Длань и Череп

Автор:
Vlad Kartan
Длань и Череп
Аннотация:
Рассказ с замечательной литературной, пиратской дуэли. Решил перенести в публикации. Почему бы и нет.
Текст:

Стоя на мостике бригантины «Морская звезда» капитан Диметрео Галан наблюдал за работой матросов. Вокруг него клубились сизые дымки трубки, которую он набил любимым заланским табачком. Ветер уносил клубы дыма верх. Паруса раздувались, неся корабль заданным курсом.

У капитана было хорошее настроение. Осталось два дня, и он увидит родные берега. Жена как всегда встретит его любимым блюдом из баранины, а дети не дадут пораньше лечь спать, требуя истории о пиратах, чудищах и призраках. Диметрео улыбнулся, выпуская клубы дыма. Плаванье заканчивалось хорошо. Хвала Аммонете, богине морей, и Айулю, духу ветров, они не попали ни в шторм, ни в штиль, и ни каких чудищ с призраками не встретили. Груз благополучно сдали, загрузили новый, так что владелец «Морской звезды» торгаш Орландо Доран должен быть доволен. Хорошо бы еще премию всем увеличил, скряга, раз уж на пушках сэкономил.

На палубе из кают-компании вышел мужчина. Это был не матрос. Он был, конечно, моряк. Походка, манера держаться на палубе, загар, выдавали в нем бывалого моряка. Одетый в потертые бриджи, рубашку, на которой не хватало пары пуговиц с наброшенным на нее камзолом синего цвета, который поблек с течением времени, свидетельствовали о том, что он давно не бывал на суше. Человек держался особняком. Матросы, завидев его, предпочитали отойти в сторонку. Он не вызвал страха, но и не располагал к себе.

Капитан Галан задумчиво вдохнул табачный дым. Пожалуй, встреча с этим человеком самое необычное, что случилось с ним в этом плаванье. Обычно он не брал пассажиров, но в этот раз пришлось. Его об этом попросил старый знакомый Алин Дарго. Уж, ему то он не мог отказать. Был должен.

Он тогда только стал капитаном. Всего лишь в двадцать пять лет. Вывел корабль из шторма, когда штурмана волной снесло с мостика, а он бросился к рулю и справился. Мог и сам отправится следом на дно, но уцелел. В торговой компании Дорана оценили его героизм и сразу повысили до капитана.

Его первый корабль, торговый парусник, «Победитель». Он и сейчас помнил каждую его деталь. Хозяин компании старик Доран, дед нынешнего владельца, поручил ему отвезти груз, специи и пряности, на архипелаг Сиргарис в северном море. Плаванье было долгим. А он тогда только женился на своей прекрасной Консуэле и не хотел надолго расставаться. Вот и решил сократить путь, пройти через пролив между двумя необитаемыми островами. Команда отговаривала его, умоляя пойти обычным курсом. Пролив этот назывался Тысяча чертей и никто из моряков не решался проплыть через него. Жуткие легенды окутывали это место. Но они не могли остановить Диметрео. И «Победитель», подчинившись воле самоуверенного молодого капитана, поплыл туда.

Тот день Галан не забудет до конца своих дней. Пустые скалистые берега тех безымянных островов были не то, что безлюдны, но были лишены любых признаков жизни. Ни деревьев, ни птиц, обычно селящихся на скалах, ни крабов на берегу. Тишина. Матросы, первый помощник снова призывали его вернуться на обычный маршрут. И чутье говорило ему – обойди острова. Но гордыня победила, и он упорно направил «Победителя» в пролив. Он представлял собой полоску воды, разделяющую эти два острова, расстояние между которыми было относительно небольшим, и корабль должен был проплыть вдоль двух скалистых стен. Когда они вошли в пролив Диметрео понял суть зловещего названия пролива.

На поверхности скал с обеих сторон были высечены лица. Но лица ли! Скорее лики, рожи, морды, но только не лица, ибо лица бывают только у людей. А в этих каменных изваяниях не было ничего человеческого.

И вот его окружили злые, жуткие, дикие, свирепые гримасы, похотливо, глумливо высунутые языки, оскаленные клыки, у многих головы украшали рога и глаза этих изваяний, казалось, смотрели на него и его растерянных людей безжалостным, алчным, жестоким взором. Ни один из этих чудовищных ликов не повторялся. Каждое было уникальным и неповторимым! Тысяча чертей! Тысяча воплощений зла! Что за безумный скульптор потрудился здесь!

Потом ему стало казаться, что одна из голов игриво подмигнула, другая злобно клацнула клыками, а третья, дразня, еще шире ухмыльнулась. Галан хотел развернуть корабль, но понял, что это невозможно. Любой разворот заставил бы его судно напороться на камни. Им оставалось только проплыть проклятый пролив.

А матросы стали сходить с ума. На палубе началась паника. Они кричали головам, чтобы те не смотрели на них, чтобы не перешептывались и не смеялись. Самого Галана бросало то в жар, то в озноб. Эти лики, их гримасы, ухмылки глумились над ним и его людьми. Они шептали, хихикали, дразнили, завывали. Тысяча чертей. Тысяча адских голосов. Что они там нашептывали ему, Галан уже не помнил. Лишь то, как рогатая и клыкастая голова в скале распахнула пасть, словно собираясь проглотить его вместе с кораблем, и как кто-то вцепился железной хваткой в его руки, сжимающие руль. Больше он ничего не помнил.

Пришел он в себя на палубе. Пролив Тысяча чертей остался позади. Со слов первого помощника он узнал, что стал направлять корабль прямо на скалы, но какой-то матрос рванулся к нему, вцепился в руль, и не отпускал, пока «Победитель» не прошел злополучный пролив. Звали того матроса Алин Дарго.

Без потерь не обошлось. Двое бросились за борт, разбившись о камни. А один выхватил кортик и перерезал себе горло. Остальные уцелели, хотя и были напуганы и растеряны.

Галан остаток плаванья редко показывался на палубе. Только по служебной необходимости. Чувствовал косые, осуждающие взгляды, наполняющие его душу стыдом и виной.

Однажды, на борту вечером он пересекся с Дарго, который убирал паруса, и поблагодарил его за то, что он спас их в проливе. Матрос, невысокий, но физически сильный, угрюмо выслушал его благодарности и сказал только одно.

- На моем острове говорят, что даже если ты миновал Тысячу чертей, их проклятье последует за тобой.

Больше они не разговаривали. Плаванье благополучно завершилось. А Диметрео перевелся на другой корабль и больше уже он никогда не пытался совершать подобные безумные авантюры.

С той поры прошло восемнадцать лет, и Галан неожиданно встретил Дарго в порту Тарабрина, где тот, оставив морскую службу, обзавелся таверной «Морской еж». И спустя много лет прошло с того злополучного плаванья, они оба узнали друг друга, и Алин попросил его об одолжении. Он не напоминал ему о случае с проклятым проливом, но ему и не нужно было. Диметрео чувствовал себя обязанным ему и был рад вернуть отплатить спасителю всей команды «Победителя», словно мог этим снять с сердца давний груз вины за собственное безрассудство.

Алин попросил взять на борт пассажира и высадить в любом порту или острове, когда он попросит. Им оказался высокий, статный мужчина в потертом, выцветшем синем камзоле, с красивыми чертами лица, которые поблекли из-за усталости и беспокойства. Из вещей у него были лишь походный сундук и непонятный предмет, плотно завернутый в черный бархат. Он прижимал его так, словно боялся, что его в любой момент отберут. Человек представился Даламуром Дарго. Алину он приходился племянником. Больше он ничего о себе не рассказывал. Галан и не стал расспрашивать.

Он плыл на «Морской звезде» уже пару недель. И каждый день, как и сегодня, прогуливался по палубе, всматриваясь в морскую даль, словно ожидал увидеть что-то. Или же боялся что увидит?

- Капитан, надо поговорить.

Галан обернулся к голосу, прозвучавшему позади, увидев своего первого помощника, у которого была привычка неслышно подходить и заявлять о себе.

- Говори, Моран.

- Речь о вашем, ну то есть о нашем пассажире.

- И что с ним?

- Команда тревожится из-за него. Хорошо бы он скорее сошел с корабля.

- Чем он вам не угодил?

Диметрео устало выдохнул остатки дыма. Только этого ему не хватало. Опять проблемы с командой. То им баб подавай, то рома мало! Теперь еще и на пассажира взъелись! Кого Доран в плаванье набирает!

- Капитан, понимаете, один из матросов убирался в кают-компании и услышал, как он разговаривает, - шепотом сказал Моран, так словно пассажир мог их услышать.

- С каких пор разговоры это плохо, - Галан чувствовал, как им овладевает раздражение.

- Так он в каюте один! – напомнил Моран.

- Ну, сам с собой разговаривает, всякое бывает, - Диметрео пожал плечами.

- Белен слышал, как ему отвечал другой голос. И он не принадлежал ни одному из членов команды.

- Хочешь сказать, на корабле есть еще кто-то. И он прячется в каюте Дарго?

- Но мы никого не видели. А человеку нужно питаться, ходить в гальюн и все остальное. Это нечто иное, капитан.

- К чему ты клонишь, Моран?

- Это демон. Он везет с собой демона! Или проклятье!

- И об этом вся команда шушукается?

Моран кивнул. Галан мрачно поскреб бороду. Только этого ему не хватало. Моряки народ суеверный, если что взбредет в голову, ни каким клином не выбьешь. Даламур обошел круг по палубе и спустился в кают-компанию. Подозрительные взгляды матросов проводили его. Их Галан заприметил и они ему не понравились. Надо разобраться и пресечь все сплетни, которые могут привести к помешательству среди команды. Добраться бы скорее до дома!

- Молодец, что рассказал мне об этом. Я займусь этим.

Первый помощник неуверенно кивнул и зашагал по своим делам. Диметрео задумчиво посмотрел на окружающее их бескрайнее море и спустился в кают-компанию. Она была небольшой, все же «Морская звезда» была грузовым судном, а не пассажирским. Каюта, которую он предоставил Даламуру, как раз располагалась напротив его капитанской. Галан подошел и хотел постучать в дверь, но тут задумался, а как начать разговор, мало ли что Белену там померещилось. Так он стоял в нерешительных раздумьях несколько минут и уже решил уйти к себе и все обдумать, как за дверью раздался голос пассажира.

- Я не слушаю тебя. Не слушаю.

- А вот напрасно. Он близко. Подбирается к тебе.

Диметрео отшатнулся. По его коже пробежали неприятные мурашки. Там действительно прозвучал второй голос, незнакомый, вкрадчивый, ехидный, уверенный и какой-то странный.

- Думаешь, вечно сможешь бегать. От него не скрыться, он все о тебе знает. Я чувствую его приближение. У тебя мой друг, один выход…

- Замолчи! Я не говорю с тобой!

- Что здесь происходит! – Галан ворвался в каюту.- Кто здесь?

Бледный и встревоженный Дарго посмотрел на него растерянным взором, словно школьник, застигнутый за шалостью. Каюта была пуста. Небольшая койка и маленький стол с табуретом, на котором лежал тот непонятный предмет, скрытый черным бархатом.

- С кем это вы говорили? – строго спросил капитан.

- Ни с кем, - неуверенно промямлил Даламур.

- Я все слышал. Кто тут у вас?

- Не подходите!

- Так, Даламур, о вас уже вся команда шепчется. Или вы мне все расскажите или я не стану мешать команде вышвырнуть вас за борт. Вам выбирать?

Пассажир обречено вздохнул, смотря в пол. Потом поднял глаза на капитана усталые и пристыженные.

- Хорошо. Выбора у меня нет. Только поговорим в вашей каюте.

