Сказки Моро. Месть волчицы

Автор:
Svetlana.Borisova
Сказки Моро. Месть волчицы
Аннотация:
Очарованный зимней сказкой, я поднимаю голову. На ясном чёрном небе нет ни единого облачка, и оно глядит на меня мириадами мерцающих звёзд, таинственных и непостижимых. И среди всего этого великолепия плывёт королева ночи – полная луна.
Охваченный радостным умиротворением, я лечу к земле. Она стремительно приближается, и вот уже виден взгорок, и на нём крупная тёмно-серая волчица с горящими жёлтыми глазами. Подняв голову, она тоскливо воет.
Такой я увидел Мию глазами Ри, Лунной волчицы.
Текст:

Истории Моро

Посвящается моему любимому Гансу Христиану Андерсону – чудесному человеку и фантазёру, который свято верил в добро.

Да простит великий сказочник, что мой Оле-Лукойе стал ворчливым врединой и больше любит рассказывать сказки для взрослых. Впрочем, детям читать их тоже не возбраняется.

Зимние сказки

1. Месть волчицы

Нет, это просто невозможно! Вот уже битый час летучий поросёнок мельтешит перед моим лицом и осыпает лист бумаги хлопьями сажи. Ладно бы только это! Ведь зловредная девчонка прекрасно знает, что я не люблю, когда пачкаются руки, но всё равно продолжает своё грязное дело.

Кто ещё не в курсе, сообщаю, что мелкая поганка живёт у меня в каминной трубе и может дать фору любому трубочисту по части собранной на себя сажи.

По капризу судьбы сказочное недоразумение умудрилось попасть в реальный мир. Случилось это в самый разгар зимы, когда на дворе стоял лютый мороз. И ведь что обидно, в доме, где я живу, есть несколько квартир и, значит, на крыше торчат несколько труб. Но нет, фея свалилась именно в мой камин, причём, ни куда-нибудь, а на мою многострадальную голову. И всё бы ничего, но проклятая девчонка летела со скоростью пули и помяла мой любимый цилиндр, а это подарок самого Шляпника, – да-да, того самого! – и с тех пор я предпочитаю выходить на прогулку через дверь или окно.

Я отложил перо и осторожно, двумя пальцами, ухватил фею за крылышки.

– Горе моё! Я же просил не мешать, когда я занят. Ну-ка, быстро отвечай, что тебе нужно или прямиком отправлю к дедушке Камадзи! Я и так подозреваю, что ты никакая не фея, а один из его подручных угольков.

Это у нас такая дежурная шутка. И в самом деле, где это видано, чтобы порядочные феи, я уж не говорю о непорядочных, предпочитали жить в каминной трубе? Да, забыл сказать, девчонка не помнит своего имени, а может, не хочет его говорить, и я зову её Угольком. На мой взгляд, оно ей идеально подходит. Может быть, крылатая замарашка – это реинкарнация Золушки? Тогда понятно, почему её всё время тянет к золе и саже. Кстати, перевоплощение дочки лесника в сказочную фею хороший сюжет для новой сказки…

– Миленький Моро, не отвлекайся! – На чумазом личике появилось умильное выражение. – Пожалуйста, расскажи сказку! Совсем малюсенькую! Вот такусенькую! Всего лишь с кончик моего ногтя. Ну чего тебе стоит?

Ну да! Делать мне нечего, кроме как развлекать глупых девчонок! Тем не менее я уступаю, иначе она вовек не отстанет, и будет по-прежнему мельтешить перед моим носом, пачкая мне руки и манжеты.

– Ну ладно! Но только потом, чтобы я тебя не видел и не слышал. Договорились?

Уголёк энергично трясёт головенкой, окружённой облаком светлых кудряшек, и мой взгляд скользит по комоду, уставленному фарфоровыми статуэтками. Как назло, ничего не приходит в голову. Я посмотрел в окно и, хотя ещё не вечер, вдруг увидел горящие глаза Ри, Лунной волчицы. Она праматерь волков и прочего зверья, что бегает в пёсьей шкуре. Беспричинное тявканье и вой, которые так раздражают людей, это их молитвы богине. И надо заметить, звери часто ей жалуются. Что и говорить, жизнь у них не мёд, особенно, у тех, что живут рядом с человеком. Например, те же собаки дарят ему буквально всё: свободу, любовь, преданность и даже жизнь, но далеко не всегда получают той же монетой. Вот ведь неблагодарные создания! Одним словом – люди. Впрочем, и среди них попадаются светлые души и чаще всего это дети.

