Надежда и Король тараканов. Гл. 1

Автор:
Андрей (Androctonus_616) ЛакрО
Надежда и Король тараканов. Гл. 1
Аннотация:
Жила-была обычная девочка: ходила в школу, любила музыку и маму. В один ничем не примечательный день ее жизнь меняется кардинальным образом.
Текст:

Глава 1. Вояж в Тараканию

– Ж-ж-жменьку ж-ж-жареных ж-ж-жуков, пож-ж-жалуйста, – попросил насекомоподобный посетитель.

Существо совсем по-человечьи стояло по ту сторону прилавка, потешно шевеля усиками и таращась выпуклыми фасеточными глазами. Правой верхней лапкой оно протягивало Наде большую – с блюдце размером – золотую монету с вычеканенной надписью: «Один тараканский рубль». А левой указывал на ряды коробочек, на вощёных боках которых пестрело: «Жуки жареные, двести грамм».

– Что? – недоуменно вопросила Надя.

– Что? – с не меньшим удивлением переспросил покупатель.

Странную беседу прервала оглушительная музыка.

«The Cockroach King sits on his throne. WiththeMidastouchandaheartofstone*» – полились из смартфона мелодичные трели будильника.

Надя резко распахнула глаза и на автомате дотянулась рукой до экрана, бодрая песня оборвалась на полуслове. Зажмурилась – разжмурилась: причудливые видения развеялись, уступив место реальности.

«Почему отведённое для сна время пролетает так быстро?», – с таких мыслей начиналось практически каждое её буднее утро. Вот и сегодняшнее не обещало быть каким-то особенным – снова на часах семь, снова в школу. По сравнению с этим даже дурацкий сон казался неплохой альтернативой. Заснуть – и больше не просыпаться, никогда…

Издав обречённый стон, девочка откинулась обратно на подушку и уставилась в небо.

Небо на потолке детской нарисовал папа, когда ещё жил с Надей и мамой. Рисунок не был реалистичным, на нарочито-округлых словно мыльные пузыри тучках отчётливо виднелись крупные мазки краски. Когда Надя была совсем крохой, такие детали не бросались в глаза. Сейчас она выросла, и кучерявые гуашевые облака казались ей слишком детскими. Но Надя не хотела, чтобы потолок закрасили, ведь это был папин подарок.

С тяжким вздохом девочка села в кровати, взгляд переместился с потолка на стену. Там небо переходило в жизнерадостный пейзаж с преобладанием зелёных и голубых тонов. Картина изображала покрытую сочной травой поляну, по ней прогуливались одетые в кружевные наряды лесные обитатели. Выглядели они странно: на человеческих шеях сидели головы насекомых – богомолов, тараканов и бабочек. Но именно такой нарочитый гротеск и нравился Наде. Ближе к краям фрески теснился лес, а в углах комнаты рисунок переходил в декор из пластиковых листьев.

Автором этой части грандиозного полотна был папин друг, дядя Гриша. Раньше он часто приходил в гости, и эти визиты всегда оборачивались какой-нибудь творческой суетой, в которую харизматичный Григорий без труда вовлекал всех членов семьи. В один из таких визитов папа с другом решили превратить детскую Нади в сказочный лес. В сторону с треском полетели унылые обои в розовый цветочек, а на их месте появилась картина на весь потолок и треть стен. От рисунка остались свободны только те углы, где стояли книжный шкаф, столик и кровать.

Малышка Надя принимала в преображении собственной комнаты самое активное участие. Девочке очень нравилось, что с ней, ещё такой маленькой, считаются двое взрослых дядей: советуются, какой выбрать цвет, сколько нарисовать деревьев и облаков, какую песенку поставить фоном, пока кипит рабочий процесс. А когда мастера устали, то сделали перерыв, и мама принесла им вкусный чай с мятой и фирменные кексы по семейному рецепту. Это был незабываемый, наполненный счастьем и теплом день, но…

Но это было очень давно. Во всяком случае, с той поры столько всего случилось, что Наде думалось, будто минула целая жизнь. Порою даже казалось, что это не её воспоминания, а эпизод из детской книги или старого кино.

Папа исчез из их жизни. Не ушёл, как это бывает в других семьях, не умер, не героически погиб, а именно исчез. Он неплохо рисовал, но работал в не самой творческой сфере – энтомологом. Экспедиции для такого рода занятий были привычным делом: папа собирал большой рюкзак и уезжал с друзьями, тоже энтомологами, на несколько дней. Потом возвращался, привозил интересные находки и массу впечатлений, которыми делился с семьёй. Но однажды друзья вернулись без него. Он просто пропал, и никто не знал, куда. Конечно, его долго искали, и в месте последнего привала экспедиции, и за его пределами. Но он как сквозь землю провалился, не оставив ни следа, ни намека на свое нынешнее местоположение.

«Ты это выдумала, чтобы не выглядеть жалкой. Он вас бросил, вот и всё!», – подтрунивала над Надей Людка из школы. «Людка-страхолюдка!», – каждый раз огрызалась в ответ девочка, зная, насколько для вредной одноклассницы важна внешность. Иногда такие ссоры заканчивались короткими потасовками.

Мама на регулярные стычки дочери с одноклассницами неодобрительно качала головой. Она всё понимала – знала Надя – а поэтому ограничивалась просьбами вести себя сдержаннее. Но это лишь раздражало. На расспросы об отце мать всегда отвечала пространно и обтекаемо, пряча глаза. Надя подозревала, что она сама не верит в то, что папа исчез, а не сбежал из семьи.

Спустя столько лет в квартире почти не осталось папиных вещей. Напоминанием о нём были старые фото, полка с книгами, картина с волшебным лесом на стене, да доставшаяся Наде фамилия. Надежда Тараканова – это звучит гордо! Ещё один повод для одноклассников насмехаться над девочкой. Не известно, на что надеялся отец Тараканов – именно так его в шутку величали в семье – но данные папой имя и фамилию Надя была не прочь сменить на что-нибудь благозвучное.

Когда она достигнет совершеннолетия и получит право решать за себя, обязательно так и сделает, думала Надя. А пока ей двенадцать, особого выбора нет, так что нужно поскорее собираться в ненавистную, полную гиен-одноклассников школу.

Не прекращая недовольно стенать, Надя вылезла из-под одеяла и поплелась в ванную. Стараясь сэкономить время на сборы, в левую руку она взяла зубную щётку, а зажатой в правой руке расчёской попыталась привести в порядок спутавшуюся за ночь пышную каштановую шевелюру. Расчёска застряла в непослушном локоне, щетка соскользнула и больно ударилась о зуб. Оставив безуспешный процесс, Надя отложила вещи, и, набрав полные пригоршни ледяной воды, с размаху плюхнулась в ладони лицом.

Водные процедуры по методике Порфирия Иванова добавили бодрости, и девочка, кое-как окончив унылый утренний моцион, вернулась в детскую. Одевшись, Надя вышла на кухню: в холодильнике уже поджидали заботливо собранные мамой завтрак и обед. Не тратя драгоценные минуты на изучение содержимого, школьница затолкала свертки в рюкзак.

– Здравствуйте! – раздался тоненький голосок. Надя обернулась к обеденному столу: на перевёрнутой донышком вверх кофейной чашке, словно на трибуне, восседал огромный рыжий прусак** и приветствовал её жестом пары передних лапок.

Девочка секунду смотрела на насекомое округлившимися глазами, а затем тряхнула головой, будто отгоняя наваждение, и замахала на таракана руками.

– Кыш! – шикнула она на наглеца.

Тараканов девочка не боялась: когда-то комната отца была заставлена пластиковыми и стеклянными емкостями, кишащими всякими ползучими тварюшками. Но подцепить неведомую гадость, съев надкусанную пищу, не хотелось. Ведь тараканы не брезгуют отходами из помоек и разносят заразу, это любому ребенку известно. На столе, где едят люди, такому гостю не рады. Надю даже не смутило, что таракан с ней поздоровался. Ну, мало ли, послышалось спросонок, решила она.

– Как невежливо! – не смутился таракан. Убегать он не собирался.

– А говорящие тараканы – нереалистично! – парировала Надя. Теперь она заподозрила, что всё вокруг – лишь сон. Она всё ещё спит, и звонок будильника и сборы в школу тоже были просто сном. Иначе как объяснить разговаривающее насекомое?

– Если смущает моя речь, я могу написать, – вежливо предложил прусак. Он ещё и писать умеет, изумилась Надя. Приснится же такая диковина.

– Что, простите, вы собирались написать? – поинтересовалась девочка. Любезничать с тараканом было более чем странно, но раз он это делает, грубо будет не ответить тем же.

– Я крайне извиняюсь за то, что приходится вас беспокоить в такой ранний час, – с готовностью принялся объяснять маленький собеседник, – но у меня архиважная информация о вашем отце…

– Отце? – перебила Надя. – Ты знаешь что-то о папе? – от волнения девочка на секунду позабыла о вежливости, но тут же спохватилась: – Расскажите же, пожалуйста, что вы знаете? Вам известно, где он?

– Именно, что известно! – кивнул прусак маленькой треугольной головкой. – Более того, мне поручено препроводить вас к нему.

– Кем поручено? – уточнила Надя.

– Нашим превеликим и премудрым Королём! – гордо задрав усы, заявил таракан.

«У тараканов есть король, вот это забавно, – хихикнула Надя, – Хотелось бы посмотреть на прусака в золотой короне и красной мантии, восседающего на крошечном троне».

– Ох, ну тогда ведите же меня к нему, – ответила девочка. – Только поскорее, а то я в школу опоздаю.

Таракан кивнул, а затем подбежал к оставленной на столе ещё со вчера мисочке с вареньем, макнул туда тапки, и, спрыгнув на пол, обежал Надю кругом. На полу остался едва приметный розоватый след.

– Тараканус перемещанус! – пропищал он, воздев к потолку лапки.

Надя в недоумении огляделась. Её недавняя сонливость растаяла так же, как и стены кухни, которые только что её окружали. Теперь перед глазами девочки простиралась новая, незнакомая реальность.


_______________________________

* «Король тараканов восседает на троне. С прикосновением Мидаса и каменным сердцем» – строчка из песни «Cockroach King» лондонской рок-группы Haken.

**Blattella germanica – рыжий домовый таракан, он же прусак. Вид тараканов из семейства Ectobiidae, самый распространенный синантропный (проживающий в жилище человека) организм.

+6
75
22:28 (отредактировано)
+2
Читаю-с.
Вот, че обнаружила
От рисунка была свободна только те углы,


Что ж, вполне читабельно. Можно проду))
О, мерси. Это я слово «стена» заменил на «углы», а окончание забыл согласовать )
23:21
+1
Хорошо! Вроде картинка планировалась другая.
Картинка — эт была обложка. А это типа превьюшки, чтобы не повторять в каждой главе.
Спасибо )
06:55
+1
Забавно) легко и приятно читается. Зацепило при первом упоминании нарисованного неба. наверное, многие в детстве такое хотели бы иметь))) мечтательно-сказочное настроение у первой главы.

Вот это хорошая, цепляющая фраза: «Порою даже казалось, что это не её воспоминания, а эпизод из детской книги или старого кино»

А вот тут чуется мне шероховатость из-за инверсии: «но работал в не совсем творческой сфере»

«На полу остался едва примерный розоватый след» — примеТный?

Ещё вопрос: дальше всех тараканов будете ссылки давать?) если нет, имхо, можно здесь и без неё обойтись.
13:41 (отредактировано)
+2
Благодарю )
У неба есть прототип: когда мы въехали в новую квартиру, нарисовали его на потолке.
Да, ссылок будет много, ибо мне сказали, что без них ничего не понятно laughА насекомых впереди еще много
10:48 (отредактировано)
+1
Прелестно.
Но!«Практически» и «нарочито» не пойдет, извините(одно «нарочито» лишнее).
Когда продолжение?
Пожалуй, соглашусь. Вообще подумаю, как оптимизировать текст по части канцеляритов. Спасибо.
На неделе будет еще 3 главы, а дальше я немного подзастрял с сюжетом
Загрузка...
Константин Кузнецов №2