Временное неудобство

Автор:
Юлия Боровкова
Временное неудобство
Аннотация:
Бывают дни, когда всё идёт наперекосяк. А если при этом ты – третьеклассница, потерявшая по дороге что-то очень важное, жизнь становится и вовсе невыносима…
Текст:

Элла торопилась в школу. Настолько, что выпрыгнула из телепортирующего автобуса слишком быстро и поскользнулась на обшарпанных ЛиАЗовских ступеньках – голова ещё в автобусе, ноги уже на земле. Извернулась, стала подниматься. Не хватило каких-то долей секунды – двери захлопнулись.

– А я давно говорю, что концепцию телепортаторов надо менять! Ну или хотя бы автобусы давать поновее, с автоматикой.

– Поновее, говоришь? А финансирование нам кто даст, ты?! Радуйтесь, что эта рухлядь вообще работает!

– Разоритесь вы, как же! Простейший датчик обнаружения повесить сложно… Не надоело каждый день на комиссию ездить? То головы, то ноги…

– Ой, уймись… Без тебя проблем хватает… Голова, как говорится, не сам знаешь, что – завяжи и лежи. Отчет о происшествии подготовил? Отправил даже? Ставь штамп… Как куда? Ну не на голову же… Да вот, на шею и ставь – места как раз хватит. Так… Дата, подпись… Всё! Жить будет, остальное вторично.

Элла, пошатываясь, встала на ноги. Хотела опереться на тёплую и пыльную стенку автобуса, но он уже оказался на следующей остановке.

Чего-то не хватало. Элла осторожно ощупала грудь, шею, подняла руки вверх, собираясь прикоснуться к лицу. Не хватало головы. «Точно в школу опоздаю», – удручённо подумала она, но, как послушная дочь, сначала побрела домой – рассказать о случившемся.

Мать, как положено, всплеснула руками.

– Ох, недотёпа! И в кого ты у меня такая? Покажи, что у тебя там.

Прочитала расплывшиеся синеватые буквы, водя пальцем по строчкам штампа. Дата… Время… Остановка… Члены комиссии такие-то… Всё в порядке.

– Ну ладно бы, руку в автобусе оставила. Да даже ногу – давно уже выращивают! Но голову… – мать театрально закатила глаза и приложила ко лбу влажную тряпочку, которой до этого протирала статуэтку на комоде, – Что стоишь, в школу иди, опоздаешь ведь!

«Но как же я…»

– Иди, иди! Голову потерять сумела, значит, и без неё обходиться научишься.

Звонок уже прозвенел, третий «Б», выпрямившись по струнке за своими партами, внимательно слушал учительницу. Учительница распекала очередного несчастного, оказавшегося не готовым к уроку.

– …дома забыл?! А голову ты дома не…

«Здравствуйте, Алла Степановна, можно войти?»

Учительница Эллу, разумеется, не услышала, но обернулась на шум неуклюже вошедшего тела и прервалась, остолбенев. Всё-таки третьеклассницы без головы не были совсем уж рядовым явлением.

– Эээ… Элла?.. Это ты?.. Ммм, проходи, садись.

Урок шёл за уроком. Учиться оказалось неожиданно сложно. Вообще-то Элла была отличницей. Раньше, ещё с головой. Но она и не подозревала, что от головы зависит так много. Вглядеться в написанное на доске не было ни малейшей возможности. Да и переписывать стало затруднительно – почерк, как у курицы лапой, никакой координации. Зато, правда, и сетования учительницы можно было пропустить мимо ушей на законных основаниях.

С одноклассниками отношения тоже разладились. Нет, они были не злыми и даже особо не пытались Эллу дразнить или смеяться над ней, но и общение не складывалось. Поначалу её, конечно же, окружили, наперебой стали расспрашивать, как это она так умудрилась, и удобно ли ей в нынешнем состоянии, но, задавая очередной вопрос, спрашивающий обязательно пытался посмотреть туда, где обязана была находиться круглая белобрысая голова с тугими косичками и не менее круглым румяным лицом. Не найдя искомого, собеседник терялся, мялся, отводил глаза и больше вопросов, как правило, не задавал. Элла пыталась отвечать записками, но рассыпанные вкривь и вкось по листу буквы никак не хотели складываться в слова, удобные для прочтения средним младшеклассником. Разбирала их разве что учительница, и то с неохотой. Но ей-то деваться было некуда – работа такая. Она ещё и похуже почерки видела, причём у людей, никогда проблем с головой не имевших.

Дома было не лучше. Отсутствие у Эллы головы на плечах в физическом, или прямом, смысле доставляло семье массу неудобств, несмотря на её наличие в смысле метафизическом, или переносном.

– Элла, я неделю назад записала тебя к лору и окулисту! Они перезванивали мне уже трижды, спрашивали, почему ты не идёшь на приём! Что я должна им сказать?!