– Моро! Не смей отвлекаться! Где обещанная сказка? – раздаётся капризный голосок.

Вот ведь приставучка!

– Да помню, я помню! – отвечаю я с досадой. – Хочешь, я расскажу тебе историю о том, как волчица Мия хотела отомстить людям, и что из этого вышло?

– Расскажи! – соглашается Уголёк.

Часто трепеща крыльями, фея зависает над стопкой книг, сложенных на столе, а затем занимает свою любимую позу, то есть, плюхается на живот и, подперев ладошками щёки, дрыгает в воздухе ногами.

Девчонка с весёлым любопытством таращит на меня ярко голубые глаза, и я стараюсь не выдать, что просто умираю от желания пришлёпнуть её чем-нибудь тяжёлым. Для своей лёжки сказочная замарашка выбрала редчайший старинный фолиант, если не ошибаюсь, он единственный в мире. К тому же книга открыта на иллюстрации, которая принадлежит кисти знаменитейшего художника. Вот уже третью неделю я бьюсь над ней, стараясь восстановить почти исчезнувшие краски.

«Она это делает не со зла, а по недомыслию», – говорю я себе в утешение. – Подумаешь, сажа! В конце концов, отчистить её – пара пустяков».

Чтобы окончательно успокоиться, я прикрываю глаза, и стараюсь поймать нужное настроение. Не сразу, но у меня получается.

И вот уже с неимоверной высоты я гляжу на землю, находящейся под властью зимы. Кругом, насколько видит глаз, простираются бескрайние леса, перемежаемые узкими долинами рек и разнокалиберными бусинами озёр.

Хвойные деревья красуются тёплыми зелёными шубами, отороченными белой опушкой из снега, а их лиственные собратья зябко кутаются в тонкое кружево из инея. Редкие деревеньки и крестьянские поля прячутся под пышной периной фрау Метелицы. Недавно выпавший снег девственно чист и в свете полной луны искрится бриллиантовой белизной.

Очарованный зимней сказкой, я поднимаю голову. На ясном чёрном небе нет ни единого облачка, и оно глядит на меня мириадами мерцающих звёзд, таинственных и непостижимых. И среди всего этого великолепия плывёт королева ночи – полная луна.

Господи! Когда видишь такую красоту, то гадость, что прилипла к душе, сразу же бесследно улетучивается.

Охваченный радостным умиротворением, я лечу к земле. Она стремительно приближается, и вот уже виден взгорок, и на нём крупная тёмно-серая волчица с горящими жёлтыми глазами. Подняв голову, она тоскливо воет.

Такой я увидел Мию глазами Ри, Лунной волчицы, которая и рассказала мне эту историю. Временами я заглядываю к ней в гости, и мы вспоминаем старые добрые времена.

История, которую я хочу рассказать, тоже случилась не вчера, а много лет назад. Надо заметить, что долгое время мир был дик и свободен. От края до края он принадлежал звериному народу, и люди почти ничем не отличались от своих четвероногих собратьев. Это уже потом они сообразили, что проще выжить, если охотиться стаей. Ну а затем лишних ртов стало слишком много, и перед ними вновь замаячил голод. Тогда люди, где миром, где дракой, начали делить между собой прежде свободные земли. Да так рьяно, что спустя несколько столетий их беспокойное племя присвоило себе всё: и леса, и поля, и реки. Но и этого им показалось мало. В своей непомерной гордыне они возомнили себя царями природы. Вот только звери об этом ничего не знали. Но пришла пора и за своё неведение они дорого заплатили.

Твари земные постепенно научились бояться человека. Лишь волки не признавали его власти и по-прежнему считали себя свободным народом. Правда, среди них тоже нашлись Каины, что продали своё первородство, и пошли служить людям, и с тех пор их презрительно кличут собаками.

Конечно, люди боятся и уважают волков, но это не спасает их от расправы…

***

– Моро! Ты что, уснул? – прорывается ко мне звонкий голосок и страна воспоминаний стремительно тает.

– Отстань, Уголёк!

