Дети Зоны - Фёдор

Автор:
КотСталкер
Дети Зоны - Фёдор
Аннотация:
Родившийся в Зоне может считаться её ребёнком , он же родился внутри неё. В общем букоффмного, лучше не читать.Хотя кому интересно . как у Хозяйки появился её мужчина ...
Текст:

ДЕТИ ЗОНЫ – Фёдор

Фёдор вырос и начал задумываться о своей жизни, как ему жить в Зоне, да и на женщин стал обращать внимание. На другой стороне Кордона, подальше от Свалки и шума жил шаман, как-то, раз Фёдор подошёл к его странному жилищу из шкур и увидел, что тот курит трубку, сидя у костра. Странно, но мысли шамана были о Зоне, о духах её населяющих и о нём.

- Здравствуй, ты почему думаешь обо мне, мы ведь даже не знакомы.

- Духи Зоны сказали, что ты придёшь.

- Что за духи и почему они знают обо мне.

- Духи знают всё, здесь очень сильные духи.

- Всё равно непонятно, кто такие духи.

- У любого места есть духи, кто чист сердцем и слушает их волю, тот идёт правильным путём. Здесь очень сильные духи, – такую длинную фразу индеец говорил не часто.

- А что они про меня говорили?

- Сказали, что ты придёшь.

- И всё?

- Разве этого мало?

- Вот я пришёл.

- Теперь будем говорить с духами, – шаман дал пучок полыни в руки Фёдору, – держи.

Когда прошло довольно много времени, шаман сказал «бросай» и он бросил пучок полыни в огонь, шаман взял бубен и начал петь и бить в бубен, пел он долго.

- Духи Зоны сказали, что ты должен уйти.

- Из Зоны?

- Ты не можешь уйти из Зоны, ты можешь жить только в ней, уйти из дома.

- Мама будет скучать.

- У неё есть дочь.

- Почему я сейчас не слышу твоих мыслей?

- Я говорю словами духов.

- Этому можно научиться?

- Как захотят духи.

- А как узнать, хотят они или нет.

- Приходи завтра, будем делать инипи.

На другой день он с утра пришёл к шаману, таскал камни, потом вместе сидели в темноте, а потом он услышал духов. Услышал сам, они говорили, что его ждёт длинный путь, который он должен пройти сам. «Мы будем говорить с тобой на этом пути», сказали духи.

- Духи дали тебе имя Стремительный Ветер, – сказал после обряда шаман.

- Мне они не сказали этого.

- Ты думаешь, духи говорят всем одно и то же? Мне они сказали то, что должен услышать я, а тебе, что ты.

- Они будут говорить со мной, как их услышать?

- Надо просто захотеть, если ты будешь уважать духов, то они найдут время говорить с тобой. Приходи завтра, узнаем, что тебе нужно в пути.

Дома Фёдор ничего не сказал, да и как сказать маме, что он должен покинуть её. На другой день шаман сказал ему, что сегодня он будет исполнять волю духов, «пить огненную воду», поэтому ему надо прийти через день. «Странный шаман» подумал он, впрочем, может духи, и правда чего-то там видят. Дома он подошёл к печке, зажёг огонь и бросил в него пучок полыни, глядя на дым.

«Ты рано спрашиваешь, жди своего времени, помоги маме, сегодня будет удача», услышал он как будто в голове голос.

Удача, какая может быть в Зоне удача? Да ещё маме помочь, наверное, речь идёт об артефактах.

- Синус, пошли за артефактами? Сегодня должен быть хороший день, – позвал он сталкера.

- Если мама не против, Лиза, ты нас отпустишь?

- Идите, только к ужину возвращайтесь, – мама занималась готовкой, семья выросла.

И они пошли, пошли не на свалку, а мимо неё, долго не было ничего, но потом артефакты пошли, как грибы, контейнеры заполнились, и даже ещё оставалось много артефактов. Вдруг он увидел странный артефакт, в виде звезды и абсолютно чёрный, казалось, он даже свет вокруг поглощает. Фёдор проверил, он не фонит вовсе, а взять рукой не получилось, казалось, он высасывает жизнь из него. Тогда Фёдор попросил у Синуса контейнер усиленной защиты, вытряхнул из него не особо и ценный артефакт и подцепил эту маленькую звёздочку, «не продавай», услышал он голос в голове. Впрочем, и так улов был такой, что им хватит не на один год, артефакты были как на подбор, на россыпи они набрали очень приличный улов, так что продавать ту звёздочку и не было нужды.

Едва успели к ужину, мама уже начинала нервничать, но видя их довольные физиономии, она успокоилась и пригласила всех к столу. Ужин был просто царский, наелись они от пуза, а потом Фёдор ушёл в свою комнату. Как сказать маме, что он должен покинуть её?

Через день он снова пришёл к шаману, тот снова сидел и курил свою трубку, его жена возилась с малышами, которые устроили хоровод вокруг мамы.

«Он пришёл узнать путь», - подумала девочка, и Фёдор услышал её мысли.

«Он слышит тебя», - ответил ей мысленно мальчик.

«Это хорошо», - подумала девочка, - «ему пора привыкнуть, что и его слышат».

«Значит, в Зоне есть такие же, как я», - подумал Фёдор и решил следить за мыслями.

- Сегодня мы будем смотреть твой путь, – сказал шаман.

Потом раздул огонь, добавил дров, дал Фёдору полынь и взял бубен. «Кидай» сказал он и начал играть на бубне, потом запел странную песню, а потом Фёдор увидел озеро и на нём трёх человек, мужчину, женщину и ребёнка.

- Я должен пойти туда?

- Да, духи указали тебе цель, теперь можешь спросить путь.

- Что-то не получается – сказал через какое-то время Фёдор.

- Какое имя ты назвал?

- Своё, Фёдор.

- Духи назвали тебя Стремительный Ветер, спроси так, они не знают другого имени.

Когда Фёдор спросил от нового имени, духи показали ему путь, которым он должен пройти.

- Духи сказали, тебе нужна защита от людей.

- А как я её получу?

- Просто купи бронежилет, – рассмеялся шаман, – оружие духи не показали, значит тебе оно не нужно, что ты умеешь?

- Я могу руками пробить стену, убить любого зверя, могу бежать и прыгать так, как ни один человек, мой отец излом.

- И всё-таки тебе есть чему учиться, один человек тебе поможет.

Потом шаман достал две палочки и протянул Фёдору.

- Духи не любят быстрый огонь, это для разговора с духами, просто три их вот так, – он показал.

Дома Фёдор ломал голову, как же сказать маме, что ему пора уходить, в душе он это давно почувствовал, но объявить своей любимой маме было непросто.

- Мама, Федя хочет уйти, – вдруг сказала сестрёнка.

- Он же только с улицы, а если хочет, пусть погуляет.

- Он насовсем хочет, думает, вырос.

- Федюша, миленький, ты хочешь уйти от нас? – для любой матери расставаться с ребёнком тяжело и она всегда боялась, что он однажды уйдёт.

- Я хочу увидеть Зону, я знаю, что могу жить только тут, но мне пора жить своей жизнью.

- Давай хоть соберу тебя в дорогу, сейчас тесто поставлю, тебе же снаряжение нужно.

- Да, надо походить на всех сталкеров, только оружие мне не нужно, ножа хватит.

Потом она пекла пирожки в дорогу, потом они покупали ему бронежилет и нож и простенький комбинезон, особой защиты ему не надо было, но походить на всех остальных было просто безопаснее. А потом мама плакала, а он обнял её и прижался щекой к щеке. А потом он поднялся, попрощался со всеми, обнял сестрёнку «маму не обижай» и ушёл.

Шёл он дорогой, которую ему показали духи, старался обходить людей и не ввязываться в неприятности. Перед этим он навестил старого излома, который одобрил его решение, «большой стал, пора из-под юбки выбираться». На второй день зашёл он в лес, аномалий по краю было множество, но проход он нашёл быстро. В лесу он нашёл ручей с чистой водой. Напился и пошёл по ручью, а вскоре и озеро увидел, только странное дело, подойти он к нему не мог. Становилось плохо дышать и тело начало чесаться, пришлось отойти подальше. Озеро вот, пара шагов, а не подойти, что делать, сел на берегу и задумался. Потом развёл костёр палочками шамана, достал из рюкзака пучок полыни и кинул в огонь. Долго сидел он, смотря на дым, говоря при этом «духи Зоны, что мне делать дальше?» Наконец получил он ответ духов, прямо из дыма вышла молодая женщина в белом одеянии и сказала «тебе туда нельзя, но я позову его» и пошла босыми ножками прямо по воде. Вернулась она уже с мужчиной, который приплыл на плоту.

- Ты кто и почему сюда пришёл?

- Я Дядя Фёдор, местный житель, меня духи привели, сказали, что тут я научусь тому, что не умею.

- А почему на остров не пришёл?

- Не могу, плохо становится.

Женщина в белом взяла за руку мужчину и сказала, - «вам тут надо поговорить, а я пока с Ангелом поболтаю, он не может, на острове нет Зоны в обычном понимании» и ушла босиком по воде на остров.

- Значит, ты хочешь, чтобы я тебя учил? У тебя только нож, ты воюешь холодным оружием?

- Нет, я им банки открываю с тушёнкой, щепок на растопку могу настрогать, мне не нужно оружие, я могу руками убить любого.

- Тогда что тебе от меня нужно?

- Ты умеешь то, чего не умею я, научи меня.

- Биться без оружия? Давай попробуем, только это долго будет.

- Я не тороплюсь, для того и ушёл из дома.

- А где ты будешь жить?

- Прямо тут, мне много не надо.

- Ну что же, начнём с дыхательной гимнастики, другого пути нет, ты должен почувствовать своё тело.

Они занимались два часа, после чего Ртуть похвали ученика, схватывал он на лету.

- Я буду приплывать сюда каждый день, и два часа мы будем тренироваться, остальное время ты будешь предоставлен сам себе. Иногда я ухожу на неделю, я кузнец и работаю в Баре.

- Мне нельзя в Бар, – вздохнул Фёдор, – у нас конфликт с «Долгом».

- Я не из «Долга», просто кузница там, а теперь меня ждёт жена, до завтра.

- Погоди, – лучше было сразу всё сказать, Фёдор это почувствовал, – я читаю мысли и мой отец излом, только не говори никому.

- Не скажу, я умею хранить тайны и следить за мыслями, раз она тебя привела, значит, ты этого стоишь.

- А кто она?

- Пусть сама скажет, – Ртуть повернулся и пошёл к озеру.

А потом вернулась красивая женщина в белом, посмотрела на него и сказала «это только начало», шагнула за дерево и пропала.

Потянулись дни, похожие один на другой, они занимались каждый день, а потом Ртуть ушёл, «тренируйся сам, оттачивай движения». Фёдор и тренировался, только вечером становилось тоскливо, мамины пирожки кончились, правда, он угостил и Ртуть и его семью, а в ответ ему привезли жареную форель. Женщина в белом порой приходила к нему, подбадривала, а иногда и просто смотрела как то по-особенному. Однажды он развёл огонь палочками, но забыл спросить у духов, просто сидел и смотрел в огонь, думая о маме. Тут появилась женщина в белом, «хочешь увидеть маму? Она как раз печёт пирожки» потом хлопнула в ладоши, и в пламени он увидел маму, он помахал ей рукой и сказал «здравствуй мама, у меня всё хорошо». И тут произошлонеожиданное, мама улыбнулась ему и сказала «здравствуй сыночек» и смахнула слезинку. Образ пропал, и Фёдор повернул голову к женщине.

- Она видела меня?

- Да, это была твоя мама, у неё тоже всё хорошо, только грустит немного.

- Спасибо, – сказал Фёдор женщине, но она уже пропала.

А через день вернулся Ртуть, вручил Фёдору банки кильки в томате «не мясо, но тебе даже лучше», рыба полезнее будет». И пошло поехало, тренировались иногда до изнеможения. От простых упражнений перешли к кулачному бою, тут равных Ртути в Зоне не было. Но и Фёдор был не лыком шит, осваивал быстро и почти без помарок, которые исправлял без слов. Иногда Фёдор видел в костре мать и передавал ей приветы. Так пролетело полгода, а однажды Ртуть сказал, «покажи всю свою силу», на что Фёдор ответил «меня надо разозлить». Ох, зря Ртуть решил это увидеть своими глазами. Пришлось включать своё ускоренное кино, да ещё на максимальной скорости, только мастерство Ртути позволяло ему избегать атак Фёдора. Вдруг Ртуть почувствовал, что на него несётся грузовик, с огромным трудом он уклонился от атаки, и могучее дерево за его спиной было снесено со страшной силой.

- Стоп! Остановись! – крикнул он, и Фёдор с трудом успокоился.

- Наши тренировки окончены, похоже, я воспитал машину для убийства.

- Я никогда не применю это к хорошим людям, – пообещал Фёдор.

Тогда Ртуть уплыл на остров, а вернулся с женой и сыном.

- Вот перед вами мастер кулачного боя, – сказал он им.

- Как Брюс Ли? – спросил мальчик.

- Намного опаснее, но он конечно не мастер у шу.

- Это ты мастер, мой милый, – сказала Ангел и чмокнула его в щёчку.

А потом они поклонились друг другу и Фёдор ушёл.

- Он добрый, у него мама хорошая, – сказал мальчик, - только имя странное, Матроскин и он не любит обижать людей, его так Тихон учил.

- Это ты откуда взял?

- Увидел у него в голове – просто ответил мальчик.

А Фёдор отошёл по ручью вверх, достал палочки шамана и разжёг костёр.

- Духи Зоны, вас просит Стремительный Ветер, дайте мне путь.

Он смотрел на дым, и перед ним расстилалась Зона, он увидел странное место, химеру, странную женщину, девочку в шкурах и старуху, возившуюся с маленьким мальчиком. Потом всё пропало, и он понял, что этот путь указали ему духи. Набрав воды из чистого ручья и закусив форелью, которую ему на дорогу подарило семейство с острова, он пошёл по пути, указанному духами Зоны.

По пути он много думал, зачем и куда его ведут духи Зоны, вот он научился хорошо драться, познакомился со счастливыми людьми, которые любят друг друга, красивая женщина помогала ему, вот зачем она ему помогала и кто она такая, один из духов Зоны?

Вопросов было много, а духи Зоны показывали ему только путь, вот тут погибли двое, кости белели на траве, а вот была битва и много человек погибло. Вдруг мимо него промчалась женщина в шкуре с девочкой тоже в одежде из шкур, а за ними с топотом нёсся псевдогигант, «не успеют» подумал он и кинулся следом. Потом его взяла злость, что эта тварь хочет убить их. Он, включил свою злость, догнал псевдогиганта, прыгнул ему на спину и проломил череп. Тот пробежал ещё немного и начал заваливаться набок, как раз на маму с ребёнком, злость ещё не прошла и он буквально смёл их из-под огромной туши.

- Успел, – обрадовался он.

- Цаца, аоси, – сказала женщина.

- Мама говорит, что ты хороший, она благодарна тебе за спасение.

- Мама так странно говорит, но я понимаю её мысли, мне можно совсем не говорить.

- Я тоже понимаю мысли, – ответила девочка, – пойдём с нами, отдохнёшь с дороги.

И они пошли, оказывается, они жили в пещере, там ещё была старуха и химера. Химера в пещере с людьми, он чуть не убил её, но вовремя опомнился. Раз они жили вместе, значит, химера была ручная, Уже в пещере они познакомились, женщину звали Киса, а девочку Аня, старуху тоже звали Аня, поэтому её называли просто бабушкой. А ещё в пещере был маленький мальчик, которого все называли Наше Счастье. Но к вечеру вернулась его мама, и оказалось, что он Лёшенька, хотя мама звала его Счастье Моё. Маму звали Катя, а папа у них был далеко в Зоне. Странно было и то, что Киса и Аня ели сырое мясо, а остальные жарили его на огне. Киса тоже понимала без слов, так что можно было с нею говорить образами. Аня рассказала, что Фёдор спас их от псевдогиганта, проломив ему череп, все удивились, поскольку оружия у него не было.

Вечером он пошёл поговорить с духами, но из костра вышла снова женщина в белом, она села рядом и сказала, что он молодец, а ещё предложила пожить тут несколько дней, пока духи не скажут ему новый путь.

- Можно мне маму увидеть? – спросил он у женщины.

- Не сегодня, она уже погасила печку, я скажу, когда пора будет.

Странная женщина и он никак не мог понять, о чём она думает, когда он пытался, видел только фиолетовый туман. А она сидела и сидела и не собиралась уходить.

- Давай просто посидим, иногда так хочется с кем-нибудь просто посидеть.

- Давай, тут так тихо.

- Сейчас во всей Зоне тихо, – сказала она, – редкое счастье.

Они сидели весь вечер, пока его не позвали ужинать из пещеры.

- Ступай, – сказала она, а когда он повернул голову, она исчезла.

Ужин был простой, мясо, Катя и Аня ели сырое, а его угостили жареной свининкой. Химера просто доела остатки кабанчика. В пещере не зажигали света, а просто болтали в темноте, а потом улеглись спать, было немного тесно, и он вышел наружу. Рядом журчал ручей, а небо на редкость было звёздным, для Зоны это был праздник. Фёдор лёг на спину, глядя на звёзды, и незаметно для себя заснул. Снилась ему женщина в белом, немного грустная, очень красивая, идущая босыми ножками по воде. Утром вся пещера проснулась перед рассветом, и побежали умываться к ручью, старуха приняла из рук женщины мальчика и унесла в пещеру, а молодые женщины просто разделись без всякого стеснения и начали плескаться в ручье. Удивлённый Фёдор заворожено смотрел на них, но потом из скромности отвернулся.

- Иди к нам купаться! - звали они, видно привыкли к такой процедуре и не видели в ней ничего особенного. А Фёдор решил вместо этого позаниматься, как учил его Ртуть, не столько от острой необходимости именно сейчас, сколько как повод избежать совместного купания. Когда он закончил с занятиями, девушки уже вылезли и оделись, собираясь на охоту. Он быстро обмылся в ручье и захотел тоже с ними пойти охотиться, женщины не возражали.На охоте он получил бесценный опыт, оказывается, он топает, как слон и дышит громко и вообще чуть не испортил им охоту, если бы не убил кулаком кабана, что тоже было неправильно, поскольку у него мясо жёсткое и надо бить поросёночка.

- Не сердитесь, я первый раз на охоте, – но Киса сердилась про себя странными словами смысла которых невозможно было понять виду её странного языка.

- Ничего, поедим этого, – сказала Катя, - давайте вырежем самое мягкое.

Самым мягким оказалась грудинка и ещё пару кусочков, ещё кабан лишился своего достоинства самым радикальным образом, ему отрезали мошонку со всем содержимым. В общем, на один раз поесть набрали, по пути домой ему объяснили, что дышать надо открытым ртом и очень медленно, чтобы не издавать звуков, заодно показали и как надо ходить на охоте, что тоже было хорошей наукой. Удивило его и оружие женщин. У одной было копьё из кости, а у другой палица тоже из чьей-то кости с клыками кабана. На вопрос о том, не надо ли вырезать и клыки, ему сказали, что это лишнее, скелет и так обгложут начисто, тогда и взять проще. Ножи у них тоже были костяными, но при этом вполне острыми и прочными. На завтрак зажарили кусочки грудинки и железы кабана, которые оказались на редкость вкусными, а Киса и Аня просто так съели по кусочку сырого мяса.

- Вы, почему сырое едите? – спросил он у них.

- Цаца, – ответила Киса.

- Мама с детства привыкла к сырому, да и мне оно кажется вкуснее.

- А мама так говорит тоже не без причины?

- Да, её вырастила химера – она показала на косточки у стены – вон та, а эту уже мама вырастила.

Сытая химера, которая сходила по их следам к кабану, вернувшись с отвисшим до земли пузом, лениво слушала их разговор. Аня подошла и поиграла ушками химеры, в ответ та

замурчала довольная.

- Вечером опять охотиться, – вздохнула Катя.

- Я больше не испорчу вам охоту, – извиняясь, сказал Фёдор.

- Конечно, а то разделишь судьбу кабана, – засмеялась Катя, – шучу я, а то ещё испугаешься.

Странное весёлое сообщество жило в пещере, оказывается, Катя была вполне цивилизованным сталкером, но после ссоры с «Долгом» поселилась здесь.

- Я тоже поссорился с «Долгом», побил одного из них, когда мне было десять лет.

- Ого, в десять лет побил долговца, ты чего всю жизнь так лупишь кулаками?

- Почти, меня Тихон научил.

- Тихон это кто?

- Один старый излом.

- Ты ещё и с изломами водишься? – Катя вся была в удивлении.

- Он меня всему научил, почти всему, я же наполовину излом, мама у меня человек.

- Чудеса в Зоне, а по виду не скажешь.

- Вас тоже по виду не скажешь, какие вы охотницы. Да ещё с таким странным оружием.

- Мы привыкли, знаешь, так спокойнее жить, счастья больше. Ну, ходила я по Зоне со снайперкой, бухала в барах, сбывала хабар, а меня «Долг» чуть не убил. Так что так лучше жить и Лёшенька вот мне в подарочек за это.

