Штамп-парам-пам-пам!

Автор:
agerise
Штамп-парам-пам-пам!
Аннотация:
Из жизни спецагента Семёна...
"В лесополосе, куда вёл единственный переулок Гаражный, конечно, располагались: школа, детский сад, спорткомплекс и музыкальное училище, но... Туда много лет не заглядывали даже бомжи, опасаясь дурной славы этого места".
Текст:

1.

Утро дышало прохладой в форточку, когда спецагент спецподразделения Семён перешагнул усталой ногой порог родного дома.

На кухне заманчиво пахло борщом. Всю её занимал огромный бельевой шкаф, в углу ютилась старенькая микроволновка. Скромный, но такой дорогой сердцу, до боли знакомый пейзаж.

Отработанным движением тренированное тело бросило на табуретку тяжесть не напрасно прожитого дня. Все горячие точки пройдены. За спиной три года в условиях ледяной Антарктиды. Геополитический баланс зоологических сил восстановлен: альбатросы повержены, пингвины окрылены и на взлёте. В отношениях с Антарктикой наметилось глобальное потепление. Можно и отдохнуть.

Любимая жена Сашенька появилась в дверях кухни с кастрюлей борща в руках. Вскрикнув от радости, она бросилась на шею Семёну. Её грудь вздымалась, а ресницы хлопали.

– Ты сегодня рано, дорогой, – прошептала Сашенька, оглянувшись на бельевой шкаф.

Семён обнял её, не зная, что ещё сказать. Он со школьной скамьи не отличался красноречием.

Кот на шкафу закатил глаза и почесался нижней задней ногой, стуча по неплотно закрытой дверце, которая вдруг резко захлопнулась с матерком.

Семён сел за стол, налил себе ледяную стопку запотевшей водки, подцепил на вилку хрустящий огурчик… Выдохнул, крякнул, опрокинул, крякнул, опрокинул, крякнул, опрокинул, занюхал и поцеловал жену в разрумянившуюся от жара микроволновки щёчку. Опустив надёжный тыл на уютную табуретку, Сашенька с умилением смотрела, как он ест, нежными всепрощающими глазами.

=========================================================

Когда она вышла на кухню за кастрюлей ароматного горячего борща, Семён решил проверить спецпочту. Вдруг очередное спецзадание уже на подходе.

Батарея спецсмартфона предательски села. Кот подмигнул Семёну и лёг, растянувшись на клавиатуре. Ну, конечно, ведь можно зайти с домашнего компьютера.

Спецкод почти выцвел, но был ещё различим на стикере, прилепленном на углу монитора. Но что это? Сашенька ходит где-то, кроме Одноклассников? Названий таких сайтов он даже не знал. Специально для этого все бойцы спецподразделения проходили ежемесячную бромсодержащую лоботомию.

Его охватило тревожное предчувствие. Да тут ещё и переписка?.. Семён скрепил сердце, сжал волю в кулак и взял себя в руки. Ошибки быть не могло: дик пик отразился в его бровях, сошедшихся к переносице. Подозрительно знакомый дик пик… Суровый мужской камшот скатился по небритой щеке Семёна.

– Это не то, что ты думаешь, – воскликнула из-за его плеча Сашенька, раньше времени вернувшаяся на кухню.

– А что? – прошептал Семён, играя желваками на затылке.

================================================

– Дорогой, я люблю тебя таким, какой ты есть! Но я молодая красивая женщина, Семён, мне нужна романтика и шуба! Мне не хватает стабильности в нашей с тобой жизни! Понимаешь, это однообразие убивает меня! Вчера ты был на спецзадании в Африке, завтра опять уедешь в свою Анголу! Каждый вечер мы молча ужинаем и ложимся спать. Наши дети забыли, как ты выглядишь, пока ты пялишься в этот свой комп!

– У нас есть дети? – Семён наконец очнулся от гипнотизирующего изображения на мониторе.

– Двое, просто они сейчас на кухне! Какой ты бессердечный! Ты хоть раз мог бы меня до конца! – воскликнула Сашенька и стремглав выбежала из кухни.

=========================================================

Семён разом вспомнил все её упрёки, десять лет нараставшие, как снежный ком на площадке для выгула собак. Красной морковкой по центру недоделанного снеговика торчал самый обидный из них, за которым Семён чувствовал какую-то несознаваемую правоту. «Ты, как ребёнок», – говорила ему Сашенька. – «На тебя нельзя положится. Нет в тебе внутреннего стрежня и твёрдого внутреннего штампа, чтобы я могла чувствовать себя как за каменной стеной». Ну, да: ещё не расписаны… А зачем спешить?

Нет внутреннего штампа? Семён сжал кулаки от гнева и бессилия. Сашенька права. Он даже знал в какой момент это с ним произошло.

Семён был тогда мелким пацаном, едва начал курить и ещё не перешёл с пивасика на водку. За гаражами, в лесополосе, в Заброшенном Здании ребята прыгали с двенадцатого этажа на кучу палых листьев. Витёк прыгнул и свернул шею. Петька прыгнул, и арматура вышла над лопаткой, пройдя через пятку насквозь... И Виталик, и пятилетний Лёха, Игорёк… Даже Маришка с визгом сиганула вниз, когда Макс и Кирюха, раскачав её за руки, легонько подтолкнули в спину... Все, кроме него. Семён покраснел до корней волос. Многолетняя спецслужба в спецподразделении и две наградные грамоты не избавили от стыда при этом воспоминании. Вот куда он должен вернуться, чтобы обрести свой внутренний штамп.

================================================

Семён прокрутил ленту Яндекс-дзен до конца, но Сашенька так и не пришла, чтобы лечь спать в их общей постели...

Семён посвятил ей стишок и выложил его на стихи.ру. Он подкрался на цыпочках к закрытой двери кухни и, прислушиваясь к тихим всхлипываниям, простоял там до утра. «Что ж, не впервой, – подумал Семён, – переночую на кухне». Он лёг на два шатких стула и попытался забыться тревожным сном. Дик пик не выходил у него из головы.

Нанопейджер спецагента, имплантированный в кость, тревожно завибрировал на лодыжке. Сдавленный голос начальника спецподразделения долетал как будто из шкафа и пах нафталином. Тем более, что в спецпейджере вообще не предусмотрен динамик. Ледяной тон шефа выдавал с трудом сдерживаемое волнение:

– Истекает отчётный период, а у нас не хватает одной палки! Если ты сейчас же не уйдёшь, сука, и до завтра к двадцать ноль-ноль не бросишь мне палку в табель, то я брошу палку тебе!

Семён тихонько и совсем не подобострастно засмеялся в темноте: хи-хи-хи… – стараясь не разбудить чутко спавшую за стеной Сашеньку. Ещё со времён спецслужбы в спецподразделении Семён любил этот суровый мужской юмор, эту тёплую атмосферу настоящего братства.

================================================

– А теперь серьёзно, – сказал шеф, и в его голосе появились железные нотки. – В лесополосе бродит маньяк.

– Педофил? – с замиранием сердца и яростью уточнил Семён, внезапно вспомнив, что у него, оказывается, есть дети.

– Если бы всё было так просто, Семён...

Шеф сделал паузу, и Семён явственно ощутил его усталость от несовершенства мира, притаившуюся в добрых морщинках глаз.

Внезапная догадка пронзила мозг Семёна. Конечно! Как мог он, спецагент, упустить такую важную деталь, лежащую на поверхности?

В лесополосе, куда вёл единственный переулок Гаражный, конечно, располагались: школа, детский сад, спорткомплекс и музыкальное училище, но... Туда много лет не заглядывали даже бомжи, опасаясь дурной славы этого места. Живые не заглядывали… А жмуриков туда скидывали оптом.

– Некрофил... – с ужасом Семён выдавил из себя страшную догадку.

В наступившей тишине голос шефа вибрировал от глубины момента, как фанерный шкаф от проезжающего трамвая.

Шеф кивнул:

– Единственный, кто способен взять с поличным, не оставляющего улик, некрофила-каннибала… это ты, Семён.

Плечи Семёна расправились, подбородок вылез вперёд, перевесил туловище, стулья разъехались, и он с грохотом упал на пол.

– Нам нужно твоё бедро, – между делом уточнил шеф, – ведь ты же не против?

=========================================================

Семёна окатило холодной водой. Он укусил себя за руку. Бросил тревожный взгляд на кухонное окно и втянул голову в плечи.

На той стороне трубки повисло напряжённое молчание.

Впервые за свою карьеру спецагента Семён задумался о бегстве в Анголу и пластической операции. А как же Сашенька и дети?

Набрав воздуху в грудь, как перед прыжком в воду, Семён сколь возможно безразличней произнёс:

– Одно бедро?

– Да. То, на котором татуировка – сердечко.

Семён выдохнул. Это бедро ему было не так жалко. К тому же, татуировку он давно собирался свести. Она слишком о многом напоминала Семёну, слишком о многом, что хотелось оставить навсегда позади. А не на бедре, где видно под семейниками.

– Мы дадим тебе спецвидеокамеру, спецсирену и спецпрожектор. Установишь на дереве и зароешься в палые листья. Сам понимаешь, Семён, нужна спецподготовка чтобы дождаться маньяка там в ноябре. Береги себя! Как только маньяк прикоснётся к твоему бедру, врубай спецсирену и беги! Этих кадров нам хватит, как доказательства, чтобы объявить его в федеральный и международный розыск. Ни минуты промедления! Долг зовёт тебя! Иди уже!

Фанерный голос умолк. Семён лишь успел воскликнуть: «Так точно!» Он вскочил на ноги, полностью одетый к бою.

Ловко забросив кошку на подоконник, Семён подтянулся на крепких руках и начал спускаться вниз.

Сашенька наблюдала за ним, шмыгая носом.

– Ты надолго? – всхлипнула она.

– Я скоро вернусь, родная, – прошептал Семён, и поцеловал её на прощанье в солёные от слёз губы.

================================================

2.

Лесополоса встретила Семёна утренней прохладой. Очень хотелось жрать.

Тихий шорох привлёк его внимание. Стая ворон заинтересованно следовала за ним пешком. Одна, самая наглая подлетела и клюнула прожектор в фару.

– Маньяки активизируются к вечеру, – со знанием дела сказал Семён вороне. – Что, птичка, одолеем некрофила?

– Невермор! – хмыкнула ворона и повернулась к нему хвостом.

Костерок пылал, пластиковые бутылки чадили. Воспоминания босоногого детства нахлынули со всех сторон.

Вот он, трёхлетний, идёт босиком по траве. Четыре раза кукует кукушка. Батя ревёт: зарублю и несётся с топором за родственницей со стороны жены. А ведь только что вместе бухали. Как переменчива жизнь.

Вот он, двенадцатилетний, убегая от пчёл, весело бултыхается в карьере. Из труб комбината выплывают красивые облачка: это похоже на дозиметр, это как респиратор, а это гробик… По пути домой опять приключение: среди шлака он вдруг наступает на чёрненькую двухголовую змею.

Идиллические картины закончились. Семён вновь вспомнил эпик фейл: Заброшенное Здание. Не случайно его привела в лесополосу судьба.

День пролетел незаметно. Пора закапываться.

Семён нагрёб кучу листьев. Выбросил использованный презерватив, мумию крысы и сорок два окурка дамских сигарет в помаде. Он взбил кучу листьев и лёг поудобней. Зарывшись с головой, Семён тяжело вздохнул и неловко обнажил бедро. Его бледная утиная кожа, обтягивающая стальные мускулы, покрылась мурашками на ноябрьском ветру. Вороны сидели в круг тремя рядами, переступали с лапы на лапу и нетерпеливо облизывались.

«Если до утра не появится, уйду, – подумал Семён, – и подам рапорт. Какого чёрта? Все кости ноют, пора в отставку». Что-то острое кольнуло его в бок. Всего лишь палка с гвоздём. Экологические активисты собирали мусор, но Семён мастерски умел прикинуться дохлым, и они прошли мимо.

=========================================================

Ночь веяла прохладой от бездонного звёздного неба за тучами.

Семён проснулся от чьих-то прикосновений. Мягкая рука нежно поглаживала его бедро.

– Не теперь, Сашенька, – протянул Семён, – я в домике… тьфу, я под прикрытием…

Он хотел натянуть до ушей ворох палых листьев и резко проснулся.

– Прошу вас, не надо, я всё расскажу! – привычно выпалил он. – Секретный код: один, один, один, один и ещё несколько единиц! Там сто попыток до момента детонации замка! Понабираете сами, я не помню!

– Какой нервный жмурик, – недовольно, хотя и мягко, произнёс кто-то в темноте и вздохнув добавил, – снова алкаш метиловый, хоть бы раз проститутку выбросили.

– Я вообще не употребляю, – обиделся Семён. – Только по праздникам.

– Да? Тогда почему ты смотришь направо, когда я слева?

Семён собрал остатки мужества, взял себя на понт, за грудки, за шиворот, за пуговицу и развернулся к говорящему.

– ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!! – – отчаянно завопили оба.

Прожектор выдал ослепительный атомный взрыв и лопнул от перегрева. Спецкамера сделала миллион кадров за секунду и взорвалась, отстрелив наноплёнку Семёну в нос.

=========================================================

Семён оглушительно чихнул наноплёнкой прямо в глаз Некрофилу.

– Ты не трупак! – возмущённо крикнул Некрофил.

– Зато ты настоящий трупак! – парировал Семён, помялся и вправил ему выпадающий глаз. Фу, ну и вонь.

– От тебя пахнет страхом, – вкрадчиво сказал некрофил.

– А от тебя вообще разит! И выглядишь ты так, будто начитался федеральных новостей! Слушай, давай договоримся, как мужчина с мужчиной. Если ты дашь мне уйти, я накидаю тебе ссылок на что- посвежее Молчания Ягнят. Тебе понравится. Хентай гуро, слыхал про такое?

– Дрочер на дрочере и дрочером погоняет… – Некрофил укоризненно покачал головой, которая отвалилась и повисла на волоске. – Как насчёт выйти в реальную жизнь. Не, не слышали?

Обидные какие слова.

Некрофил почесал в затылке, поднял голову к себе лицом, почесал за ушком и для надёжности отставил под мышкой. Он вертел в пальцах наноплёнку… Посмотрел сквозь неё на луну и заметил:

– Лучше бы это удалить…

Семён был с ним полностью согласен. Они нашли общий язык, и беседа, сделав крутой поворот, потекла в новое русло.

=========================================================

– Я здесь, – сказал Некрофил, – чтобы помочь тебе обрести внутренний стержень! Аутоагрессивное поведение, – а как ещё назвать твой поступок? – привело тебя сюда. Тебя ещё можно задеть за живое? А раз так, тебе нужен окончательный внутренний штамп. Огромный, железобетонный штамп, который погребёт под собой все живое, все твои сомнения и страхи. Идём со мной, человек!

Как загипнотизированный Семён поплёлся за Некрофилом в глубину лесополосы. Не чуя ног под собой, он шёл и шёл, руки не слушались его, язык присох к гортани и даже мысль о выговоре за потерю спецаппаратуры не впечатляла. По воле Некрофила Семён шагал навстречу року.

– Полтретьего ночи, вы в край охренели, деточки?! – заорал Некрофил в темноту, где Король и Шут кормил мужиков мясом. – Я сейчас кому-то мобильную колонку в жопу засуну!

Музыка, хихиканье и маты удалились в сторону железнодорожной насыпи. Тук-тук… Ту-туу!.. Тук-тук… – пролетела электричка.

– Ну, вот мы и пришли.

=========================================================

Перед Семёном высилось головокружительное Заброшенное Здание, уходя вершиной под облака.

О, а вот и Виталик! Смотрит на свою спину, нисколечки не изменился. А вот Петька, насаженный на арматуру, как на шампур. Может, всё-таки стоило рассказать их родителям? Да нет наверно. Кто это рядом, неужели Маринка? Дааа… Здесь некрофил побывал…

Некрофил прочитал его мысли:

– Это не я, это школьники.

Тёмная даль откликнулась русским рэпом. Бит заимствован у русского народного ансамбля, во поле берёзка стояла. Под первое слово Семён зашёл в руины лестницы, на десятом этаже отдышался, а рэпер всё ещё раздумывал над вторым словом.

Семён запрокинул голову в багровеющие небеса. Наступал переломный момент в его жизни. Он должен сделать решительный шаг в будущее.

– Ступай живей, – поторапливал его Некрофил, – два этажа осталось. На этот раз ты сможешь, я верю в тебя.

И только вцепившись дрожащей рукой в ржавые остатки арматуры на крыше, Семён осознал низкое коварство своего провожатого. Некрофил стоял за спиной, похрюкивая от нетерпения.

Внизу, призывно раскинувшись белели Маринкины кости. Ветер трепал волосы Семёна, вдалеке занималась заря.

– Неужели ты отступишь? – нудил за спиной Некрофил, – Неужели и в этот раз отступишь? Взгляни, какая мягонькая кучечка листьев внизу. Кто не прыгнул, тот не пацан…

«И не поспоришь! – подумал Семён. – Но ведь я же знаю, что ему надо… Безвыходная ситуация… Тупик…»

=========================================================

Щекотное дребезжание пейджера на щиколотке вторглось в рассветную тишину.

Семён рефлекторно почесал ногой об ногу, безвозвратно уничтожив ещё одну единицу спецаппаратуры. Он ругнулся про себя, резко наклонился, и поясницу заклинило как в последний раз. Но Семён успел прочитать сообщение: «Целую, любимый! Ты скоро вернёшься? Хочешь на завтрак овсянку или омлет?»

Глазунью с сосисками, конечно! Подождите-ка… С каких это пор жена пишет ему на спецпейджер?

Ночной звонок шефа… – нелепое спецзадание… – фанерный голос… – бельевой шкаф… – саркастичный кот… Всё сложилось в голове у Семёна.

«Эх, кот, а ещё друг, называется, не мог прямо сказать!..»

Семён резко выпрямился, забыв про ревматизм. Вот как действует на человека крепкий внутренний стержень.

– Стой, – выставляя ладони вперёд, сказал Семён, – я кое-что понял.

Некрофил послушно замер:

– Проблемы дома? С бабой твоей, да? Хочешь совет от меня, как человека, выплывшего из-за острова: тебе нужно ещё одно – глубокий внутренний стрежень.

– Учитель, атаман, – поклонился Семён, и Некрофил ласково потрепал его по соломенным волосам на макушке.

Перемахнув остатки арматуры, Семён легко спрыгнул в кучу взметнувшейся листвы.

Он встал, отряхнулся, помахал Некрофилу рукой и размашистыми ногами зашагал к дому.

+2
87
10:17
+1
Живенько, штамповенько, прикольненько.
Нра-а-вится!
00:11
+1
Справедливенько!
Спс! (два раза ку, по-нашему)
Загрузка...
Марго Генер

Другие публикации