Диметрео кивнул. Галан сел в свое кресло и, достав бутылку рома, плеснул себе и Дарго. Они залпом выпили обжигающего напитка.

- Ну, я слушаю, - сказал капитан.

- Я пират. Беглый пират, - объявил Даламур.

Диметрео пристально посмотрел на него и плеснул им обоим еще рома.

- Так вы скрываетесь от закона?

- Нет. Я сбежал от собственных товарищей.

- Интересно. Причина?

- Плесните еще.

- Учтите это последний. Я вас сюда не напиваться позвал.

Даламур обречено вздохнул, осушил бокал и заговорил.

- Знаете, капитан, я стал пиратом из-за желания разбогатеть и жить ни от кого не завися. Ни от дяди, ни от матери, ни от этих торгашей и губернаторов. Но капитан, к которому я попал… Он, знаете ли, жаждет большего. Ему мало сокровищ, мало женщин, мало свободы, мало страха, который он всем морям внушает. Ему всего мало… И вот он решил стать хозяином морей, богом, а точнее демоном морей.

- Тогда этот ваш капитан просто безумец.

- Я думал он просто хочет невозможного, мечтает о чем-то большем, чем пиратская жизнь. Но однажды мы ограбили храм Алджай в южных водах. Там не было сокровищ. Ни золота, ни камней, ничего, да и жрицы слишком старые, чтобы с ними можно было поразвлечься. А капитан неделю не вылезал из храмовой библиотеки. Потом забрал с собой книги, карты и приказал все остальное сжечь.

- И как у вас руки на храм поднялись!

- Мы в богов не верим. Я во всяком случае. И что нам этим храмы. Да это уже не важно. Капитан приказал нам плыть на север. На остров Мертвых.

- Немыслимо!

- В той библиотеке он нашел карты, как проплыть к нему минуя рифы, скалы, а еще заклинания, чтобы пересечь водовороты и сдержать стражей острова. И не спрашиваете, что это были за существа. Их вопли я слышу во сне каждую ночь. Этот остров… Он недаром зовется Мертвым. Так вот – на берегу стояли руины дворца или храма из костей. Животных или человеческих. Не знаю. Но мы пошли туда… В эти руины. Я и капитан.

- Он вам, похоже, доверял.

- Я был его квартирмейстером, - произнес Даламур.- Там мы нашли его и забрали. И уплыли прочь. А я уже не был прежним. Понимаете! Я понял, что все безумные фантазии капитана воплотятся в жизнь. Я испугался того, во что он превратится. И я украл его находку с острова Мертвых и сбежал. И до сих пор бегу. Не знаю куда. Но бегу!

- Но что вы украли? Что вы нашли на острове Мертвых?!

- Бога. Демона. Духа. Силу. Не знаю. Но это что-то из-за пределов обычной, знакомой нам жизни. Что-то из легенд, мифов, из тех времен, когда наш мир был другим.

- И эта тварь на моем корабле?!

Даламур угрюмо кивнул. Галан выругался, налил себе рома и, откинувшись на спину кресла, лихорадочно осушил бокал. Беглый пират выжидающе смотрел на него.

- Что мешает выбросить вас за борт?- спросил Диметрео.

- Долг моему дяде, - ответил Даламур.

- Он вам рассказал, - мрачно спросил Галан.

- Про Тысячу чертей, да. Потому я вам и доверился. Мы оба прокляты. Зашли туда, куда человеку заходить не следует.

- Вот что, Даламур. Я вас не выброшу за борт, но через два дня вы сойдете в первом же порту.

- Воля ваша капитан.

- И смотрите, чтобы этот ваш, ну вы поняли, молчал.

Дарго кивнул и поднялся со стула. Галан хотел было плеснуть себе еще рома, как вдруг раздался голос впередсмотрящего.

- Корабль! По левому борту! Корабль!

Капитан и пират посмотрели друг на друга. Галан увидел в глазах пассажира жуткий страх. Сам он сохранял уверенность. Захватив подзорную трубу, Диметрео поднялся на палубу, где уже толпились матросы. Даламур не спеша вышел следом и бросил взгляд по левую сторону борта.

Там, рассекая морские волны, плыл фрегат, подгоняемый ветром, раздувавший белые паруса. И расстояние между двумя судами стремительно сокращалось.

- Он плывет к нам,- заметил кто-то из матросов.

Галан огляделся в поисках Дарго, но того уже и след простыл. Видимо вернулся в каюту. Пусть там и сидит. Диметрео достал трубу и всмотрелся с ее помощью в приближающийся корабль. Самый обычный фрегат. Таких кораблей он в своей жизни видел тысячу раз.А под каким флагом он ходит? Там, на флагштоке развивалась какая-то тряпка. Капитан пригляделся к ней. Труба чуть не выпала из его рук. Флаг был черный с неясным из-за порывов ветра белом узором.

Пираты?! Здесь? Откуда! Неужели шайка Даламура нашла его! Но разве это возможно! Он еще раз присмотрелся к флагу. И теперь не смотря на ветер, он смог разглядеть в центре черного стяга очертания белой костяной руки. Галан опустил трубу.

- Кто это, капитан?- спросил Моран.

- Пираты, - сумрачно ответил он и резко командно рявкнул,- а ну по местам, выкатить орудия, Моран вооружите команду.

- Капитан, у нас всего две пушки, да и их явно больше. Может выбросим белый флаг. У нас ничего нет, кроме специй, может они отпустят нас,- предложил первый помощник.

- Исполняйте приказ! – рыкнул Галан.

Через мгновения всем матросам раздали мушкеты и сабли, две пушки выкатили на палубу. Моран вооружился мушкетом и встал подле капитана. А сам Диметрео прихватил из каюты два пистолета и саблю. Фрегат приближался. Теперь из бойниц отчетливо выглядывали пушки, но они не стреляли. На палубе столпились люди. Пираты, вне всякого сомнения. Теперь это было очевидно всей команде «Морской звезды». Но только бы они не видели флага!

- Заряжай!- скомандовал Диметрео,- цельтесь в борт.

Но они опоздали. С пиратского корабля прозвучал первый выстрел. Ядро точно угодило в мачту, разнеся в щепки ее основание. Она повалилась прямо на палубу, на пушки, не дав им сделать выстрела. Несколько матросов придавало.

- Какой точный выстрел,- пробормотал Моран и Галану захотелось пристрелить этого кретина!

С пиратского фрегата раздался грохот пистолетных и мушкетных выстрелов. Раздались крики. Матросы попадали, кто раненый, кто убитый. Фрегат же вплотную поравнялся с «Морской звездой». Корсары выбросили кошки. Их кривые крюки впились в палубу, точно когти чудовищных гарпий. И пираты рванулись на борт.

- Стреляйте!- отчаянно крикнул Галан, спуская курок, и один из нападающих качнулся и рухнул.

Матросы открыли ответный залп. Несколько пиратов повалились, одни на палубы, другие в воду. Но за ними хлынули остальные разбойники, пуская в ход сабли, разя матросов. Крики и грохот выстрелов, звон сабель заглушили все остальные звуки.

Враги подбирались к мостику. Уже один из них взобрался на него. Моран выпалил из своего мушкета и… промахнулся. Пират ударил его саблей, и первый помощник рухнул с рассечённым черепом. Но тут же корсар упал подле него, застреленный в упор Галаном.

Капитан выхватил саблю и приготовился к рукопашной схватке. Оглядевшись, он увидел, что его корабль захвачен, часть матросов погибла, другая взята в плен. Пираты не стремились атаковать капитанский мостик. Похоже жто конец. Не видать ему дома, жены, детей. Рука отчаянно сжала рукоять сабли. Но тогда он продаст жизнь подороже!

Ступеньки лестницы жалобно заскрипели. На мостик к нему поднялся пират. Высокий, статный, изящный, одетый в дорогой камзол темного, багрового оттенка. Руки в черных, шелковых перчатках. Лицо бледное, суровое, глаза умные и до жути холодные.

