Переводы сонетов Уильяма Шекспира Наталья Иванова - Харина

Автор:
Harina
Переводы сонетов Уильяма Шекспира Наталья Иванова - Харина
Аннотация:
William Shakespeare - 26 апреля 1564 , Стратфорд-апон-Эйвон, Англия — 23 апреля (3 мая) 1616, там же) — английский поэт и драматург, зачастую считается величайшим англоязычным писателем и одним из лучших драматургов мира. Переводы 19 сонетов, эпитафии и 5 акт, 5 сцена из Макбета.
Текст:

Эпитафия на могиле Уильяма Шекспира

Оригинал:

GOOD FRIEND FOR JESUS SAKE FORBEAR
TO DIG THE DUST ENCLOSED HERE.
BLESSED BE YE MAN YT SPARES THES STONES,
AND CURSED BE HE YT MOVES MY BONES.

Мой дословный перевод:

ХОРОШИЙ ДРУГ, ДЛЯ ИИСУСА нет вопроса что ВНУТРИ
КОЛЬЦО ПЫЛИ ЗАКРЫТО ЗДЕСЬ.
БЛАГОСЛОВИТЕСЬ, и ЧЕЛОВЕК ЗАЩИЩАЕТ КАМНИ,
Проклят тот, кто двигает мои кости.

Мой вольный перевод:

Хороший друг, Йисусу ведомо что здесь
Лежит веками, скрытое от глаз.
Мой прах истлел, но камень не исчез,
Он страж костей моих — паломникам наказ.

18.02.2019 2-00

Сонет 66

Мой вольный перевод:

Устав от зла, я плАчу в дебрях мыслей.
Забор смертей – высоким частоколом…
Я нищий духом, горести нависли
Над Верой жизни тройственным расколом.

Позорить честь – калечить добродетель:
Хромая лошадь в скачках неуместна.
И мчит в опор порока лжесвидетель,
Его пути чертям общеизвестны.

Искусство брать, косноязычно блея,
Контроль слабеет, истина в осаде.
Сменил сюртук – на влАстную ливрею:
Зловонит ладан в царственной лампаде.

Устав от зла, в загробный мир уйду
И сброшу наземь нелюбви узду.

25.02.2019 15-00


Машинный перевод от Гугл:

Усталый от всего этого, ради спокойной смерти я плАчу.
Чтобы созерцать пустыню, я родился нищим,
Нет ничего нуждающегося в веселье,
И чистейшая вера, к несчастью, оставлена.

Опозоренная честь постыдно неуместна,
И девичья добродетель грубо проворчала,
И правильное совершенство опозорено,
И сила хромает, ослабевает.

И искусство сделано косноязычной властью,
И глупый ноль врачебного контроля,
И простая истина неверна простоте,
И пленник усердно посещал больного капитана.

Я устал от всего этого, и от этого я ушел бы,
Чтобы умереть, и оставить свою любовь в покое.

Оригинал: William Shakespeare Sonnet LXVI

Tired with all these, for restful death I cry,
As, to behold desert a beggar born,
And needy nothing trimm'd in jollity,
And purest faith unhappily forsworn,

And guilded honour shamefully misplaced,
And maiden virtue rudely strumpeted,
And right perfection wrongfully disgraced,
And strength by limping sway disabled,

And art made tongue-tied by authority,
And folly doctor-like controlling skill,
And simple truth miscall'd simplicity,
And captive good attending captain ill:

Tired with all these, from these would I be gone,
Save that, to die, I leave my love alone.

87 сонет Шекспира

Мой вольный перевод:

Прощай, прости, ты слишком много стОишь,
Ты сам себе оценку знаешь свыше,
И в узах страсти я твой раб всего лишь.
Мой низкий тембр голоса не слышен.

Я удержать тебя не в силах боле -
Тобой владеть богатство поиссякло.
Не вправе я желать помимо воли.
Финал – подарок грешного спектакля.

Себя ты Отдал полностью, не зная:
Ошибок дар приводит к оскуденью.
Отмстит молва сполна до сплетен злая,
Пока не обретёт повиновенье.

Мой сон продлится вечно как мечта,
Морфей откроет счастья ворота.

25.02.2019 2-50

Перевод от Гугл в моей редакции:

Прощальный привет! Ты слишком дорог для моего владения,
И ы достаточно знаешь свою оценку:
Устав твоей ценности дает тебе освобождение;
Мои узы в тебе все решительны.

Как я удержу тебя, кроме как по твоей воле?
И что за богатство, я его заслуживаю?
Причиной этого честного подарка во мне является желание,
И поэтому мой патент снова отклоняется.

Себя ты отдал, свою собственную ценность, не зная тогда,
Что поступил бы иначе – не ошибся;
Итак, твой великий дар, когда растет недоразумение,
Приходит снова домой, на лучшее решение.

Таким образом, я имел тебя, как сон, полагая
Во сне – я царь, но бодрствовать неважно.

Оригинал:

Farewell! thou art too dear for my possessing,
And like enough thou know'st thy estimate:
The charter of thy worth gives thee releasing;
My bonds in thee are all determinate.

For how do I hold thee but by thy granting?
And for that riches where is my deserving?
The cause of this fair gift in me is wanting,
And so my patent back again is swerving.

Thyself thou gavest, thy own worth then not knowing,
Or me, to whom thou gavest it, else mistaking;
So thy great gift, upon misprision growing,
Comes home again, on better judgment making.

Thus have I had thee, as a dream doth flatter,
In sleep a king, but waking no such matter.


Сонет 42

Мой вольный перевод:

За то, что отнял ты мою любовь,
Я вправе оправдать свою подругу:
Двоякости судьбы не прекословь -
Земное счастье движется по кругу.

Я так её, мой друг, обожествлял,
Что, видимо, исчерпан верх ресурса,
Теперь она твоя, тот миг настал
Когда планида изменила курсу.

Теряя вас, я обретаю крест:
Обида – не награда, а потеря.
Моей любви высокий Эверест
Глубоким чувствам вашим ныне вверен.

Смакую лесть: мой друг неотразим,
А, значит, я по-прежнему любим.

24. 02.2019 20-30

Машинный перевод в моей редакции:

То, что ты в её власти, это не всё моё горе,
и все же можно сказать, что я её очень любил;
То, что она имеет тебя, принадлежит моему плачущему сердцу.
Потеря любви, которая касается меня ближе всех.

Любя обидчиков, я извиняюсь за тебя: ты любишь ее,
потому что знаешь, что я люблю её,
и ради меня, она ругает меня,
заставляя моего друга ради меня утвердить её.

Если я потеряю тебя, моя потеря — это выигрыш моей любви,
И, потеряв её, мой друг нашёл эту потерю;
Оба находят друг друга, и я теряю обоих,
И оба ради меня возлагают на меня этот крест.

Но вот радость, мой друг и я одно целое.
Сладкая лесть: Тогда она любит меня одного.

42 сонет Шекспира в оригинале:

That thou hast her, it is not all my grief,
And yet it may be said I loved her dearly;
That she hath thee, is of my wailing chief,
A loss in love that touches me more nearly.

Loving offenders, thus I will excuse ye:
Thou dost love her because thou know'st
I love her, And for my sake even so doth she abuse me,
Suff'ring my friend for my sake to approve her.

If I lose thee, my loss is my love's gain,
And losing her, my friend hath found that loss;
Both find each other, and I lose both twain,
And both for my sake lay on me this cross.

But here's the joy, my friend and I are one.
Sweet flattery! then she loves but me alone.


Сонет 105 Шекспир

Мой вольный перевод:

Моя Любовь – не идолопоклонство,
Не сотвори кумира, говорят…
Не сгину в пропасть Башней Вавилонской
Стихи, они — не требуют наград.

В моих сонетах песни превосходства
Добра и красоты над похвалой.
Не знаю я морального уродства,
Когда бросают вызов над хулой.

Правдивость, справедливость – это сила,
Сокрытая, в весомый аргумент.
Любовь бывает искренне красивой,
Лишь только в исключительный момент:

Когда все блага жизни — Властелины —
Краса, добро и честность – триедины.

19.02.19 22-00

Подкорректированный машинный перевод:

Пусть моя любовь не будет идолопоклонством,
Не мой кумир, подобный божеству,
Так как все мои песни и похвалы,
как один, равны и так всегда.

Добрый день, моя любовь, сегодня, добрый день,
Я всё ещё постоянный в удивительном превосходстве;
Поэтому мой стих, к постоянству ограничений:
Одно выражение, исключает разницу.

«Справедливый, добрый и правдивый» — это все мои аргументы,
«Справедливый, добрый и правдивый», иными словами меняются.
И в этом изменении израсходовано мое изобретение,
Три темы в одной, что дает поразительный охват.

«Честные, добрые и правдивые» часто жили в одиночестве,
и трое до сих пор никогда не сидели рядом.

105 сонет У. Шекспира в оригинале:

Let not my love be call'd idolatry,
Nor my belovd as an idol show,
Since all alike my songs and praises be
To one, of one, still such, and ever so.
Kind is my love to-day, to-morrow kind,
Still constant in a wondrous excellence;
Therefore my verse, to constancy confined,
One thing expressing, leaves out difference.
'Fair, kind and true' is all my argument,
'Fair, kind, and true', varying to other words,
And in this change is my invention spent,
Three themes in one, which wondrous scope affords.
'Fair, kind, and true' have often lived alone,
Which three till now never kept seat in one.

Сонет 68

Мой вольный перевод:

Твоей щеки изношенная карта, где красота жила и умерла,
Коснётся перст — жестокая сумматра, последних лет мирская каббала.
И прежде чем ублюдочные знаки коснутся грязно светлого чела,
Цветы земли, чарующие маки, напомнят мне – любовь всегда бела.

Пред золотыми локонами мёртвых, права гробниц – стереть с лица земли.
На новый срок сгодится том истёртый, седой парик потворствует вдали.
Вторую жизнь подарит время странствий, его страниц античные часы
Озолотят безродное пространство, умножив свойства девственной красы.

Не украдя чужого превосходства, вдыхая свежесть в знойный летний день,
Отыщет Свет черты любого сходства, пока не мстит ему ночная тень.
Природы дар в безоблачное лето пошлёт цветы, их дивный аромат.
Пока любви стихи не перепеты, пока часов не пройден циферблат.

Искусство сможет перевоплотиться, исходный образ — новой плоти Свет,
Не оскудеют древние страницы, давая миру благостный обет.

18 февраля 2019 16-20

Машинный перевод в моей редакции:

Таким образом, его щека — карта дней, изношенных,
Где красота жила и умерла, как цветы сейчас.
Прежде чем эти ублюдочные признаки справедливости были принесены,
чтобы поселиться на живом лбу;
Перед золотыми локонами мертвых,
Права гробниц были стерты с лица земли,
Жить второй жизнью на другой голове;
Красоты мертвого руна достоин ныне вновь живущий:
В том видны священные античные часы,
Без всякого украшения самого себя и правды,
Не делая чужое лето зеленым,
Не грабя старое, чтобы одеть свою красоту по-новой;
И ему, для карты мира и его природы, суждено
Показать ложному искусству, какая красота была в прошлом.

Оригинал:
Thus is his cheek the map of days outworn,
When beauty lived and died as flowers do now,
Before these bastard signs of fair were borne,
Or durst inhabit on a living brow;

Before the golden tresses of the dead,
The right of sepulchres, were shorn away,
To live a second life on second head;
Ere beauty's dead fleece made another gay:

In him those holy antique hours are seen,
Without all ornament, itself and true,
Making no summer of another's green,
Robbing no old to dress his beauty new;

And him as for a map doth Nature store,
To show false Art what beauty was of yore.

116 сонет Уильяма Шекспира

Мой вольный перевод:

Для брачного союза верных душ
Препятствием не служит измеренье.
Изменчив мир, но холод сильных стуж –
Обратный полюс теплого теченья.

Не стоит обстоятельства винить,
Когда туман закрыл звезду-планиду
Любовь поможет мили сократить –
Ладья отыщет в море Атлантиду.

Шут времени стирает яркость щёк
И губы высыхают и бледнеют.
Серпом луна, конца пророчет рок,
Зависла над Бессмертия аллеей.

Любить возможно вечно вне времен,
Пока поэтов клич не отменён.

17.02.2019 23-30

Перевод: helgenka.livejournal.com/35703.html
Не дайте мне для брачного союза верных душ
допустить препятствия. (Та) любовь не любовь,
которая меняется, находя изменения,
или сбивается с пути, подчиняясь обстоятельствам.
О нет, это установленная навечно веха,
которая (взирает) смотрит на бури, всегда неколебима;
для всякой блуждающей ладьи это звезда,
чье значение неизвестно, хотя бы ее высота была измерена.
Любовь — не шут Времени, хотя цветущие губы и щеки
подпадают под взмах его кривого серпа;
любовь не меняется с быстротекущими часами и неделями,
но остается (неизменной) до рокового конца.
Если я заблуждаюсь, и мне это докажут,
(то, значит), я никогда не писал и ни один человек
никогда не любил.
В оригинале:

12 сонет Уильяма Шекспира

Мой вольный перевод:

Торопит время чопорность часов,
И светлый день сменИт ночи затменье,
Слегка откинув прошлого засов,
Заметишь, вдруг, виска посеребренье.

На пышных кронах больше ни листка,
Когда-то в зной стадам служили тенью.
Тоски осенней праведность близка:
Снопы — седой зимы опереженье.

Задам тебе мучительный вопрос:
За что любить девицу ты не в силах?
Давным-давно сынок бы твой подрос,
И был бы столь же крепким и красивым.

Секиру смерти смело отведи -
Твоя любовь и счастье впереди!

15.02.2019. 04-50

Автоперевод от Google в моей редакции:

Когда я считаю часы, которые показывают время,
Чтобы увидеть смелый день, затонувший в отвратительной ночи,
Когда я вижу фиолетовое прошлое,
И собольи кудри все посеребренные белым,
Когда на высоких деревьях я вижу пустые ветви,
Которые в зной служили навесом от жары для стада,
А лето зелёное все опоясано в снопах,
Сродни старцу с белой и щетинистой бородой...
Тогда о твоей красоте я задаю вопрос:
Что ты среди пустоты времени должен найти,
Почему ты лишен сладости любить красавицу?
Ты умрешь также быстро, как они видят, как другие растут,
И ничто не поможет Косе Времени защитить тебя -
Спаси породу, чтобы отважиться, когда она возьмет своё.

12 сонет Шекспира в оригинале:

When I do count the clock that tells the time,
And see the brave day sunk in hideous night,
When I behold the violet past prime,
And sable curls all silvered o'er with white,

When lofty trees I see barren of leaves,
Which erst from heat did canopy the herd,
And summer's green all girded up in sheaves
Borne on the bier with white and bristly beard:

Then of thy beauty do I question make
That thou among the wastes of time must go,
Since sweets and beauties do themselves forsake,
And die as fast as they see others grow,

And nothing 'gainst Time's scythe can make defence
Save breed to brave him when he takes thee hence.

61 сонет Шекспира

Мой вольный перевод

Я не сомкну тяжелых век своих,
И образ твой во снах не растворится.
В глубокой дрёме счастлив за двоих.
В тенях ночи распахнуты глазницы.

Ужели, дух твой послан в мой полОн,
В мои дела и мысли, сновиденья?
Я пОлон грёз, загадочен мой дом -
Не дремлет око в ревностных сомненьях.

Размах души не чувствует покой,
Бессменный страж не знает слова «праздность».
Текут минуты медленной рекой -
Сто лет любви моей многообразность.

Когда проснёшься в близости с другим.
С тобой я рядом, верностью храним.

13.02.19 18.-50

Неужели твой образ должен держать открытыми
мои тяжелые веки для утомленной ночи?
Хочешь ли ты, чтобы мои сны были нарушены,
В то время как тени, подобные тебе, насмехаются над моим зрением?

Неужели твой дух послан мне так далеко от дома,
в мои дела, чтобы выведать во мне стыд и праздность,
размах и продолжительность ревности?
О нет, любовь твоя, хоть и большая, но не так велика.

Это любовь моя бодрствует оком во мне,
истинная любовь моя сокрушает покой мой,
ибо я всегда исполняю роль сторожа ради тебя.
И ты наблюдаешь, что я рядом с тобой,
в то время как ты просыпаешься
в другом месте, вдали от меня, слишком близко с другим.


Sonnet 61 by William Shakespeare в оригинале:

Is it thy will thy image should keep open
My heavy eyelids to the weary night?
Dost thou desire my slumbers should be broken,
While shadows like to thee do mock my sight?

Is it thy spirit that thou send'st from thee
So far from home into my deeds to pry,
To find out shames and idle hours in me,
The scope and tenure of thy jealousy?

O no, thy love, though much, is not so great;
It is my love that keeps mine eye awake,
Mine own true love that doth my rest defeat,
o play the watchman ever for thy sake. For thee watch

I, whilst thou dost wake elsewhere,
From me far off, with others all too nea.

30 сонет У. Шекспира

Мой вольный перевод :

Когда в сеансах сладкой неги мыслей
Я вызываю память о былом,
Я знаю, что страдания зависли,
Зову и жду счастливого фантом.

И, сожалея, плачу, в слёзах бурных
Потоки красок меркнут, мир жесток,
С потерей близких, в маете сумбурной,
Я вновь плачу стотысячный оброк.

Печаль сильна, друзей не стало милых -
Настанет день, когда ослепну я,
От осознанья — всё непоправимо,
Что стонет смерть, предчувствием пленя.

Пока мой друг, с тобою в сердце я вдвоём –
Не близок час — моей кончины окоём.

13.02.19 14.-20

Мой приблизительный подстрочный перевод:

Когда на сеансы сладкой молчаливой мысли
Я вызываю воспоминания о прошлом,
Я вздыхаю об отсутствии многих вещей, которые я искал,
И со старыми горестями вновь рыдает впустую потраченное время.

Затем я могу утопить глаза (в потоке слёз),
Ибо драгоценные друзья спрятались в бессмертной ночи смерти,
И буду плакать заново, ведь только любовь отменяет горе,
И стонать от того, что благодаря многим пропало моё зрение.

Тогда я могу скорбеть о предрешенных обидах,
И тяжело от горя к горю сказать печальные слова -
Отчет о близости беды в предсмертном стоне,
Оброк, который вновь плачу я, как будто не платил раньше:

Но если пока я думаю о тебе (дорогой друг)
Все потери восстановлены и конец печалей отдалён.

Sonnet 30 by William Shakespeare в оригинале:

When to the sessions of sweet silent thought
I summon up remembrance of things past,
I sigh the lack of many a thing I sought,
And with old woes new wail my dear time's waste:

Then can I drown an eye (unused to flow)
For precious friends hid in death's dateless night,
And weep afresh love's long since cancelled woe,
And moan th'expense of many a vanished sight;

Then can I grieve at grievances foregone,
And heavily from woe to woe tell o'er
The sad account of fore-bemoand moan,
Which I new pay as if not paid before:

But if the while I think on thee (dear friend)
All losses are restored, and sorrows end.

100 сонет Уильяма Шекспира
Мой вольный перевод:

О, Муза — песня! Позабыла ты меня!
Пропой мне снова — компенсируй опозданье,
О зле не стоит, отвергаю мысли я
О бесполезности крикливого познанья.

О, Муза, как же мне восполнить жизни срок,
Который пройден в омерзительных порывах?
Преподнеси скорей влиятельный урок
Полета мыслей своих ясных, легкокрылых.

Твоё перо порой умелое молчит…
Я стар и нем? Но знай же — высмеять не страшно!
Своей сатирой хлёсткой душу излечи -
Грехи сонетов — виршей промахов вчерашних.

Останови О, Смерть, косы смертельной взмах,
Даруй мне жизнь, моё рождение в стихах!

13.02.19 12.-20

Подредактированный мной машинный перевод:

О, где ты, Муза, бродишь долго, я забыл
Говорить о том, что даёт тебе всю твою мощь?
Потратишь ли ты свою ярость на какую-нибудь бесполезную песню,
чтобы пролить свет на ненужные предметы?

Возвращайся, забывчивая Муза, и смело выкупай
Долготу времени, которое так праздно проведено;
Пой мне на ухо, которое уважает тебя и дает твоему перу умение и аргумент.
Проснись, отдохни, Муза, покажи своё милое лицо.

Если у Времени есть морщины,
Если таковые имеются у меня –
Будь сатирой, чтобы мне не разлагаться,
Сделай это добычей Времени, презираемой повсюду.

Дай мне славу быстрее, чем Время тратит жизнь;
Так ты не позволишь её косе и кривому ножу убить меня.

Sonnet 100 by William Shakespeare в оригинале:

Where art thou, Muse, that thou forget'st so long
To speak of that which gives thee all thy might?
Spend'st thou thy fury on some worthless song,
Dark'ning thy pow'r to lend base subjects light?

Return, forgetful Muse, and straight redeem
In gentle numbers time so idly spent;
Sing to the ear that doth thy lays esteem
And gives thy pen both skill and argument.

Rise, resty Muse, my love's sweet face survey,
If Time have any wrinkle graven there;
If any, be a satire to decay, And make
Time's spoils despisd every where.

Give my love fame faster than Time wastes life;
So thou prevent'st his scythe and crooked knife.

Уильям Шекспир Сонет XLIX
49 сонет У. Шекспира

мой вольный перевод

Когда взбрыкнёт слабеющая плоть,
Пройдя пути вторую половину,
Отломишь ты любви моей ломоть,
Растопишь хлад моей душевной льдины.

Но вскоре будешь каменно-глуха,
Пройдёшь на зов извилистой дорогой,
Истлеет слов пленительных труха,
Ты снова станешь звёздной недотрогой.

В пустыню дней проникнет немота.
На дно времён я упаду бескрыло.
Ты всех милей, но для меня не та.
На край земли я ухожу уныло.

Ты вправе пыл мой смелый остудить,
Когда любви ты потеряла нить.

11.02.2019 23-40

Уильям Шекспир
Сонет XLIX в оригинале:

Against that time (if ever that time come)
When I shall see thee frown on my defects,
When as thy love hath cast his utmost sum,
Called to that audit by advised respects;
Against that time when thou shalt strangely pass,
And scarcely greet me with that sun, thine eye,
When love, converted from the thing it was
Shall reasons find of settled gravity:
Against that time do I insconce me here
Within the knowledge of mine own desert,
And this my hand against myself uprear,
To guard the lawful reasons on thy part.

To leave poor me thou hast the strength of laws,
Since why to love I can allege no cause.

Исправленный мной машинный перевод:

Против того времени (если оно когда-нибудь придет),
Когда ты увидишь все мои недостатки,
Бессилен я, хотя твоя любовь,
Вложила в меня всё невозможное.

Против того времени, когда ты будешь странно проходить,
Едва приветствую меня своим солнечным взглядом,
Когда любовь превращается из того, что было
В осколки пыли звездной гравитации.

Против этого времени я оставляю себя здесь,
И укрываюсь в своей собственной пустыне,
Но я не вправе сильно возмущаться,
Законному охлаждению с твоей стороны.


Чтобы меня оставить бедным, ты имеешь силу и аспект,
С какой стати любить меня без видимой причины.

55 сонет Шекспира,

мой перевод

Ни мраморные статуи князей,
Ни роскошь принцев в погребальной позолоте,
Не смогут пережить мораль идей -
Останутся мыслительные соты,

Что мёдом напоят нектар стихов,
Несущих в Вечность мира благозвучье.
У Марса свой воинственный острог
И острый меч, линчующий дремучих.

Распнуты временем, рассыплются цари -
Не в камне правда, и не в золоте эпохи.
Над духом ханжества поэма воспарит -
Твоих стихов не тлеющие строфы.

Потомки вспомнят через тысячи веков
Бесценный дар спадающих оков.

06.02.2019 14-40

55 сонет Шекспира в оргинале:

Not marble, nor the gilded monuments
Of Princes, shall outlive this powerful rhyme;
But you shall shine more bright in these contents
Than unswept stone, besmeared with sluttish time.
When wasteful war shall Statues overturn
And broils root out the work of masonry,
Nor Mars his sword, nor war’s quick fire, shall burn
The living record of your memory:
’Gainst death, and all oblivious enmity,
Shall you pace forth; your praise shall still find room
Even in the eyes of all posterity
That wear this world out to the ending doom.

So, till the judgement that yourself arise,
You live in this, and dwell in lovers’ eyes.

Мною немного исправленный машинный перевод:

Ни мраморные, ни позолоченные памятники князей
не переживут этого мощного стихотворения,
Но ты будешь сиять ярче в этих местах,
чем неисследованный камень, запятнанный распутным временем.

Когда бесполезные войны превратятся в статуи,
И исстарится остов каменной кладки,
Ни Марс, его меч, ни быстрый огонь войны не сожгут
Живую запись вашей памяти.

«Искорени смерть — исчезнет неприятия вражда» -
Вам похвала в скрижалях уместится.
Войдёт в умы потомков, хранящих мир вне гибели телесной.

Итак, Суждения, рождаемые Вами,
Продолжат путь, переживут века.

Сонет 51 Шекспир Перевод
Мой авторский вольный перевод:

Моя любовь, не дай пришпоривать коня,
Несущего меня в стан одиноких!
Спешить не стоит. Убегу ли я,
И оценю житейские уроки?

Мой мудрый конь сменил аллюр на шаг,
Он медлит ход, мучительно спокоен:
Галопом прочь в Безумие?! — Башмак
Истёрт до крови в шпорах нелюбовью.

Мой конь упрям – он знает жизни суть -
Укажет путь в обратное Далёко.
На вихре ветра в Счастье унесут
Копыта страсти, что в крови жестокой.

Когда ты в ногу с логикой коня,
Ты всё пройдёшь, любовью не клеймя.

06.02.2019 14-30

Sonnet 51 by William Shakespeare в оригинале:

Thus can my love excuse the slow offence
Of my dull bearer, when from thee I speed:
From where thou art, why should I haste me thence?
Till I return, of posting is no need.
O what excuse will my poor beast then find,
When swift extremity can seem but slow?
Then should I spur though mounted on the wind,
In wingd speed no motion shall I know:
Then can no horse with my desire keep pace;
Therefore desire (of perfect'st love being made)
Shall neigh (no dull flesh) in his fiery race,
But love, for love, thus shall excuse my jade:
Since from thee going he went wilful slow,
Towards thee I'll run and give him leave to go.

Мой приблизительный перевод:
Таким образом, моя любовь может оправдать медленное движение
Моего унылого коня — когда я бегу от тебя. Куда же мне спешить?
До тех пор, пока я не вернусь, публикации не нужно.
О, какое оправдание найдет мой бедный зверь,
Когда быстрые ноги могут показаться медленными?
Тогда я должен подстегнуть себя хотя бы верхом на ветре,
Но в скорости крыла я тоже не ведаю движения…
Тогда никакая лошадь с моим незнанием не может идти в ногу…
Поэтому желание, рождённое в любви,
будет ржать как конь в его огненной гонке,
но любовь ради любви, простит нефритовый аллюр:
С тех пор как я ушел не туда, конь пошел умышленно медленно.
К тебе я снова побегу и дам коню уйти.

Сонет 7 Шекспира

Мой художественный перевод:

Когда рождается заутренний Рассвет,
(С лучами Солнца) — златокудрый, светлоликий,
На зов пленительный идём и шлём в ответ
Молитвы Богу и дары, поклон великий.

Служа Величеству, взошедшему на трон
(В зените славы Солнца Свет – Всевышний Гений),
Мы восхваляем Божество со всех сторон
Ждём от Светила новых благ и откровений.

Когда же День, нахмурив лоб, уходит прочь
И мчится к сумеркам златая колесница
Мы охлаждение не в силах превозмочь.
Огниво меркнет вслед обугленным страницам.

О, если сына не оставишь на Земле –
Весь путь Великий твой схоронится во мгле.

05.02.2019 15-50

Оригинал:

Lo in the orient when the gracious light
Lifts up his burning head, each under eye
Doth homage to his new-appearing sight,
Serving with looks his sacred majesty;

And having climbed the steep-up heavenly hill,
Resembling strong youth in his middle age,
Yet mortal looks adore his beauty still,
Attending on his golden pilgrimage:

But when from highmost pitch, with weary car,
Like feeble age he reeleth from the day,
The eyes (fore duteous) now converted are
From his low tract and look another way:

So thou, thyself outgoing in thy noon,
Unlooked on diest unless thou get a son.

Мой приблизительный построчный перевод (второй вариант):

Когда низвергнется с востока дивный свет,
Поднимает голову горящее светило,
Дань уважения обрящет новый век.
Ему служение покажется великим.

Взобравшись по небу, крутому, как Олимп,
Напомнит молодость и крепость диск атласный,
Все взгляды ищут в высоте священный лик,
Его карета в чистом золоте прекрасна.

Но он устанет и умерит быстрый шаг,
Слабеет возраст – появляются седины.
Глаза влюблённых обратятся, не спеша,
К другим высотам - все смотрящие едины.

И если в полдень не родится юный сын,
То на закате ты останешься один.

06.02.2019 1-28

70 сонет Шекспира — Тебя чернят — виновен без вины

Тебя чернят — виновен без вины.
Для знака клеветы достаточно удачи.
Орнамент зла таинственен и мрачен
Ты — белый ворон, в небе все равны.

Ты всем хорош, но зависть правду очернит.
Ты стоишь больше, ноль — оценка в настоящем.
Так черный демон, над безмолвными парящий,
Словами лжи безумие творит.

Ты всё прошел, и с юных лет силён,
Но беспощаден к правде триумфатор.
В кипеньи зла отхаркивает кратер,
И остывает в холоде времён.

Когда б молва смогла умерить пыл!
Ты самым лучшим на планете был.

24. 05.2016 23.50


William Shakespeare Sonnet LXX

That thou are blamed shall not be thy defect,
For slander's mark was ever yet the fair;
The ornament of beauty is suspect,
A crow that flies in heaven's sweetest air.

So thou be good, slander doth but approve
Thy worth the greater, being wooed of time,
For canker vice the sweetest buds doth love,
And thou present'st a pure unstained prime.

Thou hast passed by the ambush of young days,
Either not assailed, or victor being charged,
Yet this thy praise cannot be so thy praise
To tie up envy, evermore enlarged:

If some suspect of ill masked not thy show,
Then thou alone kingdoms of hearts shouldst owe.

Мой дословный подстрочный перевод:

Что тебя винят не должно быть дефектом твоим,
Для знака клеветы достаточно удачи;
Орнамент красоты подозреваемого -
Ворона, летящая в пространстве сладостных небес.

Ты сам хорош, но клевета рассудит, очернит
Ты стоишь больше, чем настоящим оценен,
Для саранчи порока нежные бутоны так сладки,
Ты ж безупречен как святая простота.

Ты прошел мимо засады юных дней,
Они тебя одолевали и триумфатор заряжался от тебя,
Но тем не менее — хвала тебе нема -
Всё для того, чтоб зависть не увеличить.

Если б некоторые не подозревали тебя в жестоком замаскированном не соответствии,
Тогда бы ты один достоин царствовать в сердцах.

Сонет 1
мой вольный перевод:

Желая приумножить красоту,
Мы снова бредим розовым бутоном
Дарить надежду миру — чистоту
Владения свято-наследным троном.

Мы заключаем брачных уз контракт -
Орнамента повтор в глазах младенца.
Блеснёт весны далёкий артефакт -
Наследный титул светом управленца?

Но голод в изобилии жесток:
Зародыш погребен в худом контенте
Глашатай славный мчится на Восток,
Мечта — на недоступном континенте.

Прожорлив мир и скуп на новый цвет -
Потомок скажет мертвенное "НЕТ!"


25.02.2019 6-20

От самых справедливых существ мы желаем увеличения,
Таким образом, роза красоты никогда не умрет,
Но, как должно быть, гонщик со временем сгинет,
Его нежный наследник будет нести память о нем.

Но ты, заключая контракт со своими яркими глазами,
Подари пламя твоего света самодостаточным топливом,
Создание голода, где лежит изобилие -
Ты враг себе, к себе милому — слишком жесток.

Ты и есть твой новый орнамент в мире.
Да скажет вестник безвкусной весны:
В твоем собственном зародыше похоронен твой контент,
О, нежный скупердяй, сделай пустяк:

Жаль мир, если это обжорство,
Мир оскудеет благодаря тебе (могила).

Оригинал:

From fairest creatures we desire increase,
That thereby beauty's rose might never die,
But as the riper should by time decease,
His tender heir might bear his memory:

But thou, contracted to thine own bright eyes,
Feed'st thy light's flame with self-substantial fuel,
Making a famine where abundance lies,
Thyself thy foe, to thy sweet self too cruel.

Thou that art now the world's fresh ornament
And only herald to the gaudy spring,
Within thine own bud buriest thy content,
And, tender churl, mak'st waste in niggarding:

Pity the world, or else this glutton be,
To eat the world's due, by the grave and thee.

сонет 97

вольный перевод

Зима пришла отсутствием тебя,
А лето мимолётное умчалось.
Морозит осень ветром, не любя,
Разлука – это всё, что мне осталось.

Но лето принесло свои плоды -
Сентябрь изобильный снял одежды,
Предчувствуя всю горестность беды,
Когда вдова рожает без надежды.

Приплод родится вскоре сиротой.
Итог любви – бесчувственное бремя.
Немеют птицы в песне затяжной.
В несчастье останавливается время.

Когда молчит прекрасный соловей,
Срывает лист нещадный суховей.

24.06.2019 17-50

Sonnet XCVII (оригинал)

How like a winter hath my absence been
From thee, the pleasure of the fleeting year!
What freezings have I felt, what dark days seen!
What old December's bareness every where!

And yet this time removed was summer's time,
The teeming autumn, big with rich increase,
Bearing the wanton burden of the prime,
Like widow'd wombs after their lords' decease:

Yet this abundant issue seem'd to me
But hope of orphans and unfather'd fruit;
For summer and his pleasures wait on thee,
And, thou away, the very birds are mute;

Or, if they sing, 'tis with so dull a cheer
That leaves look pale, dreading the winter's near.

Сонет XCVII (подстрочник)

Как будто зима была твоим отсутствием.
От тебя радость мимолетного года!
Какие заморозки я почувствовал, какие темные дни видел!
Какая старая декабрьская голость везде!

И все же на этот раз удалено было летнее время,
Изобильная осень, большая, с богатым увеличением,
Неся бессмысленное бремя премьер,
Как черви вдов после смерти их лордов:

Тем не менее, этот обильный вопрос, кажется, мне,
Что надежда сирот и неверующих плодов;
Лето и его удовольствия ждут тебя,
И ты далеко, а птицы немые;

Или, если они поют, это с таким унылым приветствием.
Листья выглядят бледными, страшась приближающейся зимы.


Сонет 91

мой вольный перевод:

Одни гордятся знатностью своей,
Другие красотой и силой тела,
Одеждой, новомодностью идей,
Орлицей, что быстрей всех прилетела.

И каждый рассмеётся громче всех,
Он в юморе и в радостях приметней,
Но я же не сторонник тех утех,
Моё богатство всех великолепней!

Твоя любовь мне титулом дана,
Дороже всех сокровищ и одежды,
К всевысшим благам мной отнесена,
Я хвастаюсь тобой, живу надеждой.

Несчастным в миг один могу я стать,
Ты можешь разлюбить и всё отнять.

01.11.2019 7-30

Sonnet 91 by William Shakespeare в оригинале:

Some glory in their birth, some in their skill,
Some in their wealth, some in their body’s force,
Some in their garments, though new-fangled ill,
Some in their hawks and hounds, some in their horse.

And every humour hath his adjunct pleasure
Wherein it finds a joy above the rest;
But these particulars are not my measure,
All these I better in one general best.

Thy love is better than high birth to me,
Richer than wealth, prouder than garments’ cost,
Of more delight than hawks or horses be:
And, having thee, of all men’s pride I boast,

Wretched in this alone: that thou mayst take
All this away, and me most wretched make.


Сонет 91 (дословный перевод)

Некоторые славятся знатностью рождении, некоторые своим мастерством,
Некоторые своим богатством, некоторые силой своего тела,
Некоторые богаты своей одеждой, хотя и новомодной,
Некоторые горды своими ястребами и гончими, некоторые лошадьми.

И каждый юмор имеет дополнительное удовольствие,
В котором он находит радость выше остальных;
Но эти подробности не моя мера,
Все это мне лучше в одном общем смысле.

Твоя любовь важнее моего рождения,
Больше, чем богатство, дороже, чем стоимость одежды,
Больше удовольствия, дороже чем ястребы или лошади,
И, имея тебя, гордость мою, которой я хвастаюсь,

Несчастный только я в одном: что ты можешь взять
И отнести это подальше, и это меня самого сделает убогим.

Сонет 17
Мой вольный перевод:

В грядущем будет жить мой верный стих,
Твоих достоинств полны вирши эти,
И знает Бог, что твой загробный лик
Едва воспет, немногим — на две трети.

Твои глаза — мерИло красоты,
В стихах моих — их свет очарованья.
Грядущий век сказал бы: — "Веришь ты,
В земную быль небесного касанья?!"

Моих поэм истлевшие листы
Презренны будут, словно лжесказанья.
Но не порушу я свои мечты,
И заключу в конце повествованья:

Твои потомки смогут подтвердить,
Стихов моих протянут правды нить.

27.11.2019 19-00

Оригинал:
William Shakespeare
Sonnet XVII

Who will believe my verse in time to come
If it were filled with your most high deserts?
Though yet, heaven knows, it is but as a tomb
Which hides your life, and shows not half your parts.

If I could write the beauty of your eyes,
And in fresh numbers number all your graces,
The age to come would say, 'This poet lies;
Such heavenly touches ne'er touched earthly faces.'

So should my papers (yellowed with their age)
Be scorned, like old men of less truth than tongue,
And your true rights be termed a poet's rage
And stretched metre of an antique song:

But were some child of yours alive that time,
You should live twice, in it and in my rhyme.


Подстрочник при помощи Гугл:

Кто поверит моему стиху вовремя
Если бы он был заполнен вашими самыми высокими достоинствами?
Хотя пока, знает бог, это всего лишь гробница
Которая скрывает твою жизнь и не показывает и половину твоих прелестей.

Если бы я мог описать красоту твоих глаз,
И в свежих рифмах перечислить все твои милости,
Наступивший век сказал бы: «Этот поэт лжет,
Такие небесные прикосновения никогда не касались земных лиц".

Так должны мои бумаги (пожелтеть с их возрастом)
Буду презрен, как старики с меньшей правдой, чем их язык,
Но на истинные права можно ответить гневом поэта
И протянуть ноту античной песни:

Но если бы твои дети жили бы в то время,
Ты должен жить дважды, в них, и в моем стихе.

У. Шекспир Монолог Макбета 5 акт, 5 сцена
мой вольный перевод:
Макбет: Почему, откуда этот крик?!
Сейтон (слуга): Королева, господин мой, умерла...
Макбет:
Когда б в глубокой старости ушла,
То было б время столь печальной вести,
Но завтра, завтра, завтра… никогда
Не быть нам с Королевой больше вместе.
В последнем слоге жизнь тонка, что нить.
Уходят во вчерашний день шутами.
Путь к тленной смерти свечкой догорит.
Плохой игрок Судьба — она пред нами.
Не стоит раздражать её в тот миг,
Когда на сцене бродит призрак ада...
Последний идиот заголосит:
«Не правда! Это ложь! Прошу — не надо!...»

21.02.2019 5-58

Почти дословный перевод от Гугл:
Макбет:
Почему этот крик был?
Сейтон:
Королева, мой господин, умерла.
Макбет:
Она должна была умереть в будущем;
Было бы время для такого слова.
Завтра, и завтра, и завтра
Ползет в этом мелком темпе изо дня в день
До последнего слога записанного временем;
Все наши вчерашние дни зажгли дураков.
Путь к пыльной смерти как короткая свеча!
Жизнь, что ходячая тень, она — плохой игрок
Не стоит раздражать его на сцене..
Тогда б не слышать больше… Это ложь,
Сказанная идиотом, в полный голос, в ярости,
И ничего не значит.

Оригинал:
MACBETH: Wherefore was that cry?
SEYTON: The Queen, my lord, is dead.
MACBETH:
She should have died hereafter;
There would have been a time for such a word.
Tomorrow, and tomorrow, and tomorrow
Creeps in this petty pace from day to day
To the last syllable of recorded time;
And all our yesterdays have lighted fools
The way to dusty death. Out, out, brief candle!
Life's but a walking shadow, a poor player
That struts and frets his hour upon the stage
And then is heard no more. It is a tale
Told by an idiot, full of sound and fury,
Signifying nothing.
+1
105
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1