УПЫРЬ -2 часть

Автор:
КотСталкер
УПЫРЬ -2 часть
Аннотация:
Достать еду. женщина выздоровела и ушла.
Текст:

Костёр он сперва учуял, ветер дул от костра к нему, это хорошо, можно смело подойти поближе и не надо красться издалека. Трое сталкеров сидели у костра и ели тушёнку из банок, придётся ждать, пока заснут.

- На хабар пруха, с утра можно и домой двигать, – сказал один.

- Контейнеры забьём и пойдём, когда ещё так повезёт, – парировал другой.

- Жадность Зона не любит, подфартило и спасибо ей за хабар, – седой мужик доел тушёнку и бросил банку в костёр.

- Вот нафига ты это сделал? Есть же «жарки», вечный мусорник и безотходный.

- Это да, засирать Зону негоже, обидеться может.

- Вы ещё меня Свалку заставьте в «жарку» перетаскать, спать лучше ложитесь, с утра в дорогу.

Мужики покурили и улеглись, а седой поворошил костёр, повернулся к нему спиной и уставился в темноту, чутко прислушиваясь к окружающему пространству. Упырь стоял за кустом и смотрел на него, костёр отсвечивал, но серые листья Зоны полностью сливались с его кожей, и рассмотреть его на фоне куста было непросто. Ждать он умел, подкрадываться тоже. Вот сталкер шумно втянул воздух, и он сделал шаг. Потом решил попить воды и снова шаг, потом достал сигарету и прикурил, чиркнув спичкой, ещё три шага. Сигарета, это хорошо, никотин бьёт по мозгам, и острота восприятия ухудшается, откуда он это помнил, как школьный учебник, он прекрасно знал физиологию и анатомию, а также психологию, но никогда не задумывался об источнике этих знаний. Седой начал едва заметно подёргивать головой, значит уже в пограничном состоянии, так и заснуть может. Ещё несколько шагов под клевание носом, дыхание не выдавало его, он мог вообще не дышать, если не надо было говорить. Теперь медленно, очень медленно, привычная работа, он делал это много раз. В последний момент он ударил немного слабее, чем обычно, сталкер потерял сознание и рухнул бы, но его не поддержал упырь. Вот так, лежи тихо, а теперь рюкзак тоже медленно и тихо, почти полный, а теперь уходим спокойно и медленно. Отойдя метров на сто, он пошёл ровно, теперь не надо было прятаться или красться, рюкзак приятно висел на плечах. Он дошёл до схрона, открыл дверь и вошёл внутрь, рюкзак хранил в себе воду, шоколадки и пять банок консервов, маловато, какие-то штуки лежали в нём, но открыв одну, он не понял, что это такое.

- Ну, ты жук, – отчитывали товарищи заснувшего, по их мнению, напарника, – там же половина хабара была, скрысил хабар и фуфло нам тулишь.

- Мужики, да у меня вон шишка на затылке в кулак, я её что, сам набил что ли? Сидел спокойно, а мне по голове бац и всё, я в отрубе.

- Какой нах…й часовой, лучше бы я караулил, а такая пруха была, теперь надо по любому добивать контейнеры.

- Это тебе банка аукнулась, положил бы назад в рюкзак и в «жарку» выкинул.

«Жарка» была такой аномалией, что не заметить её мог только новичок и то не наблюдательный. Сталкеры использовали их и как вечный мусорный контейнер, аномалия сжигала даже сталь.

А в схроне упыря решали, что делать с рюкзаком, еды оказалось мало, зато хабар был вполне приличным, только как его сдать и кому. Не девочку же посылать с хабаром, а упыря днём просто убьют, слишком он заметный.

- Ты чего голый то? – спросила Хизер – эксгибиоционизмом не страдаешь случаем?

- Так удобнее подкрадываться, меня так не видно.

- Одеть бы тебя в комбез, да голову замотать, хотя в Бар тебе явно нельзя- наконец она подумала и решила – к Жиду надо, Кацу по барабану, кто хабар носит, только где тебе комбинезон взять?

Упырь вспомнил, что раздевал снайпера, чтобы добраться до филейных мест и с наступлением темноты пошёл на место его последних минут. Комбинезон лежал на прежнем месте, звери такое не едят, а спрятался снайпер так, что его соратники не смогли его найти. На месте лежала и винтовка, но сейчас она была не нужна. Немного подумав, он взял и ботинки. Комбинезон на нём сидел вполне прилично, а в накинутом капюшоне он вполне походил на сталкера. В схроне Хизер похвалила его, «молодец, очень похож», Кац мог принять клиента в любое время, но ночью было очень подозрительно, решили, что идти надо вечером, когда ещё не сильно темно, спать Кац ложился поздно. Поскольку артефактов было слишком много для рюкзака тушёнки, Хизер отобрала несколько, по стоимости примерно соответствующих необходимому товару, пяток шоколадных батончиков из рюкзака перекочевали к девочке. Потом она внимательно осмотрела его и пришла к выводу, что в сумерках никто не отличит его от сталкера. Свой нож он засунул в нарукавный карман.

- Ствол бы тебе и вовсе настоящий бродяга – одобрила она – тебе же погоняло нужно, ну имя в Зоне – добавила она, видя, что тот не понимает.

Кличка вызвала проблемы, в голову ничего не лезло, наконец, её осенило.

- Упырь, тебе пойдёт, ты же на самом деле упырь, раньше вас так называли, будешь сталкер Упырь.

Фима Кац не привык отказывать клиенту. Даже если он пришёл поздно, был бы хабар и желание купить, с деньгами Кац расставался неохотно.

- Таки шо я вам скажу, хороший товар, жаль маловато, а шо вы имеете купить за это?

- Тушёнку на все.

- Та вы шо, собираетесь на полгода идти в Зону? Кто же кушает столько тушёнки? Фима Кац имеет предложить вам широкий ассортимент и не только консервов, есть сухпай НАТО и конечно отечественный, сгущенка, шоколад.

- Шоколад, 10 штук и тушёнку.

- Шо вам далась эта тушёнка? Вы же заработаете себе язву, кушая одну тушенку.

- Я не ем тушёнку.

- Таки, зачем она вам? Не собираетесь же вы ловить на неё химеру.

- Ты много говоришь, неси тушёнку.

- Таки шо может поделать Кац, если клиент такой настойчивый, – Поболтать Кац любил, но уже хотелось, и спать. А этот неразговорчивый посетитель ничего другого не хотел брать.

Вздохнув тяжко, Кац принёс шоколадки и тушёнку. Посетитель уложил всё в рюкзак, взвалил на плечи и вышел.

- Вейзмир! – воскликнул Кац, – у него руки серые, – наконец-то произнёс он.

Упырь добрался до схрона быстро, ночь была его временем, аномалии вовсе не были проблемой для него, он их ощущал, как водители видят другие автомобили в потоке машин. Хизер и дочка не спали, ждали его, тихо переговариваясь в темноте. Приходу Упыря они обрадовались, девочка получила шоколадки и одну съела. Подняв себе настроение. Потом они поели и заснули. Кроме Упыря, хотя он сжевал подсохшее мясо, которое было невкусным, но что поделать, да и спать ему не приходилось с момента второй катастрофы, он просто замирал и стоял так.

Через неделю Хизер начала подниматься, сперва просто сидела, потом голова начинала кружиться и она ложилась. А ещё через неделю он помог ей встать на ноги и держал за руки, чтобы она не упала. Вставала она теперь каждый день всё лучше и лучше, он уже отпускал руки, но однажды она качнулась, и он поймал её.

- Не отпускай, – прошептала она, они стояли так, а он слышал, как стучит её сердце.

- Не отпускай совсем, – прошептала она еле слышно, обняв его руками за шею, а потом взяла руками за голову и поцеловала, странный холодный поцелуй с мертвецом. Упырь не знал, что ему делать, не было у него такого с момента второго взрыва.

- Я тебе совсем не нравлюсь? – спросила она с лёгкой обидой.

- Это непривычно, у меня не было такого после взрыва.

- А до взрыва было?

- Я ничего не помню, что было до взрыва.

- Наверное, ты был медиком, такую повязку не умеет делать даже медик «Долга».

- Это получилось само собой.

Хизер пришлось уложить, она была ещё слаба. С этого дня они учились ходить по схрону, Три шага туда, три шага сюда, когда у неё стало хорошо получаться, он вывел её ночью на небольшую прогулку.

- Ночью ты странно выглядишь, будто пустой комбинезон идёт.

- Поэтому я и хожу голый, чтобы не видно было.

- Разденься, – вдруг предложила она.

Он снял комбинезон, и его можно было только нащупать, в безлунную ночь с серым небом Зоны, его не видно было уже в двух шагах. Вдруг она расстегнула свой комбинезон, скинула его и прижалась к нему, тёплая и так хорошо заметная в темноте. Упырь не понял, что с ним произошло, только она положила его на землю и уселась сверху, а девочка спала в это время в схроне. А потом Хизер спала в их убежище и улыбалась во сне.

Ещё через пару недель она была совсем здорова, собралась, взяла девочку и ушла в сторону Бара. Упырь остался один. Пора было идти на охоту, и ночью он покинул свой схрон. Снова всё пошло привычным путём, подкрадываться к добыче было не впервой, а когда он замахнулся, в голове пронеслось «не убивай» и он отступил в ночь. Есть хотелось ужасно, а как получить еду не убивая. Упырь посмотрел на оставшиеся пару банок тушёнки,открыл одну и попробовал. «Как они это едят?», он так и не смог есть эту гадость. А есть уже хотелось сильно, услышав перестрелку, он пошёл в ту сторону, откуда доносились выстрелы, вроде не в его сторону. Упырь приблизился, сталкеры отбивались от стаи слепых псов, собаки наседали, и бродяги еле успевали перезаряжаться. Наконец собак осталось мало, и они разбежались.

- Фу, ну и замес, парочку таких, и мы останемся без патронов, – сказал один из них.

- Пошли отсюда скоро падальщики набегут.

Сталкеры ушли, а упырь осмотрел место боя, одна собака была ещё жива, кровь из раны выплёскивалась толчками, и он припал к ране, вкус, конечно, не тот, но сил прибавилось, и голод стал не таким острым. Ощупав собаку, он нашёл мягкое мясо, грудинка была совсем ничего, не вкусный долговец, но приятнее спившегося свободовца. Утолив голод, он задумался, гоняться за собаками было глупо. Догнать их с прутом в руках было нереально, нужно было какое-нибудь оружие, тут он вспомнил о снайперской винтовке, которая осталась в кустах, добыл ещё кусок грудинки и утолив голод как следует, он пошёл за винтовкой. Оружие было на месте, он взял его в руки, как это делал снайпер и случайно нажал на спуск,раздался выстрел, и винтовка больно ударила его в плечо. Пришлось вспоминать, как стреляли все, кого он видел, вспомнилось, что оружие плотно упирали в плечо. Попробовал и уже удар был не такой сильный. Оставалось проверить на собаках и тут его ждало разочарование, оказалось, что надо правильно попадать перекрестьем в цель, в общем, пока он научился, патроны кончились. А где брать новые? Наконец, он решил заглянуть в рюкзак снайпера и нашёл там пачку и запасной магазин. С трудом научился вставлять патроны в магазин, но теперь он мог добывать себе еду.

Прошёл ещё месяц, собак он теперь бил точно в голову, ни дыхание, ни пульс не мешали ему целиться, поэтому стрелок из него вышел что надо. Ел он каждую неделю, чтобы не попасть в ситуацию, когда останется голодным. Только каждый раз, выходя из своего схрона ночью, он вспоминал тёплую Хизер. Однажды он шёл ночью по Зоне и увидел костёр, подойти не было проблемой, и он стал слушать разговор.

- А я говорю тебе, что она живая, я видел её.

- Да не может быть, я ей пулю в грудь всадил, её мутанты давно сожрали.

- Это она и дочка её, таких больше в Зоне нет.

- Ничего, ещё раз завалим, если и ушла, то второго раза не будет.

Разговор его заинтересовал, почему-то он решил, что говорят о Хизер. Надо всё обдумать, до утра они явно никуда не уйдут. Потом он решил, что информации нужно больше и получить её надо из первых рук. Подождал, пока один заснёт, и оглушил второго. Сталкер открыл глаза и обомлел, над ним склонилась смерть в капюшоне.

- Говори, вы ищите Хизер?

- Да.

- Зачем вам она?

- На неё поступил заказ

- Что такое заказ?

- Убить, конечно.

- Зачем?

- Это моя работа, мне платят, я убиваю.

- Теперь всё понятно, пора.

- Что пора?

- Есть, – сказал голос и откинул капюшон, ужас охватил сталкера, и это было последнее, что он увидел в жизни.

+1
65
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1