Художник

Автор:
Eva1205(Татьяна Осипова)
Художник
Аннотация:
Зона отчуждения появилась в лесной полосе поселка несколько лет назад. Пока ученые и военные исследовали ее, люди пытались жить с этим - мыслью о невозможности вырваться в обычный мир. Ваньке восемь лет и единственным его увлечением в закрытом посёлке стало рисование. Однажды в лесу он обнаружил удивительную поляну. Решив изобразить увиденное в альбоме, мальчик вдруг очутился в другой реальности.
Текст:

– А, ну иди-ка сюда, негодник! – крепкая баба в зелёной косынке, подскочив к тощему мальчишке, безжалостно схватила его за ухо. Ванька понуро шёл впереди и терпеливо сносил ругательства и подзатыльники тётки. – Опять в лес бегал?!
Родители мальчика погибли и на воспитание, восьмилетнего Ваньку взяла сестра матери Жанна – баба властная и суровая. Пацан сразу просёк, с ней не забалуешь. Однако изучив слабые стороны Жанны, научился извлекать пользу. Любила она, читать, а Ваня рисовать. Тётка, улыбаясь, с интересом поглощала новую книгу, что приносил мальчишка из бывшей школьной библиотеки, а потом рассматривала Ванькины иллюстрации. Улучив момент, хитрый паренёк мог заняться очередной проказой, а Жанна словно забыв щедрость племянника, орала дурниной и хваталась за ремень.
Как рассказывали старшие, после возникшей аномалии, местность окружили военные. Прошло два года, но ничего не менялось, людям хотелось покинуть территорию Зоны отчуждения. Однако жители не могли сделать этого. Некоторые пытались пройти сквозь оцепление, но кому это удавалось, умирали от неизвестной болезни, и на место желанию выбраться пришло смирение. Полуразрушенный посёлок стал общим капканом.

В последнее время в поселении происходили необычные вещи, в зданиях расположенных вблизи леса появилась бурая плесень. Она вгрызалась в бетонные тела домов, пожирая камень. Сооружения становились опасными для жизни. Люди перебирались в уцелевшие постройки, и несколько семей расположились в двухэтажном здании школы.
Ванька бродил по лесу. Взрослые запрещали ходить в сосновый бор, однако дети то и дело бегали туда, так как развлечений других не было.
Поддав носком ботинка серую поганку и сломав ветку, из которой ножичком выточил «саблю», Ванька напевал, размахивая грозным оружием.
Внезапно раздался странный звук. Мальчик прислушался и остановился, заметив появившуюся на пути поляну. Она была освещена солнцем и казалась ярким летним пятном среди осеннего леса. Смолистые стволы деревьев покачивались в такт тёплого ветерка, а россыпь дикой малины бусами краснела на кустах.
В октябрьском лесу слякоть, и ржавый ковер пожухлых листьев, а на лужайке раскинул тёплые объятия июль.
Ваня скинул куртку и уселся на пенёк. Вынул из рюкзака альбом и карандаш, в задумчивости, с чего начать. Осмотрелся, бросив взгляд на спелые ягоды, решил не трогать, пожалел красоту.
Закрыл глаза, решив, что самым верным это представить, как лучше изобразить на сером альбомном листе яркий малинник.
Удивлению не было предела, когда яркая вспышка заставила мальчишку втянуть голову в плечи и закрыть ладонями лицо. Он прищурился, глядя сквозь пальцы на источник света. Загудело.
– Ух, ты! – воскликнул мальчик. Между лопатками взмокло. Фантастический летательный аппарат, сделал круг, а потом вернулся. Ванька увидел в нём двух пассажиров – тётку с сумасшедшей прической и странное существо, с круглой гладкой головой. Перепончатые лапы, как у жабы, сжимали знакомый предмет. Граммофон. Именно он совершенно не вязался с фантастическим миром, где очутился Ваня. Такой был раньше у мамки, пронеслось в воспоминаниях мальчишки.
Под ногами песок лилового цвета. Ваня пригляделся, рассматривая похожие на сахар песчинки, а потом вгляделся в оранжевое небо.
Пошарив в песке цвета майской сирени, он поднял огрызок карандаша.
Странная парочка скрылась, а Ванька рассматривал оскалившиеся горы, которые хороводом окружали низину. Лиловые песчинки перемешивал ветер. Пахло булочками, как показалось Ваньке, и он даже есть захотел.
Сделав набросок, он улыбнулся творению. Долго разглядывал летающий скутер с цифрой три на капоте, добавив на корпусе буквы, и пассажиров - тётку с лохматой прической и существо с лягушачьими лапами. Главное – граммофон не забыть, зубастые горы и сливочные облака в оранжевом небе. Жаль, красок нет, чтобы передать цвет. Ванька никогда ещё не рисовал так вдохновлённо, и даже от напряжения высунул кончик языка, пока в небе не появилась рыба.
Он прикрыл ладонью глаза, опускаясь на корточки. Летающая чудо-юдо – зубастая, пучеглазая, настроенная явно недружелюбно.
Ванька зажмурился, ощущая холодок по спине. Осторожно посмотрел сквозь ресницы, увидев, что снова в родном лесу.
Солнце скрылось за лесом. Голод напомнил о себе урчанием в желудке, Ванька посмотрел в темноту и поёжился. Между деревьями вспыхивали светляками фонари. Вскоре мальчик понял – его ищут.
Натянув куртку, он кинул в рюкзак карандаш и потрёпанный альбом. Двинулся на свет, пока на пути Ваньки не выросла фигура. Он столкнулся с мужиком, у которого была хоть и грозная наружность, но доброе сердце. Михалыч покачал головой, поправил вязаную шапку и, почесав бороду, взял Ваню за рукав.
– Я такое видел, – прошептал паренёк, оглядевшись, словно их разговор не должен стать достоянием чужих ушей. – Точно на другой планете побывал! – Он порывался вытащить из рюкзака альбом.
– Новая аномалия появилась, – вздохнул Михалыч и выругался. Ванька, раскрыв рот, закивал, вглядываясь в стальные буравчики глаз старшего по посёлку. – Не говори ребятам, а то неприятности будут.
– Ага, – кивнул Ванька, внимая совету ходока.
Он семенил за Михалычем, который, сообщил по рации, что нашёл пацана и ведёт домой.
– Я нарисовал там кое-что, – начал мальчишка. Ему не терпелось поделиться увиденным чудом, но Михалыч молчал, став похожим на мрачный утёс. Ванька затих и услышал, как вздохнул мужик, точно филин:
– Угу.
Дома Ваньку выпороли. Не пожалела тётка его, выписывала ремнём по голой заднице, приговаривая:
– Запомнишь, как по ночам в лесу шастать!
Боль вонзалась, оставляя красные знаки на бледной коже, Ванька сжимал зубы, но не издал ни звука. Слёзы предательски катились по щекам и, похоже, наказание укрепило желание Вани вернуться в аномалию, чтобы увидеть фантастический мир снова.
Зализав раны, он решил стать осторожнее, и спустя неделю, сбежал на рассвете в лес. Отыскать заветную поляну не составило труда, ноги, сами привели к трухлявому пню.
Ваня вытащил альбом, карандаш и зажмурился. Предчувствие не подвело. Мир с апельсиновым небом снова оказался перед глазами юного художника.
Мальчишка решил прогуляться, но далеко не стал отходить от места, где очутился. Осмотревшись, он заметил вдалеке строение напоминающее замок. Дымка не давала разглядеть здание, а потом снова появился воздушный патруль – тётка с буйной причёской и странный пассажир с граммофоном.
Ванька осмелел и не стал прятаться, он ждал, когда покажется рыба. Женщина, казалось, видела паренька, и улыбалась ему, сделав круг на скутере с цифрой три.
Мальчуган снова приступил к работе, теперь не забыв добавить, замок на горизонте, и всплывшую, словно из подпространства зубастую рыбу.
На удивление рыбина оказалась мирной. Вяло двигая плавниками, она зевнула, распахивая зубастую пасть, проплывая мимо Ваньки.
Оставаясь не пойманным, мальчик бегал в лес, как заяц за капустой. Научившись рассчитывать время проведенное в аномалии, Ваня старался к обеду быть дома, чтобы не вызывать подозрения. Побег из реальности стал секретным убежищем от серых будней закрытого посёлка.
Тётка вскоре узнала, где «учит уроки» племянник. Отправившись за ним следом в лес, решив поймать с поличным и наказать.
Когда Ванька исчез на необычной лужайке, Жанна не знала, что и делать. Просидела до полудня, солнце пряталось за сизыми тучами, которые касались макушек сосен, и женщина продрогла, даже слезу пустила, ругая сорванца. Появлению мальчишки обрадовалась, но решила проучить. Пороть поняла – бесполезно, но за уши «оттаскала» от души и потребовала рассказать обо всём. Ванька отпирался, а потом сдался, но рисунки не показал.
На следующее утро в посёлок прибыли солдаты, расспрашивали Михалыча, старшего по посёлку, приборами просвечивали здания, пробы со стен соскабливали. Одна из групп отправилась в лес, Ваньке хмурый боец велел рассказать, как работает аномалия. Мальчишка, плёлся впереди, догадываясь, что это наводка тётки. Поглядывал на солдат и, нехотя показывал дорогу.
Обнаружив новую аномалию, военные остановились. Бурую траву в лесу покрыла пороша, а холодный воздух забрался под воротник. Поляна, освещённая солнцем, оставалась летним пристанищем с изумрудной травой и малинником, который радовал глаз крупными ягодами. Ванька так ни разу и не съел ни одной. Он сделал шаг к знакомому пню, однако боец, отодвинув парнишку, вошел в круг из солнечного света. Опустился на пень, закрыв глаза и исчез. Солдаты, настороженно приблизились к аномалии, а Ванька сиротливо прислонился к стволу сосны, медленно сползая на холодную землю.
– Лучше не ходите туда, – буркнул он, – это моя фантазия…
Через несколько минут воздух над поляной вздрогнул и выплюнул бойца, который начал стрелять в пустоту.
Пространство замерцало, из аномалии вынырнул летающий скутер. Теперь женщина с безумной причёской не улыбалась. Ваня видел, как она хмурила брови, почти, как Жанна. Пассажир с перепончатыми пальцами крутил ручку граммофона. Солдаты падали, зажимая уши, их крики разлетались между сосен и тонули в сером небе. Ваня ничего не слышал. Он не чувствовал страха.
Подлетев к пареньку, скутер завис, а женщина улыбнулась и, прижав указательный палец к губам, поманила мальчишку. Ванька зажмурился, страха не было, а ноги сами потащили его к поляне.

Бойцы постепенно приходили в себя.
Мальчишка исчез!
Поляна стала обычной серой прогалиной осеннего леса. Один из солдат подошёл к трухлявому пню, разглядывая малиновый куст. Ягоды сморщились и почернели, он коснулся ветвей, а они осыпались, превратившись в пепел.
Теперь о присутствии аномалии напоминали рисунки, которые Ваня никому не показывал, решив оставить воспоминание о необычном путешествии до лучших времён.
***
– Знаешь, приборы перестали показывать существование обеих аномалий, – задумчиво проговорил один из исследователей. – Что же там произошло, и зачем солдаты потащились за мальчишкой, наплевав на инструкции?
– Плесень на зданиях превратилась в пыль.
– Да черт с ней, – отмахнулся другой ученый. – Мальчик исчез!
Доктор наук пожал плечами, а профессор раскрыл альбом Ваньки и, покачав головой, захлопнул его
– Кто знает, где он и вернётся ли домой?
© Copyright: Татьяна Осипова Величкина, 2019
Свидетельство о публикации №219110300391 
Другие работы автора:
+4
80
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ирис Ленская №1

Другие публикации