Жизненно важная щетина

Автор:
Ник Хэммер
Жизненно важная щетина
Аннотация:
Наверное, очень странно читать рассуждения взрослого человека о щетине, как о какой-то очень-очень важной вещи в жизни. Однако, несмотря на это, многие меня поймут. Особенно серьёзно к моим словам отнеслись бы герои этого рассказа — Кристиан и Люси.
Текст:

Стоишь ты перед зеркалом, смотришь на своё лицо, трогаешь отросшую жёсткую щетину. Становится спокойно.

До того спокойно, что на душе сразу же зарождается сомнение, как только взгляд падает на бритвенный станок или триммер.

Нет, даже не сомнение, а какое-то другое чувство — дискомфорт.

Мда. Вот надобность — бриться. Почему нельзя остановить рост волос на нужной длине? Ведь так классно, когда на лице есть щетина. И дело не в надуманной брутальности, вовсе нет. Просто с ней мы чувствуем себя умиротворённо, а ещё она нам помогает. Не верите?

Приведу пример из своей жизни: сидишь и думаешь над новым произведением. В голове проносятся персонажи, они притягиваются мысленными нитями к событиям, затем всё это сплетается с характерами и поведением в отдельно взятых сюжетных ситуациях, возникают какие-то новые лица, второстепенные герои и... И тут вы смотрите на часы, прошло целых полчаса, а документ не пополнен ни на одно словечко. Ну всё, думаете вы, пора собраться и воплотить весь хаос воображения во что-то материальное. Цок-цок, клавиши начинают щёлкать, змейка символов, запятых, точек, тире тянется по белому листу «Ворда», цок-цок, вы задумываетесь над каким-то важным сюжетным поворотом. Что очень часто происходит в таком случае? Правильно — рука словно по волшебству тянется к лицу, к щетине или бороде, которая от лёгкого прикосновения буквально становится вашей музой!

Вот о чём я говорил!

Однако, не всегда небритость становится залогом спокойствия, помощи и уверенности, которые можно найти много в чём ещё. Представьте, что растительность на лице может спасти от самой Смерти.

Наверное, очень странно читать рассуждения взрослого человека о щетине, как о какой-то очень-очень важной вещи в жизни. Однако, несмотря на это, многие меня поймут. Особенно серьёзно к моим словам отнёсся бы герой этого рассказа — Кристиан.

Ну что же.

Давайте представим диалог Смерти с кем-нибудь? С кем она может взять и поболтать? Наверное, с какой-нибудь болезнью, катастрофой, а ещё с призраком.

***

— Послушай же ты меня! Все эти своды правил и законов давно покрылись пылью. Не удивлюсь, если они сгнили! Ты сама помнишь, когда последний раз открывала том «Гибель при аварии» или свод смертельных норм «Несчастные случаи»? А помнишь, когда обновляла перечни одежды, в которой вероятность твоего появления становится выше? — еле различимый туманный силуэт молодого человека бродил по комнате и нервно теребил свои пальцы, отрывая то от мизинца, то от указательного клочок дымки, который затем вновь возвращался обратно. Походив немного, он всё же уселся в кресло, положил ногу на ногу и скрестил до этого неугомонные полупрозрачные руки.

— Не начинай. У меня и так дел по горло, — протянула женщина, небрежно отмахиваясь от собеседника. — Ты вообще представляешь, сколько их?

— Я то как раз представляю, поэтому и хочу помочь! — вскрикнул призрак, от волнения случайно провалившись сквозь кресло.

— Помочь он хочет. Карл, ты бы лучше отправился план сегодняшний выполнять, а не выносил мне мозг недовольством об устроении смертей несчастных.

Призрак Карл тем временем сел обратно в кресло.

Смерть и её собеседник находились в комнате формы правильного квадрата. Все стены были серыми, пол и потолок тоже и даже немногочисленная мебель и предметы ни на тон не отличались от всего остального. Никакой текстуры или рисунка — матовые, они, казалось, рябили от своего единообразия.

В комнате было светло, хотя ни на потолке, ни в других частях помещения не находилось ни одного источника освещения. Наличие света, такого странного, словно источавшегося из каждой частички всего вокруг, такого неестественного, но при этом тёплого, добавляло немного уютности и комфорта.

— Вот почему ты, призрак, общаешься со мной? Вы же вечно обиженные, униженные, плачущие и завывающие. Всё ищете суть бытия, хотя в собственных карманах не найдёте и пудовой гири, потому что ни карманов, ни тела, ни бытия у вас больше нет! Вы сгинули к чертям собачьим! — свирепо протараторила женщина, стукнув каблуком блестящей чёрной туфли по серому полу, гулко ухнувшему в ответ.

— Ну опять, опять ты завелась...

— Да, завелась! Представь себе, опять! А ты за собой следишь? Уже который раз за этот век представляешь себя революционером, реформатором, приходишь всё менять! Че Гевара загробного царства нашёлся.

— Слушаю!

Карл вздрогнул от неожиданного появления в комнате упомянутого и уставился на смерть.

— Чего тебе? — лениво протянула она.

— Вызывали?

— Нет!

Призрак известного на весь мир латиноамериканца тут же бесследно растворился, оставив после себя терпкий аромат табака.

— Только я привыкла к распорядку после прошлых выдумок. Кстати, из-за твоей научной работы, как ты там её назвал, «Классификация смертельных ранений», у меня производительность упала! Ты чего там понаписал? — Смерть уставилась в призрака, непроизвольно продолжая указывать пальцем в сторону заросшего паутиной серого шкафа с книгами, из-за которого виднелась чёрная коса.

— И при чём здесь я? Ты сначала читаешь первые тридцать страниц, затем последние пять, потом бросаешь всё, а уже под конец переходишь к оставшейся середине. Середине другой книги! Мне и представить сложно, какой у тебя в голове бардак! — Карл развёл руками и вопросительно кивнул Смерти в лицо. Он и сам начинал терять терпение от напряжённого диалога, состоящего почти полностью из одних упрёков и обид.

В комнате повисла гробовая тишина.

Призрак сверлил взглядом стены. Его и так бесцветные глаза теперь и вовсе растворились. Он лишь изредка поднимал голову к потолку, шевелил губами, будто хотел что-то сказать, а после возвращался к своим вновь разбушевавшимся от нервов дымчатым пальцам.

Смерть понуро крутила перстни, пытаясь разглядеть блеск в матовых и непроглядных камнях.

— Я не говорю, что все твои предложения бессмысленны и вовсе непригодны.

— В твоих словах именно это и слышится! — Карл сложил руки на груди и нахмурился.

Тишина вновь напомнила о себе, заполнив пространство на пару минут.

— Ладно, признаю! Твои работы очень помогают мне в нелёгком деле управления судьбами и жизнями. Однако, знаешь, зачастую твои идеи настолько опережают время, которое в нашем царстве и так остановилось, что просто не могут быть реализованы в полной мере. Ну не дуйся. Твоему призрачному личику это не идёт, — Смерть протянула руку призраку. — Мир?

— Мир. Только если будешь выслушивать мои идеи до конца, хотя бы пытаясь их понять, а не перебивать на полусло...

— Хорошо, хорошо, хорошо! — Смерть хихикнула. — Давай, Карл! Мозготрепещущий ты мой, излагай же!

— Вот только не нужно твоих приёмчи...

— Бла-бла-бла, — дразнила Смерть призрака, игриво накручивая чёрные локоны на чёрный длинный ноготь.

Неожиданно призрак взметнулся из кресла, пронёсся по комнате, поднимая в воздух серые стопы бумаг, вихрем подхватил и закрутил Смерть, заставив её залиться смехом и белянцем, ведь она смерть, а не нарумяненая и пышущая жизнью дама. Карл опустил её на пол, затем исчез на пару секунд и появился в другой части комнаты, а после с силой влетел в шкаф и выглянул прямо сквозь дверки.

— Вот! Вот, что нам нужно! — он захохотал, зажужжал, затанцевал вокруг шкафа.

— Что же? Что же там такое? — Смерть посмеивалась и с детским восторгом тянулась руками к призраку.

— Нам нужна спонтанность, сумбур! Нам необходимо разбавить законы и правила щепоткой везения или отсутствия такового, случайностью, крошкой хаоса, — Карл перешёл с крика на шёпот.

— Я немного боюсь, но хочу попробовать, — тоже тихо и осторожно отвечала Смерть.

— Тогда давай сегодня перевернём всё вверх дном! Ты спасёшь пару людей по совершенно спонтанной причине, — призрак крутился вокруг собеседницы, а та поддавалась этим движениям и кружилась вместе с ним. — Только тебе нужно выразить это, не задумываться, не планировать. Ну! Например, пусть у этих людей будут зонты серобуромалинового цвета или розовая собака с жёлтым ошейником!

— Хм, — Смерть старалась не думать, быстро посмотрела в серый потолок, затем на Карла, вдруг её осенило. — Они будут похожи на нас!

—Хэхэй! Держись! Сейчас мы взлетим так высоко и полетим так быстро, что вмиг найдём нужных нам живых.

Смерть прижалась щекой к полупрозрачному лицу своего спутника, отпрянула и улыбнулась.

— Если один из них будет мужчиной, то только с такой же небритостью, как у тебя!

***

— Послушай меня наконец! Нельзя забивать на правила! Они постоянно обновляются, в них вносятся коррективы, а ты всё игнорируешь и гоняешь, не думая о последствиях. Главная дорога, второстепенная, зебра, светофор, тьфу! Взять сегодня — ты начала парковаться там, где это запрещено! — молодой человек яростно размахивал руками, роняя выдавленную на них пену для бритья.

— А я который раз повторяю, что не заметила. Я знаю, как выглядят чёртовы знаки, светофоры, полоски на дороге. Что за бред, Кристиан. Поехали уже, нас заждались, — девушка говорила монотонно и безэмоционально, перебирая вещи в сумочке и то и дело доставая на миниатюрный столик в ванной косметику, зеркальца, пилочки, ножнички и прочий инструментарий выживания в современной среде.

— Не заметила знак? Полоски!? Люси! — Кристиан сделал пару окончательных мазков пеной по скулам и потянулся за бритвенным станком.

— Карл, хватит! — Люси осеклась, покраснела, затем побледнела и вытаращила глаза на своего парня.

— Как ты меня назвала!?

Станок упал на пол. Тёплая вода из крана продолжала журчать, нарушая тишину.

— Я не знаю. Не знаю почему! У меня в голове просто появилось это имя, Кристиан. Я не знаю никакого Карла!

— Карл. Угу.

— Кристиан, милый, случайно...

— Теперь ты случайно соберёшь свои вещи, Люси, чтобы через час тебя случайно здесь не было, чтобы я тебя случайно не прибил на месте!

Кристиан вышел из ванной, накинул ветровку и вышел из квартиры. Спустя несколько минут на улице взревел мотор авто, которое под звук визжащих шин умчалось куда-то прочь.

Люси плакала и собирала содержимое сумочки дрожащими руками. Она ушла задолго до того, как прошёл час, который дал ей Кристиан. Он же вернулся домой гораздо позже назначенного срока, и состояние его крайне не рекомендовалось для управления машиной. Везение это или что-то другое, но в стельку пьяный парень за рулём их общей с девушкой машины умудрился не разбиться, пытаясь набрать смс на номер абонента «Любимая»: «Я вспылил. Прости. Приезжай».

***

— Как-то не так всё вышло, — Смерть сидела в том же сером кресле своего серого кабинета.

— Вмешалось дело случая. Цели то мы достигли. Эти двое остались живы, что уж и говорить, завтра вновь ворковать будут как ни в чём не бывало.

Карл пытался быть оптимистичным, но явно не радовался концовке этого недолгого приключения с подругой и боссом в одном лице.

— Да уж. А что случилось, если бы...

— Об избежавших смерти так говорить не принято, конечно, но я уверен, что разбились бы по дороге к друзьям, — Карл задумчиво потянулся к лицу и потрогал отросшую призрачную щетину. — Надо же.

Они ещё долго сидели друг напротив друга. Смеялись, спорили — всё пытались отвлечься, испытывая горечь испорченного праздника и веселья. В какой-то момент Смерть и её друг утомились, покинули серый кабинет и разошлись по «домам».

Другие работы автора:
+3
132
06:37
+2
ладно, плюс за хороший конец. немного сумбурно вышло, но забавно thumbsup
16:21
Привет! Спасибо за оценку. На самом деле сумбурности и хотелось. Это не тот текст, в котором планировал разжёвывать поведение героев, характеры и подробно акцентироваться на событиях. Такая, скажем так, лайтовая история, которую пишешь за один вечер в один присест.
Мне кажется, что если бы ее доработать (потратить больше одного вечера), то могло бы получиться получше… Идея-то интересная! А так — «получилось, как получилось»…
15:01 (отредактировано)
А что именно по вашему мнению вышло не так или хуже, чем могло быть? Учитывая, что сумбурность и поверхностность происходящего и есть идея.

Возможно, это хорошая мысль дополнить текст, но у меня замылился глаз, мне не особо понятно, что именно сделано не так, буду рад мыслям на этот счёт.
Загрузка...
Илона Левина №1