Хороший совет

Автор:
Заврин Даниил
Хороший совет
Текст:

Джеймс Хаймонд устало выдохнул и опрокинул очередную стопку виски. Кажется, третью по счету. Генри покачал головой. Всё-таки врач, тем более, психиатр, должен относиться к таким вещам куда более серьезно. Но говорить что-то не стал, так уж у них, у психиатров, было заведено. Не анализировать поступки друг друга.

— Чертова неделя! Каких только придурков мне не принесла, – вздохнул Джеймс. – Главное, всё ноют и ноют, ноют и ноют. Господи, не дай бог мне купить пистолет, я же первому пациенту голову разнесу.
— Грейси, мне стаканчик! – махнул рукой Генри, и татуированная пожилая женщина кивнула головой. – Да забей, это же наша работа.
— Только не тогда, когда она превращается в каторгу. Ты представляешь, новенький полчаса мне рассказывал историю о мальчике, который стал капитаном и вёл космический корабль. Среди звезд, боли, отчаяния и прочей фигни. Хотел доказать, что он куда более профессиональный пилот, нежели его отец, из-за которого он лишился счастливого детства.
— Разве это плохо?
— Этот драматизм. Хорошо, больной стихи не пишет, – хмыкнул Джеймс, толкая стопку пальцем. – Нет, реально! Самая отвратительная неделька вышла. А ещё эти головные боли. Эта твоя настойка, ты её хоть сам-то пил?
— Да. Я же говорю, она вполне нечего. Просто надо чаще употреблять и немного. Понимаешь?
— К черту. Все достало, – заметил Джеймс и запустил руку в карман, доставая телефон.
Генри посмотрел на экран. Это была Сара, жена. Она звонила Джеймсу примерно раз в десять минут, стоило лишь тому отлучиться из дома. И пусть даже она прекрасно знала, где он, но упёртая баба все равно тиранила своего любимого.
— Не. Не буду, – покачал головой Генри. – Достала. Как можно столько названивать? Я тебе говорил, что развестись хочу?
— На этой неделе ещё нет, – глубокомысленно заметил Генри и принял стопку из рук Грейси, мило ей подмигнув. – Вроде нет.
— Пошути. Это, между прочим, уже свершившийся факт. Осталось лишь юридически оформить.
— Ты живешь в её доме.
— И что? Ты забываешь, что у меня двести тысяч долларов в год?
— И ипотека в триста.
— Всё равно, оно того не стоит.
— Возможно, – потянул себя за бородку Генри, смакуя виски. – Лучше расскажи про того парня, у меня новеньких нет, так что сегодня ты банкуешь.
— Да очередной, со сроком. Точнее, он на условном. Назначили реабилитацию. Ты знаешь, как это бывает. У парня столько косвенных улик и ни одного прямого доказательства. Так что пришлось обойтись добрым доктором.
— Ты не добрый.
— И не доктор, – засмеялся Джеймс, опрокидывая очередную порцию. – Черт возьми, какое жесткое пойло!
— Да. Это точно.
— Знаешь, мне на самом деле это парень нравится. Пусть и треплется о своих фантазиях.
— Они все треплются.
— Но этот с фантазией.
— Ты опять про космический корабль?
— Нет. Не только, там ещё девочка, больная раком. Она играла на пианино и таким образом боролась с болезнью.
— А зачем это? Новый метод?
— Почти. Я попросил его придумать что-то более интересное, связанное с семьей. Чтобы помягче.
— О семейном быте?
— Да. Старая схема, понимаю. Но за эти деньги пусть скажут спасибо, что я вообще с ними работаю.
— А ты работаешь?
— Пашу.
Тут Джеймс заметил, как Генри отвлекся и стал смотреть на экран телевизора. Он повернулся в сторону старого висевшего над баром ящика. Там что-то передавали, нечто срочное, показав на экране невысоко паренька с космическим кораблем в руках.
— Грейси, сделай погромче! – крикнул Джеймс.
— Бегу, спотыкаюсь, дорогой! Давай уж как-нибудь сам! Не видишь, я, черт возьми, занята.
— Ах ты, старая жирная кобыла, – вполголоса заметил Джеймс и слез со стула. – Вот кому-кому, а ей точно психиатр не помешал бы!
Крутанув ручку, он встал напротив ящика. Но, увы, бледный мальчик так тихо говорил, что даже пол-оборота не смогли донести смысла слов. Джеймс крутанул ещё. Судя по всему, на полную.
— Что случилось?– раздался голос репортера с места событий.
— Убийство, – вмешался полицейский. – Будьте добры, за линию. Все пресс-конференции завтра.
— Позвольте!
— Нет. Извините, но это свидетель.
Потом подошёл кто-то ещё, и репортаж был сорван. Грамотная работа копа свела съемки на нет. Джеймс задумчиво выключил звук.
— Что-то не так. Ты какой-то бледный, – заметил Генри.
— Да. Есть немного. Я, наверное, домой поеду, – отстранённо заметил он, подбирая куртку
— В смысле? Мы только пришли.
— Да. Да. И все же мне надо ехать, – продолжал настаивать Джеймс.
— Давай хоть такси вызовем. Ты же пьян.
— Это долго. Я не могу ждать. Надо ехать сейчас.
— Да подожди! – ухватил его за рукав Генри. – Стой, тебе говорят! Хоть что случилось?
— А ты разве не понял? Этот паренек, он держал космический корабль в руках. Это тот герой, тот, из истории, и он только что потерял отца. Понимаешь?
— И что?
— А то, что его папаша мертв. Убит, точнее. Чтобы суть истории реализовалась. Он проецирует.
— Но причем тут ты?
— Когда я ему посоветовал придумать что-то более новое, связанное с семьей, он рассказал мне историю про доктора, чья прекрасная жена изменила ему с другим мужчиной, а Сара, поверь, изменять мне не будет, – Джеймса вдруг словно осенило, он посмотрел на телефон. – Господи, она ведь так и не перезвонила! О боже. Этот звонок. Он мог быть уже там. А я не взял.
— Я с тобой, – сказал Генри и, вытащив сто долларов, кинул их на стол. – Только вести буду я.

***
Крутя баранку, Генри раз десять поблагодарил себя, что успел заменить фары, иначе можно было бы со стопроцентной уверенностью сказать, что на такой скорости они наверняка бы снесли пару березок. А так, вполне даже ничего, даже можно подбавить.
— Давай ещё раз, объясни мне, как тупому, что всё это значит? – спросил Генри, не сводя взгляда с дороги. – Что происходит?
— Как что? Он проецирует, я же сказал.
— Что именно?
— Истории. Все истории, они реальны. Мальчик с космолетом, девочка с пианино.
— Что-то я про девочку не уловил в сюжете.
—Ты нет, а я да. Я знаю эту семью, у пацана сестра есть. И она болела. И она мертва.
—Что?
— А то, что Сара мне не изменяет, надо сделать что-то куда более серьезное, чем простой уговор, чтобы её заставить сделать это. Ты понимаешь?
— Думаешь, он убил отца парня и теперь угрожает Саре? Не слишком ли много для чувака под следствием?
— Ты просто не работал с ним. Он тот ещё псих.
— А мне кажется, что ты просто перепил. Вот так, сначала одного, а потом ещё твою жену. Этот ведь двойное убийство¸ это пожизненно, дружище.
— Просто крути баранку.
— Как знаешь. Только давай без истерик. Я почти уверен, что с Сарой все нормально. Не устраивай ей допрос. Она наверняка здорово перепугается.
Но Джеймс, казалось, его совсем не слушал. Все, что его волновало, это время, которое они угробят на эту чертову разбитую дорогу до его дома. Генри невольно поймал себя на мысли, что, по-видимому, его другу стоит взять небольшой отпуск. А ещё бросить пить. Или хотя бы поменьше употреблять. Так ведь и до инфаркта недалеко.
— У тебя есть оружие? – неожиданно спросил Джеймс, не поворачивая головы.
— Оружие?
— Да, оружие. Дробовик или револьвер. Я помню, ты говорил что-то об этом.
Генри бросил взгляд на бардачок. Джеймс был прав, он действительно купил револьвер, но только так, больше для красоты. Так как из-за внушительной длины ствола использовать его было крайне затруднительно. Почти тысяча долларов за одну лишь красоту. Ах да, и ещё шесть патронов.
— Было дело. Но…
— Подожди! – Джеймс вдруг повернул ручку бардачка, и глаза его заблестели. – О да, как нельзя кстати.
Он вытащил этот огромный блестящий револьвер и повертел перед собой. Самый большой калибр для пистолета. Самый мощный патрон. И дернул же его черт купить эту безделушку. Ну, вот что теперь делать?
— Давай я вызову копов. Они подъедут.
— Куда? Ты что, не понимаешь, что они не успеют. Ты же понимаешь, что им куда важнее обработать того пацана. Все копы сейчас там. А этот ублюдок режет мою жену. В этом-то и был его план. Отвлечь внимание.
— Но почему ты решил, что именно сегодня?
— Я сказал, что иду с тобой в кабак. И что делаю это лишь один раз в неделю. Соврал немного. Но он-то думает, что это правда. Более того, я приплел, что это бывает раз в месяц. Не чаще. Сам не понимаю, зачем открылся. Видно, эти психи действительно как-то влияют на мозги. Стой, притормози тут. Не хватало, чтобы он нас услышал.
— Подожди, дай мне револьвер.
— Нет, нет, я как-нибудь сам. Моя жена, мне и больший риск.
Джемс Хаймонд буквально выпрыгнул из машины и побежал к дому. Казалось бы, всего тридцать или двадцать метров, но в его ситуации они, наверное, казались милее. Генри заглушил мотор и побежал следом. Главное, не дать наворотить глупостей. Хотя, с другой стороны, окна в доме не горели. А ведь Сара всегда поздно ложилась спать.
Встав по краям у двери, Джеймс показал ему знак остановиться. Затем заглянул внутрь – темно. Генри уже понял, что он ни черта там не увидел, но это абсолютно не сказалось на решительности друга, и вот уже спустя пару секунд он крутанул ручку двери и вошел внутрь, держа револьвер наготове.
— Твою ж мать! – только и успел сказать Генри прежде, чем последовал следом.
Темнота. Сплошная темнота. Генри прислушался. Звук какой-то определенно был. Только не здесь, а где-то наверху. Он посмотрел на едва различимого Джеймса, тот тоже услышал шум и медленно пошёл к лестнице.
Ближе, ближе, ближе. Пока, наконец, все не стало настолько очевидным, что даже дверь открывать не стоило, и так все было понятно. Но сделать это было надо. Джеймс опустил ствол и включил свет. Сара, равно, как и мужик, лежавший на ней, резко дернулись и словно расцепленные вагоны разлетелись в разные стороны.
— Джеймс? – округлила глаза Сара. – Что ты тут делаешь?
Стоявший с револьвером Хаймонд непонимающе смотрел то на неё, то мужика. Тот также не сводил с него взгляда, точнее, с его огромного револьвера.
— Да как что, пришел тебя спасать, – улыбнулся, наконец, Хаймонд и взвел курок. – А что, не понятно разве?
— Джеймс, – осторожно начал Генри. – Спокойнее, это твоя жена. Давай не будем делать необдуманных решений.
— Необдуманных? – Хаймонд осклабился. – Какие уж тут необдуманные решения, все как раз обдуманно. Верно, Сара? Всё же обдуманно?
— Джеймс! Я, я не знаю, что на меня нашло. Это совершенно случайно. Я не знаю, правда...
— Понимаю. Он просто упал с неба, Сара. Смотри, даже вспотел, пока летел. Скажи, тебе было хорошо? – сказал Джеймс и направил на него револьвер. Генри хотел было помешать, но ноги словно окаменели. Единственное, что он смог сделать, это внимательно проследить за пальцем, который медленно, но уверенно спустил курок.

***
— И это все? – грустно улыбнулась психиатр Джессика Фройт и посмотрела на своего нового клиента. – Этот врач просто убил свою жену и её любовника за измену?
— Да, – заключенный улыбнулся.
— Занятно. Только вот ваша история какая-то грустная. Предлагаю придумать что-то более интересное, раз уж вас прикрепили ко мне. Может, начнём с чего-то позитивного?
— Конечно, скажите, у вас есть семья?

0
84
13:59
Суть — в последнем абзаце. Ибо больше ничего нам не поведали.
И, сэр, я никогда не писал об американцах, но видел много работ о них. Задам мучавший меня вопрос именно вам.
Почему многие русские авторы рисуют американцев эдакими Томми-Крутые-Яйца? Кого угодно. Этот натужный пафос… Где даже уборщицы круче Рэмбо. Вау.
09:00
Стереотип наверно. Не думал об этом
Загрузка...
Xen Kras №2