Радостное настроение, настоянное на ностальгии, понемногу уходит, и я с досадой смотрю на фею. Нет, всё же у меня безграничное терпение! Но обещание дано, и я приступаю к рассказу.

***

Знаешь ли ты, что на земле есть такие места, где лето гостит от силы три месяца, а в остальное время хозяйничает зима? Там так холодно, что птицы на лету замерзают. Да что там птицы! Мамонты и те вымерзли бедняги, несмотря на свою тёплую шубу.

Вот в этом суровом лесном краю жила-была чудесная малышка, и звали её Мия. Беззаботная, как все щенки, она проводила время в бесконечных играх с братьями и сёстрами. Затем волчата подросли, и любопытство повело их за пределы родительского дома. Открывая для себя чудеса окружающего мира, они с каждым разом уходили всё дальше и дальше, чтобы однажды найти свою судьбу и не вернуться.

Вот и Мия превратилась в красавицу-волчицу и зажила взрослой жизнью. В спутники она выбрала себе Райра, самого храброго и сильного воина из своего племени. И всё у них было хорошо, но на свою беду четвероногая пара поселилась неподалёку от человеческого жилья.

Волки вели себя мирно и никого не трогали, но не зря говорят, что у страха глаза велики. Прошло немного времени, и крестьяне заметили непрошеных соседей.

Напуганные выдумками кумушек, что волки таскают детей и режут скотину, они пожаловались хозяину тех земель, и тогда князь забавы ради устроил облаву. Уж очень ему хотелось потешить дорогих гостей. Особенно одну красавицу-гостью, что пришлась ему по сердцу.

Сборы были недолгими. Накануне мела метель, но князя это не остановило, хотя он знал, что кони и собаки будут вязнуть в рыхлом снегу.

Не успела на небе затеплиться заря, как охотники уже собрались в путь-дорогу. Пока остальные только ещё предвкушали будущие трофеи, князь поравнялся со своей гостьей и, забавляясь, взялся смущать её пылкими речами. Опустив глаза, юная красавица густо краснела, но, судя по восторженным взглядам, бросаемым украдкой, она была готова хоть век его слушать.

Что и говорить, князь Веремир был завидным женихом – молод, красив и статен, к тому же о его подвигах на поле брани уже ходили легенды. Оттого-то все девицы на выданье мечтали одержать победу над его сердцем, да только он не спешил с женитьбой. Когда старая княгиня корила сына, что он слишком привередлив, Веремир отговаривался тем, что ещё не встретил свою суженую. И в самом деле, он искал ту, что сразу же покорит его сердце и никак иначе.

Наконец, собаки взяли след и привели охотников к взгорью с поваленным лесным гигантом, где нашла себе приют волчья семья.

Несмотря на поднятый лай и шум из логова никто не показался, но ведь собак не обманешь. Князь свистнул и вожак стаи, седой громадный пёс, выступил вперёд. Вытянув шею, он пропел древнюю песню, и вызов был принят.

Волк выскочил наружу и, ощерившись, глухо зарычал: «Безродная тварь! Да как ты смеешь своим поганым языком трепать моё благородное имя?!»

Вожак подался назад и виновато прижал уши: «Не сердись, Райд! Не я твой враг, а мой хозяин».

И в самом деле, князь поймал томный взгляд красавицы и, желая отличиться, подал знак, чтобы ему не мешали. Он взял с собой кинжал и вышел один на один со зверем, который оказался необычайно силён и храбр.

Защищая свою семью, волк стоял насмерть, но схватка не затянулась. Человек оказался ловчей, и вдобавок ему сопутствовала удача. А может, как это была победа разума над силой, как нынче модно говорить.

Как бы то ни было, удар кинжала пришёлся прямо в сердце зверя, и князь издал победный крик. Преисполненный великодушия, он не тронул двух волчат-подростков, но они горели желанием отомстить за отца, и ему поневоле пришлось их убить. Это деяние не принесло ему радости, тем не менее он распорядился снять шкуры со зверей.

Обезображенных волков оставили на растерзание собачьей своре, но матёрый вожак, сам похожий на волка, не дал осквернить их тела. После его взбучки даже самые непонятливые псы повернули вслед за хозяевами. Тогда вожак сел и, задрав морду к небу, негромко завыл. Он просил Ри, Лунную волчицу, принять душу храбрых сородичей и дать им место среди звёзд. Ведь звери знают, что именно там находится их последнее пристанище.

