Сны Алисы

Автор:
HEADfield
Сны Алисы
Аннотация:
Рассказ повествует о, собственно, снах девушки Алисы. В которых происходят странные и удивительные события. И которые оказываются не совсем снами.

PS работа написана на самый первый конкурс "Новая Фантастика". Места не заняла, из группы не вышла, хотя подобралась опасно близко к лидеру. Удивительно, но только сейчас обнаружил, что не публиковал её на БС >_<
Текст:

Яркие вспышки из-за окна разгоняли густую тьму, проникая сквозь щели поломанных жалюзи. Комната застывала в белёсом всполохе, словно на моментальной фотографии, а после опять погружалась во мрак. И только спустя короткую секунду раздавался близкий раскат грома. Он заглушал и шум дождя, и дыхание испуганной девушки.

Она застыла в дальнем углу комнаты, пытаясь услышать шаги приближавшейся опасности. Бежать ей уже было некуда, она оказалась на последнем этаже странного дома. Сколько прошло времени, она сказать не могла, но оно тянулось ужасно медленно, и каждая новая секунда ожидания давалась тяжелее предыдущей.

Как они очутилась здесь и почему её преследует неизвестный человек - оставалось загадкой. Но девушка точно знала, встречаться им не следует. От него буквально исходили волны ужаса, встреча лицом к лицу неминуемо привела бы к трагедии.

Всё, что она помнила, смутно проступало в мыслях сквозь пелену страха. Несколько часов блужданий по причудливому дому без единой входной двери. Окна заколочены досками, между которыми зияли широкие щели, изредка прорывавшиеся вспышками молний.

Девушка пыталась спрятаться, проверяя одну комнату за другой, прячась в тёмных уголках и, пригнувшись, перебегала с места на место. Она знала, что её ищут, и быть обнаруженной очень не хотелось.

И вот теперь она добралась до верхней угловой комнаты. Тихо заперла дверь и спряталась в самом дальнем углу, в надежде, что хоть здесь-то её никто не найдёт.

Очередной световой всплеск выхватил комнатушку из мрака. Застывшая картина отпечаталась на сетчатке, и только после, когда пришёл гром, мозг начал анализировать увиденное. Какие-то старые ящики на полу, корявые окна с остатками стёкол. Облезлая деревянная дверь, которая закрывалась с большим трудом.

Но самое страшное, что осталось в памяти - это надпись на стене. Будто выведенная подсыхающей краской поверх вспучившихся обоев, она казалась одновременно знаком приближающегося будущего и ловушкой для разума. Теперь мысли были только об этих словах.

«Выхода нет».

Надпись завораживала. Каждая буква, казалось, была выведена с таким отчаянием и упорством, что почти впитала ненависть автора. От слов разило безысходностью, и девушка застыла в дальнем углу, мелко дрожа - то ли от холода, то ли от страха.

Выхода действительно не было. Отсюда вела всего одна дверь, только что закрытая, но теперь становилось ясно, что пункт назначения был достигнут. Она попалась, как крыса, бегущая по лабиринту. Думала, что найдёт спасение, а на деле искала лишь эту комнату.

И тотчас же, словно мысли становились реальностью, на лестнице за дверью послышался скрип. Тяжелый, какой бывает при ходьбе по старым ступенькам. Мощный, выдававший немалый вес преследователя. Такому будет невозможно сопротивляться.

Шаг за шагом скрип приближался, и вот уже в щели под дверью показался проблеск фонарика. Дверь распахнулась, гулко стукнув по боковой стене, да так там и застыв. Луч фонаря шарил по всем углам, неспешно и методично выхватывая из темноты все, даже самые мелкие детали.

Он двигался всё ближе, а хозяин луча оставался в дверях, не допуская даже возможность побега. Мужчина знает, что девушка здесь, он уверен в этом, но продолжает медленно осматривать помещение. А может быть, так просто кажется из-за испуга.

Наконец, световой пучок упёрся в девушку. Она застыла в углу, закрыв лицо руками и глядя сквозь раздвинутые пальцы. Так иногда делают дети, думая, что становятся невидимыми. Да и немудрено, она от страха почти потеряла возможность соображать.

Мужчина сделал шаг в направлении жертвы. Он приближался, не опуская фонарь, который своим светом пригвоздил несчастную девушку к полу и не давал вырваться. Через секунду он был уже рядом, протянул руку, пытаясь схватить беглянку за плечо.

И в этот момент она завопила, как только могла, во всю силу своих лёгких…

- Стоп, снято!

Сразу же после этих слов тьма пропадает. Высоко под потолком зажигаются большие лампы дневного света, гроза исчезает в небытие, а жуткая комната превращается в поношенные декорации. Старые типовые панели, потёртые жалюзи и скрипучая дверь - всё это было понарошку. За окнами теперь уже можно увидеть софиты, которые вспыхивали молниями, а поблизости - широкие динамики, только недавно издававшие звуки грома и дождя.

Бригада декораторов оперативно разбирает цельную, казалось бы, комнату на кусочки и уносят в неизвестном направлении. Окна, бутафорский мусор и прочее оказываются лишь иллюзией, вокруг которой видится громадный павильон.

«Преследователь» подошёл ближе, протянул девушке руку и помог встать. Она приняла помощь, выбралась из угла и оправила платье, ей теперь уже не было страшно. Налобный фонарик актёра еще горел, но свет его был почти уничтожен яркими лампами под потолком и казался теперь просто жалким.

Девушка улыбнулась ему, а потом тихо спросила: - Как, нормально получилось?

Он не успел ответить, как со стороны раздался голос.

- Да, Алиса, ты сегодня молодец.

На месте, оставшемся от разобранной стены, стояла женщина. Это её голос был главным на площадке. Она руководила всем процессом. Хрупкая, худощавая, темноволосая, с постоянной, еле заметной грустью в карих глазах. Женщина улыбнулась, глядя на девушку, а после сложила руки перед собой и, поёжившись, плотнее запахнула лёгкую кофту. Как будто замёрзла.

Алиса коротко кивнула стоящему рядом актёру, благодаря за помощь, и направилась к ней. Попутно начала снимать с головы камеру. Миниатюрная и незаметная, та еще мигала красным глазком, показывая, что запись еще идёт. Проходящий мимо техник забрал у девушки устройство и почти сразу исчез где-то в стороне.

- Анна, я хочу спросить.

Женщина вопросительно подняла бровь. Потом плотнее сложила руки на груди, кутаясь в кофту, одетую поверх лёгкого платья. Повела плечами, будто отгоняя дрожь.

- Почему мы так часто снимаем кошмары?

Видимо, Анна ожидала другого вопроса. Она чуть расслабилась, а после, еще не отвечая, подхватила девушку под локоть и они вместе двинулись вглубь павильона.

Работа в нём шла полным ходом, множество людей сновало во все стороны. Строились и разбирались декорации: одноразовые дома, фрагменты древних замков или даже целые улицы безымянных городов. Каждая из этих конструкций казалась Алисе знакомой. Она знала, почему так происходит. Чтобы каждый спящий видел знакомые элементы и ему казалось, что сон - его собственный.

Анна же вела её всё дальше по павильону, неторопливым ровным шагом. Почти не оглядывалась по сторонам, но прекрасно знала, где и что происходит.

- Не переживай, это просто заказ такой, - наконец подала она голос: - Один раз сняли, и теперь будут показывают разным людям. Всегда ведь что-то новое нужно. А если понадобится свежий материал, придумаем что-нибудь еще.

Она чуть притормозила, потянув девушку за локоть. Махнула свободной рукой в сторону.

- Вон, посмотри. Там романтику снимают.

Чуть поодаль от них расстилалось казавшееся бескрайним поле с сочной зелёной травой. Шар фонаря высоко сверху имитировал полуденное солнце, согревавшее тёплыми лучами и саму землю, и гуляющую в поле безымянную пару. Лицо юноши рассмотреть не получалось, оно было спрятано полупрозрачной маской с отметками глаз, носа и рта. Тёмные полосы бровей нанесены прямо на матовый полупрозрачный пластик. Он пропускал сквозь себя естественный цвет кожи, но не позволял рассмотреть детали.

А у девушки на голове была точно такая же камера, какую Алиса минуту назад отдала технику. Молодые люди прогуливались по полю и непринуждённо беседовали.

- Здесь снимают романтический сон. Эту запись можно будет показывать почти любой девушке, кто только вступил в отношения. Он призван оставлять лёгкое и приятное впечатление.

Поле осталось позади, теперь их опять окружала пустота павильона.

- А мой сон?

- С твоим сложнее. Техники обработают запись, сгладят неровности и еще больше омрачат атмосферу. Нужно вызвать сильные эмоции. Твоя запись универсальна, её можно показывать кому угодно. Даже мужчинам. Они воспримут её как свою собственную фантазию.

- Кроме последнего крика.

Анна слегка улыбнулась.

- До него дело не дойдёт. В этот момент человек уже должен будет проснуться. Но даже если и услышит какой-то другой голос, будет воспринимать его своим. На пике эмоций так всегда случается.

Действительно, созданная недавно запись сна была универсальной. Если возникнет потребность в кошмаре, она попадёт в общий поток. Алиса уже знала, зачем так делать.

Человек должен испытывать эмоции даже во сне, того зачастую требуют обстоятельства. Иногда это позволяет правильно усвоить дневные эмоции, иногда - чтобы, наоборот, от них отключиться. Природа сна всегда оставалась сложной для изучения, но доподлинно известно, что мозг не отдыхает в ночное время, а наоборот - работает еще интенсивнее. Отсюда и возникла теория, что наши сны - это результат усвоения опыта, полученного за день.

Но Алиса в свои шестнадцать была уверена, что всё обстоит не так. Она оказывалась в этом павильоне уже не первый раз, и часто занималась созданием чужих снов. Не всегда помнила об этом, но такое было объяснимо - сны иногда запоминаются плохо. А потому некоторые события исчезали из памяти и ей приходилось вновь и вновь задавать Анне вопросы.

К счастью, именно её Алиса помнила хорошо, они успели сдружиться и очень тепло относились друг к другу. Вот только Анна никогда не говорила, почему она всегда находится во сне. Словно она жила в этом павильоне. Каждый раз, как Алиса оказывалась здесь, наставница встречала её. Всегда в одном и том же наряде, всегда будто замёрзшая, с чуть грустной улыбкой на лице.

Алисе же нравилось это занятие. Создавать сны, играть разные роли, будто в кино. Ей было приятно знать, что её творение покажут хоть кому-то, пусть даже и не наяву. Омрачало, правда, что и в кошмарах приходилось участвовать, но она относилась к заданию ответственно. В конце концов, страшные сны тоже должны быть. Да и к тому же, кошмары забываются с той же частотой, что и приятные сновидения. Вот только что человек проснулся с криком и в холодном поту, а вернувшись из ванной обратно в спальню, уже ничего не помнит и просто ложится дальше спать.

И нынешний сценарий был похож. За спящим гонится преследователь, он настигает жертву, и в этот момент сон заканчивается, а человек просыпается. Обычно такие записи очень коротки, занимают секунды реального времени, но для спящего могут казаться долгими часами.

Сон был универсальным, его можно показывать любому спящему, но для Алисы оставалось загадкой, как же происходит их распределение. Анна уже не раз отвечала, что здесь всё - воля случая, и предсказать это нельзя. Лишь однажды упомянула, что можно сделать запись для конкретного человека. «Только никому ни слова, договорились?»

Да и некому было рассказывать. Больше ни с кем в этом громадном павильоне Алиса не общалась, а после пробуждения, бывало, и совсем забывала об этом месте, поглощённая насущными делами.

Вскоре они добрались до выхода. Самая обычная железная дверь, за которой всегда ждало что-то необычное.

- Тебе пора просыпаться, - всё еще с улыбкой произнесла Анна. Грусти в словах чуть прибавилось, она не хотела расставаться. Ей нравилась эта девушка, нравилось её рвение и желание трудиться и создавать сны. Сама она уже долгое время жила здесь, и ей не хотелось отпускать от себя гостью из настоящего мира. Но иначе сделать она не могла, никто не мог остаться во сне надолго.

Девушка потянула за ручку двери, та распахнулась, явив неожиданную картину. За дверью оказалось небо, павильон словно плыл облаках. Высота была бесконечной, но обе знали, что это всего лишь сон. Алиса пожала руку своей наставнице, а после уверенно шагнула за порог. Без страха, сомнений и неуверенности. Она не упала камнем вниз, а плавно спустилась, миновав сотни метров за считанные секунды. А может быть, время опять сжалось, как это часто бывает во снах. Как бы то ни было, она достигла земли, просочилась прямо сквозь крышу своего дома и оказалась в постели. И уже после открыла глаза.

Отголоски сна витали в голове, но сегодня удержать их было сложнее, чем обычно. Какие-то события, незнакомые люди. И еще одна женщина, Анна, которая живёт в том мире и никогда не просыпается.

Но как бы то ни было, а сон закончился, наступила явь, и теперь предстояло прожить еще один день в реальности, чтобы ночью опять вернуться в мир чудес.

***

А настоящая жизнь каждое утро встречала её своим несовершенством. Еще бы, о чём может думать девушка в шестнадцать лет? Окончание девятого класса, хорошие перспективы и рекомендации учителей. Но не это было нужно Алисе.

Как и большинству в таком возрасте, ей уже хотелось почувствовать себя взрослой. И хотя она старалась не уподобляться одноклассницам, которые всячески стремились во взрослую жизнь, мысли её были часто заняты одним человеком.

Его звали Антон. Он учился в той же школе, что и Алиса, но на два года старше. «Наверное, так часто бывает», думала она, «что старшеклассники становятся объектами желаний», но сути дела это не меняло. До полноценных отношений ей не хватало только одного - знакомства с ним. Конечно, она знала его имя, как и большинство её одногодок, однако ни у кого не получилось завязать с ним хоть какие-то отношения. Он запросто обрубал на корню любые попытки с ним встречаться, и девочки ломали голову, почему так происходит.

Еще бы, первый красавец в школе, Антон пользовался и всеобщим вниманием, и уважением. Учителя говорили о нём только хорошее, успеваемость была на уровне, и ему пророчили завидные перспективы.

Алиса же чувствовала себя неуверенно, считала, что недостаточно хороша, а может быть, просто боялась быть отвергнутой, и потому даже не делала попыток познакомиться.

Только лишь, по возможности, пыталась хоть иногда находиться рядом, украдкой наблюдая за ним и его друзьями. Сегодня выдалась такая возможность, она в школьной столовой села поближе и прислушалась, о чём разговаривал с друзьями предмет её воздыханий.

Услышав рассказ Антона, девушка начала понимать, почему он изменился за последние дни. Заметно осунулся, под глазами появились тёмные круги, да и просто он казался бледнее, чем обычно. Девушка думала об этом, но списала всё на плотную учёбу и тренировки. А оказалось нечто совсем другое.

Он тихо делился с друзьями своими проблемами. Оказалось, что в последние дни его мучают сильные кошмары, он почти перестал спать. И не то, чтобы не удавалось заснуть, он просто боялся это делать. Допоздна занимался, потом пил еще кофе, делал разминку и вновь садился за уроки. Но даже в те дни, когда домашний работы не было, ему приходилось чем-то себя занимать, чтобы не заснуть.

А причина была в том самом сне. Алиса со своего места с трудом разбирала его слова, но в общих чертах догадалась, что ему в кошмаре приходится убегать от какого-то маньяка в заброшенном доме. Он всё никак не мог найти выход, а в самый последний момент преследователь настигал его, и тогда сон обрывался. Повторно заснуть он уже не решался, и приходилось до утра лежать, глядя в потолок.

И всё было бы не так ужасно, если бы она не расслышала ту самую фразу. Он рассказал, что помнит слова из сна, которые будто написанную кровью на стене. Они появляется в момент вспышки молнии и остаётся в памяти даже после пробуждения. «Выхода нет».

Девушка почти застыла, осознав, что именно сон с её участием стал для него кошмаром. А самое ужасное в том, что от него никак не удавалось избавиться. Он возникал каждую ночь, и Антон теперь всегда знал, что именно он увидит, когда закроет глаза.

Дальше она просто сидела, погрузившись в свои мысли. До неё еще доносились обрывки разговора, Антон рассказал, что его даже водили к врачу, тот убедил родителей, что постоянный недосып может привести к истощения мозга. А это, в свою очередь, чревато развитием психоза. И в конце даже выписал специальные таблетки для сна.

Но и они не работали как положено. Пару раз приняв их, Антон убедился, что сон-то они вызывают, а от кошмара не избавляют, и тот продолжается раз за разом, как фильм в кинотеатре. С тем лишь отличием, что страх от одного «сеанса» к другому становится только сильнее.

Алиса слышала всё это и с каждой минутой в ней крепло намерение при первой же возможности поговорить с Анной. А для этого оставалось только дождаться ночи.

***

Когда стемнело, она долго не могла заснуть, пыталась представить, о чём же пойдёт речь. Мысли крутились в голове одна за другой, и Алиса всё представляла, как встретится с Анной и о чём будет спрашивать. Наставница всегда отвечала на вопросы, и теперь должно получиться так же.

Конечно, Алиса даже не допускала вероятность, что эти сны могут быть просто снами, тем более, что её недавний кошмар действительно начал сниться кому-то еще. Таких совпадений просто не бывает, видеть одинаковые сны могут только близнецы, она об этом читала.

Наконец девушка почувствовала - началось. Она лежала с закрытыми глазами, и тело её будто отяжелело, стало неподвижным. Громоздкое и неповоротливое. Анализировать состояние не хотелось, было лишь желание, чтобы погружение побыстрее закончилось. Хотелось лёгкости и невесомости, какое бывает во снах. Кажется, что сможешь взлететь и парить прямо в воздухе.

Сегодня не получилось. Вместо этого она оказалась прямо в воде. Вкус соли на губах напомнил о море, зеленовато-синяя вода вокруг - о дайвинге. Вместо ног у неё оказался плавник, девушка стала русалкой и бороздила подводные просторы неизвестного водоёма.

На лбу привычно располагалась портативная камера, а во рту - загубник дыхательного аппарата. Алиса уже видела такие раньше, в фильмах про шпионов: короткий цилиндр стального цвета, он наверняка содержал в себе сжатый кислород, которого хватало на несколько минут дыхания под водой.

Плавать в таком снаряжении оказалось довольно удобно, и девушка позволила себе слабость еще немного насладиться процессом. Несколько минут такого сна дали ей возможность обдумать все важные вопросы к Анне. А в том, что встреча состоится, девушка даже не сомневалась.

Наконец она наплавалась вволю и добралась до поверхности. На поверку это оказался огромный и глубокий бассейн со стеклянными стенами и солёной водой. Выбравшись на берег, он вынула загубник, сняла камеру и отдала всё подошедшему технику. После освободилась от серебристого моноласта и встала на свои, человеческие, ноги.

Анна была недалеко, она наблюдала за перевоплощением девушки, после чего подошла ближе, как обычно, кутаясь в тонкую шерстяную кофту.

Через мгновенье они уже прогуливались вдоль бассейна, где еще продолжали плавать другие актёры очередной постановки. Роль Алисы не была главной, она лишь принимала участие в массовке, а потому могла незаметно покинуть место действия. Анна шла рядом, лишь поглядывая на мелькающие в глубине рыбоподобные тела.

- А вот скажите, Анна, когда сны повторяются - их как-то можно поменять?

Та, казалось, чуть насторожилась, словно ожидая подвоха, но потом лицо её расслабилось.

- Обычно вмешиваться не следует, само проходит со временем. Ты ведь не кого-то конкретного имеешь в виду?

Алиса смущенно опустила глаза.

- Да, есть один парень. Я узнала, что у него часто бывают кошмары.

Они остановились, Анна развернулась к ней лицом. Теперь уже её лицо не было спокойным.

- Разные? Или одни и те же?

Девушка уловила перемену, ей не понравился тревожный тон.

- Тот самый, что мы отсняли недавно. Где я спасаюсь от злодея на чердаке.

Анна нахмурилась, её что-то очень озадачило.

- Это странно. Материал получился хороший, но он пока еще не ушёл в общий поток. Только единицы могли его видеть, а чтобы он настолько привязался к человеку - такого вообще не должно было случиться.

- Можно это как-то прекратить?

Алиса теперь не на шутку встревожилась, на лбу появились пара вертикальных складок. Она ждала ответа, а Анна продолжала молчать. Но было видно, что она изо всех сил пытается подобрать правильные слова. Наконец, она взяла девушку под руку и они двинулись в сторону. Туда, где было меньше всего людей, кто мог бы их услышать.

И действительно, вскоре они приблизились к заброшенной закусочной. Это тоже были декорации, но казалось, что уже много лет здесь не ступала нога человека. Серость, ржавчина по углам, местами лежали толстые слои пыли.

Отворив скрипучую дверь с колокольчиком, Анна прошла глубоко внутрь. Отёрла от пыли пару стульев, на один села сама, жестом приглашая девушку на другой.

- Прежде чем ответить на твой вопрос, я должна тебе кое-что рассказать.

***

Повторяющиеся сны - это не всегда плохо. Часто случается, что человек начинает видеть одно и то же каждую ночь потому, что ему это становится нужно. Он ищет ответа на свои вопросы и зачастую сны ему помогают.

Но с кошмарами дело происходит иначе. Они существуют, чтобы дать нам встряску, сдвинуть с мёртвой точки. Часто человек, видящий по ночам кошмары, меняет в реальности свою жизнь. Он тоже видит ответы, но реагирует иначе.

А вот повторяющиеся кошмарные сновидения - это очень плохо. Это значит, случился какой-то сбой, и человеческий разум начинает зацикливаться на проблеме. Бессознательно, но он истощает сам себя, не находя выхода. Он устаёт и перестаёт функционировать должным образом.

В реальности всё происходит еще хуже. Он начинает постепенно терять рассудок. Конечно, обращается к медикам, и те назначают снотворные, которые должны просто погрузить человека в сон. И зачастую они помогают.

Здесь же ситуация совсем плохая. Кошмары проникают в этот искусственный сон, и повторяются бесконечно, а спящий не может вырваться из порочного круга. Он видит одни и те же события раз за разом и начинает в них верить. Он их запоминает и уже после ждёт, что они случатся и в реальном мире. Для него это что-то значит, и с каждым днём всё больше и больше.

Если он не освободится от гнёта, то скоро его разум истощится и пропадёт. Он перестанет существовать в реальном мире, и будет недостаточно погружён в мир сновидений. Для него всё станет единым, и это будет кошмар наяву.

***

- Хуже всего то, что он увидел именно твой сон.

Алиса, ошарашенная рассказом, не сразу поняла очередную фразу. Анна же продолжала говорить, глядя девушке в глаза. Голос вколачивался прямо в сознание, отдавался каким-то эхом и только потом осознавался.

- Это очень сложно объяснить. До сих пор природа феномена так и осталась неясной, но сути дела это не меняет. Так случается, что один человек начинает видеть сон другого. Как сейчас, ты сняла запись, а он начал её просматривать, раз за разом. Ведь эта запись еще не обнародована, а значит, между вами есть какая-то связь на ментальном уровне. И вытянуть его из кошмара сможешь только ты.

Алиса промолчала. Слишком не хотелось перебивать Анну, слишком нужно было узнать, как помочь Антону. Ведь многие знают, что недосыпание ведёт к нервному истощению, а после этого даже бывали случаи смертельных исходов. И такой вариант тоже не был исключён. Девушка вспомнила, каким она видела своего возлюбленного в последний раз. В памяти всплыли круги под глазами, общая вялость, осунувшееся лицо. Он скоро достигнет того состояния, из которого не сможет выбраться.

- Сделать это, с одной стороны, очень просто. А с другой - невероятно сложно. Самое тяжелое - это решиться. Ты должна сама определиться, будешь ли ты пытаться, потому что назад дороги не будет.

- А что понадобится сделать?

- Тебе нужно будет показать ему своё лицо.

- И всё?

Анна покачала головой.

- Это только звучит так просто. Ты заметила, у нас нигде нет ни одного зеркала? Ни в декорациях, ни между съемками ими никто не пользуется. А те отражения, что иногда попадают на оконные стёкла, тщательно уничтожаются на этапе обработки. Замечала?

Девушка покачала головой. Только сейчас она поняла, что ни разу, ни в одном сне не видела отражений. Лишь намёки на них, и то слишком туманные и неразличимые.

- Дело в том, что нам нельзя показывать своё лицо. И именно поэтому камера всегда крепится на голову. Чтобы спящий думал, что это его сон, его переживания и фантазии. Иначе он догадается, что всё искусственное.

- То есть мне нужно просто снять камеру и попасть в кадр?

- Нет. Тебе предстоит нечто другое. Нужно будет дополнить снятый кошмар еще одним эпизодом, с твоим участием. Он должен будет тебя увидеть и понять, что это не кошмар, а иная реальность. Признать факт твоего существования в своём, как он думает, мире. И тогда кошмар отступит, и он вернётся к своей нормальной жизни. Ваша ментальная связь подтвердится. Это ведь не просто эмоции. Такая тяга возникает между людьми, которые предназначены, созданы друг для друга. И случается это очень редко.

- А в чём же опасность?

Анна скорбно опустила глаза, помолчала несколько секунд, собираясь с духом, а после начала говорить.

- Может не сработать. Если ты покажешь ему своё лицо, он может не принять факт твоего существования. Может отринуть связь, и тогда случится беда. Он будет не виноват, так просто случится. И тогда он останется в своём кошмаре, а ты навечно окажешься во сне. Записанный кошмар будет держать тебя здесь, ты в следующий раз заснёшь навсегда.

Будто вспоминая о прошлом, Анна опять поёжилась, обняла себя за плечи. Словно замёрзла.

- Так случилось и со мной. Теперь я вынуждена жить здесь, не в силах проснуться. Дверь из павильона - она только для тебя, мне сквозь неё не пройти, я вечно упираюсь в стену. И если с тобой случится то же самое, то где окажешься ты, я не знаю. Может быть, здесь, а может, у тебя будет своя студия.

Она подняла глаза.

- Вот это решение принять труднее всего.

Через несколько минут Алиса уже шла к пустой площадке, на которую техники начали стаскивать реквизит, готовясь к съемке.

Решение было принято.

***

Сон развивался с ужасающей скоростью. Неизвестный преследовал Антона уже долгое время, и теперь оказался совсем рядом. Он скоро доберётся до последней оставшейся комнаты, и тогда наступит конец. Парень сжался в углу, а молния, сверкнув, выхватила из мрака пугающую надпись: «Выхода нет».

В щели под дверью мелькнул луч фонаря. Еще несколько мгновений, и страшный человек оказался в комнате. Он шарил лучом по всем углам, пока не наткнулся на застывшую в темноте фигуру. Тот окаменел, конечности отказывались слушаться, а лицо обдало жаром. Он только и мог, что неотрывно следить за приближающимся ослепляющим светом. И через мгновенье, показавшееся вечностью, кто-то схватил его за руку.

А дальше сон не кончился и Антон не проснулся, крича от страха и сжимая влажную подушку. И видение не началось сначала, что было еще страшнее. Юноша почти поднялся из глубин морока на поверхность, но после провалился опять.

Теперь он оказался в другом месте, на пустынной станции метро. Ему казалось, что она была заброшенной, столько под ногами и на путях скопилось мусора. Даже сами стены казались обшарпанными и забытыми. Кое-где из черно-белого орнамента выпала плитка, лампы дневного света работали через одну, создавая неприятный гул. Из тоннелей доносилась затхлая вонь, смешанная с потоком тёплого воздуха.

Антон ощутил, что здесь, несмотря на всю странность, можно будет передохнуть. Такая остановка оказалась очень даже кстати. Теперь, не вынырнув из глубин сна, он помнил свой кошмар намного более отчётливо. Мелкие детали, сразу не бросившиеся в глаза. Как будто бы ненастоящие вспышки молний и шум дождя.

Он чувствовал, что тот сон может вернуться, но теперь ему было уже не так страшно. Однако, что делать с преследователем дальше, он себе не представлял. Прокручивая в голове уже случившиеся события, он незаметно для себя начал идти вдоль путей и что-то проговаривать себе под нос. Это оказались его собственные мысли, произнесённые от лицо кого-то другого.

- Что же ему нужно?

- Ты сам.

- А для чего?

Никто не ответил. Голос показался ему странным, не своим. Юноша достиг двери в техническое помещение. Та была приоткрыта, и сквозь неё пробивался свет, чуть более яркий, чем на заброшенной платформе.

- Как от него избавиться?

- Попробовать забыть и переключиться на что-то другое. Подменить воспоминания.

Дверь отворилась и он вошёл внутрь. Помещение оказалось раздевалкой для персонала. Узкие шкафчики вдоль одной стены, рядом проход в душевую. В центре - широкая низкая скамья.

- Я не знаю, как это сделать. Всё время вижу один и тот же кошмар.

Он поднял глаза и заметил висящее перед собой зеркало. Совсем крохотное, его едва хватало, чтобы целиком поместилось собственное отражение.

На него смотрело лицо. Не своё, чужое. Поначалу ему подумалось, что это вовсе и не зеркало, а чья-то фотография, но она вдруг пришла в движение и девушка в отражении начала говорить. Одновременно с этим он ощутил движения своих губ и услышал свой собственный голос. Всего одно слово.

- Попробуй!

Что попробовать? Он что, во сне превратился в милую девушку?Она смотрела на него из зеркала и Антон чувствовал что-то сверх обычного взгляда. Она заряжала его какой-то силой, поддерживала. Ему показалось, что в этот момент всё оказалось в его власти. Казалось, что мог бы сдвинуть горы, если бы захотел.

Девушка смотрела ему прямо в глаза, а он не мог отвести взгляд, даже если бы захотел. Но он и не хотел этого. Он старался запомнить этот момент, чувствовал, что сон был не простым. Скоро ему это понадобится, и нужно запомнить все детали. Потёртые шкафчики вокруг, старую скамью в раздевался. И обязательно это, подёрнутое сеткой мелких трещин зеркало с увиденным отражением девушки. Это было важно.

А после, спустя время, растянувшееся до бесконечного мига, он проснулся. Кошмар отступил, он больше не имел власти. Теперь можно продолжать жить дальше, а первым делом попытаться найти ЕЁ.

***

Спустя несколько лет, очередным утром, Алиса открыла глаза. День еще только начинался, свет пробивался сквозь задёрнутые шторы. Она потянулась, мечтательно улыбнувшись. Сон, который она увидела, был очень приятным. Такого не случалось уже давно, последние годы её просто накрывала темнота, а утром она просыпалась бодрой и отдохнувшей, но без сновидений. А теперь вновь смогла увидеть историю.

Она повернулась на бок и положила руку на плечо лежащего рядом мужчины. Тот пошевелился, выплывая из глубины сна, и тихо пробормотал: «Привет».

«А знаешь, что мне приснилось?», - тихо прошептала она. - «Как мы познакомились».

Только теперь она вспомнила, что предшествовало их первой личной встрече тогда, в школе. Как он подошёл к ней и начал говорить. Причины же оставались для неё загадкой, но это и не удивительно, снам свойственно забываться.

И только теперь Алиса смутно вспоминала немолодую уже женщину, с которой они встречались во снах. Та открыла для Алисы целый новый мир, а девушка пожертвовала им ради любимого, который страдал от кошмаров. Ведь тогда Анна сказала ей напоследок: «Если он тебя запомнит, ты забудешь обо мне и мы больше никогда не встретимся».

Алиса продолжала смотреть в потолок и вспоминала увиденный сон. Гигантский павильон, толпу техников и декораторов, которые готовят сны для других спящих. Вспомнила женщину, вечно кутавшуюся в старую тонкую кофту, как будто ей всегда холодно. Вспомнила, почему та не сможет выбраться из глубин своего сна. Ту, что тоже когда-то рискнула и потерпела неудачу. И в голове у неё мелькнула мысль.

«А может быть, мне это всего лишь приснилось?»

+1
54
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Константин Кузнецов №2

Другие публикации