- Ваш корабль взят, капитан. Сдавайтесь,- сказал пират.

Голос его был вкрадчивый, мягкий, почти шелковистый.

- Вы… Вы…

- Узнали мой флаг. Я капитан Аджан Торкай, а это мой фрегат - «Мертвая длань».

И он плавным жестом указал на свой корабль. В представлении он не нуждался. Уже несколько лет Диметрео слышал жуткие и кровавые истории о шайке пиратов с фрегата «Мертвая длань». А его капитан уже стал темной легендой морского разбоя, затмивший многих флибустьеров прошлого. И вот он стоял перед ним.

- У нас только специи, больше ничего.

- Оставьте их себе, а мне верните моего квартирмейстера.

Галан побледнел. Торкай зловеще улыбнулся.

- Мы поняли друг друга. Мне нужен он. Отдайте его мне, и я оставлю вас в живых. И команду тоже. Ну, то, что от нее осталось.

- У вас другая репутация,- пролепетал Галан.

- А не всему, что говорят, стоит верить, - ответил Торкай и пристально посмотрел на него ледяными глазами, ожидая решения.

- Идите за мной,- сдался Диметрео, бросив саблю.

Они спустились в кают-компанию. Торкай взял с собой несколько человек. Галан постучал. Молчание.

- Даламур, бежать больше некуда. Сдавайся, - крикнул Торкай.

Дарго не ответил. Пиратский предводитель дал знак и его люди принялись ломать дверь. Несколько мощных ударов и она слетела с петель. Грохотнул выстрел. Один из пиратов повалился навзничь. На его груди расплылось кровавое пятно. Трое бросились на Даламура. У него в руках были сабля и кортик. Он отбил выпад и вонзил кортик в живот первому нападающему. Но второй резанул его по руке, а третий ударил рукоятью сабли в лицо. Дарго рухнул. Пираты отобрали у него оружие и стали избивать ногами.

- Довольно, - приказал Торкай, входя в каюту.

Галан замер в проеме. Он смотрел на скорчившегося на полу Даламура, двух пиратов, убитого и умирающего, не зная, куда ему деваться.

- Я всегда получаю, что хочу,- объявил Торкай. – Думал, я тебя не найду. Я же все о тебе знаю. Твоя дядя любезно рассказал о том, что ты уплыл на «Морской звезде», маршрут этого корыта и еще что-то о проклятье Тысячи чертей, когда я спалил его таверну. Не знаю уж, о чем он там болтал. Да и не важно. Я буду краток. Скажи мне, где он, и я убью тебя легко. По старой дружбе.

- Не трать на него время, Аджан! Я то здесь. И заждался тебя! С Даламуром невыносимо скучно.

Пираты переглянулись. Диметрео побледнел. А Торкай улыбнулся и подойдя к койке Дарго, рывком отодвинул ее, увидев сверток из черного бархата. Он поднял и положил его на стол, размотав покров. Там был череп, человеческий череп, из цельного куска кристалла, наполненный алым сияниям.

Пираты отпрянули. Галан взмолился всем богам, каких только знал. И лишь пиратский капитан взял табурет и сел напротив черепа.

- Ты знал, что я приду за тобой?- спросил он.

- Я не провидец, но чувствовал тебя, твои поиски меня. От тебя веет смертью, кровью, страданием. И мне это нравится.

- Ты исполнишь мое желание?

- А чего ты хочешь, Аджан?

- Стать хозяином морей. Не знать страха и страданий, не знать поражений, брать все, что хочу и кого хочу. Чтобы меня боялись в каждом уголке мира. Чтобы мое имя вселяло ужас. И хочу вечно плавать по морям. Хочу не знать смерти!

- Аджан, остановись,- взмолился Дарго, отчаянно вцепившись в его ногу.

Торкай ударил его по лицу. Послышался хруст носовых костей. Беглец резко повалился на спину, тяжело дыша.

- Какие скромные желания!- весело сказал Череп.

- Ты можешь дать мне все это?- спросил Торкай.

- Положи руку мне в рот, - велел Череп, раскрыв кристальные челюсти, переливающиеся алым тускловатым светом.

Пират снял перчатку, провел пальцами по гладкому кристаллу, ощутив его неземной холод сменяющийся жаром. Он заколебался, посмотрев на Череп с сомнениями.

- Боишься. Трус! Я так и думал,- фыркнул Череп. – Тогда и прежде живи обычной жизнью.

- Стой!

Торкай небрежно уронил перчатку на пол, и, вздохнув, вложил в рот Черепа левую руку. Челюсти мгновенно сомкнулись на его кисти. Кожу пронзила адская боль. Словно тысячи маленьких игл пронзили кожу, войдя в руку до самых костей. Пират испустил дикий, страшный крик боли, забившись в конвульсиях. Его люди в ужасе отпрянули к стене. У Галана подкосились ноги. И только Дарго тихо лежал, словно крики не трогали его.

А Торкаю казалось что с его руки содрали кожу, затем что она горит заживо, что его пальцы перекручиваются в жуткой мясорубке. А потом рука оледенела, и он перестал что-либо чувствовать.

Череп отпустил Торкая. Тот сполз с табурета и с ужасом посмотрел на свою руку. Она омертвела, посерела, как у засохшего мертвеца, и он ее больше не чувствовал.

- У всего есть цена, Торкай,- сказал Череп.- Теперь моря твои. Наслаждайся!

- Будь ты проклят, демон! Ты обманул меня! – взревел пират.

Двое корсаров пришли в себя от ужаса и поспешили помочь капитану подняться. И тут Даламур подскочил к Торкаю и схватив кортик убитого пирата вонзил его в грудь Аджана. Тот пошатнулся и осел на табурет. Пираты пронзили Дарго саблями. Он застонал от боли, сполз на пол и вскоре затих.

- Героически умер, да только напрасно, - равнодушно прокомментировал Череп.

Торкай вытащил кортик из груди. На его лезвии не было крови. Он не почувствовал боли и раны на груди не было. Лишь его безупречный камзол пострадал.

- Капитан, вы живы,- пролепетал один из пиратов.

- И так будет всегда,- улыбнулся он им.

Они побледнели. Им показалось, что улыбался мертвец. Торкай поднялся и двинулся к выходу.

- Ты решил меня тут оставить?- осведомился Череп.

- Как же можно,- ответил Аджан.- Я должен тебя отблагодарить. Сожгите корабль. Я дарю тебе морское дно.

Череп визгливо расхохотался.

- И думаешь этим меня уничтожить! Ха! Я ждал тебя тысячу лет на том забытом острове и пролежу на дне еще тысячу, пока меня вновь не вернут в этом мир! И мы снова встретимся! Запомни! Аджан Торкай, Мертвая длань!

Пират молча двинулся прочь. Хохот Черепа следовал эхом за ним.

В коридоре Аджан натолкнулся на бледного, измученного Диметрео. Он посмотрел в холодные, равнодушные глаза и тихо проронил:

- Но вы же обещали…

- Есть слухи, которым стоит верить, - ответил Торкай и ударил его в лицо.

Когда Диметрео пришел в себя он был привязан к мачте. Его корабль горел. Он слышал, как трещит дерево, как кричат горящие заживо матросы, и слышал жуткий хохот Черепа. Дым застилал все вокруг. Но сквозь его густые, погребальные клубы он увидел, уплывающий прочь фрегат, над которым развивался черный флаг с белой костной рукой.

Слезы отчаянья полились из его глаз. Он был бессилен. Для него все было кончено. Как ему хотелось увидеть перед смертью жену и детей, хотя бы на одно мгновение. Но в подступающих к нему языках пламени он увидел кривые, ухмыляющиеся лики пролива Тысячи чертей.

+2
64
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Наталья Мар

Другие публикации