью отбил его ножнами, что держал в левой руке и нанёс удар в горло снизу вверх. Клинок вошёл под нижней челюстью, а вышел через макушку, пронзив ещё и шляпу. Бетти тоже не подвела, два из четырёх увесистых булыжника угодили «голиафу» в голову. Это дало те необходимые мгновения, чтобы Уилл скинул обмякший труп с рапиры и, отвлёкши верзилу ударом трости по правой ноге, нанёс четыре быстрых укола в живот. Затем в три прыжка отскочил на прежнее место, и замер в защитной позиции. Старуха, что перекрывала дорогу в проулке, увидев истекающее кровью тело вожака, с истошным воплем бросилась, вперёд держа тесак обеими руками. Напоролась на Теда, тот, отчаянно вращая палкой, метил ей в голову. Вновь ни разу не попал, но и не пропустил.

– Коли силы сровнялись, – с насмешкой в голосе сказал Уилл, – я предложу вам покинуть поле боя. Беги, падаль, беги.

Здоровяк, зажимая рану, нагнулся, забрал нож у трупа. В его лапище кривой тесак для разделки рыбы показался безделицей. Облом поднял налитые жёлчью глаза и медленно, в полной тишине двинулся вперёд. То ли зря обнищавшие торговцы солью подумали, что они банда, то ли старший подручный ведьмы Грейс, сегодня оказался в ударе. Уже не имело значения. Не прошло и минуты, как всё было кончено. Великан лежал ничком и сучил ногами в конвульсии. Старуха, ползая на коленях, собирала содержимое своего распоротого брюха с мостовой. Мальчишка валялся под разделочным столом с разбитой головой.

– Девчонку стоило догнать, – Уилл придирчиво оглядел жилет и, надев шляпу, добавил: – враг хорош, когда он мёртвый.

– Довольно крови, – с чувством проговорил Тед, оттирая грязь с рук ноздрястым камушком, осторожно смачивая его в ванне с рыбьими потрохами.

– Окажись они ловчей, я даже не представляю, что б над нами учудили, – пресекла муки совести Бетти.

***

– Уважаемый, нет ли свободного катера до Кемберли? – обратился Уилл к кондуктору, в портовой канторе, – или двух мест на пароход идущего в ту сторону.

– Часа через три придёт «Утренняя зоря» из Харлоу, – сухо ответил клерк, но увидев фибулу дома Гастингсов, смягчился, – места наверняка будут в любом классе. Всё замерло, как перед бурей, помяните моё слово, скоро что-то случиться и это никому не понравится.

Кровавая схватка как, оказалось, произошла в квартале от пристани Голдерс-Грин и дальнейший путь никаких сюрпризов не готовил.

Спустившись к речному порту, друзья разделились. Тед пошёл в сторону причалов присмотреть катер под парами. Бетти на станцию стиммувинов узнать, когда ближайший двинется в Уотфорт. Уилл, как самый опытный в общении – добывать билеты на пароход.

– Всего флорин и вы получите два места третьего класса до Узор-холла, – поделился хорошей новостью молодой ведьмак, облокотившись на бутафорскую коновязь у входа в порт, – а там вниз по течению, песчаный откос реки и одинокий высокий Бук. А что, вдруг повезёт? Так что давайте прощаться. Может так случиться…

– Вот они! – оборвала торжественность момента девочка, из банды указывая пятерым полицейским, виновников кровавой бойни.

– К четвёртому причалу, – шепнул Тед, – лодка трубой дымила.

Все трое бросились к реке. Обежать портовую контору секундное дело. На мостки выскочили, значительно оторвавшись от погони. Но здесь их встретил грубый окрик:

– Пошли вон мелкие паскуды! – пьяный коротышка с огромным брюхом, в чёрном бушлате и капитанской фуражке, ревел как корабельная сирена, – кому говорю! Вон!

– Может, вы изволите нас хотя бы…

– Проваливайте с пирса, – незнакомец выхватил кортик и ринулся в бой, – я вам сейчас кишки на рыло намотаю.

Отступать некуда. Уилл, ускорив бег, молниеносно сблизился и, поднырнув под правую руку, нелепо выставленную вперёд незнакомцем, распорол живот непонятно откуда взявшимся ножом. Толстяк взвыл, попытался развернуться и достать противника вторым ударом, но оступился и по инерции свалился в воду.

На горизонте появились полицейские.

– Кто главный? – крикнул, запрыгивая на борт Уилл.

– Вон плавает, – дрожащим голосом ответил мальчишка, указав на медленно погружающийся труп.

– Следующий по рангу? – поторопила Бетти.

– Она.

В указанном направлении за трубой пряталась девушка в замусоленном чепце и мешковатом платье.

– Отчалить, прямо сейчас… – Тед так и не сформулировал мысль.

Та кивнула.

– Давай! Не медли! – Уилл встал на корму, поудобней перехватил трость, готовясь к схватке.

– Ян отдать концы, Робби малый назад, – неожиданно твёрдым голосом скомандовала новоиспечённый капитан, и когда полицейские оказались так близко, что можно было рассмотреть номера на жетонах, добавила: – круто к фарватеру, полный вперёд.

***

– Насколько хорошо вы знаете дорогу до Кемберли? – завела разговор Бетти, когда юная капитанша спустилась в салон с палубы.

– Ходим туда не реже раза в неделю, – пролепетала девушка, уткнувшись в пол, это сильно контрастировало с чёткими командами, что она отдавала своим подопечным.

– Ты нас боишься, – как можно дружелюбней проговорил Уилл.

– Вы, на моих глазах зарезали хозяина, и полиция просто так ни за кем не гоняется.

– Начну с того, что не собирался убивать этого толстяка. Так вышло, – юноша тяжело вздохнул, поднёс к глазам трость, обменялся с отполированной птицей взглядами, затем спросил: – он был хорошим…

– Нет, я ненавидела его, но это единственный человек, который заботился обо мне.

– Бывает и такое.

– Это жирное животное, – девушка впервые подняла глаза, – напившись, ради забавы привязывало одного из нас за ногу к линю и бросал за борт, а минут через двадцать затягивал на палубу. Однажды Ян захлебнулся, еле спасли. Постоянно избивал просто так без всякой причины. Насиловал, а когда не мог, заставлял, чтобы мы это делали между собой.

Девушку что так уверено, командовала двумя юнгами, звали Памела. Паровой бот по имени «Весельчак У.» вышел на фарватер, и непрестанно молотя воду лопастями колёс, устремился вверх по течению. Красный бакен слева, зелёный справа, два свистка встречным. Нехитрая проза спокойного Тиса.

– Набрали крейсерскую скорость, часа через три будем в Кемберли, – робко проговорила Памела, затем всё-таки решившись, выпалила, – там сможем высадить на любой пристани.

– Да если честно, мы не знаем, на какую именно, – развёл руками Уилл, – есть два ориентира.

– Хорошо, трюмы пусты, пройдём и по мелководью, – произнесла девушка и постаралась бочком выскользнуть из салона на палубу.

– Постойте. Присаживаетесь. Я чувствую вину перед вами и хочу помочь. Ответьте – кому принадлежит судно?

– Дику Бруксу, это тот, кого сейчас полицейские вылавливают из реки багром.

– А есть ли у него наследники? – задумчиво произнёс Уилл, – хотя неважно, вы наверняка в лоцманском реестре. Это обязательно при сдаче экзаменов на управление катером.

– Да, конечно.

– Вот и прекрасно, – с довольной улыбкой сказал старший подручный ведьмы, – первое и главное, ещё полгода, пока будет вестись дело о наследстве, вы имеете все права на владение судном.

– А доходы? – с надеждой шепнула Памела.

– На ваше усмотрение. О них вы не обязаны отчитываться. А если явятся наследники, потрясая решением суда, самое простое – отогнать это паровое чудо в камыши и утопить. Так что, с сегодняшнего дня всё в ваших руках.

– Откуда ты это знаешь? – не выдержала Бетти.

– Старуха хочет из меня воспитать доверенное лицо, так что не только всякую хрень по адресам разносил.

– А хотите кофе? – неожиданно, пряча улыбку, спросила Памела. – Кэп очень любил его. У нас сортов семь есть.

Кофе оказался по-настоящему хорош. Новая хозяйка колёсного катерка, притащила подкипающий спиртовой самоварчик, он распространил на весь салон замечательный аромат приближающейся сказки. На берегу трущобы рабочих кварталов уступили место живописным пастбищам, с чёрно-белыми кляксами коровьих стад.

– Что нагадал? – спросила Бетти, заметив, как Уилл перевернул чашку на блюдце.

– Просто спитой кофе, – с рассеянной улыбкой ответил тот, – прекрасный помол.

– Странно, – наконец, разобрался в ощущениях Тед, – ты не переживаешь, что сегодня не удастся вернуться на Кентон-роуд.

– Честно, – мне плевать на старуху, на контору и на всех Гастингсов, – Уилл налил ещё чашечку, – от одной мысли, что вскроется тайна кроличьей норы, замирает сердце, и плачет в истоме. Прикоснуться к истине. Заглянуть в другой мир.

– Пусть он будет лучше,– серьёзно проговорила девушка.

– Если там живут люди то вряд ли.

– Это как?

– Я много думал об этом последние полгода, когда первые слухи о войне забрезжили на горизонте. Вот как жили раньше, ещё до… При кровавой церкви?

– Ничего хорошего, – поддержала разговор Бетти, – правда, всё, что знаю, это каким пыткам подвергались тёмные.

– Представь, мне попался трактат, и я его сдуру прочитал, – Уилл одним глотком допил кофе, – так вот главными гонителями колдунов и прочих упырей были простые люди. Это они тащили несчастных на суд инквизиции, а иногда и жгли сами. Потом из лона церкви полезли умники, назвавшие себя учёными, навязывающие жаркие дискуссии, даже когда с ними никто не спорил. Шаг за шагом. И вот ведьмы и вурдалаки тоже люди, затем – как можно лишить куска хлеба болезных, всех этих медиумов, алхимиков, гадалок. А потом в один момент мир перевернулся с ног на голову. Стало модным быть не таким, как все, красить волосы и говорить, что умер. Читать гороскопы. Заниматься плотским непотребством убеждая, что это нормально. Добродетели стали подвергаться насмешкам, а парок прославили как святыню.

– То, что ты говоришь похоже на проповеди полоумного Мартина.

– Да есть нечто общее, но сейчас не об этом. Я о том, что без живого участия простых людей у тёмных ни чего бы не получилось. Кто шёл к ведьмам за приворотами, кто нанимал упырей решать проблемы, кто молил алхимиков раскрыть секрет философского камня. Из скромного ручейка поток золота превратился в реку, а затем и в водопад. Всё общество вместе и каждый человек в отдельности создали ту реальность, в которой и живём. И если тот, другой мир обитаем, не жди ничего хорошего.

– Умно, – восхитилась Бетти, – сам-то у Грейс намерен остаться.

– Наверное, но думаю, что ещё годик и порвётся что-то в душе, а может быть, её и вовсе не станет.

***

Солнце нырнуло в тучку, застывшую над горизонтом. Широкий Тис сузился ярдов до тридцати. Катер сбросил обороты. Всё стихло.

– Мостки Эшер-хилла, – указала Памела на пристань, украшенную резьбой, – отсюда начинается Кемберли.

– Что? – в весёлом раздражении потёр руки подручный ведьмы, – ищем приметы.

– Высокий берег есть, – севшим от волнения голосом сказал Тед.

Правый берег широкой полосой песчаного обрыва вился вдоль изгибов реки.

– Теперь бук, – тяжело сглотнув, прошептала Бетти.

– Вот он, – прошелестел одними губами Уилл.

Ошибиться невозможно. Прекрасное дерево невероятных размеров, словно морской маяк осеняло собой всё вокруг. Солнце подсветило крону, и последними лучами пробившись сквозь листву, окрасило оранжевым дом на противоположном берегу, с палисадником и мостками шаткого причала.

– Кроличья нора, – с благоговением произнёс Тед.

Катер зашлёпал лопастями, давая задний ход. Ян развернул и причалил правым бортом.

– Возьмите, – ведьмак вытащил из жилетного кармана крону и протянул Памеле, – считайте это первым вкладом в ваше безбедное будущее.

– Спасибо, – сказала девушка, принимая большую серебряную монету, – и желаю найти то, что вы ищите.

Пароходик плавно отвалил, свистнул на прощание, и весело захлюпав колёсами, продолжил свой путь вверх по течению. За ним следили, пока он не скрылся с глаз за поворотом реки. Постояли ещё. Боязно сделать первый шаг навстречу мечте.

– Нам сигналит у дома.

В наступающих осенних сумерках кто-то манил жёлтым светлячком фонаря.

– Надо идти, – со вздохом проговорил Уилл, – пора прощаться с детством.

У сходни нелепо топтался дядька с седой окладистой бородой, широкой улыбкой и добрыми глазами, сжимая в руке жестяную лампу.

– Рад видеть. Может, у вас есть что мне сказать?

Тед обернулся и, получив беззвучное одобрение, запел:

Белый кролик, белый кролик,

Где часы стащил разбойник,

Где цилиндр, где перчатки,

Я решил твои загадки.

Глаза старика увлажнились:

– Меня зовут Джон Самуэльсон, – представился он, указал на дом и добавил, – всегда рад добрым людям. Проходите. Вы, устали с дороги и наверняка проголодались.

– А меня, – еле сдерживая эмоции, проговорил Тед.

– О нет, нет, никаких имён, – запротестовал Джон, – вы прекрасно понимаете куда попали. Так будет спокойнее. Не стойте на пороге, проходите без всяких церемоний.

В доме радостно горел очаг, наполняя гостиную теплом и уютом. Большой круглый стол, накрытый белоснежной скатертью, кружевные занавески и кресло-качалка, всё светилось чистотой и порядком.

– Сейчас поставим чайничек, поужинаем и поговорим, – захлопотал дед и, шаркая и слегка прихрамывая, отправился на улицу.

Уилл подошёл к камину, пристроил трость в подставку для зонтиков. Наткнулся взглядом на угли, играющие всеми оттенками алого и замер. Бетти сделала жест, говоря, что ей надо выйти и сопровождать не стоит. Тед пожал плечами, подвинул стул с высокой спинкой поближе к огню и сел.

– Что думаешь? – спросил он, не сводя глаз с пламени.

– Я как во сне – это слишком просто.

– И, тем не менее мы здесь. Всё сошлось, ориентиры, знаки, старик, – сказал, стараясь казаться спокойным Тед, а потом совсем по-мальчишечьи: – пойдёшь с нами.

– Конечно! – с жаром согласился ученик ведьмы. – Даже если жить в поле, в пустыне, горах. Лучше умереть от голода, чем травить людей всей этой гадостью, убивать, терпеть мерзость новых хозяев мира. Только представь – можно быть самим собой. Не лебезить. Не пресмыкаться. А просто жить.

– Боюсь…

– Чего это вы боитесь молодые люди? – хозяин, дома появившийся из ниоткуда, прошёл к очагу и водрузил чайник на чугунную жаровню, – не стоит, считайте вы своё отбоялись. Сейчас вскипит, и будем ужинать, как знал, приготовил больше. А пока набью-ка трубочку.

Дед взял с полки деревянную шкатулку, вытащил мундштук. Затем металлическую коробочку, открыл её, и по комнате разнёсся душистый аромат. В дверь серой мышкой юркнула Бетти. Старый расстелил рушник и разложил нехитрый инструмент. Взял трубку, изучил дымный канал, принюхался, отложил. Запустил пальцы в табак, поворошил, остался доволен. Вновь взялся за трубку.

– Что-то не так? – неожиданно поинтересовалась девушка.

Старик бросил испуганный взгляд на Бетти, руки задрожали.

– Эд, взгляни что, в кастрюле, – скомандовал Уилл.

– Не понял, – изумлённо произнёс тот, грохнув крышкой о пустую посудину.

– Бэт, что случилась?

– Эта гнида, фонарь на ворота вывесила, – процедила девушка, – вот только я его погасила.

Уилл тенью метнулся к старику, схватил его за волосы и прижал шеей к высокой спинке стула, да так, что захрустели позвонки.

– Так кого ждали на огонёк? – угрожающим шёпотом прошипел он, начиная отрезать щёку вместе с бородой от нижней челюсти. – Чьих будешь?

– Не убивай, – захрипел дед, – я всё расскажу. Работаю на тайную полицию, они ничего не объясняют, моё дело – принять и передать.

– Как же так? – обессилено вырвалось у Теда.

– Мразь, – на выдохе проговорила Бетти.

– Я ни в чём не виноват, – сквозь кровавые пузыри завыл дед.

– А ну да, не мы такие, жизнь такая, – Уилл одним движением взрезал горло, оттуда медленно тугими толчками потекла алая жижа. Старик, схватился за рану стараясь закрыть её. Но через мгновение бессильно рухнул на стол и задрожал в предчувствии смерти, заливая кровью белоснежное полотенце.

***

– Так, так, так, – у двери зашедшая тьма приняла очертание человека одетого чумным доктором. Он прошёл через всю гостиную и уселся в кресло-качалку.

Уилл замер за стулом с ещё живым дедом, спрятал нож в ладони, осмотрелся. В комнату через разные двери вошли ещё двое и блеснули револьверами.

– Надеюсь, обойдёмся без глупостей, – послышалось из-под маски, – любезный вы только что убили нашего лучшего агента. И…

Носатый замер, его привлекла судорога умирающего. Казалось, ему доставляет удовольствие наблюдать страдания старика. Тот хрипел, пуская носом кровь.

– Как чудесна жизнь в последних мгновениях. Хотя довольно о пустом. Эдвард Хиллл и Елизавета Стоун. Как видите, место освободилось, и я хочу, предложить его вам. Попробуем добропорядочную семейную пару. Получите четыре тысячи фунтов, перестроите дом, как считаете нужным, заведёте детей. С ответом торопить не буду. Дело ответственное. Осмотритесь, подумайте, посоветуйтесь с другом. И милости просим к нам в Стоу-холл это недалеко по соседству.

Чёрный человек встал с кресла, приподнял шляпу, обнажая длинные, засаленные волосы, развернулся и направился к выходу. На пороге обернулся и, блеснув непроницаемыми стёклами, улыбаясь во весь вороний клюв, сказал:

– И вы Уильим тоже не засиживайтесь у, как вы её называете – «старухи». Грядут большие перемены, они сулят блестящее будущее, особенно вам.

+3
80
18:39
очередная жертва экспертов-гримдаркрастов?))))))
18:41
+1
мне по началу показалось многовато уточнений в авторской речи после реплик в диалогах. Избыточно.
00:06
А полоумный Мартин, как обычно, говорит правильные вещи laugh
Красочная история, просто огромнейшая куча хороших деталей, привлекательные герои… Но финал нелогичный, на мой взгляд. И досадные ляпы различного рода встречаются чаще, чем хотелось бы.
Такое вот смешанное впечатление.
Загрузка...

Другие публикации