«Что есть, то и скажи», – угрюмо думала Элла, безошибочно угадывавшая настроения матери. Впрочем, она знала, что поступить именно так было бы для родительницы слишком сложным решением. Идея приложить трубку к несуществующему уху и несуществующими губами извиниться перед врачами за прогул выглядела более реальной, чем предположение, что её мама может перед кем-то признать наличие проблем у единственной, неповторимой, умной-разумной и вообще, супер-пупер-дочери. Она и отсутствие пятёрок в дневнике Эллы в последнее время переживала с трудом, никак не желая считаться с важностью для процесса обучения некоторых отсутствующих органов.

Кое-какие плюсы в Эллином положении, впрочем, были. Например, больше не приходилось заплетаться, ежедневно отдавая путающиеся волосы в цепкие и несколько бесцеремонные пальцы матери или по полчаса мучаясь перед зеркалом самой. Зеркала тоже стали не нужны. А уж сколько денег было сэкономлено на сладостях!

Но всё равно в освободившееся от чтения или просмотра телевизора время Элла частенько размышляла о том, как жить дальше, так как готовых инструкций для безголовых людей на этот счёт она не встречала. Чаще всего её мысли сводились к тому, что, будь она постарше, можно было бы писать парням милые записочки со словами «От любви к Вам я потеряла голову…» Правда, эти приятные картины в конечном итоге перечёркивал тот факт, что прочесть написанную Эллой записку смог бы разве что настоящий сказочный принц. Единственный на все мироздание, уникальный, как владелица хрустальной туфельки. Ну или не уникальный, но тогда бы ему пришлось просить помощи у учительницы третьего «Б», а это наверняка разрушило бы всю романтику.

«Можно и не выходить замуж! – сердито решала раздосадованная Элла. – Вырасти, пойти работать…» Но кем? Чаще всего девочка думала о том, чтобы получить профессию министра. Или, на худой конец, депутата, – мама не раз говорила, что в своей работе они головой не пользуются. Правда, как тут выучишься на министра, когда перевод в следующий класс и то под вопросом…

Задумавшись в очередной раз, Элла не заметила, как прошла мимо школы. «Ну и пускай!» – решилась она на беспрецедентный для себя (хотя нет, для прежней Эллы – отличницы с головой на плечах) поступок и пошла на ближайшую остановку телепортирующего автобуса. Автобус не заставил себя долго ждать и привычно появился из ниоткуда, разгоняя дрожащий воздух. Элла коснулась пальцами тёплой и пыльной металлической стенки с отслаивающейся краской и поднялась на ступени…

– Ты что творишь?! Знаешь, сколько стоит минута простоя телепортов? Ты же всю систему вырубил!

– Погоди ты, выслушай хоть… Вот, поймал. Знаешь, сколько я караулил, когда она телепортом воспользуется?

– Воспользовалась, и? Что ты собираешься делать? Случай учтённый, отчёт в архиве, да и головы всё равно нет…

– Есть… Кондуктор нашёл. Так под сиденьем и возил, надеялся, что ещё пригодится.

– Старый идеалист… Хотя молодые за нашу зарплату работать и не идут – для них бессмертие ещё не актуально. Так что там с головой? Она, небось, того…

– Да ты что! Сам же только что сказал – нет в телепортаторе времени. Это хозяйка её снаружи бегала, да и то особо состариться не успела. В общем, подписывай разрешение…

– На что? Ты же не хочешь сказать, что…

– Хочу! Я разработал собственную методику! Это точно сработает! Так подпишешь?

– А риски…

– Ответственность беру на себя. Решай быстрее, у тебя телепорты стоят.

– Мне торопиться уже некуда, платить твоя контора будет. Обдеру, как липку, даже не сомневайся. Ну вот смотри, пришьёшь ты ей голову. Пришьёшь же? Или как ты там это делать собираешься…

– Это детали, они несущественны.

– Ладно, допустим, пришьёшь. И пойдёт она с этой головой обратно к своей дурной мамашке, которая за каждую четвёрку её пороть готова. А смысл?

– Мы не боги… Изменить судьбу не в моей власти.

– Не боги, это да.

– А, кстати, откуда ты про мамашу знаешь?

– Да я же живу двумя этажами выше в их подъезде. От её криков даже у меня стёкла оконные дребезжат.

– И ты молчал?!

– Так ты и не спрашивал.

– Ну, с головой-то всё равно жить полегче будет. Привычнее…

– Гхм… Ладно, где подписать? Но счёт я пришлю, благотворитель из меня никудышный.

– Вот… И… Раз уж такое дело… Может, всё же поставите датчики на дверях телепортаторов? На средства компенсации, так сказать. Я не сомневаюсь, что в счёт будет заложена тройная неустойка.

– А вот это – нет. Как видишь, мои телепортаторы двигают науку вперёд.

25.11.2017

+4
45
10:35
+1
bravoкак любитель фантастики, я просто в восторге roseroserose
а вообще, жена без головы, это же находка, она у неё никогда не болит laugh
11:00
+2
Ага, а еще молчит все время. laughХотя кое-какие минусы тоже могут быть, но это уже не по рейтингу данного рассказа. jokingly
Спасибо за оценку. roseПостепенно буду еще выкладывать — и старое, и новое. Пока что хочу в конкурсе фантастики поучаствовать, но текст еще не готов.
Загрузка...
Илона Левина №1