Из всей волчьей семьи в живых осталась только волчица. Так уж вышло, что хитрый заяц заставил Мию побегать за собой, и она припозднилась на охоте. Если бы она знала, что будет обязана ему жизнью, то дважды удушила бы его за эту подлость. А так, пойманный беляк оказался крупным и жирным и волчица, страшно довольная добычей, неспешно затрусила к дому.

Мия уже представляла себе радость детей, как вдруг порыв ветра принёс ей запах конского пота и крови. Она замерла, а затем стремглав понеслась туда, откуда пахнуло запахом смерти.

Все её чувства кричали о несчастье, и всё же она до последнего надеялась на чудо.

Не помня себя, Мия выскочила на взгорок и задохнулась от горя. Жуткое зрелище погасило последний лучик надежды – она потеряла всех, кого любила.

Велико горе Мии, серой волчицы. «О Райр, мой храбрый и отважный воин! На кого же ты меня бросил? Детки, мои детки! Как же мне теперь жить без вас? Неужели я никогда больше не увижу ваши ясные глазки?!» – плачет она, и её сердце разрывается от невыносимой боли

Седьмой день Мия не ест, не пьёт, всё плачет над своими детьми и мужем, и седьмой день метёт снег, и буря вторит ей своим воем. Это Ри, Лунная волчица, плачет вместе с нею. Она милосердна и белый саван надёжно скрывает мёртвых волков и пятна крови.

На восьмую ночь буря стихла, и обессиленная волчица задрала морду к небу, к золотой луне, где живёт богиня.

– О Ри, мать всех волков! Лишь к тебе могу взывать я о защите! Я – дочь свободного народа и не потерплю людского произвола! Пусть злодеи полной мерой заплатят мне цену крови! – вскричала она, и заиндевелый лес ответил ей протяжным грозным воем.

– Пусть будет так, как ты просишь! – откликнулась Ри, Лунная волчица.

Тонкий луч света спустился с небес и коснулся лба несчастной Мии. В тот же миг волчица исчезла и на её месте появилась девушка – такой красоты, что как вспомню, до сих пор сердце замирает от восторга.

Новоявленная девица поклонилась Ри, Лунной волчице и, поблагодарив её за любовь и ласку, отправилась к людям. Два дня она шла и к рассвету оказалась под стенами города.

Чутьё не обмануло Мию, именно здесь жил князь и его домочадцы. И только она ступила на мост, ведущий к воротам, как они сами собой распахнулись. Навстречу ей выехали всадники в богатых нарядах, а впереди всех её обидчик – его и искать не нужно.

Смотрит Мия на князя, а ничего поделать не может, – ведь ни клыков, ни когтей у неё больше нет. И тут вдруг она понимает, что мало ей одной его смерти. Сменив обличье, она во всём стала человеком. Хочет она, чтобы убийца испытал те же муки, что выпали на её долю.

Князь тоже не спускает взгляда с Мии. Народ гнёт спины и ждёт, когда он проедет, лишь девушка в волчьей шубе не ушла с дороги и даже голову не склонила. Вот и стало ему любопытно, кто эта гордячка. Подъехал он поближе и девушка, откинув волосы с лица, уставилась на него горящими золотыми глазами. Тут и ёкнуло у князя сердечко. Таких красавиц он ещё не видел, да к тому же настолько дерзких – девица босая, а глядит на него так, будто она сама королева и он ей не ровня.

В общем, князь Веримир влюбился с первого взгляда. Взял он девушку к себе и вскоре они поженились.

Старая княгиня, его мать, сразу же невзлюбила Мию. Но как она ни уговаривала сына прогнать дикарку, тот даже слышать об этом не хочет.

Пять лет пролетело, а любовь князя к жене всё не слабеет. Старая княгиня уж и так и эдак хочет их поссорить, а никак у неё не получается. Не глядит князь на других девиц, только и свет ему в окошке, что его дорогая Мия. «Эх, матушка! Не знал, что ты у меня сводня. Прости, родная! Просто я люблю свою жену и не хочу её обидеть. Да и как её не любить? Ведь она подарила мне двух замечательных сыновей, а тебе внуков», – отшучивается князь, когда мать слишком сильно его допекает.

Вроде бы молодые живут дружно, а всё тревожно старой княгине: чует беду вещее материнское сердце.

«Конечно, нет никого красивей молодой княгини. Вот только красота её не от Бога, да и сама она дика, как цыганка. Днём она смеётся и танцует, а к вечеру плачет и рвёт на себе волосы. Особенно, когда на небе полная луна. Бывало, спросишь что случилось, она ничего не скажет. А начнёшь расспрашивать о прежней жизни, так своими жёлтыми глазищами зыркнет, что даже шельмы-служанки хватаются за сердце», – жалуется на невестку старая княгиня, под поддакивание угодливых наперсниц.

Ну а знатные девицы и вовсе падают в обморок, как только речь заходит о жене князя. Сплетницы болтают, будто бы она проезжала мимо овчарни и забавы ради открыла ворота, вот овцы и разбежались. Слуги, вместо того чтобы помочь пастухам, устроили резню среди кроткой животины. А затем пошли гулять недобрые слухи, будто бы молодая княгиня от них не отставала. Мол, она самолично резала овец да при этом ещё хохотала. Вот девицы и шептались за спиной у Мии, что она не человек, а злая ведьма.

Веримир всем этим наветам не верит и, несмотря на людскую болтовню, по-прежнему души в жене не чает. Одно лишь его огорчает, она глядит на своих сыновей так, будто они ей совсем чужие.

И всё же, старая княгиня не зря ненавидела невестку. Вызнав, кто убийца, Мия ни на минуту не забывала о мести. Она ждала лишь того, чтобы князь всем сердцем привязался к детям. И когда старшему княжичу исполнилось четыре года (с младшим они были погодки), она решила, что пришла пора получить с него цену крови.

Чтобы выманить Веремира на нужное место, Мия сказала, что хочет съездить на могилы родни, чтобы отдать дань уважения их праху. Мол, они мирно жили, а затем явились лихие люди и всех их жестоко убили. Спаслась лишь она, увлекшись погоней за зайцем.

Видя, как печальна жена, князь тотчас же приказал слугам собираться в дорогу, но она уговорила его никого не брать с собой. «Это недалеко, дорогой! Мы и дети обернёмся за день, – сказала Мия и, видя, что муж колеблется, грустно добавила: – Конечно, поступай, как знаешь. Я спорить не буду. Вот только мои родичи – простые люди, а в народе и так обо мне всякое болтают. Я знаю, тебе это не важно, но ради нашей семьи я не хочу давать повод для новых сплетен».

На дорогах было спокойно, и князь согласился.

Когда старая княгиня узнала, что они берут с собой детей, она тут же поспешила на половину сына. Найдя там только Мию с детьми, гордая старуха чуть ли не на коленях умоляла её оставить княжичей дома. Она сулила золотые горы ненавистной невестке, но та была неподкупна.

Собрав детей, Мия вышла из дома и даже не оглянулась на прощанье – всё здесь было ей постыло. Во дворе она отдала младшего сына мужу, а старшего посадила на свою лошадь, и они выехали за ворота. Старая княгиня, что их провожала, схватилась за сердце, но служанки подхватили её под руки и потащили к дому.

Путь оказался неблизкий. Лишь к вечеру князь и его семейство добрались до места.

Прежде чем спешиться Веремир отдал жене младшего сына, а затем огляделся. Взгорок с поваленной сосной показался ему знакомым. Он вспомнил, что под её корнями когда-то было волчье логово и на душе у него стало неспокойно, а тут ещё из леса донеслась заунывная волчья песня.

Князь спрыгнул с коня и, повернувшись к жене, замер от страха: она держала нож у горла его любимого старшего сына.

– Нет, Мия! Пожалей нашего сыночка, ведь он ещё совсем ребёнок! – взмолился он, не понимая, что с ней творится.

– А ты пожалел мою семью? – прорычала княгиня, глядя на него горящими жёлтыми глазами. – Помнишь, как ты со своими людьми убил здесь волка и двух молодых волчат, а затем приказал снять с них шкуры? А ведь это были мой любимый муж и дети.

Всё понял князь и упал на колени.

– Бедная моя Миа! Выходит, не зря люди болтали! Что ж, если ты хочешь мести, убей меня, а мальчиков не трогай! Вспомни, ведь это и твои дети.

Заколебалась Мия, хочет ударить сына ножом, а рука не поднимается. Сколько ни берегла она своё сердце, материнская любовь всё же нашла в нём лазейку.

Обняла она сыновей и горько заплакала.

– Кровиночки вы мои родные! Плохая досталась вам мать! А всё он, проклятый! Это он во всём виноват!

В сердцах она занесла нож над князем, а ударить снова не может. Бестрепетно смотрит проклятый убийца и на его лице написана такая любовь, которой не видать ни конца, ни края. Тут-то Мия и взвыла от горя. Она и не заметила, как тоже полюбила князя.

Рванулся Веремир к жене, да было уже поздно. Ударила она себя ножом и попала прямо в сердце.

– Прощай, князюшка! Не поминай меня лихом. Береги наших деток, а мне пора возвращаться к своему народу.

Только Мия это сказала, как из-за туч выплыла полная луна, и князь увидел, что вместо жены держит на руках мёртвую волчицу.

До глубокой ночи Веремир долбил мёрзлую землю, а затем сам не свой от горя долго стоял у могилы, где вместе с женой схоронил своё сердце. Всё же Мия сумела заставить его расплатиться.

Очнулся князь лишь тогда, когда понял, что сыновья уже перестали плакать и, как озябшие щенки, жмутся к нему, ища отцовской защиты. Тогда он посадил их на коня, и они поехали к дому.

На радость старой княгине, которая уже не чаяла увидеть их живыми, сын и внуки вернулись под утро. Ну а когда она спросила, куда подевалась невестка, Веремир ответил, что Мия не захотела расставаться со своим народом.

Старая княгиня порадовалась доброй вести и, не тратя времени даром, начала подыскивать сыну другую невесту. Но напрасно она хлопотала. Он не хотел даже слышать о женитьбе.

Тоскуя по Мие, Веремир почернел от горя, и тогда старая княгиня прокляла невестку, что украла сердце её любимого сына.

К счастью, время – великий лекарь, да и дела не ждали. Князь успокоился и вернулся к прежней жизни. Правда, люди заметили, что он дружен с волками, и они ему платят той же монетой. Однажды князь с сыновьями угодил в ловушку, и на помощь ему пришли не люди, а серая дружина. С тех пор враги его побаивались и говорили, что он связался с нечистой силой.

Старая княгиня попеняла сыну, но он лишь засмеялся и вместо того, чтобы развеять слухи, издал приказ, что любой, кто без причины убьёт волка на его землях, заплатит за это собственной шкурой.

Раз в год Веремир брал с собой сыновей, чтобы поклониться праху Мии, и они ездили на знакомый взгорок. Он и для её волчьей семьи насыпал могилу, хотя от них ничего не осталось – ни косточки, ни даже шерстинки. Но ведь этого и не нужно, когда кто-то живёт в вашей памяти.

Когда сыновья подросли, князь всё рассказал: и как он убил волков и что из этого вышло.

Княжичи не удивились, узнав, кто их мать; они и так уже подозревали, что она необычный человек.

С той поры на гербе Вандервульфов появилось изображение волчицы. Заносчивые аристократы до сих пор гордятся своим необычным происхождением и, как я слышал, один молодой болван даже утверждает, что умеет превращаться в волка. Я спросил Ри, Лунную волчицу, так ли это, но она засмеялась и сказала, что у парня чрезмерно развитое воображение, а попросту говоря, не все дома.

***

– Вот и вся история. – Я покосился на грустную рожицу Уголька. – Ну, и чего ты приуныла?

Девчонка заняла сидячее положение, и на её чумазом личике появилось недовольное выражение.

– Моро! Я же просила сказку! – воскликнула она с негодованием.

– И что? Чем тебе не угодила история о волчице Мие? – сварливо осведомился я, огорчённый тем, что ей не понравился мой рассказ.

– Тем, что твоя история плохо кончается! А в сказках такого не бывает!

Вот ведь нахалка! Видишь ли, в сказках не бывает плохого конца!

Не желая сдавать позиции, я посадил фею на ладонь и поднёс её к окну.

– Смотри! Да не туда, а немного правей от Малой медведицы! Видишь две яркие звёздочки и рядом с ними две поменьше? Это Мия с мужем и её волчата. Они вместе и очень счастливы. Если не веришь мне, я попрошу Ри, Лунную волчицу, и ты сможешь сама в этом убедиться.

Уголёк долго глядела на небо, а затем повернулась ко мне.

– Хорошо, я тебе верю. Но тогда где сейчас князь Веремир и его сыновья? – спросила она и хитро прищурилась.

Ха! На такой мелочи меня не поймаешь!

– Видишь ли, моя дорогая почемучка, люди изобрели свой собственный рай и ад. К счастью для себя, Веремир и его сыновья находятся в Эдеме и вроде бы неплохо себя чувствуют. Разве что князь по-прежнему скучает по жене, с которой ему не встретиться даже после того, как он шагнул за грань вечности.

Ну вот! Так я и знал! По чумазому личику потекли слёзы, оставляя светлые дорожки на щеках.

– Это не честно! Моро, ты должен помочь им встретиться! – Уголёк уставилась на меня и с жалостливым видом хлопнула мокрыми ресницами. – Теперь я не усну, пока ты не расскажешь мне другую волшебную сказку!

Маленькая вымогательница! Так я и знал, что одной сказкой от неё не отделаешься.

– Слушай, отправляйся ты лучше в Багдад и выгони шаха Шахрияра! – рассердился я. – Конечно, ты не сможешь жениться на его болтливой Шахразаде, но совершенно точно сможешь её уморить своим бесконечным требованием сказок! Возможно, шах даже будет тебе благодарен. Вдруг ему наскучила не только жена, но и её бесконечные сказки?

– Вот ещё! Зачем мне эта восточная курица, когда у меня есть ты? – всхлипнув, возразила Уголёк, а затем взлетела и звонко чмокнула меня в щёку. – Мой любимый сказочник это ты, Моро, и никто другой тебя не заменит!

Ну вот! Наверняка эта подлиза оставила на моём лице отпечаток сажи. Я потёр щеку и, убедившись, что не ошибся, достал из кармана платок.

Чтобы Уголёк больше не клянчила сказку, я прибег к испытанному средству и брызнул ей в лицо молоком. Благо, что старая спринцовка, доставшаяся мне в наследство от Оле-Лукойе, до сих пор ещё действует. Да и оба зонтика я тоже храню. Делаю я это не из какой-то дурацкой сентиментальности, а в знак уважения к Датскому Сказочнику. Правда, сюртук и цилиндр я надеваю не часто. Впрочем, свою чёрную тунику и корону из маков я надеваю и того реже. Всё же мир изменился и мой наряд тоже.

О-па! Я поймал уснувшую фею и осторожно, чтобы не разбудить малышку, сдул с неё сажу. Уголёк совсем ещё ребёнок. Со всей очевидностью это обнаруживается, когда она превращается в человека. Как девчонка ни пыжится казаться старше, у неё ничего не получается. Спустя короткое время она обязательно принимает облик, который близок ей по возрасту. Как правило, это светловолосая голубоглазая девчушка, которой на вид лет десять, не больше.

Ну вот, опять на нежных щёчках заблестели слезинки! Бедняжка часто плачет во сне, да так горько, что это безмерно меня огорчает. Узнаю, кто её обидел, обязательно его проучу, чтобы впредь было неповадно.

Я положил малышку под цветной зонтик и для верности окропил её из флакона, где бурлит и пенится разноцветная детская радость. Пусть Угольку приснится волшебный сон, и она проснётся счастливой. Ну а мне пора собираться в дорогу.

Как всегда, перед уходом я заглянул в зеркало, и оно отразило темноглазого и черноволосого молодого человека в джинсах и кожаной куртке, отделанной мехом. Мне не трудно принять любой облик, ведь я великий мастер перевоплощений.

Ах, да! Кажется, я забыл представиться, но вы все меня знаете. Я бог сна и люди зовут меня кто Морфеем, кто Песочным человечком, а теперь ещё и Оле-Лукойе. В общем-то, сколько языков в мире, столько у меня имён и обличий. Так что ждите, я обязательно к вам приду. Ну а с каким подарком, зависит только от вас – что заслужили, то и получите, без всяких поблажек. Добрый сказочник я только хорошим людям.

КОНЕЦ

Светлана Борисова, писано в городе Санкт- Петербурге 14-24 октября 2014 года от Рождества Христова.

0
48
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации