БОЛЬШОЙ ПУШИСТЫЙ - ядерный 3 часть

Автор:
КотСталкер
БОЛЬШОЙ ПУШИСТЫЙ - ядерный 3 часть
Аннотация:
В осаде, маленькая крепость сражается, ранение и победа, свои.
Текст:

Думал он не больше секунды, если так оставить, то Щуплый станет той едой, которая позволит бандитам продержаться. Поэтому он втащил его внутрь и оставил под амбразурой. Шагнув к двери в комнатку, он услышал с улицы голос.

- Ну что там, Щуплый? – видимо ещё не поняли, что их стало на одного меньше.

- Клык, тут шелка в двери, в неё можно посмотреть.

Решение созрело в голове мгновенно, обострённые до звериного состояния инстинкты включились и он присел под смотровой щелью.

- Клык, Щуплый того, ласты склеил, вон лежит.

Момент был подходящим, и он ткнул ножом в смотровую щель, нож пробил что-то и он вытащил его с усилием, похоже на нём кто-то висел с той стороны.

- Паскуда, он Рябого убил, Клык, что с ним делать?

Минус два, хотя ещё ой, как много надо сводить на минус.

- Гранатой козла надо, – видимо Клык решил покончить с такой неприятной «едой», которая никак не хотела идти к ним на обед.

А вот это уже совсем плохо, что там у них за гранаты и сколько их, так наши войска доты и брали, если удавалось подойти близко. Куда? Мозг работал с бешеной скоростью, с одной стороны в комнатке безопаснее, а с другой если Ф-1 рванёт под дверью, то с безопасностью можно распрощаться, и он рискнул кинуться к амбразуре. Это его и спасло, граната влетела в амбразуру и упала прямо ему в руки. РГД не «эфка», время хватило выкинуть её очень даже удачно, граната рванула, и по стону и мату он понял, что кто-то ещё ушёл в минус, а может и не один, зато теперь у бандитов появилась еда, и они смогут взять его измором. Теперь надо было лишить бандитов возможности сквозного просмотра, и он решил завесить вход. Свитер Щуплого подошёл для этого и занял место на двери, повиснув на каких-то крючках, плотно закрыв смотровую щель. Его конечно можно отодвинуть, но этим они выдадут своё присутствие, а снова нарываться на нож дураков не было.

- Значит, попробуем выкурить, – решил Клык, – давай клифт Рябого на куски, ему он без надобности уже, да и драный, заодно печень с почками похаваем пока.

Клифт, это ватник, завертелось в голове, значит, подожгут и будут кидать сюда, ну это мы ещё посмотрим, он метнулся в комнатку и схватил котелок.

- Там, в рюкзаке ещё один батончик - сказал он ей, скорее понимая, что в какой-то момент уже не сможет ей ничего сообщить. Впрочем, в случае его смерти и ей недолго жить, поскольку кто-нибудь залезет внутрь и откроет бронедверь, а еды у бандитов теперь просто больше.

А бандиты уже начали закидывать в амбразуру дымящиеся куски ватника. Ну, это вы зря, он бросил в воду один, потом другой. Стоп, а не проще ли их выкинуть наружу, и он сложил остальные и выкинул в амбразуру,

- Ха, лошку не понравилось, Унылый, давай всё обратно, поиграем в ватный волейбол.

Только он не стал ждать, пока тряпки засунут назад, а приготовил карабин и когда Унылый уже собирался закинуть дымящиеся тряпки назад, как в грудь ему ударила пуля.

- А, сука! – заорал кто-то с улицы и выпустил очередь в амбразуру, но он уже был внизу, рядом с трупом Щуплого, шальной рикошет пришёлся на ногу и он вскрикнул.

- Куда? Последний рожок, – Клык саданул в морду стрелявшему, – Возьмём, жратвы у нас валом, они там сдохнут без жратвы раньше.

Тут он был прав, людоеды получили солидный запас еды, и всё благодаря ему. Зато они перешли к тактике измора и тут надо что-то придумать. А пока он решил заняться ногой, тряпки у них остались ещё с того ранения, они тщательно выстирали их и хранили в рюкзаке, при такой жизни каждый клочок ткани имеет смысл. Щуплый был настолько грязен, да и одежда его имела такой жалкий вид, что пустить на бинты было просто нечего. Да он бы и не рискнул бинтовать ногу такой грязью. В комнатке она помогла ему перебинтовать ногу, не страшно, заживёт, зато бандитам он нанёс солидный урон, возможно половину банды даже.

- Надо поесть приготовить, – вдруг сказал он, – они всё равно знают про нас, но они не знают наших запасов. Ты держи амбразуру на прицеле, а я пока сварю зайца.

Он растопил свою печь-трубу, вынул из котелка лоскут ватника, подумал и аккуратно собрал с поверхности обгорелые остатки тут не до жиру, воду надо беречь и если их что и погубит, так это жажда. Голова и шея зайца кипели на огне, и он взял на прицел амбразуру, пусть отдыхает, ей ещё мальчишку кормить. Даже в это время взгляд на сына вызывал у него самые добрые чувства. Их надо спасти, даже ценой своей жизни, это он твёрдо решил. Заяц тем временем сварился, дразня обоняние бандитов.

- Слышь, лошок, бабу нам отдай, и отпустим, – крикнул с улицы Клык.

Отвечать он и не собирался, начни переговоры и всё, ты уже проиграл. Бандиты что-то ещё кричали, но он молчал в ответ. Когда еда немного остыла, они поели, это не волчья требуха, это даже вкусно и очень питательно она предложила ему обобрать мясо, но он отказался.

- Тебе кормить, а мне нельзя расслабляться. Ты присмотри за амбразурой, я не знаю, сколько у них патронов осталось, но стрелять только, если кто-то полезет. А мне надо немного поспать, ночью надо что-нибудь придумать.

Он не лёг, а неудобно присел, так долго не проспишь, ну и ладно, долго и не надо, в голове крутилась мысль, с ней он и заснул. Она сидела с карабином в руках, держа на коленях шкуру с малышом, внутри было тепло, малыш наелся хорошо, молока было много для такой жизни, только что потом, когда закончится еда и вода, молоко тоже может закончиться. В голове был полный сумбур, но она старалась гнать эти мысли, её мужчина жив и он придумает что-нибудь. Он и придумал, когда проснулся и сделал зарядку, сейчас калории экономить не нужно, сейчас надо быть в форме.

- Ты поспи, – сказал он ей, протягивая последний батончик, – это потом съешь, когда проснёшься.

Потом он осторожно приблизился к бронедвери и слегка отодвинул грязный свитер. Бандиты расположились у входа в ДОТ, развели огонь и ели кого-то из своих подельников.

- Хоть похаваем нормально, ничего, хавки много, лошок никуда не денется, он наш стратегический запас с мелким.

- А там не баба с дитём, а то они отмороженные, когда с дитями.

- И ху… с того? Отмороженным тоже жрать надо что-то, а у нас вон хавки сколько.

- У них Щуплый, тоже хавка.

- Не, эти брезгуют, человечину есть, благородные. Так что Щуплый для них просто труп, – Клык даже гоготнул своей «мудрости», - потом и его оприходуем.

- А бабу сразу хавать или это сперва?

- Само собой по кругу, хавать потом, Щуплого то нет уже, кого пользовать, разве что тебя, – главарь снова гоготнул.

А он смотрел и слушал и понимал, что надо убить всех до единого, иначе его женщине и сыну грозит смерть. В голове укрепилась мысль сделать вылазку, но не сейчас, надо дождаться, пока заснут, если не выставят часовых, то можно ножом убрать всех. Но они выставили.

- За амбразурой надо смотреть, вдруг лошок решит вылезти, ты первый, потом ты, а после ты, поспите пока.

- А дверь?

- Да ты совсем тупой, ей сто лет с гаком, от ней такой скрип будет, что за километр слышно.

А это уже хорошо, что они так про дверь думают, пусть и думают, ждут скрипа, это утвердило его в решении сделать ночью вылазку. Она проснулась и покормила ребёнка, малыш активно ел и это хорошо, здоровым вырастет, если конечно они останутся живы.

- Ты поспал бы, – тихо сказала она ему, – тебе силы нужны.

- Теперь только ждать, давай сварю поесть, всё равно они про нас знают.

Он вылил из бутылки воду в котелок и развёл огонь, в этот раз от зайца ушли рёбра со спиной, надо экономить и непонятно, что там будет дальше. Пока варилась еда, он размышлял о своём плане. Тихо открыть дверь и убить как можно больше бандитов, но такой вариант был одноразовый, в следующий раз этот манёвр не пройдёт, поэтому надо действовать наверняка. Еда сварилась, и они поели, он нагрел камень и положил его на их ложе.

- Ты закройся и не открывай, – сказал он ей, стараясь быть как можно спокойнее.

Только женщину не обмануть, она всё поняла.

- Береги себя, – она кинулась ему на шею и поцеловала, чего не делала очень давно.

Потом он сказал ей закрыть дверь, и она, молча, перекрестила его, пока он не видел.

- Храни тебя Бог, – прошептала она одними губами.

Он осторожно отодвинул грязный свитер, закрывавший смотровую щель, и стал наблюдать за бандитами, от этого зависел успех задуманного. У входа спали пятеро, если ещё один в карауле, то их шестеро, многовато на четыре патрона, а смысл был у вылазки, если убить всех. Стрел было семь, если тихо получится, то всё будет хорошо, ещё и четыре патрона в запасе, может, у них разжиться получится потом. Он выждал, когда бандиты хорошенько заснули, даже одну смену караула пропустил, зная, что после этого спят крепче и караульный не такой внимательный. Адреналин поддерживал его в бодром состоянии. Перед самым рассветом он тихо отворил дверь и в щель прицелился из лука, минус один, минус два, третий застонал совсем некстати и новую стрелу он не успел даже вытащить. Отбросив лук, он схватил карабин и открыл огонь по бандитам. Все, спавшие перед входом были убиты, но тут в амбразуру караульный выпустил очередь из автомата. Патронов было мало, и очередь получилась короткой, но одна пуля ударила его в спину. Из последних сил он закрыл дверь и привалился к ней, не имея сил уже закрыть засов, а потом потерял сознание. Он не слышал, как снаружи раздались выстрелы, и последний бандит перестал существовать.

- Живые есть? Откройте, это Российская армия.

- Командир, дверь не закрыта, там лежит кто-то.

- Тогда навалились, ребята.

Дверь тяжело открылась, отодвигая тело защитника этой маленькой крепости, и мужчины в зимнем камуфляже вошли внутрь.

- Вот это да, он их один, что ли всех побил? Жаль и его убили гады, – командир небольшого отряда осмотрел помещение и его взгляд упал на вторую дверь. В это время заплакал малыш, и она прижала его к груди, малыш присосался и затих.

- Там ребёнок, – командир приложил ухо к двери, – и женщина.

- Командир он живой, - сказал медик, – рана серьёзная, но живой.

- Тогда сделай всё, что можно, я хочу ему руку пожать и в глаза посмотреть.

Медик занялся раненым, уколов промедол и осмотрев рану, начал перевязывать.

- Женщина, мы не бандиты, мы солдаты российской армии, вы можете выходить, мы окажем вам помощь, – говорил он достаточно долго, но она сомневалась и не открывала, пока он не пришёл в себя.

Он осмотрелся по сторонам, увидел военных, и сначала рука дёрнулась к карабину, но ему в лицо улыбался доброй улыбкой просто русский мужик.

- Свои, больше не надо воевать, – открыто улыбался он.

- Вы откуда? – простонал он.

- Тебе номер части и дислокацию? – снова улыбнулся медик, – мы патруль российской армии, охотились за этой бандой две недели, а ты нам помешал, – он рассмеялся.

- А бандиты?

- Всё, нет их, мы последнего добили, ну ты монстр, в одиночку такую банду завалить.

- Скажи ей чего-нибудь, а то не открывает, – попросил командир, - медик с тобой вроде закончил, может и женщину и ребёнка осмотреть, он у нас ас в медицине.

В голове начало немного проясняться, неужели они живы и всё получилось. Российская армия, это что, страна жива?

- Так что? страна выжила и армия сохранилась? И руководство тоже?

- Всё есть, просто на юг сместились, в Сочи сидят, а в Крыму уже и рожь сеять начали помаленьку. Зимой по льду на буерах гоняем за продуктами, ну и им тоже кое-чего отвозим. Ты скажи ей, пусть откроет.

Он осмотрел всех, переварил в голове ещё раз, проверяя, нет ли где подвоха и громко сказал.

- Фиолетовый слон.

На него посмотрели странно, как на больного, но дверь осторожно открылась. В щель осторожно высунулось женское личико.

- Всё хорошо, это свои, – сказал он ей и улыбнулся.

Женщина кинулась к нему и начала целовать в лоб, в глаза в щёки, он слегка застонал, когда она прижалась к нему.

- Прости меня, очень больно? – она смотрела так виновато.

- Не переживай, тогда было хуже, правда теперь патронов взять больше неоткуда.

Командир отряда взял в руки карабин и осмотрел его, последний «маленький, но гордый» патрон мирно лежал в стволе, Он выщелкнул его, ловко поймав рукой, и отставил карабин к стене. Потом он снял рюкзак и достал пачку патронов.

- Держи, ты нам больше сэкономил, – он пожал ему руку, – звать то тебя как?

Звать, имя было у него, но сейчас он с трудом пытался его вспомнить, как быстро улетают из головы ненужные вещи.

- Там, в рюкзаке паспорт, – он махнул рукой, и она подскочила и принялась осматривать его рюкзак, никогда она не позволяла себе это делать, но сейчас была особенная ситуация. Паспорт лежал в небольшом и плоском потаённом кармашке изнутри рюкзака.

- Анатолий Иванович Луговой, – прочитал командир, – От лица командования российской армии объявляю благодарность за помощь в уничтожении особо опасной банды.

Потом он присел рядом, достал сигарету, взглянул на малыша и убрал её обратно.

- Мы вас по взрыву гранаты нашли, да потом и по выстрелам, ты молодец, гранату то где нашёл.

- Это их была, повезло.

- Ты не в спецназе служил?

- Я белобилетник по здоровью не прошёл, сколиоз, офисный планктон.

- А то пошли с нами, там хорошо сейчас. Пещер наделали, горы правда наполовину лысые уже, но это вырастет, сейчас главное выжить, парни уже уголь начали добывать, как раньше в Заполярье, если так пойдёт, то через пару лет и до нефти доберёмся, а, то сливаем со всего подряд на самые крайние нужды.

- Я с ребёнком останусь, может, в зиму приду, если нас там не застрелят.

- Нет, конечно, мы побережье всё очистили, парни даже рыбу летом ловят, когда море растает, пока под парусами, но получается.

- На зиму придём тогда, посмотрим, а то мы через тоннель ходим, там ещё танки остались, снаряды есть, а вот патронов не осталось совсем.

- Сейчас запишу, может и пригодятся. Тебе ещё чего надо? только еды у нас маловато, пару банок могу и шоколадки.

- Это ей лучше, особенно шоколадку, она вчера родила только. У нас ещё пол зайца и волк вон почти не тронутый. Вы лучше этих отнести помогите, она покажет, скоро крысы полезут, вот нам и еда будет.

- Вы что, так на охоте и живёте? Зверя мало же.

- Зимой ещё рыбалка, живём помаленьку.

- Ну, вы даёте, человек всё-таки сильный зверь, где угодно выживет.

- Точно, царь природы, – он усмехнулся через боль, – только дурной царь.

Потом ребята таскали трупы бандитов к месту указанному женщиной, потом медик оставил ей немного лекарств и пару шоколадок, а потом военные построились, проверили амуницию и ушли своим путём. В это время выглянуло солнце, и они надели тёмные очки, а мужчина и женщина стояли наверху и смотрели им вслед, пока малыш не захотел есть.

+1
55
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации