БОЛЬШОЙ ПУШИСТЫЙ - астероид -4 часть.

Автор:
КотСталкер
БОЛЬШОЙ ПУШИСТЫЙ - астероид -4 часть.
Аннотация:
Время всё расставило по местам и жизнь на планете Земля продолжается
Текст:

- С флагом ты молодец, хорошо придумал – похвалили его на другом конце – теперь можешь заявлять права на территорию.

- Да я один мужик тут всего, вон еле отбились от мародёров и то бабы помогли.

- Ничего, тут мужики вон кумекают керосин добывать. Самолётов немного есть, вы там держитесь, может и помощь, какую придумаем, полосу расчистили, да и амфибии целенькие имеются, им аэропорт не нужен.

- Кучеряво живёте, а мы тут вчетвером пока, только воды в дождь набрали неплохо, а газ в баллоне закончился, теперь на печке готовим.

- Оружие, есть какое?

- Ага, копьё спортивное, да топорик пожарный и гарпун самодельный, ножи, правда, есть и те кухонные.

- Небогато, но я за вас передам, может чего люди придумают. Вы главное не унывайте, не одни на свете остались.

После связи Григорий вышел на палубу, сеть они уже втащили назад и разложили на палубе. Чёрт, сеть-то он бросил, теперь до утра, крокодил, конечно, пропал, только зря нёс. Вернулся в каюту, осмотрев окрестности, а там его уже ждала Клава.

- Мэй пока отдохнёт, а тебе же скучно – загадочно проворковала она.

Скучать особо было некогда, но и от этого кто, же откажется, особенно когда настаивают, зато потом хорошо спится. В общем, спал он потом и, правда, хорошо, а проснулся позже обычного. С утра надо пробежаться и забрать сеть, так что он попросил Мэй приглядеть за палубой и спустился вниз. Бегом, направившись к месту, где вчера он бросил сеть с крокодилом. Не добегая до сети, он увидел странную картину, бурая мохнатая масса шевелилась и рычала в сети, а подойдя ближе обнаружил небольшого медведя, запутавшегося в сети при попытке сожрать крокодила. Мишка был не совсем обычный, и какой-то гладкошёрстный что ли. Покончив с мучениями медведя в сети, он осмотрел его, мишка был явно не нормальный бурый медведь, название его он забыл, впрочем, в этом мире сейчас всё перепуталось, и где раньше жил этот медведь, в Тибете, Китае или Америке, уже было неважно. Останки крокодила были безжалостно вытряхнуты из сети, а в неё уложен медведь и Григорий оттащил его домой. Довольно увесистый оказался медведь, Мэй назвала его барибалом, ну так тому и быть. Самое обидное было то, что есть его, было нельзя, паразиты чувствовали себя вольготно в теле этого медведя, а они не так уж и нуждались в мясе. Пришлось закапывать мишку, сняв, конечно, с него шкуру, что там будет в жизни, а шкуры всегда пригодятся. На этот счёт лучше всего были змеи, хотя если взять всю змею, то мяса там не так уж и много, как кажется на первый взгляд и больше половины змеи, это рёбра с небольшим количеством мяса сверху и только хвост по-настоящему можно было назвать мясом. У варанов были ещё и лапки, так, что вараны были намного выгоднее змей, но их было мало, а змей много. Зато крысы постепенно увеличивались в количестве, поедая пищевые остатки. Так что в рационе они стали появляться всё чаще.

*****

В этот день население их маленькой колонии увеличилось и довольно неожиданно, Григорий как раз мастерил новое копьё, когда к борту корабля подошла странная процессия. Что они голодные, уже не вызывало сомнений, но ещё их мучила жажда. Поэтому им, сначала опустили пластиковую бутылку воды, а когда они напились, то попытались поговорить, правда, их языка не знал никто, они же не понимали, ни английского, ни русского, ни китайского языков. Что поделать, перешли на язык жестов.

Путники очень хотели, есть и их, конечно, накормили, благо шулюм был отменным. Потом путники спросили воды с собой и им налили ещё бутылку, а потом и ещё одну, ведь из пяти женщин две были беременными, мужчины же были представлены только стариком и юношей. Старик предложил купить у них девочку, сперва он едва не получил в лоб от Григория за такое предложение, но Мэй и Клава остановили его.

- Ты чего, Гриш, он её просто спасти хочет, им не прокормить всех, а ещё скоро родятся дети. Спроси лучше, чего он за неё хочет.

Старик хотел пять бутылок воды, кастрюлю и нож.

- Ну что, девчата, как у нас с кастрюлями?

- Одну можно отдать, останется ещё четыре, нож можно один отдать, да забирай, у девочки будет подруга.

Они смотрели на полуголое семейство и едва не плакали. Женщины соорудили из травы подобия юбок, а девочка была совсем голая, хотя она уже начала формироваться, как женщина. А на старике и юноше была какая-то одежда, напоминавшая лохмотья. Клава попросила подождать, пока они торгуются, и поднялась на борт. Вскоре она спустилась и начала раздавать одежду, старику и юноше достались брюки, оставшиеся от их экипажа, а женщинам достались рубашки. Моряки приходили на судно в цивильной одежде, и всё это осталось в кубрике. От неожиданного подарка все гости расплакались, только юноша пытался сохранить гордый вид, что давалось ему нелегко. В общем, торг состоялся, гости получили даже сковородку, чему были несказанно рады. На песке Григорий нарисовал примерно, что есть вокруг, оазис, пирамиды и пустыню, крокодилов тоже, показав на пальцах, что их там много. Объяснил, что их земля расположена настолько, пока виден флаг, на что старик показал, что они уходят к пирамидам. На этом и расстались, и необычное семейство ушло, возглавляемое стариком.

Девочка оказалась довольно миленькой, хотя и немного дикой, говорила пока она непонятно, но схватывала налету, её сразу, же вытерли мокрой губкой, и одели, отчего она стала, вполне симпатичной.

- Мужик, ты от пирамид, сколько примерно? – неслось из наушников.

- Хрен его знает, на самом горизонте и то с мачты только видно.

- Прилично, ладно, замерить сможешь мачту свою?

- Попробую завтра, а зачем?

- Да так, мысли есть, ты это, компас же есть на сейнере?

- Есть в рубке, там много чего есть, только я не соображаю.

- Ну, примерно надо направление на пирамиды взять, попробуй, очень важно.

- Договорились, я покумекаю

Каждый день он теперь связывался с далёкими соотечественниками, и каждый день узнавал что-то новое. Люди не вымерли полностью, хотя и осталось совсем мало на планете, но и с нуля начинать не пришлось, сохранились и инженеры и даже учёные, не академики на дорогих машинах, а те, кто не гнушался проехать в метро.

Охота, потом работа, потом поесть и снова дела.Высоту мачты от земли замерил, правда, пришлось небольшой линейкой перемерять канат, но в итоге передал все данные. Оказалось, что пирамиды довольно далеко и не в одном дне пути, да собственно так он и думал, зато направление узнал точное, сняв компас и притащив его на палубу.

- Мы занесли, тут у нас картограф одна живая есть, нарисовала тебя на карте, конечно точность невелика, но найти можно.

- У вас с едой как, я тут охочусь, пока хватает,

- Да мы военные склады распечатали, а так огород уже сажаем, в общем будем жить.

Чёрт возьми, приятно знать, что на твоей родине люди живы и знают о тебе.

А через неделю население выросло ещё и сразу на троих. Одежда на женщинах была и даже кроссовки, хотя и изрядно поношенные, было и подобие оружия из ножей, примотанных к палкам, а вот воды не было. Ну почему нельзя просто напоить девчат, хотя и они тоже не представляли, что им даром дадут воду, а когда они напились, то одна из них предложила себя в уплату за воду. Ох, девоньки, я не страдаю от недостатка любви, и женского внимания хватает. Но его подруги вдруг решили поторговаться.

- Ты чего, они же работать могут и охотиться, – Клава решила припахать дамочек.

- Да у нас вроде и работы нет особо, – Григорий не мог придумать, чем же их занять.

- Ну, ты совсем, пусть ходят, охотятся, и дрова собирают и вообще дело найдётся.

- Ладно, спать-то как будете, койки уже заняты почти все, а родит Мэй и вовсе.

- А сейчас они где спят? А так всё-таки дом, какой ни на есть, змеи не покусают.

Уговорили, и приступили к переговорам. Дамочки оказались испаноязычными, но малость и по английски понимали, так что разговор получился. В итоге договорились, что они живут здесь, но охотятся и работают, делая всё необходимое.

- На, - Клава притащила ему капитанскую фуражку, - ты теперь у нас глава местной администрации, – прыснула она лукаво улыбаясь.

- Да брось шутить, я не моряк даже.

- Ну, значит король или падишах, в общем, хозяин гарема.

- Чего это гарема, я же сейчас только с тобой.

- Ты погляди на них, думаешь, они мимо тебя пройдут, к тому же у меня задержка, – она посмотрела на него, как на нашкодившего школьника.

- Ты это? – он обалдело смотрел на Клаву, с трудом переварив, что она ему сказала.

- А чем я хуже Мэй? Или тебе китаянки больше нравятся?

Вот так, быть ему продолжателем рода человеческого, а Клава была права, и вечером одна из дамочек таки притащилась в его каюту. Когда он вернулся с сеанса переговоров, его уже ждала знойная латинская женщина.

Между тем становилось всё суше и дичи становилось меньше, приходилось уходить далеко, чтобы добыть чего-нибудь съедобного. Наконец он решил, что пора браться за крокодилов, поймать их сложно и убить тоже. Из всех способов он знал только сеть, петлю и на крючок, только где взять такой крючок и приманку, опять же, надо было раздобыть. Пришлось чинить сеть, медведь порвал её, хотя и не сильно. Пошли вдвоём с одной из латинянок, которую звали Паула. Дамочку вооружили копьём, сделанным из футштока, а сам Григорий взял всё, как обычно. Дорога не близкая и дошли почти к обеду, только в этот раз они принесли не крокодила. Огромный питон поджидал видимо молоденького крокодила, но набросился на Паулу, вцепившись ей в ногу и обвившись вокруг тела. Тут бы ей и конец, если бы пошла одна, но Григорий сообразил быстро и ножом отрезал голову. Точнее перерезал сначала сосуды, из которых хлынула кровь, и питону стало не до схватки, а потом уже и до позвоночника добрался. Мясо дорого стало им, нога была основательно покусана острыми зубами рептилии и, хотя голову аккуратно отцепили, разрезав челюсти, но раны были серьёзные. На перевязку ушла рубашка, а вот дезинфекцию пришлось проводить старым деревенским способом, расстегнув штаны и помочившись на ранки. Домой ползли до самой темноты, нога всё-таки прилично болела, а Григорий тащил мясо. Сначала он тащил его в сетке, но потом решил, что так оно тормозит, и сеть портится и просто поволок, проткнув место, где была голова копьём, вдоль тела змея скользила намного легче и они добрались почти по-светлому. Мясо пока было, а вот с ногой едва не получилась неприятность, она начала краснеть и отекать, всё-таки зубы у рептилий не отличаются стерильностью. В этот раз выручила аптечка, имевшаяся на сейнере, правда почти весь запас антибиотика они использовали, а компрессы так и делали из мочи, больше ничего путного не было.

- Мужики, что с лекарствами делать? – кричал он вечером в микрофон.

- У нас-то нашлись на военных складах, только как к тебе переправить. Сам пойми, из-за трёх человек к тебе никто не побежит.

- Да у меня баб только пятеро и две девчонки, да пара беременных.

- Ого, молодец, времени не теряешь, но к тебе, же идти неделю, да ещё доплыть надо.

- Хреново, остаётся надеяться, что выздоровеет, правда потом совсем хреново будет с лекарствами.

Паула в итоге выздоровела, забота и питание сделали своё дело, но задумались и о будущем. Григорий сооружал хитроумные ловушки для крыс, которые сильно помогали им в выживании. Плодились грызуны изрядно и становились пищей для змей, варанов и жителей необычного домика. Пару раз он ходил с Лаурой за крокодилами, и оба раза обошлось без больших приключений, если не считать пробежку от крокодилов, зато и тащить небольшого крокодила пришлось уже меньше. А потом снова пошёл дождь, что-то сдвинулось в природе и гроза, снова обрушилась на маленький кораблик. Снова набрали полные холодильные камеры воды, перекачав в танки всё, что осталось. Как там говорили британские моряки «самая лучшая помпа, это испуганный матрос с ведром» так и они таскали этим самым пожарным ведром воду, стирали вещи, купалисьи были совершенно счастливы. В грозу Мэй и родила славную девочку, чему радовались все обитатели необычного дома. А по ночам Григорий трудился в постели с женщинами. Они прежде жили в Аргентине, и попали в море на своей яхте в планетарную катастрофу.

Самолёт они услышали издалека, стоял такой грохот от двигателя, что не услышать было просто невозможно, старенький «кукурузник» чихал и потрескивал, безобразно стуча двигателем, но вызвал бурю восторга, и они радостно махали руками, стоя на палубе. Самолёт сделал три круга и приземлился, неподалекуподкатив поближе. Из него вылезли мужики и направились к кораблю.

- Е…ь копать, они тут обосновались! – громко высказался самый молодой, – так вот он какой, корабль пустыни.

- Здорово, братцы! – Григорий кинулся жать руки прибывшим, впрочем, их было всего трое, медикпилот и штурман.

- Вот так, запустили машинку. - Он махнул в стону самолёта, у которого вместо родного, стоял какой то странный мотор, снятый видимо с автомобиля.

- Мотор, откуда взяли? – беседовали они после всех приветствий, обнимания и угощения.

- Да вот стащили с немецкого джипа, тяжёлый, зараза, но топливо придумать проще, чем для родного. Летит правда медленно, но тут не до жиру, лишь бы летел. Ты вон, какой цветник себе завёл, ну орёл.

- Не бросать же их одних – скромничал Григорий, хотя даже одеты барышни были достаточно изыскано, в змеиные шкуры и только Клава куталась в леопардовую накидку

- Мы чего прилетели, лекарства там привезли и немного семян, может огород, какой замутите.

- Хорошо бы, да вода только в оазисе, а там крокодилов тьма, голодные и злющие, друг друга жрать начали уже. Вы лучше скажите, что там, в мире делается.

- А чего говорить, государств, считай, нет, армии тоже не все существуют, пиндосы хотели чего-то замутить, но наши-то подводные лодки все целые, сказали уроем всех, в общем, кругом Русь и остальные как всегда.Людей мало, на всю планету миллиона не наберётся, поэтому все на счету, вот и мы к вам прилетели, контакт наладить.

- У вас солярки не осталось случаем? – спросил пилот – а то мы обратно можем и не долететь.

- Есть, конечно, он полный был и не плавал почти, я только аккумуляторы под заряжаю.

Три дня гостили у них парни, а потом налили солярки, по чихали мотором разбежались долго и натужно, но взлетели, да и ушли на север за пирамиды, оставив лекарства и семена и даже спортивный лук со стрелами, от себя оторвали, поскольку с оружием было тоже не очень.

Прошло время, старенький сейнер так и стоял вросший в песок, Григорий начал седеть, но пока ещё способен был охотиться и даже вечером после сеанса связи оставался мужчиной, в этом деле главное регулярность и взаимность, небольшой кубрик целиком был отдан детям. Клава тогда родила мальчишечку, который уже помогал в охоте, Огород девчата никому не доверяли, а по вантам вились виноградные лозы. Двое младших мальчишек делали вид, что они мужчины, играя палками в охотников, девочки шили наряды из змеиной и крокодильей кожи. Григорий хотел уступить свою каюту, но ему толково объяснили, что у вождя должен быть особый социальный статус. Раз в пару месяцев прилетал старенький самолет, сменивший уже не один мотор, а над ходовой рубкой весело крутился пропеллер ветряка. Девочка, купленная когда-то за воду и посуду, стала красавицей и уже родила двойню от Григория. Жизнь на планете Земля продолжалась

0
34
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина