Поверженные в прахе. Глава 5.

Автор:
Максим Колесников
Поверженные в прахе. Глава 5.
Аннотация:
Двое наших современников попадают в другой мир, в окрестности средневекового города. Парни оказываются втянуты в местные феодальные разборки и все это накануне зомби-апокалипсиса.

Глава 5 В которой герои вращаются в высшем свете, много разговаривают, падают и поднимаются, а в конце узнают радостные вести и возвращаются домой.
Текст:

- Гастон, посмотри, какие эти смерды крепкие! Отъелись так, что любо-дорого глядеть! – барон де Бурде сидел на огромном стуле с невысокой спинкой, который, по всей видимости, должен был символизировать трон. – Спорим, что ты не сможешь свалить вот этого, - барон указал на Алексея, - одним ударом?

Гастон, стоявший справа от барона, молча поклонился, то ли подтверждая, что ему это действительно не удастся, то ли просто избегая таким образом участия в споре.

Барон принял наших героев следующим днем, сразу после рассвета. Едва первые багровые лучи окрасили мощенный камнем замковый двор, как один из стражников, безо всяких церемоний, растолкал друзей, укрывшихся на ночь в конюшне, и они предстали перед взором господина Гастона.

- Сейчас пойдем к господину барону, - негромко и будто с усилием выплевывал слова баронский приспешник, - пристально на него не смотреть. Как зайдете – кланяйтесь и ждите пока он разрешит выпрямиться. Ясно?

Алексей и Иван кивнули.

- На вопросы, если они будут, отвечать четко и громко, - продолжал инструктаж Гастон. – Близко к господину барону не подходить.

Друзья кивнули еще раз, а собеседник, строго осмотрев их с ног до головы, хмуро глянул со значением и сделал жест следовать за ним.

Барон обитал на последнем этаже донжона, куда вела узкая винтовая лестница, где с трудом могли разминуться два человека. Весь последний этаж представлял собой одну большую комнату, разделенную тканевыми перегородками, посредине которой возвышался огромный стул. Узенькие окна – не окна даже, а бойницы – давали мало света и все помещение было погружено в густой полумрак.

Сам барон – ровесник наших героев – мужчина лет тридцати, светловолосый, стройный, хоть и был ростом ниже Ивана и Алексея, иных все же превосходил, а рядом с крестьянами выглядел бы, наверное, сущим гигантом. Лицо его украшала короткая бородка, надменно выставленная вперед, и роскошные усы, кажется даже слега завитые. Глубоко посаженные глаза были немного прикрыты, а короткий, будто отрубленный, нос приковывал внимание своей неправильностью.

Одет он был в узкий зеленый кафтан с пышными короткими полами, распущенными по бокам, обтягивающие штаны и полусапожки с длинным острым носом.

- Ну так что, Гастон? – не унимался барон. – Завалишь белобрысого одним ударом?

- Боюсь, что вы правы, господин, - на радость нашим героям произнес Гастон, - вряд ли мне удастся свалить такого здоровяка…

- Ну как знаешь, - утратил интерес к разговору барон, - давай сюда письмо.

Гастон с поклоном протянул требуемое и господин де Бурде углубился в чтение. Водя пальцем по бумаге и шевеля губами, он то и дело возвращался к уже прочитанному.

- Купчишка хочет воевать и спрашивает моего мнения, - барон по-прежнему обращался только к Гастону, - спрашивает, приду ли я в ополчение, чтоб выступить против графа де Курте и короля…

Произнеся эти слова он вдруг резко и громко рассмеялся, да так, что смех его еще несколько мгновений эхом метался под потолком.

- Скажи этим, - барон махнул рукой в сторону героев, - пусть передадут своему хозяину, что барон де Бурде уже во всю воюет с графом, пока их городок трясется от ужаса. И что он, то есть я, уже нанес графу очень болезненный удар. А их ополчение, состоящее из свинопасов и пропахшее дерьмом, его, то есть меня, не интересует…

Гастон снова склонился в поклоне и, приблизившись к барону, тихонько произнес:

- Господин, разве разумно отказываться? Может городские и слабые вояки, но наших сил явно не хватит, чтоб тягаться с графом. Сколько людей он может собрать? Говорят, до сорока знамен… А у нас не наберется и двух! Разве мы сможем в одиночку противостоять такой силе?

- И что ты предлагаешь? Выступить вместе с горожанами? – барон, произнеся последнее слова, скривился так, будто съел что-то кислое.

- Ваша милость, позвольте напомнить, что ваш отец, светлая ему память, подписал с городом соглашение… Так что никакого урона вашей чести не будет! – видно было, что Гастон не привык к таким долгим речам, слова давались ему с трудом. – Подумайте, ваша милость, а посланцы пока побудут здесь, в замке.

Барон нехотя кивнул и сделал всем знак удалиться.

Уже на лестнице Гастон обратился к друзьям:

- Пока поживете здесь. Несколько дней. Спите там же – на конюшне.

- Как насчет еды? – спросил Алексей.

- Питаться будете с гарнизоном, из общего котла. Не устраивает, покупайте еду в деревне.

- А что барон имел в виду, когда сказал, что уже воюет с графом? – вступил в разговор Иван.

- Господин барон! – резко поправил его Гастон и, сплюнув под ноги, добавил: - Не ваше дело!

- Обратите внимание господина барона, - ответил ему Иван, - что, как он выразился, «купчишка», который нас прислал, очень богат… Быть может это обстоятельство сможет повлиять на решение господина барона?

Гастон молча посмотрел на Ивана и, после нескольких секунд размышлений, кивнул.

Спустившись во двор, друзья оказались предоставлены сами себе. Двор был, к слову, не очень велик и именно туда выходили двери всех подсобных помещений – от конюшни до гарнизонной кухни. Все постройки ютились вдоль крепостных стен, не примыкая при этом к ним вплотную, а находясь на достаточном отдалении. Народу в замке жило не очень много, в основном гарнизон – человек двадцать, состоявший из сурового вида мужиков, частью несущих службу, а частью отдыхавших, кто в замке, а кто и за его пределами. Разумеется, имелась и прислуга, которая, однако, в основном проживала вне замковых стен – в деревне.

Подняться на стены можно было только через башни, возвышающиеся над ними на одинаковом расстоянии. В двух самых крупных башнях – привратных – располагались караульные помещения, а рядом, разместившись на каких-то деревянных колодах, сидели несколько воинов из гарнизона. Без доспехов и головных уборов, в коротких серых рубахах и коричневых штанах они о чем-то разговаривали, взрываясь иногда громким смехом. Двое из них изредка прерывали беседу, чтоб метнуть кости – небольшие замызганные кубики – прямо себе под ноги. На наших героев они никак не реагировали, но периодически, ухмыляясь, бросали в их сторону короткие взгляды исподлобья.

- Надо поесть, - меланхолично заметил Алексей, тоже поглядывая на воинов, - а для этого, наверное, надо найти кухню.

Иван ничего не ответил, а только оглядывался по сторонам: конюшня, курятник, какие-то сараи… Неожиданно дверь одного из таких сараев, сколоченного из грубых, плохо обработанных досок, открылась и оттуда с криком выскочила какая-то невысокая женщина в сером мешковатом платье и серой же накидке. Голова ее была плотно замотана в некогда белый, а теперь такой же серый, как и все остальное, платок так, что видно было только ее лицо – круглое с обвислыми щеками и выпуклым лбом, маленькими глазками, прячущимися под жидкими бровками, и тонкими бледными губами.

- Ты предлагаешь кормить графиню из солдатского котла??? – верещала женщина. – Ты в своем уме??

- Так распорядился господин барон, - из глубины помещения донесся до друзей приглушенный голос.

- Ты хочешь заморить мою госпожу голодом?? – женщина закричала громче прежнего. – Моя госпожа не будет есть эти помои!!

- Ну, нет – так нет, - из дверного проема высунулась рука и закрыла дверь, завершая тем самым беседу.

Женщина еще несколько мгновений возмущенно кричала и даже дважды пнула по двери, но безрезультатно - видимо, собеседник озаботился чем-то ее подпереть.

Повздыхав и пофыркав, как рассерженная лошадь, дама огляделась по сторонам, задержав взгляд на наших героях, после чего скорым шагом удалилась, скрывшись в одной из башен.

- Есть мнение, что кухня там, - сказал Иван и указал рукой туда, где только что разыгралась эта сцена.

- Ты поразительно догадлив, - без тени улыбки похвалил его Алексей. – Ну, пошли!

Оказавшись перед закрытыми дверями, друзья несколько раз аккуратно постучали.

- Я же сказал, другой еды у меня для графини нет! – раздался из-за двери уставший голос. – Уходите!

- Мы от господина Гастона, - ответил Иван, - нас поставили на довольствие…

За дверью что-то загрохотало и через мгновение она приоткрылась, а в образовавшейся щели промелькнул блестящий глаз.

- Слава Искупителю, что эта старуха ушла, - сообщил невидимый собеседник, открыл наконец-то дверь полностью и, посторонившись, добавил: – Заходите!

Молодой паренек – лет пятнадцать, не больше – со спутанными и никогда не чесанными длинными черными волосами, стоял вместе с огромным котлом посредине небольшого помещения с земляным полом. Вдоль стен находилось несколько деревянных столов, одним из которых он и подпирал дверь.

- Ну, что вам надо-то?

- Да нам бы пожрать, - лаконично объяснил Алексей, - господин Гастон разрешил.

- Ну, раз разрешил, - паренек шагнул куда-то в угол и достал две глиняные миски, - то тогда ладно…

Вернувшись к котлу, он уже был готов наполнить посуду какой-то неаппетитно выглядящей бурдой, как вдруг со двора раздался короткий хриплый окрик: «Погоди, малец» - и в дверях появилось двое воинов.

- Ты собрался кормить этих двоих нашей кашей? – прохрипел плотный и лысоватый невысокий мужичок, один из тех, что играли в кости. – Это солдатская еда, а разве они солдаты?

- Ну, господин Гастон разрешил… - пролепетал паренек.

- Это мы слышали, - прошипел второй боец - чуть выше и без половины передних зубов, - но солдатская каша для солдат.

- Однако сейчас, какая-то дама возмущалась, что солдатской кашей предлагается кормить графиню, - вступил в беседу Иван, - выходит, не только для солдат эта еда…

- Кто разрешал тебе открывать пасть? – хриплый уставился на Ивана.

- Не знал, что мне нужно для этого разрешение, - Иван слегка улыбнулся и, склонив голову на бок, продолжил: - Мы вынуждены пробыть здесь некоторое время – так распорядился господин барон - и нам надо что-то есть, надеюсь вы это понимаете.

- Мы понимаем, что это наша еда. А вы можете питаться куриным пометом, – снова прохрипел невысокий.

Алексей, который все это время в разговор не лез и только рассматривал собеседников, заметив, что во дворе перед кухней собирается все больше солдат, положил руку Ивану на плечо и тихонько сказал по-русски:

- Давай-ка мы с тобой в деревне еды купим, немного денег у нас еще осталось.

Иван коротко кивнул и сказал, обращаясь к хриплому:

- Раз вы не желаете, чтоб мы ели из вашего котла, то мы не смеем настаивать, - и с этими словами друзья направились к выходу, - разрешите пройти?

Воины расступились, и наши герои вышли во двор, где оказались под перекрестными взглядами еще четверых солдат, в руках которых были длинные, метра по два, шесты. Видимо древки копий, только без наконечников.

- Лёха, пошли к воротам, - Иван осторожно оглядывался по сторонам ища взглядом господина Гастона.

- Пошли, - согласился Алексей, - пока все это не закончилось плохо.

Но отпускать их просто так никто не намеревался, и друзья сделали всего несколько шагов, когда их сзади снова окрикнул хриплый:

- Стойте.

Хриплый и его товарищ тоже вышли из кухни, а сообразительный паренек сразу закрыл за ними дверь и снова с грохотом подпер ее столом.

Алексей и Иван были окружены со всех сторон.

- А за постой как платить будете? – спросил один из бойцов.

- За постой? – решил потянуть время Алексей.

- Сегодня вы спали на конюшне и если хотите спать там и дальше, то надо платить…

- Мирно все кажется не закончится, - тихонько шепнул Иван Алексею, - но попробуем еще поговорить, вдруг Гастон появится, - и уже в полный голос обратился к солдатам: - Я думал, что конюшня, как и все здесь, принадлежит господину барону, а он ничего про плату за постой не говорил.

Воины, все это время потихоньку приближавшиеся к нашим героям, замешкались, не зная, как реагировать на последнее замечание, и слегка растерялись.

- Чего с ними разговаривать? – прошепелявил беззубый, который стоял в полушаге за спиной Алексея. – Бей!

- Понеслось!! – завопил вдруг Иван, быстро развернулся и с подскока пнул, стоявшего позади него, хриплого между ног.

Алексей, не глядя и не разворачиваясь, ударил назад правым локтем, угодив шепелявому прямо в челюсть и избавив того от остатка зубов, после чего метнулся в сторону, пытаясь обойти ближайшего к нему воина. Однако маневр не удался. Боец шестом подцепил его за ногу, а после того как он рухнул, резким коротким движением ткнул в висок, отчего свет в глазах Алексея померк на несколько мгновений.

Иван же, прикрывшись согнувшимся после столь удачного попадания хриплым, оглядел поле боя и попытался пихнуть свое прикрытие под ноги наступающим. Хриплый, однако, извернулся и, заваливаясь, крепко ухватил Ивана за одежду, после чего оба повалились на камни, меж которыми, тут и там, пробивалась зеленая травка. Один из солдат подскочил к упавшему Ивану и концом шеста ударил того в живот, отбив всякое желание сопротивляться.

Без промедления солдаты подняли наших героев на ноги и хриплый, потирая то место, куда пришелся удар Ивана, продолжил как будто ничего не случилось:

- Как за постой платить будете?

- Денег у нас нет, - сказал Алексей.

- Плохо, - кивая ответил тот, - а еще ты должен Хиральду, - кивок в сторону шепелявого, - за выбитые зубы. Сколько на этот раз, Хиральд? – произнес хриплый с показным участием.

- Четыре, - с трудом ответил Хиральд.

- Вранье, - возразил Алексей, потряхивая головой. – Там и трех-то целых зубов не было…

- Было – не было, уже не важно, - возразил Хиральд, - сказано тебе – четыре!

- Денег у нас нет, - повторил за Алексеем Иван.

- Значит отработаете, - тут же нашел решение хриплый.

«Господи, как же вы все достали» - подумал Иван у которого перед глазами до сих пор мелькали черные точки, складывающиеся в замысловатые узоры, а откуда-то из глубины, разбухая как воздушный шар, рвалось наружу чувство бесшабашной веселой злости.

- Могу отыметь твою сестру, - в слух сказал он, - если она у тебя конечно есть. А за каждый из выбитых зубов, готов подарить по такой куче дерьма, что…

Договорить, однако, ему не дали. Хиральд, размахнувшись, ударил Ивана в живот, отчего тот закашлялся и замолчал. После чего, такой же удар, видимо для профилактики, получил и его друг.

- Молодец, Ваня, - прокашлял спустя несколько мгновений Алексей, - не сдерживайся, пошути что-нибудь еще!

- Да задрали они все… - Иван, сплюнув под ноги, поднял глаза. За спиной у солдат стоял господин Гастон и хмуро наблюдал за происходящим.

Увидев, что Иван его заметил, он кивнул ему и громко произнес:

- Прекратить! Отпустите их.

Солдаты тут же выполнили приказ и повернулись к своему командиру.

- Разойтись, - скомандовал тот, не желая, судя по всему, разбираться в причинах произошедшего, и когда бойцы вернулись на свои места, добавил, обращаясь к хриплому: - Верт, не трогать их больше.

После чего господин Гастон отвел друзей к той самой башне, куда раньше вошла крикливая женщина, и наказал сидеть там, ожидая, пока он не придет за ними.

На первом этаже башни, прямо на земле, стояли какие-то огромные бочки, а в редких лучах света, пробивавшихся через щели в деревянном потолке, сверкали в хаотичном танце пылинки. Узкая и крутая лестница уходила на второй этаж, откуда почти сразу после того как закрылась дверь, появилась та самая дама в сером и, уставившись на наших героев, спросила:

- Кто вы? Вас тоже пленил барон?

- Мы оказались здесь случайно, - расплывчато ответил за обоих Алексей, - и скоро уйдем.

Со второго этажа раздался звонкий, словно переливающийся серебряными колокольчиками, слегка встревоженный голос:

- Изольда, кто там пришел?

Женщина, приподняв полы своей одежды, ловко взобралась обратно по лестнице и стала что-то говорить обладательнице встревоженного голоса, но так тихо, что разобрать слова не было никакой возможности. Звонкоголосая, выслушав женщину, тут же заявила:

- Скорее веди их сюда!

Друзья поднялись по лесенке на второй этаж, где прямо под узкой бойницей, озаряемая солнечными лучами, сидела на грубой лавке та самая белокурая красавица, которую они видели накануне вечером.

- Как вас звать? – прошептала Изольда, уставившись на парней.

Выслушав ответ, женщина повернулась лицом к красавице и, поклонившись, произнесла:

- Ваше сиятельство, позвольте представить вам этих людей, которые, как вы сами видели, отважно сражались с бандитами этого проклятого де Бурде. Лесей и Ван, госпожа.

Оглянувшись на друзей и увидев, что те так и стоят столбами, глядя на графиню, Изольда быстро-быстро замахала рукой, сигнализируя о необходимости склониться перед столь высокой персоной. Иван сообразил первым и потянул за рукав Алексея, который так и пожирал глазами молодую графиню.

- Вы имеете честь лицезреть графиню Мишель де Курте, - на этот раз Изольда обратилась к нашим героям, - супругу графа Андре де Курте, сеньору Конта и других земель.

Графиня, смотревшая куда-то в сторону, легким кивком разрешила друзьям выпрямится и медленно, растягивая каждое слово, так и не взглянув на собеседников, произнесла:

- Подлый барон де Бурде пленил нас несколько дней тому назад. Мы опасаемся, что нашему благородному супругу до сих пор об этом не известно. Сообщите им о том, где мы находимся и будете вознаграждены.

- Как получилось, что вы оказались в замке барона, госпожа? – вдруг спросил Алексей.

От неожиданности глаза графини, и без того огромные, превратились, кажется, в два маленьких блюдца. Она впервые посмотрела прямо на Алексея, да с таким удивлением, будто с ней заговорил не человек, а, например, собака. Ничего не ответив, она слегка махнула рукой, показывая, что аудиенция окончена. Изольда тут же схватила наших героев за рукава и потащила вниз по лестнице.

- Ты с ума сошел, - набросилась она на Алексея, как только они спустились, - как ты посмел обращаться к её сиятельству?? Благодари Искупителя, что госпожа соизволила сказать вам, отродьям, несколько слов.

- Думаю, что твоя госпожа обойдется без помощи отродий, - зло ответил ей Иван, а Алексей, не обращая ни на что внимания, снова спросил: - Как графиня оказалась здесь?

- Госпожа графиня! – шикнула на него Изольда, но уже через секунду быстро заговорила: – Графские земли отделяются от баронских долиной, по которой и проходит граница. Когда-то все эти земли входили в графство… Ну, неважно! Госпожа графиня была неподалеку от долины – навещала свою подругу – и уже следовала домой, когда из лесов выехал отряд, состоявший из десятка всадников, под предводительством барона. Они убили всю охрану, а госпожу графиню, вместе со мной, доставили сюда.

- Когда это было?

- Да уж три дня тому назад…

- И зачем барон это сделал? – спросил Иван.

- Изверг он окаянный, захотел овладеть госпожою, - покраснев, ответила Изольда, - а когда их сиятельство отказали ему, посадил нас в эту башню и повелел кормить из солдатского котла, пока госпожа не одумается… Так что, доставите весточку господину графу??

- Не можем ничего обещать, - с издевкой ответил Иван, - жизнь искателя приключений такова: сегодня – здесь, завтра – там, сами понимаете. Будем в графстве, обязательно зайдем к господину графу.

- Передайте ее сиятельству - мы сделаем, что сможем, - тихо сказал Алексей, а Иван, услышав это, только закатил глаза и прошептал что-то нецензурное.

Господин Гастон пришел, чтоб забрать друзей уже после обеда. Не говоря ни слова, он отворил дверь и, сделав знак ребятам следовать за ним, направился в донжон, в покои барона. Сам барон в этот раз встретил наших героев гораздо более приветливо, сообщив, что подготовил для Нивелера Зиндекина письмо, которое и было тут же им передано.

Спустя четверть часа, друзья уже стояли за воротами замка. Господин Гастон кивнул им на прощание и произнес:

- Не злитесь на моих парней, не надо, - после чего, помедлив, добавил: - Вы неплохо держались.

До темноты оставалось еще несколько часов, но друзья решили заночевать в деревушке у холма и уже завтра, со свежими силами, отправиться в обратный путь. За полпенса они разместились на привычной соломе под крышей какого-то сарая в первом попавшемся доме. Кроме того, хозяин выдал им буханку хлеба и добрый кусок кровяной колбасы, а также деревянную миску, чтоб черпать воду из ведра.

- Что за жизнь пошла, - заговорил Иван, после ужина, - что ни день, то драка… Как стали на этого Зиндекина работать, так и конец спокойной жизни!

- Хочешь сказать, что до этого она была спокойная? – с усмешкой спросил Алексей.

- Ты ведь действительно не собираешься поехать к этому графу? У нас тут с ним вроде как война намечается… - вместо ответа сказал Иван. – Нас там наверняка повесят и даже новости про графиню не спасут!

- Сам же говорил про приключения, - смутился Алексей, потирая проступающий синяк на виске, - помощь красавице – чем не приключение?

- Ну уж нет, достаточно нам пока приключений! Никаким красавицам мы помогать не будем! – Иван на мгновенье замолчал, а потом с ехидцей продолжил: - Тем более, месяцев эдак восемь назад, ты уже помог тут как-то одной красавице, помнишь?

- Помню, - Алексей посмурнел, - Надо будет зайти на хутор к Витвофу…

***

После ярмарки жизнь друзей на хуторе переменилась – нельзя сказать, что наши герои стали частью семьи, но люди, оценив пользу, которую они принесли, перестали считать их за чужаков.

Дней через пять Витвоф с самого утра подозвал их себе и сказал:

- Приближается зима и работы будет не много. Обычно я отпускаю на это время всех батраков, кроме Генза и Клацека, но вам, как я понимаю, идти некуда?

- Все так, - согласился Иван, - наш дом очень далеко. Не добраться.

Витвоф кивнул и продолжил:

- Гнать я вас не хочу, но и кормить дармоедов не намерен, - тут он сделал паузу и внимательно посмотрел на друзей. – Вы сможете остаться, если будете учить счету Язика.

Агная – дочь Витвофа – ошивавшаяся позади отца, после этих его слов начала яростно чем-то греметь.

- И Агнаю, - со вздохом добавил Витвоф. – Учите моих детей и можете жить здесь дальше.

- Дай нам минуту, господин, - ответил Иван.

Друзья, отойдя на несколько шагов в сторонку, заговорили по-русски.

- Может стоит уйти, - начал Иван, - раз уж он нас отпускает, говорить мы худо-бедно выучились!

- И что? – возразил Алексей. – Мы по-прежнему ничего толком не знаем об окружающем мире, кроме того, что он похож на средневековье. Денег у нас нет. Что мы будем делать, когда уйдем? Бродяжничать?

- Не знаю, но можно попробовать податься в город…

- И кто нас там ждет? Мы же не знаем, может даже за проход в город здесь деньги берут, которых у нас, напомню, нет.

- Да я все понимаю, - Иван повысил голос, - но не сидеть же нам здесь всю жизнь, убирая навоз и таская воду! Надо же что-то делать!

Алексей вдруг засмеялся и, глядя на недоумевающего Ивана, объяснил:

- Анекдот вспомнил, - а потом добавил: - Мы и не будем сидеть здесь всю жизнь. Помнишь, в первые недели мы с тобой постоянно думали, что нам использовать из тех знаний, которые мы получили там, - Алексей ткнул большим пальцем себе за спину, - в нашем времени?

Поначалу друзья действительно часто обсуждали то, как им применить имеющиеся знания, какие «открытия» совершить и какие «изобретения» изобрести. Перебрали все: от скрепок до автомата «Калашников», от теории эволюции до квантовой механики. Однако каждый раз оказывалось, что для создания известного им устройства либо нужно осилить огромную технологическую цепочку, которую просто невозможно воссоздать силами двух человек, либо их знания о предмете были, на самом деле, поверхностными и неполными.

- Помню, - ответил Иван, - а еще помню, что мы так ни до чего и не додумались.

- Потому что пытались все усложнить, - усмехнулся Алексей, - а надо было быть проще! Надо применять те простые школьные знания, которые забиты у нас на подкорке, - с этими словами он постучал себя по голове, - сложение и вычитание, деление и умножение, синусы с косинусами… Умение писать и читать, пусть на другом языке, но все же!

- Синусы и косинусы я как-то не очень помню… - пробормотал Иван.

- Да неважно, главное сам принцип! Ты, как юрист, сможешь вспомнить что-нибудь из права или из истории. Вас же должны были хорошо учить истории?!

- Должны были, - согласился Иван, - но что-то мне в голову ничего не приходит. Да и возможно это другой мир…

- Возможно! Но раз уж здесь такие же люди, такой же воздух и даже растения, кажется, точно такие же, то и знания о нашей истории могут пригодиться! Пусть мы не будем знать конкретных событий, но общие-то принципы развития общества могут здесь не сильно отличаться! Ну там рабовладение, феодализм и все такое!

- И все такое, - снова согласился Иван, - но по-прежнему никаких конкретных идей у меня нет.

- Будут! Обязательно будут! – с оптимизмом заявил Алексей, но, подумав, добавил: - Надеюсь… Так вот, нам нужно хотя бы научится читать и писать на здешнем языке и в этом нам может помочь Витвоф. Давай скажем, что согласны учить его детей, если он сам научит нас чтению и письму?

Так они и сделали.

Витвоф внимательно их выслушал, но смутившись, заметил, что не сможет их ничему научить, так как сам не особо владеет такими навыками, да и книг никаких у него нет. Однако он обещал над этим подумать, и друзья приступили к делу.

Язику, такому же смурному и молчаливому, как отец и старший брат, учение давалось с трудом, но он с большим упорством и старанием, постоянно потирая ладонью хмурый лоб, занимался, осваивая непростое искусство счета, хотя и было заметно, что интереса к этому он не испытывает.

Агная же, смешливая и неусидчивая, схватывала все на лету, но постоянно препиралась с Иваном или Алексеем, задорно потряхивая короткими курчавыми волосами, выбивающимися из-под белого чепчика.

- И зачем вообще это надо – умножать, - Агная произнесла последнее слово на русском и по слогам, - если можно просто все складывать??

Шел уже конец сентября или начало октября - друзья точно не знали - кругом бушевала осень, расцветив все желто-малиновыми красками, придавив к земле чахлую травку и завалив округу листвой. Занятия шли уже больше месяца и проходили теперь в доме, так как на улице достаточно похолодало – днем температура не поднималась выше пятнадцати градусов и регулярно поливал дождь.

- Складывать не всегда удобно, - ответил ей Иван, - а иногда и попросту невозможно.

- Ну не знаю, я всегда смогу сложить, - заявила ему в ответ девица, поглядывая из-под длинных ресниц ясными глазами, - я же не тупица.

Иван хмыкнул и принялся объяснять девчушке преимущества умножения, а Алексей в это время что-то тихо втолковывал Язику. Все пространство большого одноэтажного дома было разделено где деревянными, а где и матерчатыми перегородками, а сбоку от входа имелся также спуск в подвал.

Поскрипывая деревянными полами, к обучающимся и их учителям, тихонечко подошел Витвоф. Молча постоял несколько минут, а затем негромко сказал:

- Язик, Агная, сходите на улицу.

Мальчишка тут же поднялся и поспешил к выходу, а Агная спросила у отца:

- Зачем?

- Надо, иди! – Витвоф слегка повысил голос и строго поглядел на нее.

Не испытывая больше судьбу, девочка подскочила и побежала вслед за братом.

Витвоф, не говоря ни слова, присел на лавку напротив наших героев и принялся глядеть на них тяжелым взглядом. Молчание продолжалось несколько минут, и Иван не выдержал:

- Господин, ты хочешь нам что-то сказать??

Витвоф молча кивнул и продолжил смотреть на друзей. Прошло еще какое-то время, и Иван уже набрал полную грудь воздуха, чтоб сказать что-то еще, как Витвоф неожиданно заговорил:

- Фенель и Крисна женаты уже больше пяти лет, но детей у них до сих пор нет.

Друзья смотрели на Витвофа, ожидая продолжения.

- В их возрасте у нас с Мидеей, моей женой, уже было четверо… Потом она рожала еще пять раз и последние роды уже не перенесла.

Витвоф снова замолчал, опустив глаза, но спустя несколько мгновений продолжил:

- Люди кругом уже шепчутся о том, что Крисна никак не может понести… - с этими словами он уставился на парней, как будто ожидая какой-то реакции.

- Надо в церковь сходить, помолиться, - сказал Алексей. - Или к лекарю в город.

- Молились уже, - Витвоф покачал головой, - и не только! Обращались и к лекарям, и к другим, - тут он как-то смутился, - знающим людям. Все без толку.

- Ну так чего ты от нас-то хочешь, господин? – не выдержал Иван.

- Хочу, чтоб вы… Чтоб один из вас, - сбивчиво начал Витвоф, - сделали им ребенка.

Иван громко рассмеялся и спросил:

- Каким образом?

- Ты не знаешь, как делают детей? – удивленно спросил у него Витвоф.

Улыбка сползла с лица Ивана, как будто кто-то невидимый смахнул ее рукой.

- Я в этом не участвую, - заявил он, - это неправильно!

- Кроме вас больше некому, - Витвоф серьезно смотрел на обоих, - Язик еще слишком мал, Генз – стар, а Клацек – глуп. Вы же крепкие ребята, да и головы вроде не пустые.

- А как Фенель ко всему этому отнесется? - спросил молчавший ранее Алексей. - Не думаю, что это ему понравится.

- Дети нужны. Дети должны быть. По-другому никак. Фенель все понимает, - Витвоф бросал короткие, рубленные фразы так, словно они давались ему с трудом.

- Я в этом не участвую, - повторил Иван и добавил: - Извините. У меня у самого жена есть.

Витвоф кивнул и смотрел теперь только на побледневшего Алексея. Тот хмурился и теребил волосы на макушке.

- А что Крисна по этому поводу думает? А если не получится? – быстро спросил он.

- Будет так, как я сказал. И Крисна это знает. А если не получится, значит так хочет Бог.

Но все получилось. Дня через три Крисна в длинной, до пола, рубахе тихонько разбудила Алексея, который спал на кухонной лавке, и увела его куда-то вглубь дома. А примерно через месяц, уже на излете осени, Витвоф в очередной раз подозвал друзей, кивнул со значением Алексею и сказал:

- Завтра после полудня придет отец Ярон. Будет учить вас чтению и письму.

***

Первые петухи еще только радостно возвестили о начале нового дня, а наши герои уже прошли насквозь деревеньку и двинулись вдоль реки в сторону города. Не спеша, но и не медля, часов через пять, друзья уже отчетливо видели тот холм, неподалеку от которого стоял знакомый им хутор.

- Надо зайти к Витвофу, - в который уже раз сказал Алексей.

- Зачем? – спросил наконец Иван. – Что нам там сейчас делать?

- По моим расчетам, Крисна скоро должна родить…

- И чего? – Иван изобразил на лице недоумение. – Ты собрался принимать роды?

- Нет, - смутился Алексей, - просто дам им несколько советов, чтоб снизить риски…

- А ты, отучившись три курса на медицинском, стал профессиональным акушером-гинекологом? Или повивальной бабкой? Думаю, они и без тебя справятся.

- И всё равно, давай-ка завернем на хутор, - упрямо заявил Алексей.

Судя по всему, Витвоф издалека заметил приближение друзей, потому как он встретил их за оградой с кувшином холодной колодезной воды.

и уставшие, они поклонились и поприветствовали его.

- Одежду, как я погляжу, вы так и не купили? – строго, но без злобы спросил Витвоф.

- Так вышло господин, - ответил Иван, - не по нашей вине.

Витвоф кивнул и, уставившись на друзей, спросил:

- Вас прислал Зиндекин?

- Нет, господин, - слово взял Алексей, - я хотел сказать, что Крисна скоро должна родить, и я хочу…

- Она родила позавчера, - перебил его Витвоф, - все хорошо. Бог послал нам мальчика, - и негромко добавил, - все живы, не волнуйся.

- Я могу посмотреть?

- Нет, - коротко выдохнул в ответ хозяин хутора, поглядывая на роскошный синяк на виске Алексея, - не стоит. Ребенок с отцом и матерью.

Они еще несколько минут молча постояли глядя друг на друга, а затем Витвоф развернулся и не прощаясь зашел за оградку.

- Пойдем, - Иван потянул Алексея за руку, - чего стоять-то?

И друзья не торопясь направились к городу.

За время их недолго отсутствия ничего в Шапендорпе не изменилось. Улицы, готовясь к наступлению вечера, были многолюдны и шумны. Скоро, когда на землю рухнет темнота, город забудется сладким сном, но сейчас, тут и там, наши герои видели признаки приближающейся войны. Вот какой-то грузный мужик, сидя на крыльце собственного дома чистил, поругиваясь, кольчугу. Другой громко обсуждал с соседом сбор ополчения, ругаясь благим матом и на Либерийского короля, которому мешает торговля с Островами, и на графа де Курте, который желает вернуть город по свою руку, и на городские власти, которые, по его мнению, целиком состоят из пустоголовых идиотов, не способных обойтись без войны.

Не спеша, вдыхая полной грудью ароматы вечернего города – не всегда приятные, к слову сказать – друзья добрели до дома господина Зиндекина.

- Наконец-то! Явились! – радостно закричал человек – из людей Уильяма Эйлиша – сидевший на крыльце. – Господин Зиндекин уже вас заждался, дуйте сейчас прямо к нему!

Алексей поднялся по ступенькам и, отворив тяжелую дверь, вошел внутрь. Иван же еще несколько мгновений постоял, оглядываясь по сторонам, взъерошил волосы и, перед тем как легко взбежать по ступеням вслед за другом, тихонько произнес:

- Ну, вот мы и дома!

0
21
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина

Другие публикации