Все притихли и осмысливали сказанное, Киса думала то же самое, только своими словами. К вечеру на охоту пошли уже тихо, Фёдор старательно растягивал дыхание и шёл с носка на пятку, а вот запах кабанов он учуял раньше всех, показав рукой, где стадо. Потом дамы устроили настоящую засаду, показав ему руками, как надо гнать на них стадо, а сами забрались на ветки. Фёдор честно подкрался и чуть не испортил всю охоту, вовремя уловив недовольство девчат, что слишком тихо идёт, он затопал, зашуршал опавшей листвой и стадо шарахнулось от него как раз туда, где сидели на ветках девчата. Когда основная масса пробежала, Катя прыгнула на отставшего поросёнка и пронзила его копьём, а Киса разбила голову свей булавой. Так что тот и взвизгнуть не успел. Потом он нёс его к пещере, Киса ловко разделала костяным ножом и протянула ему сырую печень, показав, что надо есть прямо так.

- Хочешь, посоли, первый раз это трудно съесть, – сказала Катя, – обычно мы детей так кормим.

Фёдор присолил печень и откусил изрядный кусок, оказалось вполне вкусно и даже немного приятно, впрочем, остальное он отдал детям, те с радостью накинулись на сырую печень.

- Они у нас всеядные, едят и сырое и жареное. – Катя говорила, а Киса думала то же самое, только произнести не могла.

А потом они все вместе залезли в ручей и дети и взрослые, кроме бабушки и плескались там, брызгая друг на друга, в общем, отвертеться ему не удалось, и девчонки хихикали, показывая на его достоинство.

- Не смущайся, мы так привыкли, – сказала потом ему Катя, - а у наших детей один отец, просто у Кисы нет понятия мужчина, самец, когда есть нужда и всё.

А потом он жёг костёр, и снова появилась женщина в белом.

- Приготовься, мама топит печку, – сказала она и хлопнула в ладоши.

В огне показалась мама, он помахал ей рукой

- Как ты, сынок?

- У меня всё хорошо, мама, немного скучаю по тебе, как вы поживаете?

- У нас всё хорошо, все здоровы, – сказала она и смахнула слезу.

Потом видение пропало. Снова сидели они с женщиной в белом у ручья и снова молчали, потом она спросила неожиданно

- Тебе понравилось?

- Что?

- Купаться вместе в ручье.

- Это неожиданно, немного стеснительно, но было весело.

- Везёт тебе, – вздохнула она.

- А ты не можешь искупаться в ручье?

- Не с кем, – снова вздохнула она, с какой-то тоскою.

- Тебе же хочется искупаться, – сказал он, – это так просто, взять и искупаться в ручье.- Пошли – вдруг предложил он.

Она вздохнула и замолчала, потом мотнула белыми волосами «а пошли». Скинула с себя белый наряд и полезла в ручей. Фёдор аж рот раскрыл, какая она была красивая, он тоже разделся и полез в ручей. Они плескались и смеялись и веселились, брызгали друг на друга и были безмерно счастливы. А потом он вылез одеваться, а она исчезла.

Так прожил он у них неделю. Научился немного охотиться, помогал тащить кабанчиков и даже захотел сделать себе костяной нож.Киса отвела его к большой кости псевдогиганта и показала, как она откалывает куски для ножа. Потом повела его к камню, о который она точит ножи и оставила его работать, а к вечеру пришёл Лешак, муж Кати и отец этих детей, он принёс много вкусностей, у Сидоровича появились консервированные фрукты и овощи. Кто-то стал интересоваться таким товаром, и барыга чутко отреагировал на спрос.– Поздорову, бродяга! – приветствовал он Фёдора, – кто будешь и как сюда занесло?

- И тебе не хворать, звать меня Дядя Фёдор, а сюда привели духи.

- У Шамана, что ли был? – спросил он, – постой, Дядя Фёдор, это сын Матроскина?

- Он самый, вот брожу по Зоне, на жизнь смотрю, немного застрял, опыта набраться в охоте.

- К девчатам не приставал? – спросил ревниво Лешак.

- Нет, у меня и опыта нет, да и нравится мне другая.

- Ладно, пошли есть.

В этот день ужин был праздничный, к мясу прилагалась и фасоль в банках и даже персики на сладкое.

- Слышали новость? ООН нами заинтересовалась, вроде как безопасностью местных жителей, а Зелёные и мутантов защищать собираются.

- Тут такое место, что любые перемены только к худшему,

- Зона чего-то притихла, только вчера к вечеру ветер пронёсся, а так даже мутанты тихие и ленивые.

За разговорами и в сон потянуло, все начали укладываться, а Лешак с Катей поцеловались и выскочили ил пещеры. Фёдор, как всегда на ночь, зажёг палочками костерок, бросил в огонь пучок полыни и начал просить пути у духов. Но явилась опять женщина в белом. Села рядом, помолчала, а потом предложила искупаться в ручье.

- Там Катя и Лешак, мы им помешаем, – отвечал он.

- Хорошо, влюблённым мешать нельзя. Ты не видел, чем они занимаются?

- Нет, только мысли прочитал, у меня нет такого опыта, я не знаю.

- Тогда получи опыт, ты же ушёл за опытом.

- Где я его получу?

- Мне кажется, это случится скоро, тебе нравится Киса?

- Она хорошая.

- Я знаю, но как женщина.

- Я не думал о ней как о женщине, – ответил он, а сам подумал, что скорее ему нравится она.

Опасно так думать о той, кто знает всё наперёд и уж конечно может читать мысли. Женщина в белом смутилась, вздохнула, потом улыбнулась стеснительно и вместе с тем коварно. А потом хлопнула в ладоши и исчезла. Фёдор улёгся на спину и уставился в небо. Звёзды светили ярко, и казалось, что всё небо светится махонькими точками, вдруг небо начало краснеть «выброс» подумал Фёдор.

- Выброс! – заорал он в сторону Лешака и Кати – Быстрее в пещеру!

Ему пришлось трижды кричать, наконец, они прибежали, на ходу натягивая одежду, и все забились в пещеру. Фёдор всегда легко переносил выброс, но оставаться на улице совсем не хотелось, потому он залез ко всем и там, прижавшись, друг к другу, они и пережили выброс. Внеплановые выбросы всегда короткие, поэтому вакханалия длилась недолго. Пещеру перестало трясти, в ушах звенеть и голова больше не мутилась. Впрочем, всё это было у других, Фёдору виделась незнакомка в белом, она немного злилась, потом смеялась, потом закрыла лицо руками, глубоко вздохнула и всё прекратилось.

- Ух, такой мощный и короткий, – сказал Лешак, - даже испугаться не успел. Спасибо тебе Дядя Фёдор, спас.

- Он и Кису с Аней спас, убил псевдогиганта, – сказала Катя.

- Ого, и чем? – удивился Лешак.

Фёдор показал руку.

- Не понял, оружие-то, какое было?

- Рука, – пояснил словами свой жест Фёдор.

- Ты можешь руками убить псевдогиганта? – изумлению Лешака не было предела.

- Когда мне было десять лет, я пробил дыру в заборе у «Долга» - спокойно сказал Фёдор.

- Так вот почему они на вас злые?

- Не только, я там покалечил немного одного хама, – всё как то буднично рассказывал Фёдор, впрочем, для него и были их с мамой будни, он всегда защищал её и от нахалов и от мутантов, когда старенький подствольник давал осечки.

- Ладно, - разрядила обстановку Катя, - у кого с «Долгом» не было конфликтов, давайте лучше спать.

Так все разошлись и заснули до утра. Утром рано Фёдор размялся, сделал зарядку и пошёл со всеми на охоту, добыли приличного подсвинка тем же способом, что и всегда, позавтракали и пошли купаться в ручье.

- Дядя Фёдор, иди к нам, – позвала его Катя.

Пришлось идти, плескаться, брызгаться и смеяться, ему даже начало казаться, что всё это так просто и привычно, как будто было всегда. А потом пошло всё совсем необычно, Киса потребовала самца, Лешака она отвергла, а ткнула пальцем в Фёдора, пришлось вспомнить слова женщины в белом. Лешака нагрузили хабаром и он ушёл. Выгонять бабушку и детей из пещеры не стали, поэтому первый опыт Фёдор получил на берегу ручья. Впрочем. Опыт был коротким, уже на третий день его «отлучили от тела», сказав «сё иди». Что оставалось, он и ушёл, отойдя немного, спросил у духов путь, на этот раз духи показали ему путь, и он отправился на север.

Фёдор шёл по незнакомым местам, лес стал более живым и хвойным, ночевал он в лесу, что у сталкеров никак не одобрялось,но тут даже следов не было никаких, и он обязательно спрашивал у духов, в этот раз опять пришла женщина в белом.

- Ну как опыт, получил?

- Получил, – сказал он и покраснел.

- Чего смутился, не понравилось?

- Это необычно, слов у меня нет.

- Повторить то хочется?

- Как сказать… – ответил он и покраснел, – всё зависит от партнёра.

Она, конечно, прочитала в голове, о каком партнёре он думает, но виду не подала

- Посидим у огня, - сказала она и подсела к нему.

Снова они сидели и молчали, долго и оба не хотели прерывать это молчание, думая, друг о друге. Зона затихла, ни единого звука, ни шелеста листвы, ни дуновения ветра.

- Завтра после обеда зажги огонь, ты же скучаешь по матери, – сказала вдруг она и хлопнула в ладоши.

Фёдор сидел, боясь пошевелиться, боясь потревожить это чувство, которое просыпалось в нём.

- Федя! – услышал он знакомый голос, – узнал старика?

- Здравствуй Тихон, как поживаешь?

- Да чего мне сделается, я давно в одной поре, а ты много чего увидел в Зоне то?

- Да посмотрел кое-чего, чему-то научился, вот дальше иду, надеюсь ещё узнать и научиться.

- Завтра к вечеру дойдёшь до одной странной аномалии, с духом соберись, ты её не почуешь, но она безвредная, напугает только.

- А почему не почувствую?

- Так от того, что безвредная, морок это, а не аномалия. Ты ступай через неё, не бойся.

Посидели, поговорили, да и ушёл Тихон, «спи, не бойся, нет тут никого».

С утра Фёдор ушёл дальше на север, размялся, зарядку сделал, упражнения, что Ртуть показывал и пошёл. А к обеду собрал дров, достал палочки и разжёг костёр, руки давно привыкли к палочкам, огонь добывался быстро. Когда костёр разгорелся, он бросил в него полынь и стал ждать. Снова явилась женщина в белом, обошла костёр и потрепала его по волосам, как мама делал в детстве.

- Соскучился?

- Да, – сказал он и покраснел.

- Я о матери, – усмехнулась она.

- Конечно, не часто и вижусь, ушёл, а она там без меня.

- Не грусти, не одна она, Синус добрый человек и доченька у неё славная, грустить некогда. Ладно, пора, приготовься, – она хлопнула в ладоши и в огне показалась мама, она подбросила дров в огонь и тут увидела его.

- Здравствуй сыночек, как ты там поживаешь?

- Здравствуй мама, хорошо всё у меня, вот по тебе соскучился

- А я пирожков решила напечь, жаль ты далеко, не угостить, она вздохнула.

- Ничего, вот вернусь и отведаю.

- Да когда это ещё будет, – вздохнула мама.

- Так уже много прошёл, осталось немного меньше, – звонко отчеканил он.

- Шутишь, значит, не болеешь, значит и правда всё хорошо.

«Пора» шепнула женщина в белом и хлопнула в ладоши.

Фёдор немного погрустнел, вспомнилась мама и её пирожки, дом, сестрёнка и даже Синус. Занесло его далеко от дома, хотя, что там той Зоны, не больше Москвы по площади, да только и москвичи не весь свой город в жизни видели.

А женщина в белом села рядом с ним и склонила голову ему на плечо, было в этом что-то родное и домашнее, тоска по дому отступила, и показалось, что так было всегда и будет много-много лет впереди. А потом она поцеловала его в щёчку и исчезла. Ошеломлённый Фёдор долго не мог прийти в себя, но идти надо и он пошёл дальше. Уже в сумерках он дошёл до просеки, а попытавшись пройти, и, правда, сильно испугался, огонь охватил его в одно мгновение. Он бросился назад, и никакого огня не было, «морок» вспомнил он, разогнался и проскочил страшное место. А дальше была деревенька и высокий терем, возле которого на лавочке сидел старый дед.

- Здравствуйте дедушка, – поздоровался он.

- И тебе не хворать, чего в наши края зашёл?

- Духи сказали сюда прийти.

- Это чего за духи такие?

- Духи Зоны, я у них спрашиваю, а они показывают путь.

- Не забоялся, значит сюда прийти?

- Мне Тихон подсказал, что это просто обман.

- Ты и с Тихоном знаком?

- Конечно, он меня многому научил, и читать и писать и жизни.

- Учить он мастер, звать то тебя как?

- Дядя Фёдор сталкеры называли, а мама просто Федей.

- А меня Матвей Лукич, пошли, что ли в дом, темнеет уже.

Они зашли в терем, большая горница с русской печкой, впечатлила Фёдора, такого простора в Зоне немного, особенно после их маленького домика.

- Вот, Федя, всё наше семейство, Серафима, дочка моя, Любавушка, внучка любимая и детки её, Лада и Радомир. А Муж у неё по делам ушёл, завтра будет. Ну, Серафима угощай гостя.

На столе появился горшок с тыквенной кашей и пирожки. Сели ужинать, как в старину велось, деревянными ложками по очереди со старшего мужчины. Ели степенно, придерживая рукой под ложкой, а потом пришёл черёд и пирожкам.

- Как мамины, – сказал Фёдор, – давно таких не ел.

- Давно ты из дому?

- Скоро год, где только не был, а и половины не прошёл.

- Ты в Зоне родился?

- Да, в самом начале, мама говорила, Сидорович только появился.

Фёдор задумался о доме.

- Мама, он в голове читать умеет и на Тихона чем-то похож, – сказала девочка.

- Ничего, Ладушка, теперь многие это умеют, А чем на Тихона то похож?

- Он вроде излом, а снаружи человек.

- Верно, дочка ваша говорит, у меня отец излом был.

- Давайте спать, Серафима, а чего пирожки то в печи лежат?

- Где? Я все достала, да это и не мои, вон как слеплены.

- Это мамины! - Фёдор сильно удивился, но до ушей из печки донесся задорный хохот женщины в белом.

- Угощайтесь, отведайте маминых пирожков.

- Пирожки Лизы всем понравились, хоть и отличались по вкусу, но были не хуже Серафиминых.

- Давайте и ей пошлём, - предложила Любава.

Пирожки положили в печь, и пошли спать, а наутро их и не было. Рано утром Фёдор вышел на улицу и начал делать зарядку, растяжку, дыхательные упражнения, упражнения на координацию, всё, чему учил его учитель Ртуть. Делал он это каждый день, чтобы быть в форме, не зря же получил он этот бесценный опыт, когда-нибудь может и пригодиться. Потом он осмотрел место, в котором находился. Долина была красивой и ухоженной, поле ржи, огороды, дома местных жителей, как будто в сказку попал, как будто открыл страницу книги и попал на эту страницу. Потихоньку просыпались и местные жители, дети выбегали на улицу, молодой контролёр выводил кабанчика в поле, тот радостно переминался с ноги на ногу, предвкушая прогулку, кабанчик был весёлый и радовался любому обществу.

- Лось! – раздался вдруг истошный крик.

Жители забегали, схватили спрятанное по сараям оружие и побежали к лесу. Только какое оружие, когда через лес ломилась туша повыше псевдогиганта, да ещё и с рогами. Мужчины открыли огонь по громадному лосю, да только толку с того огня, туша даже не шелохнулась, Только лось обозлился и побежал на мужиков, времени было совсем в обрез. Фёдор быстро оценил, чем грозит атака такой туши и что будет с милой долиной, после набега огромного мутанта. Стремительный Ветер проснулся, и он рванул к лосю. Запрыгнуть на него оказалось непросто, потому он, пробежав между передними ногами, со всей силы ударил по достоинству лося. Приём, может и не совсем честный, но в данной ситуации очень полезный. Лось заревел, как десять пароходов и припал на задние ноги, это позволило ему взобраться на спину гиганта, а там, пробежавшись по хребту, он со всей силы ударил лося по шее, позвоночник не выдержал и лось рухнул на землю.

- Ух, ты, паря, прямо ураган такую дуру убить, видел я их издалека, но сюда ещё не захаживали. – Матвей Лукич тряс его руку, говоря всякие хвалебные слова.

- Убирать то его как будем? – спросил у людей Матвей Лукич.

- Надо соседей звать, сами не управимся.

- Лада, Карлушу позови, пусть родня его поможет.

Девочка побежала к трубе, звать Карлушу. Пришли бюреры, но и они с трудом смогли приподнять огромную тушу.

- Рога ему надо отрубить, - распоряжался Матвей Лукич, – топоры несите.

Мужики странные, все с мутациями, но побежали за топорами, голову рубили час или больше, позвоночник пришлось Фёдору переломить, на таких позвонках можно сидетькак на стуле. Облегчённое тело лося бюреры закинули в аномалии, и они поглотили его, подарив вполне приличные артефакты. Которые бюреры вытащили из аномального поля, закрывавшего с одной стороны долину. Конечно, и лосятинкой полакомились все, Фёдор отрезал лосю его достоинство, как делали девчата в пещере, из него не сумка, а целый рюкзак мог получиться.

Пока управились, вернулся из похода и муж Любавы, с огромным рюкзаком, набитым под завязку и с чернобыльским псом почтенного возраста.

- Устал друг мой, стареет уже, да ещё и с кровососом подрались, – объяснил он задержку.

- Ты откуда и кто таков? – спросил он у Фёдора.

- Сталкеры звали Дядей Фёдором, а мама просто Федей, хожу по Зоне, куда духи путь укажут.

- Тятя, он нам помог, лося убил, большущёго, – парнишка с соломенными волосами рассказывал отцу о происшествии.

- Лося? Странно, не захаживали они к нам прежде, по болотам видывал, а тут ни разу.

По случаю возвращения хозяина устроили ужин. А он раздавал всем жителям деревни заказы, кому отрез для деток, кому книжки, а кому инструмент. Деткам своим принёс сладостей и учебники, «чего Тихона нагружать», а потом все уселись за большой стол.

После ужина разговорились Фёдор и Олег.

- Значит, по Зоне ходишь, ума набираешься?

- Хожу, и ума и на жизнь смотрю, не сидеть же под юбкой у матери, да и муж у неё есть и дочка.

- Я тоже ходил с другом своим верным, – он потрепал по голове огромного чернобыльского пса, – да только вот тут счастье своё нашёл.

- Я пока ищу, – вздохнул Фёдор, – хотя, может оно совсем рядом.

- За помощь тебе благодарность от всей нашей общины, чем ты его убил то?

- Да руками и убил, отец у меня излом был.

- По виду и не скажешь.

Лосятинкой лакомились все, нечасто новое в местном рационе перепадает, её жарили и варили и пироги делали. День прошёл в заботах и угощениях.

Наутро пришла пора уборки урожая, мужики с косами встали ещё до света и пошли в поле, нашлась коса и Фёдору.

- Косить то доводилось?

Фёдор честно признался, что нет ещё.

- Тогда пригляди за остальными, косу под себя настрой, вот ручка должна быть на пупке – поучал он Фёдора.

Осторожно начав, Фёдор разошёлся и косил уже почти наравне с другими. Вспотел изрядно, зато получил опыт, потом рожь собирали в снопы и отвозили на гумно, где её впоследствии обмолачивали, небольшую мельницу Олег соорудил на местном ручье, слабовата, но жителям хватало, было их немного и все жили дружно. Костёрчик свой Фёдор разводил в лесу, уходя от чужих глаз, духи пока молчали, зато женщина в белом появлялась каждый раз, она садилась с ним рядом, клала свою голову ему на плечо и так они сидели и болтали обо всём.

- Пирожки то мамины понравились?

- Очень, как дома оказался, это ты устроила?

Она лукаво улыбнулась, – это совсем несложно, есть вещи по сложнее, – и вздохнула.

- Ты чего такая грустная, случилось чего?

- Пока не знаю, но всё может быть. Обними меня, - сказала она неожиданно.

Фёдор обнял её и прижал к себе, маленькую беззащитную женщину, которой так хотелось прижаться к настоящему мужчине. Сидели они долго и молчали, наконец, она вздохнула и поднялась.

- Завтра тебе надо уйти, Снаружи спроси путь, – сказала и исчезла.

Утром Фёдор собрался в дорогу, «пора», - объяснил он радушным хозяевам.

Ему на дарили в дорогу пирожков, поблагодарили за помощь, а маленькая девочка расцеловала в щёчки.

Пройдя аномалию, Фёдор достал палочки шамана и разжёг костёр, в этот раз духи показали лес, но путь к нему был показан подробно, это на границе сферы влияния «Долга», не хотелось ему туда, но спорить с духами не стал.

Путь был неблизкий, но ему везло, да и что с ним могло приключиться, аномалии он видел прекрасно, мутантов не боялся вовсе, а людей он старался не встречать. Духи показывали ему путь, и он выполнял их волю. А ещё он делал то, чему его учил Ртуть, так, что умение своё он не забывал. Пару раз к нему приходила и женщина в белом, в последнее своё посещение она взяла его руками за голову и поцеловала в губы. Фёдор опешил, а пока пришёл в себя, она уже исчезла.

Женщина излом отбивалась от собак, псы давно бы разбежались, но она не могла включить всю ярость, придерживая левой рукой свой довольно большой живот. Вмиг оценив ситуацию, Фёдор превратился в Стремительного Ветра, атаковал чернобыльского пса, который управлял стаей и проломил ему череп, а потом разметал и всю собачью стаю.

- Ты в порядке? – спросил он её.

- Живот болит, - ответила она, – наверное, рожу сейчас.

- Тут есть рядом жильё?

- Есть наш бункер, но я не дойду.

- Я понесу тебя, – Фёдор подхватил её на руки. – Показывай дорогу, не говори, просто думай, я услышу, дыши ровно.

Он нёс её по лесу, а она держала в голове дорогу, пришлось продираться через кусты, пока показалась дверь.

- Она заперта.

- Стучи, они услышат.

Фёдор забарабанил по двери, вдруг она открылась, и он полетел в воздухе вместе со своей ношей.

- Отпусти её! – кто-то вторгся в его мозг.

- Она рожает, - ответил он мыслями.- Да опустите же, ей надо на кровать или на стол! – крикнул он громко.

Его опустили на пол, но подняли его ношу.

- Я отнесу в медблок, – раздался молодой голос, – Мама, Таня сюда!

Женщина излом плыла в воздухе по коридору, Фёдор шёл за ней.

- А тебе туда нельзя, – снова прозвучало в голове.

- Почему? Я могу помочь, я помогал при родах маме.

- Егорушка, хватит, говори словами, сейчас не до шуток. Наденьку позовите, хотя ей с малышом управляться. Любимый, нагрей воду, и несите чистые простыни - Мама распоряжалась быстро и точно.

- А ты чего стоишь, раз умеешь помогать иди сюда, у нас только вторые роды в семье.

Фёдор проскочил в медблок, молодая женщина излом уже лежала в кресле.

- Дыши часто и ровно, не бойся, всё будет хорошо, – он как заправский акушер приступил к делу, – рукой можешь меня хватать, мне не страшно.

Женщина схватила его за грудь огромной рукой и крепко сжала, но ему не было больно.

- Дыши, хорошо дыши, я покажу как, вот так, давай со мной. Сейчас передохни, просто подыши, молодец, – успокаивал он её. – А теперь приготовься, будет немного больно, давай, – и подхватил на руки малыша.

- У тебя девочка, – сказал он с улыбкой, - полежи, отдохни, она ещё есть не будет сразу.

Фёдор передал на руки Маме малышку и перевязал пуповину, – есть отец рядом?

- Нет, он в Бар ушёл с хабаром, она его провожала. – Мама уже кутала малышку в простынку. – Любимый, нам нужна вода.

Женщины занялись ребёнком, а он последом, мамаше ещё нужна была помощь.

- Куда его положить? - спросил он , к его удивлению, Мама и Таня с радостью съели послед.

Фёдор вышел в коридор, там стояли люди, странная компания, труп, парень с большой головой, девушка, с ребёнком на руках и ещё какой-то молодой человек.

- Пойдём, руки помыть тут, - позвал его вполне нормальный парень, – что там случилось?

- На неё собаки напали с чернобыльским псом во главе. Почему она не злилась? Из-за беременности, наверное?

- Как это злилась?

- Когда злишься, мутанты нас боятся.

- Кого вас?

- Изломов конечно, – видя изумление молодого человека, он пояснил, – у меня отец был изломом.

А потом все благодарили его, поздравляли мамашу, устроили праздничный ужин, а подошедшему отцу он вручил маленький кусочек пуповины «на память».

- Не надо было мне сегодня идти, – сказал Найт, – хорошо Фёдор оказался поблизости.

К этому моменту они все перезнакомились.

- Она разве не умеет злиться? – удивлённо спросил Фёдор.

- Зачем злиться? Мы тут все добрые и людям зла не делаем.

- Понятно, придётся её научить, когда ей станет легче, нас все мутанты должны бояться, когда мы злимся.

Потом он рассказал и всем остальным, что он сын излома, семейство удивилось, но несильно, сами они тоже были не совсем обычными.

Через пару дней, когда Машеньке стало легче, он начал рассказывать ей, как надо пользоваться рукой и как правильно злиться.

- Понимаешь, изломы живут в ужасных условиях, в их мире даже химера не самый страшный зверь, поэтому очень важно научиться злиться, в это время ты выделяешь особых запах и все мутанты, даже кровосос будут тебя бояться. А руку надо направлять разумом, меня так Тихон научил, вот видишь я не сильный с виду, а могу руками убить любого зверя зоны.

- Даже химеру?

- Даже псевдогиганта его пули не берут, а я убил, пошли, покажу.

Они вышли на воздух, и он свалил огромное дерево кулаком.

- Попробуй, только мысленно это делай, оно само получится.

Машенька старалась, долго думала и ударила по стволу упавшего дерева, тот разлетелся.

- Молодец! Ты всё быстро поняла, а теперь тебе надо разозлиться, представь, как ты злишься на тех собак.

Машенька снова задумалась, а потом изменилась в лице, да так, что на неё было страшно смотреть. Фёдор принюхался и похвалил, этот урок она тоже усвоила.

Вечером он решил поговорить с духами Зоны, но вышла снова женщина в белом. Она было взволнована и немного испугана.

- Что с тобой?

- Пока ничего, но может быть большая беда, эти умники решили меня убить.

- Какие? – Фёдор и челюсть отвесил.

- Умники из учёных, которые работают в Припяти. Они собрали установку, которая, по их мнению, сделает меня более удобной для них, но на деле-то они меня убьют или покалечат и тогда всем будет плохо, я даже представить не могу, что из меня получится. Сначала они убили реактор четвёртого блока, и я родилась, потом они решили провести надо мной эксперимент, и я выросла, а теперь …, теперь я точно не останусь прежней.

- Их можно остановить?

- Можно уничтожить их установку, но одного тебя будет недостаточно.

- Я попробую собрать всех, кто захочет тебе помочь. Сколько у нас времени?

- Немного, всего два дня и они запустят свою установку. Я не знала, думала, они просто там чего-то собирают. Но один человек узнал и успел сообщить перед смертью по каналу, который я могу услышать.

- Я так и не знаю, кто ты, но ради тебя я готов идти на смерть! – Фёдор был решителен.

- Я помогу тебе с перемещением, но торопись, – она развела в стороны руки, и образовался пузырь, это телепорт, я создала их сеть и ты можешь быстро пройти по всем местам.

Фёдор шагнул в пузырь, мир закрутился и потемнел и он очутился на Кордоне. Шаман не стал ничего говорить, он взял бубен копьё и томагавк и пошёл за ним, пошли и Синус и Лешак, в Баре удивились телепорту, но двое бродяг без разговоров присоединились к ним. Пошёл и Пёс, вместе со старым другом, Тихон их уже ждал, девчат из пещеры он не стал звать, но Киса поцеловала Аню и прыгнула на химеру. Армия росла. Не остался в стороне и бункер, хотели все, но пошли только мужчины, категорически отказавшиеся брать своих любимых. Шаман сразу разжёг костёр и начал говорить с духами, которые показали ему путь. В итоге они получили телепорт, в который все и вошли, в последний момент в него прыгнула и Таня. А на выходе их ждал Ртуть.

- Ангел проболталась, чего не сказали то?

Девчатам попытались объяснить, что это мужское дело, но в ответ Киса так гневно начала говорить что-то непонятное, что только Егор смог объяснить «она будет биться за свой дом», а Таня просто сказала «я уже мёртвая, что мне терять», на том и закончили беседу. Впереди был пост «Монолита, который Ртуть очистил старым испытанным трюком, только пёс помог ему отвлечь монолитовцев своими фантомами. Далее шли, молча и беспощадно, снесли монолитовский дозор, ещё один пост

Подошли к забору ЧАЭС.

- Нам надо во второй энергоблок, – сказал Фёдор.

- Это за забором, долго обходить.

- Обходить не придётся, – ответил Фёдор.

Он представил, что его женщине угрожает опасность и просто проломил забор.

- Ого, вот это танк, идём.

Но идти не пришлось, пришлось бежать и очень быстро, да ещё и под огнём. Фёдор и Ртуть устроили настоящий геноцид монолитовцам, а остальные поливали их огнём, только Киса билась врукопашную верхом на химере рядом с шаманом, да Тихон, потеряв человеческий облик, орудовал своей огромной рукой. Егор и Олег помогали, как могли, вырывали оружие, сжигали мозги монолитовцам, несколько из них Егор заставил воевать против своих. Снайпера на вышке Тихон снял красиво, просто послал вперёд руку и вместе с ней взлетел на вышку. «Монолит» после гибели Харона был уже не тот, фанатики оставались фанатиками, но прежней организованности уже не было.

Внутри их ждала усиленная охрана из вооружённых экзоскелетов, кто уж там был в них, но явно не менее опасные, чем монолитовцы. По коридорам пробивались с боями, за каждым углом и в каждой комнате их ждали вооружённые люди. Появились первые раненые, Тихон, Ртуть, и Фёдор обошлись мелкими царапинами, зато сталкерам досталось по-полной. Синус получил ранение в плечо, но уколов промедол, продолжал стрелять левой рукой. Бродяг из Бара оставили перевязывать их раны, один был ранен в обе ноги, а второй в живот. Таня забрала их пистолеты и стреляла с двух рук. Получил серьёзное ранение и Папа, но Таня успокоила «заживёт, меня так ранили». Маленькая армия таяла на глазах. Киса с химерой осталась перед входом в зал энергоблока. А в зале их ждала новая неприятность, стационарные шестиствольные установки, пришлось даже остановиться и обсудить дальнейшие действия, шаман указал наверх, «духи показывали этот путь, нам надо через крышу». Пришлось осторожно выбираться на крышу, прячась за коробами вентиляции, автоматические установки не могли их видеть и не стреляли.

- Они скоро начнут, мы можем не успеть,– сказал Егор, – я не могу взять их под контроль, они в специальном снаряжении.

- Мы с Тихоном проломим крышу над установкой, автоматика не станет стрелять по учёным, придётся быстро прыгать вниз. Егор, ты потом спустишься, может, чем и поможешь. Лучше просто держи под контролем обстановку, чтобы монолитовцы не полезли, Папа с Таней лучше идите назад, вы такого прыжка можете не выдержать и ты, шаман тоже.

- Духи дадут мне крылья, – как всегда коротко отвечал тот.

Тихон и Фёдор одновременно ударили, и крыша обвалилась, ловкость Ртути, и ярость изломов помогла им невредимыми спрыгнуть на крышу установки, которую огораживали стены. За ними спустился и Олег на своём умении, а шаман и, правда, опустился, как на крыльях. Потом они разломали и эту защиту, и внутри оказалась странная конструкция, которая уже начала свою работу, ореол уже светился над излучателем.

- Вы опоздали, теперь ничего нельзя изменить, – безумно захохотал умник в оранжевом комбинезоне.

Они переглянулись и правда, установка уже работала, Тихон убил сумасшедшего учёного и его коллег, но что делать с установкой, как остановить её работу. И тут в голове Фёдора прозвучало «звезда». Он снял рюкзак и достал контейнер с заветным артефактом. Только как его доставить к установке, поле просто отталкивало всё живое, а взять в руки артефакт не получалось.Тут к ним подошли все остальные, пулемёты отключились после смерти учёных. Олегу не удалось справиться с артефактом, он его не слушался, и тут Таня просто выложила его на ладошку и понесла к установке. Излучение пропустило её, и она положила «чёрную звезду» на излучатель.

- Что невозможно живым, то можно мёртвым, – сказала она ровным голосом.

Установка загудела, пытаясь восстановить потерю мощности, потом гул перерос в вой, где-то взорвался неизвестный агрегат.

- Бежим!

Все кинулись к выходу и только вбежали в коридор, как сзади взорвалась установка. Взрыв был мощный, их понесло по коридору и они попадали на пол. У всех заложило уши, но постепенно люди начали приходить в себя. Химера уже зализывала раны Кисы, ей досталось в этой битве, но она даже не жаловалась, у самой химеры регенерация уже завершилась и она была совершенно здоровой, подобрали бродяг и уложили на химеру. Пёс с другом ковыляли сами, обоим досталось. На выходе из подземелья их ждал Болотный Доктор с целым набором медицины и артефактов. Оказав медицинскую помощь, он подводил каждого к телепорту, и телепорт исчезал, Сталкеры оказались в Баре, Пёс возле своей «пугалки», Ртуть около острова, а Киса с химерой и Лешаком возле своей пещеры. Семейство отправили к бункеру, а шамана с Синусом поближе к Кордону. Фёдору Док залепил его раны пластырем и ушёл. «Не беда, сам дойду» подумал Фёдор, но идти, никуда не пришлось. Женщина в белом подошла сзади и прикрыла ему глаза ладошками.

- Любимая, – выдохнул Фёдор.

- Угадал, так меня и зови, – ответила она.

- А имя у тебя есть?

- Вы зовёте меня Зона.

Маленький остров посередине озера, между двух берёз на качелях катаются две женщины. Вокруг острова на красивой лодке папа катает сына.

- Ну как, много старалась?

- Не особо, хотя пришлось подталкивать, в общем, всё было немного не так, как у вас, наверное, даже испытания были не обязательны, но эти гады точно изуродовали бы меня так, что весь мир испугался бы. Мне даже пришлось смотреть, как он был с другой.

- Жуть, – молодая мама даже удивилась.

- Я сама подсказала ему получить опыт, зачем мне неопытный мужчина.

- Ты необыкновенная, – сказала молодая мама, – а почему ты приплыла на плоту, а не пришла пешком по воде?

- Я теперь не могу ходить по воде, – загадочно улыбнулась женщина в белом.

- Что, правда? У вас всё получилось?

- Получилось, только я боюсь, кто же теперь родится.

А в далёкой Японии взорвался ядерный реактор.

+2
50
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Константин Кузнецов №2