БОЛЬШОЙ ПУШИСТЫЙ - астероид - 3 часть

Автор:
КотСталкер
БОЛЬШОЙ ПУШИСТЫЙ - астероид - 3 часть
Аннотация:
Опасности и открытия. ливень и вода, жизнь налаживается
Текст:

- Клава, наши в эфире! – заорал он радостный, вбегая в кубрик.

Впрочем, вбежал он совсем не вовремя, девчата обтирали друг друга мокрой губкой, на него замахали руками, завизжали и вытолкали вон из кубрика. Григорий вернулся в радиорубку и ещё минут пять наслаждалсяродной речью, щедро разбавленной матом. Настроение поднялось и захотелось чего-нибудь сделать, он выбежал на палубу и замер. Небо заволокло в пол горизонта, и надвигались тяжёлые тучи. Вдали уже сверкали молнии, и дождь шёл сплошной стеной. «Надо набрать воды» сверкнула в голове мысль, но с другой стороны молнии могли и убить. Пришлось звать Клаву, на этой посудине она была единственным сведущим человеком.

- Так в холодильник и можно налить, они чистые, их только вымыли перед выходом.

Быстро извлекли брезентовый тент, растянули на вантах и опустили конец в люк холодильной камеры, должно всё получиться, на всякий случай подкрутили по бокам и связали. Только успели сбежать вниз, как снаружи разразился потоп, словно огромный водопад падал с неба на землю, вокруг грохотало и они едва не оглохли от этого шума. Потом молнии прекратились, но дождь продолжал лить, хотя уже и не так сильно, песок, истосковавшийся по дождю и уставший от солёной воды, которая пропитала всё вокруг, с жадностью впитывал живительную влагу. Наконец-то они выкупались под дождём и выстирали одежду, только сушить её пришлось уже в кубрике. Запасы мяса ещё немного были и все занялись просто обычными делами. С оружием стало легче, ножи на камбузе были, к тому же пожарный щит и инструменты в трюме, всё это уже давало неплохие возможности и надежду. Мэй приходила к нему довольно часто, а потом и Клава прервала своё воздержание, видимо надоело оно ей, да и вид счастливой Мэй подействовал. От безделья, когда все нужные дела были переделаны, Григорий снова взялся за свою пряжу и все запасы шерсти верблюда превратились в ровные клубочки. Потом он просто обследовал каюту и нашёл книжку по навигации. Зачем она ему нужна непонятно, но он стал читать, скорее от нечего делать, а в итоге решил определить своё местоположение, впрочем, оно пока у него получалось разным, при каждой попытке, да и хронометра не было. Так что единственное, что он понял, что они где-то в Африке, точнее на севере Африки. Дождь выгнал на поверхность всю живность. Змеи ползали по смеси воды с песком и грязью, крокодилы покинули свои норы и ловили жадно всё, что шевелилось. Здоровенный питон долго искал, как попасть на палубу и в итоге оказался на ней, но уже в виде мяса и шкуры. А через две недели дождь прекратился, и местность начала преображаться. Где вообще ничего не было, там появлялась трава и цветы, на плодородной грязи, смешавшейся с песком, прорастали семена, занесённые огромной волной. Григорий даже первый раз за всё время пребывания на судне залез на мачту и окинул взором окрестности. Это была сказка, после стольких дней унылой пустыни он увидел зелёный океан, но самое большое впечатление произвело не это, а пирамиды, увиденные на самом горизонте, на пределе видимости. Он даже попросил Мэй проверить, правильно ли он разглядел, она была очень спортивная и ежедневно делала какие-то упражнения с того времени, как они стали нормально питаться, привлекая к занятиям и дочку. Всё оказалось верно, и все по очереди, даже Клава, любовались сказочной картиной. Получилось, что судёнышко сделало почти полный оборот вокруг земли, отклонившись к югу, когда волна вдоль экватора и через полюс столкнулись друг с другом. А вот спускаться стало не так безопасно, как раньше живность была не только активна, но и весьма агрессивна, поедая друг друга, и явно не побрезговала бы и человечиной. Охоте это не помешало, поскольку Григорий соорудил в мастерской большой гарпун из отпорного крюка и таскал не слишком крупную дичь на палубу, но появилась другая проблема. Газ в баллоне подходил к концу и если печку он соорудил из железяк, найденных в трюме, то с дровами было намного сложнее, на судне их просто не было, а топить соляркой он просто опасался. Зато воды было, хоть залейся, а совсем недалеко от кораблика он разглядел пальмы. Волна, конечно, сломала их, но они проросли снова и зелень пальм невозможно спутать, ни с чем.

- Алё, Мужики – неслось из наушников – мы каждый день на этой волне. Нас с каждым днём всё больше. Отзовитесь, кто жив.

Явно не радист был в эфире, но как-то сумел, же настроить передатчик, а чем он хуже. Григорий перерыл всю радиорубку, обложился литературой и через две недели попробовал, зарядив ещё раз аккумуляторы. Оказалось, что передатчик и приёмник настраиваются одной ручкой и наконец, он рискнул.

- Всем, кто меня слышит, отзовитесь – сказал он осторожно в микрофон, потом повторил более настойчиво и уверенно, после пяти минут попыток в наушниках зашипело, и он услышал.

- Мужик, я тебя слышу, ты, где находишься?

- Хрен его знает, в Африке, пирамиды видно с мачты.

- Ты на корабле?

- Ага, стоим тут в пустыне на песке, маленький такой рыболовный.

- Ты чего, не моряк что ли?

- Нет, я цистерну мыл, когда эта хрень приключилась.

- Ё……б….. – дальше было понятно только русскому и только то, что человек удивлён и обалдел от произошедшего и вообще всё это для него странно.

- А мы в Ростове сидим, смыло нах… всё, только мы зацепились тут, где телецентр был раньше.

- А вы на чём?

- Да какой-то корабль был раньше, тоже никого, но уже полсотни народу набралось, бабы в основном.

- Другие кто отозвался? Я тоже с бабами, только нас мало, из команды только повариха осталась.

Но ответа он не услышал, аккумуляторы сели. Досада и радость перемешались в нём, услышал родной голос, а с другой стороны так и не поговорил. Со смешанными чувствами отправился в кубрик.

- К вам можно?

- Заходи, на палубе, поди, налюбовался, – женщина без язвочки не женщина.

- Я тут это, в общем, нас услышали. Только договорить не удаётся, слабо заряжаются аккумуляторы, а гонять дольше не могу, заклинит движок.– Он то ли жаловался, то ли извинялся.

- Так надо придумать охлаждение, – Клава озвучила вроде очевидную вещь, но задуматься было над чем.

На том и остановились, на задумчивости, но утром Мэй позвала его в трюм, звала она всегда так странно, но за этим самым в трюм ещё не было. Только она звала его совсем для другого. Мэй что-то быстро начала говорить по-китайски, а потом тряхнула головой, будто вспомнив что-то.

- Тут и тут нах… - она показала на патрубки, – тут и тут въеб…ь … она замялась, подыскивая слово, и показала пальцем на трубы. Мат она выучила лучше всего.

Ай, да Мэй, подключить бочку к охлаждению движка было очень даже толково, воды много в бочке и движок долго не перегреется.

- Молодец Мэй – он обнял её и поцеловал, а в ответ она замотала головой и показала наверх «не здесь».

Вот и пойми этих женщин, он просто похвалил, а закончилось всё в капитанской каюте.

Потом он долго подбирал всякие трубки, искал прокладки и патрубки и наконец, бочка заняла своё место рядом с вспомогательным движком. Потом таскал воду и заряжал аккумуляторы, пока над бочкой не поднялся пар. Зато вечером он наговорился вволю.

- Мужик, ты, куда пропал тогда?

- Рация села, вот как зарядил, так снова в эфире, вы там одни или ещё кто есть вокруг?

- Есть народ, в горах все живые остались, опять же метро не затопило, так что в Москве много народу живых, на самолётах люди живы, остались, у кого горючка была. У американцев почти весь флот потонул, а у нас ледоколы в тайге стоят теперь, подводные лодки почти все целые, может ещё кто, но пока не слышно.

- Ну, хоть не одни, тут тоже по пустыне люди были, кто, в чём спасался, да меня мародёры из цистерны выгнали, тоже пятеро мужиков живых.

- Ладно, давай тогда до связи, у нас солярки мало, в это же время поговорим.

А тем временем Мэй стало иногда тошнить, значит, доигрались они в каюте. Она сначала испугалась, а потом её дружно стали успокаивать.

- Ну, ты чего, сколько нас осталось-то на Земле, это же счастье, что твои дети будут по ней бегать, – успокаивала её Клава, да и Григорий пытался успокоить тоже.

По вечерам он либо вязал, чтобы успокоиться, либо выделывал шкуры, коих набралось прилично, выделывал скорее по наитию или по услышанному где-то в прошлой жизни. Вот чего на судне хватало, так это пластиковой тары, поэтому и способ выделки выбрали необычный, малую нужду справляли в пластиковый лоток и там же и мочили шкуры, а потом выполаскивали и мяли. Мял то он сам, стараясь не утруждать девчат, если мяса хватало. Дрова он набрал, когда буйная растительность начала увядать и снова стало всё видно далеко вокруг. Змеи снова стали зарываться в песок на день, но он проверял копьём перед собой. Так и натаскал здоровую кучу дров на палубу, носил, пока в ближайших окрестностях не осталось ничего горючего.

Сегодня он решил дойти до пальм, листья вымахали огромные, и с мачты было видно, как они зеленеют среди увядающей природы. Оружие у него было теперь всегда, к спортивному копью прибавился и пожарный топорик, а на поясе из змеиной кожи красовался кухонный нож в ножнах из другой змеи. Завёл он себе и кусок сети, навязав по краям небольших гаечек, видел такое в кино, а потом и научился пользоваться, бросая широко перед собой. Уже не раз он так ловил варанов и даже небольшого крокодила, которые ползали вокруг, пока природа буйствовала после дождя. На мачте сейнера укрепили государственный флаг, и его видно было издалека. Григорий иногда оглядывался, проверял, насколько далеко он отошёл. Получалось прилично, а может сверху видно по-другому, а на самом деле всё не так и далеко. Наконец и пальмы уже рядом, а за ними небольшое озерцо. Григорий чуть не потерял осторожность, а озерцо таило большую опасность в виде обитавших в нём крокодилов, правда они нетерпеливо двинулись раньше времени к нему и он успел отскочить от опасного берега. Неплохо в принципе, и вода и мясо, только как его взять, впрочем, сейчас рано об этом думать, будет время и подумает, а пока пора возвращаться домой.Домой он возвращался не с пустыми руками, молоденький крокодил решил побегать за ним. Григорий даже отбежал прилично назад, пока не устал, а потом и пригвоздил крокодильчика своим копьём, всё меньше нести. Крокодил занял место в сети и спокойно висел за спиной, а Григорий шёл строго в направлении флага. Уже оставалось не очень далеко, когда он услышал истошный крик Клавы, бросив крокодила и сеть он помчался к кораблю. Мародёров было пятеро, его давние знакомые, выгнавшие его из цистерны, видно еда закончилась вокруг или были другие причины, но они тоже оставили спасшую его цистерну. Один тянул за ноги Клаву, которая вцепилась в леерное ограждение, наверху ей помогала Мэй, а мародёр тянул её за ноги вниз. Григорий никогда не был мастером метания копья, но солидный опыт уже приобрёл и потому он запустил его в мародёра, продолжая бежать к кораблю. Копьё аккуратно вошло между лопаток, и мародёр отпустил Клаву. Минус один, но осталось ещё четверо против него одного. Русские не сдаются и своих женщин защищают до конца, оружие у него было лучше, пожарный топорик против пары дубин и самодельных каменных ножей. «Надо спиной к кораблю», мелькнуло в голове, и он пробежал, отбив удар дубиной и прижался спиной к металлу, заодно вытащив из трупа и своё копьё, теперь к нему просто так не подойти.

- Что суки, зассали? – дальше шёл мат настолько злой и откровенный, что до мародёров дошло, что они имеют дело с русским.

Боевой запал прошёл и они изменили тактику, пытаясь атаковать сразу со всех сторон, это было очень опасно для одного Григория, но он был не один. Мэй взяла в руки гарпун, и когда нападающие кинулись дружно в атаку, пронзила ещё одного мародёра. Трое уже не четверо, хотя опасность была ещё велика, но девчата не оставили попыток помочь своему мужчине и когда нападающие снова кинулись на Григория, женщины кинули в них сеть, которой они поймали леопарда. Двое мародёров в неё и запутались, так что Григорий оказался один на один против противника с дубиной, копьё правда он не удержал, но и дубина пролетела мимо. Зато пожарный топорик нашёл плоть, хоть и на руке, но однорукий враг, да ещё и без дубины, это уже и не враг. Он пытался ещё заслониться руками, но Григорий уже был в боевом раже, и никакая защита не могла его остановить. А запутавшихся в сети он проткнул копьём, когда они уже вроде и выбрались наружу.

-Идиоты! – сплюнул он, – нас и так мало на планете.

Потом он выкопал большую яму подальше от корабля и таскал туда трупы, запретив девчатам спускаться вниз. А потом просто зарыл их вместе со всеми пожитками, только пончо забрал, видимо мародёры убили или ограбили того с кем он менялся на еду и воду. Вечером в сеанс связи он рассказал о своём приключении и о находке оазиса.

0
127
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
SoloQ