ПРИПЯТЬ -3часть

Автор:
КотСталкер
ПРИПЯТЬ -3часть
Аннотация:
Бирюк подружился с плотью, обманутая химера , выброс, зомби и мёртвая девушка.
Текст:

Пока всё тихо, даже жужжания «электры» отсюда не слышно и Бирюк пошёл к дому, где была ловушка. Крыса сожрала остатки мяса, но сидела внутри, уже неплохо, только придётся отрезать от неё для наживки, ну и ладно. Шкурку долой и кусочек мяса снова занял место в приманке, а кровь обрызгала ловушку. Уже неплохо, теперь бы поохотиться, только крыс видно не было, новых трупов не видно, а просто так крысы по улицам не бегают, слишком много на них охотников. Обходя окрестности, он стал свидетелем битвы плоти и трёх слепых собак. Толстое сало и хитиновые копытца были на стороне плоти, зато слепые собаки, если уж привязались, то не отстанут.

- Э, да ты в положении, – Бирюк заметил отвисшее брюхо плоти.

Что его толкнуло, только он решил помочь «свинке», она от такой помощи не откажется и будет ему благодарна, была у него уже знакомая плоть, только её химера сожрала. Бирюк с копьём наперевес кинулся на псов и проткнул одного. Этим воспользовалась плоть и насадила на копытце ещё одну собаку, последняя сочла за благо убежать, поскольку одна против двоих не выстояла бы, да и трусливые они, это не псевдопсы, перерождённые волки мутанты.

- Ну, вот и всё – Бирюк улыбнулся, впрочем, близко не подходя к плоти.

«Уот осё», пробормотала плоть и шагнула к Бирюку, прислонившись боком к нему. Благодарит, значит теперь друзья, на дружбу плоти были очень способные, только заслужить эту дружбу было непросто. Раз крыс больше нет, то можно и домой и Бирюк пошёл к дому. Шёл как всегда не прямо, следы надо путать, так и дошёл до подъезда, из которого выходил. Уже поднимаясь наверх, он услышал внизу цоканье копыт, посмотрел вниз, плоть шла за ним.Извини, подруга, но ему наверх, ты туда не залезешь, и он полез по лестнице. Дождь начал усиливаться, интересно, догадается мальчишка воды набрать? Он догадался и уже стоял с банкой в руке.

- Молодец, сейчас и я с тобой, – нравился пацан Бирюку, толковый и надёжный.

Крыса пока подождёт, а вот воду надо набрать, их теперь много. Дождь шёл целый день, и они напились и набрали ещё все бутылки и даже банки, заодно вылили фонящую воду из бутылок женщины и набрали чистой.

- Я вам должна, – женщина стеснялась этого, но пока вынуждена была находиться в чужом доме, – я пока не могу отработать.

Бирюк посмотрел на неё так, что той стало стыдно, не нужны ему «отработки» её. Это было не по правилам, которые он сам и установил, будучи одним и старейших обитателей этого мёртвого города. Да какие сейчас правила, когда новая и беззащитная жизнь пробивала себе дорогу в этом жестоком мире.

- Отработаешь, вот вырастишь её и отработаешь, считай в этом твой долг.

Она разревелась, и уткнулась ему в плечо. Только долго плакать ей не пришлось, малышка захныкала, требуя еду, и пришлось её кормить. Вот и закончились нервы, с малышкой не до них. Неожиданно остро стала проблема подгузников, малышка не только ела, но и всё остальное делала успешно, а стирать в Припяти явно негде, разве только в реке. Впрочем, с рекой они уже сталкивались, можно и рискнуть, но Бирюк решил сделать по-другому и на другой день он заявил, что отправляется в ДК.

- Не ходи, пропадёшь, – заволновалась женщина.

- Я не поверху, я под землёй и там меня никто не увидит.

- Химера внутри, во дворце культуры.

- А я и там не покажусь на поверхности, – немного приврал Бирюк, всё равно надо выходить, чтобы что-нибудь взять, но это ей знать не нужно.

В итоге мальчишку оставил охранять женщину, а сам пошёл к дому, из подвала которого начинался путь в ДК, хотя конечно из любого дома теоретически можно попасть туда, но на практике ползти столько по трубам теплотрассы просто глупо. Первая неожиданность ждала его на выходе из подъезда, где под лестницей окотилась плоть. Пришлось гладить её по голове и потратить минут десять на тактильное общение. Плоть чего-то хотела от него, но чего именно, он понять не мог, не кормить, же ещё и её. Потом им заинтересовались слепые псы, и пришлось немного подраться, впрочем, пара слепых собак для него давно не была проблемой, одну он даже подтащил к подъезду, и плоть вылезла на мясо.

- Ну вот, теперь я у тебя за кормильца, – усмехнулся Бирюк и пошёл своей дорогой.

Ползти по теплотрассе удовольствие не из приятных, но тут уже ничего не поделаешь, идти через площадь и вовсе опасное занятие, тем более, если химера по-прежнему живёт внутри. Увидит и конец, от неё копьём не отобьёшься. Что он дополз, он определил по стойкому подвальному запаху и открывшемуся помещению рамки. Теперь в вентиляцию и по ней уже в будку звукорежиссёра. Тут химеры не было, она мирно спала на сцене, удовольствие явно ниже среднего, но из будки шли каналы для разных фокусов и кабелей к сцене и оттуда в гримёрки, об этом устройстве знал только он и конечно строители дворца культуры, да только где они теперь. Ткани толком и не осталось, вся натуральная давно истлела, если не висела, как занавес в тишине и темноте, но там спала химера. А так он нашёл только одно более или менее крепкое полотенце, маловато для малышки и тут Бирюка осенило.

- Ну, погоди, я тебя выманю отсюда, – бормотал он про себя, завелась такая дурная привычка проговаривать тихо все свои планы.

Эмалированный тазик для мытья рук так и стоял на своём месте. В него Бирюк покидал разные пузырьки, и склянки и осторожно приоткрыв дверь гримёрки, он запустил его по полу к самой лестнице. Грохот стоял такой, что не проснуться химера не могла и она, конечно, проснулась, спрыгнув со сцены и метнувшись в холл. Как только химера оказалась в холле, Бирюк пополз в зал по каналу, предназначенному для фокусов. В зале он тихонько прикрыл дверь и полоснул ножом по занавесу, стараясь отрезать кусок побольше. Химера обиженно зарычала, и, по всей видимости, собралась вернуться на сцену, но дверь открывалась в холл и она не сразу сообразила, что надо потянуть за ручку. Когда химера ворвалась в зал, Бирюк уже нырял в люк, так что даже лапа химеры, засунутая в люк, уже не могла его достать. Теперь была задача потруднее, проползти по каналам так, чтобы химера ничего не услышала, а с таким куском занавеса это было совсем не просто. Ползти пришлось медленно, прислушиваясь к ворчанию химеры, но в итоге Бирюк оказался в каморке звукорежиссёра и уже нырнул в вентиляцию, когда химера что-то заподозрила. Она спрыгнула со сцены и побежала в будку, потом со всей силы ударила лапой по вентиляционному коробу. Бирюк чуть не оглох, но он был уже в недосягаемом для химеры месте. Химера лупила и лупила по вентиляции везде, где могла достать, но Бирюк был уже в а помещении отопительной рамки и вползал в теплотрассу, как хвост, волоча за собой кусок занавеса. От досады она дико завыла, от этого воя люди теряли самообладание и способность сопротивляться, но Бирюк был уже в теплотрассе и полз к заветному люку. Когда он вылез на поверхность, небо начало уже краснеть.

- О, чёрт, только бы они увидели, только бы догадались спуститься в подвал – умолял Бирюк, он полетел домой, не путая следов и едва огибая аномалии.

В подъезд он влетел мимо трупа собаки, которой лакомилась плоть, и кинулся в подвал, чердаками бегать времени уже не оставалось. Плоть оказалась не дурой, она перетащила детей в подвал и лежала на боку и кормила их. Она мило приветствовала его какой-то замысловатой тарабарщиной, а он мельком погладив её, кинулся по подвалу. Они успели, точнее они давно сидели уже в подвале. Оказывается, малышка устроила им такой концерт перед выбросом, что они невольно догадались и полезли в подвал, спустились в него очень осторожно, спрыгнув заранее. Мальчик принял у неё малышку, и женщина сама слезла с лестницы подальше от «электры», только в подвале малышка перестала плакать, видимо чувствовала заранее приближение выброса. Бирюк протиснулся к ним через пролом в стене, шедший вдоль труб отопления, впрочем, он полз уже примерно по такому, так что и тут всё было вполне удобно.

- Вы молодцы, – похвалил их Бирюк, втаскивая за собой хвост из куска занавеса.

С ним он был похож на короля, случайно потерявшего в подземелье свою мантию и теперь вытаскивающую её из пролома.

- Это дочка устроила нам концерт заранее, вот мы тут и сидим, – женщина кормила малышку.

«Мадонна подземелья», - подумал Бирюк, откуда у него в голове порой возникали такие мысли, он уже и не думал. Прежняя жизнь закончилась со вторым выбросом. Даже нет, раньше, с развала страны, тогда он сбежал сюда, не выдержав украинства, этой противоестественной формы существования русских людей, бросил квартиру в Киеве и убежал в Припять. Тут он и жил, облазил её всю вдоль и поперёк. Впрочем, он был не один, но люди брали с него пример, поскольку был он справедлив и честен. Не было в Припяти преступлений среди местных жителей, сразу придумали и приняли правила, по которым следует жить. Личное, это личное, а общее для всех. Потому и жильё прятали друг от друга, чтобы не смущать тем, что у тебя есть, чего не видишь, того и не хочешь. Даже огороды сажали, пока не грянул второй взрыв, он не засеял город радиацией, зато наводнил его мутантами и аномалиями. Так они и живут в этом городе, живут, как кто умеет. Вот сейчас Бирюк просто не мог бросить этих людей, им без него было бы очень плохо, да и погибли бы они без него. Они были обязаны ему жизнью, а он им душой, которая не оскотинилась и не стала похожей на душу животного. Для них он был готов рисковать жизнью и делать что угодно, чтобы они выжили. Ментального удара почему-то толком не заметили, так, промелькнуло что-то в голове и стихло. Только «электра» пропала от входа, один обгорелый труп псевдопса так и остался валяться на её месте, но это крысы быстро подберут.

- Пошли, что ли, поспим немного. – Бирюк серьёзно устал сегодня, – да и вам нужно поспать.

Они поднялись наверх, и Бирюк завалился спать.

- Там в крайнем подъезде плоть, не обижайте её, – сказал он и провалился на пару часов.

Женщина успела даже простирнуть тряпки, пока шёл дождь, так что пока кусок занавеса тихо ждал своей участи. Через два часа Бирюк уступил место для сна и стал на караул, надо дать выспаться мальчишке и женщине. Имена они так и не узнавали, тоже необычная привычка жителей Припяти, само так получилось, что имена не спрашивали друг у друга. Они спали вместе, угнездившись на узкой лежанке, мальчишка был такой худой, что казался мумией.

- Ничего, откормим, - ворчал про себя Бирюк.

Зато парень боевой и очень порядочный, а это дорогого стоило. Бирюк сидел и смотрел на лестницу, сейчас это самое уязвимое направление, впрочем, и единственное уязвимое. Были у него и другие места обитания, даже небольшой бункер, непонятно откуда взявшийся в городе, но до этого пока дело не дошло, да и воздух там не здоровый, а малышке это плохо. Потом он оценил запасы продуктов, рыба скоро закончится, а женщине надо хотя бы по крысе в день есть, а лучше и две, да и мальчишке бы отъесться. Значит, пора заниматься охотой, ну рогатка есть, были бы крысы. Потом он вспомнил о плоти, ну дня на три ей собаки хватит, а вот крысы на собаку набегут, так что там их можно и набить, в общем, и собаки если попадутся, то и их можно поближе таскать. Малышка не давала женщине много спать, приходилось просыпаться и кормить. Зато пацану дали выспаться, как следует.

- Ты ешь, – говорил Бирюк женщине, – как там потом будет неизвестно, а пока есть, давай ешь, как следует.

Сам он старался, есть поменьше, не так уж и много у них еды, вот консервы могут лежать долго, а мясо не заготовить впрок, тушёнку то не сделать. Значит, придётся охотиться за троих. Как только рассвело, Бирюк взял рогатку и спустился вниз, проверив по пути все квартиры. Никто не поселился в их подъезде, и это было хорошо. Обгорелый труп крысы ещё не начали, есть, Рядом было более удобное мясо, и они усердно объедали собаку, предназначенную плоти. Точный выстрел из рогатки даже не распугал крыс, ну упала одна и упала, в Зоне никто не обращал внимание на такие смерти. Бирюк подбил ещё двоих, пока крысы что-то заподозрили и шарахнулись в сторону. Пора и подобрать добычу, это большая удача. Три крысы, да если ещё и ловушка даст им крысу, то совсем хорошо. Плоть решила закусить и вышла из подвала, распугав крыс, впрочем, они далеко не отбегают, значит не сильно голодные. Когда крыса голодная, то она становится наглой и бесшабашной, напугать её тогда очень сложно. Шкурки лучше снимать на улице, нечего кровью вонять в подъезде, а вот обгорелый труп псевдопса можно и окропить, быстрее прибегут на запах. Внизу в одной из квартир у него лежал запас дров, просто таскал сюда всё, что может гореть, когда бродил по городу. Но крыс он жарил наверху, притащил немного дров и начал жарить. Мальчик проснулся от вкусного запаха, всё-таки он очень голодный.

- Раз все проснулись, значит, завтракать будем – объявил Бирюк – Выбирайте, рыбу или крысу, кому что нравится.

Рыба сегодня закончится, мало осталось, ну и ничего, запас крыс есть, значит всё в порядке. Они смотрели на свеженьких, так маняще пахнущих крыс и сглатывали слюну.

- Вот и хорошо, а рыбу в обед доедим, каждому по крысе.

Крысу в один присест, это был праздник, так обычно не ели, растягивая грызуна на весь день, но он решил устроить праздник для них. Они ели и молча, переглядывались, странное пиршество, без слов, но с целой бурей эмоций, бушевавших внутри каждого. Все правила, первое из которых было каждый сам по себе, летели к чёрту. Сейчас это была семья, и сидели они за одним «столом», в смысле на полу рядом с догоревшим, но всё ещё тёплым костерком. После трапезы Бирюк решил ещё пополнить запас крыс, от собаки оставалось всё меньше и потом их придётся искать. Так что парочка крыс им явно не помешала, и пришлось снова разжигать костёр. Под потолком уже висела связка крыс на крючке от люстры, давая надежду на будущее. Теперь пора заняться шкурками, ещё пару дней и они станут мягкими и можно шить что угодно. Занятие утомительное, но мять их просто необходимо, иначе они не станут мягкими. Наконец, пальцы налились свинцом, и он решил отдохнуть. Сейчас он и охотиться не сможет, надо дать отдохнуть рукам.

- Я посплю часок, больше не давайте, потом ещё попробую поохотиться.

- Спи, конечно, ты меньше всех спишь, – женщина смотрела на него с теплотой и благодарностью, – Давай, я шкурки мять буду, чего сижу без дела.

- Хорошо, потом покажу, – сказал Бирюк, проваливаясь в сон.

Проспал он недолго, женщина разбудила его.

- Там внизу кто-то ходит, похоже на зомби, – прошептала она.

Мальчик уже стоял в дверях с копьём, маленький воин, худющий, но смелый и решительный. Бирюк вскочил и чуть не упал, не проснулся еще, как следует, впрочем, это на минуту всего и он с копьём уже стоял у двери. Снизу доносились шаги и невнятное бормотание, точно зомби, если поднимутся наверх, то это опасно. Бирюк вышел на лестничную площадку, чтобы в пролёте рассмотреть хоть что-нибудь. Трое зомби ползли наверх и судя по всему свеженькие, от прошлого выброса, даже с рюкзаками и оружием. А вот это совсем опасно, если они не разучились стрелять, то проблемы будут большие. Зомби преодолели уже два этажа и шли дальше, в голове закрутилось, что же делать. А что тут поделаешь, надо организовывать оборону, женщину отправили в ванную, как последний рубеж обороны. Мальчишку сбоку от двери, если войдут, то тогда уже пускать в ход копьё, хотя какое копьё, если зомби уже труп. Бирюк достал свой топорик, это сейчас важнее, им можно снести голову и зомби умрёт по-настоящему. А те упорно шли наверх, что их вело туда, непонятно, ведь запахов они не чувствуют, да и не могло пахнуть отсюда. Только зомби не заинтересовались их квартирой, а полезли наверх. Странно, но видно что-то в мозгах у них ещё осталось, и они бродят с какой-то целью. Было их и, правда трое, два сталкера в хороших комбинезонах и девушка, одетая проще, но закутанная так, что лица видно не было. Бирюк решил посмотреть, что им надо на крыше и полез следом, выждав немного. Зомби осматривали окрестности, даже бинокль один достал, а потом махнул рукой и они пошли, пошли прямо с крыши.

- Стой! – заорал Бирюк, и девушка обернулась, –Назад, умрёшь же дура!

0
66
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина