Братство Ночи

Автор:
Никита Дубровин
Братство Ночи
Аннотация:
Продолжаю раскопки в архивах. Нашел такой чудесный сплав фанфика и ЛитРПГ, не знаю даже существует ли еще онлайн-игрушка, по которой рассказ написан. Но рассказ мне самому очень нравится.
Текст:

- Говоришь, несколько часов пути?. – Лицом волшебник напоминал не закаленного бойца с нечистью, а скорее эдакого благодушного патриарха - седая бородка клинышком, веселые морщинки вокруг глаз, пухлые румяные щечки. Однако богатая мантия мага, множество магических перстней на руках и отполированный до блеска от постоянного использования посох, небрежно прислоненный к стене, говорили о противоположном. Огоньки масляных плошек, освещавших таверну, искрились в многочисленных кристаллах на посохе, словно подмигивая Карину: «Да, да... не подведем».

- Часов пять или шесть, если ехать верхом. На драконе было бы быстрее, но дракон мне не по карману... – Карин вовремя остановился. Он боялся, что услуги волшебника тоже окажутся ему не по карману. Почти все деньги он потратил на лекарство для отца. – Но в лесу дорогу перекрыла банда хоргулов... – Продолжать не было смысла. Не надо быть волшебником, чтобы понимать – восемнадцатилетнему пареньку в кожаных доспехах и с легким копьецом ни за что не одолеть орду монстров.

Волшебник задумчиво погладил  бородку.

- Ночью справиться с монстрами будет сложнее. Сколько их там, говоришь?

- Не знаю точно, где-то около десятка. – Карин чувствовал, как в нем начинает ворочаться злость. Да что, волшебник - издевается над ним, что ли? Такому магу расшвырять дюжину хоргулов – что ручеек перейти. Если лень, отказал бы уж сразу, не томил бы душу...

- Понимаешь, сынок, не все так просто, - сказал волшебник. – Ночь сейчас, магов в городе мало – а ну, как нападет кто или, не дай Свет, прорвется за стены? Я вроде хоть в страже и не состою, а все одно - все равно что на дежурстве... – Волшебник помолчал, задумчиво катая по столу шарик из хлебного мякиша. – Но помочь надо. И так чудо, что ты сюда за лекарством проскочил... – Он внезапно посмотрел прямо в глаза Карину. – Что, папе твоему совсем плохо, да?

Карин не нашелся, что сказать, и только кивнул головой, чувствуя, как его злость бесследно улетучивается – столько доброты было в голосе волшебника и мягком «папе совсем плохо?». Когда начался последний приступ, их семейный лекарь виновато развел руками и сказал, что лекарство, которое может спасти отца, есть только в Дорикане. «Только не знаю, как ты туда попадешь», - добавил лекарь, глядя в сторону. Вся деревня знала, что единственную дорогу в город перекрыла банда хоргулов, а другого быстрого пути не было.

Карину повезло – он воспользовался тем, что хоргулы – ночные монстры, и проскользнул днем мимо их сонных дозорных... Но сейчас времени ждать до утра не было. Лекарь сказал, что у него в запасе день, не больше... А может, и меньше.

Вдруг раздался холодящий спину вой, мигом вырвавший Карина из мрачных размышлений. Дверь таверны с грохотом разлетелась в куски, и в проем просунулась жуткое рыло монстра. Сидевший рядом с дверью гном подхватил  топор, но со стоном отлетел в сторону, не успев даже замахнуться как следует. Стены затрещали, и таверну, снося остатки дверной рамы, ввалился огромный взрослый мергвиз.

Немногочисленны ночные посетители таверны повскакивали с мест, хватаясь кто за мечи и топоры, кто – за магические посохи и луки.

Карин тоже потянулся было за своим копьем, стоявшим в углу, но его остановил голос волшебника.

-Стой!

Карин обернулся и обомлел.

Маска добродушного старичка-боровичка слетела с волшебника, словно и не бывало. К веселым морщинкам вдруг добавились глубокие складки, на внезапно резко проступивших скулах заиграли желваки, а глаза слово покрылись фиолетовым льдом. Волшебник на мгновение замерцал, словно призрак, а затем с его посоха сорвался ослепительно-голубой шар и с шипением врезался в морду мергвиза, вышвырнув монстра обратно на улицу.

Первым опомнился пришедший в себя гном. Изрыгая непотребную брань на Старшем языке, он перехватил поудобнее топор и шагнул к пролому, образовавшемуся на месте двери. Но волшебник, непонятно каким образом уже очутившийся у двери положил ему руку на плечо. Карин не поверил своим глазам: добрый старичок безо всяких усилий удерживал одной рукой изо всех сил рвавшегося наружу разъяренного гнома!

- Подожди, - сказал волшебник. – Мергвиз еще жив... И очень зол. Одному тебе не справиться.

Гном обернулся, набрав побольше воздуху для нового залпа матерщины... И осекся, встретившись глазами с волшебником.

С улицы в подтверждение последней фразы донесся дикий рев и грохот сокрушаемых строений. Мергвиз явно был не в лучшем настроении.

Карин застыл на месте, позабыв даже о своих неприятностях, и тут раздался мощный магический голос Глашатая Дорикана, перекрывший даже какофонию, производимую мергвизом.

«Внимание! Стая голодных молодых монстров в количестве 12 особей прорывается к Таверне города»

- Уже прорвались, - пробормотал кто-то из посетителей. Но голос на этом не остановился.

«Расовая атака! Угроза разрушения зданий! Люди и гоблины – на защиту!»

Карин понял, что все пропало.

Волшебник шагнул к выходу. Карин с отчаянием смотрел, как уходит единственный шанс спасти отца...

Словно прочитав его мысли, волшебник обернулся и сказал:

- Извини, сынок. Сам видишь, не могу я. – Он замолк на секунду. – Знаешь что... У северных городских ворот есть такой домик... Ну, ты его сразу заметишь – плохонький, кособокий, с заколоченным окошком. Постучишь туда, скажешь, что ты от Камбея. Тебе помогут. – волшебник еле заметно усмехнулся. – Только ничему не удивляйся... И делай, что тебе скажут.

Волшебник кивнул Карину и вышел на улицу, откуда уже доносился рев монстров, лязг стали, треск и грохот срабатывающих боевых заклинаний.

Карин беспомощно огляделся. Совет уходящего волшебника вселил в его сердце надежду, но как он попадет к городским воротам? Через идущую на улице бойню ему живым не пробраться.

- Слышь, парень, не кисни, - послушался откуда-то снизу глубокий бас. Карин опустил взгляд – рядом стоял тот самый гном, что первым кинулся навстречу монстру. Досталось гному крепко, левый глаз уже заплыл, и похоже было, что и вся половина лица отечет, но гнома это, похоже, ничуть не беспокоило. – Я слышал, что тебе волшебник сказал. Тут задний выход есть, пойдем покажу, а туда, - гном махнул рукой в сторону выхода, - тебе соваться сейчас не стоит.

- А...

Гном сплюнул кровь из разбитого рта и ухмыльнулся.

- Хочешь спросить, чего я туда не лезу? Да, признаться, мне тоже там делать нечего. Я, может, и вспыльчивый, но не идиот – меня в пыль сотрут в эдакой свалке. Да и приложил мне этот урод крепко, - со вздохом признался он. – Так что боец из меня сейчас... Как из лома лопата. Давай, пошли. – И гном зашагал вглубь зала, закинув за спину топор на перевязи.

Домик действительно не впечатлял. Карин сообразил, что даже не обратил на него внимания, когда входил в Дорикан – до того убогим было зданьицем. Гном остановился напротив двери и посмотрел на Карина.

- Ну, парень, тебе сюда. Стучись, а я пойду... – Гном осторожно потрогал заплывший глаз. – Лечиться пойду. Эх, и вечно-то я сдуру сунусь куда не надо...

- Спасибо, - с чувством сказал Карин.

Гном пристально посмотрел на него, и Карин смутился.

- Погоди благодарить, парень. Вот дело сделаешь... – Гном на полуслове развернулся и зашагал обратно в город.

Карин озадаченно посмотрел ему вслед. Что-то странное почудилось ему в голосе бородатого проводника... Но сейчас Карину было не до смутных подозрений. Он шагнул к низенькой двери и постучал.

Ответом ему была тишина. Карин постоял немного, и уже поднял было руку, чтобы постучать еще раз, как дверь открылась – на удивление бесшумно для такого ветхого сооружения. За дверью царил полумрак – света едва хватало, чтобы рассмотреть, что в комнате кто-то есть. Карин насчитал три фигуры – одна у дверей, двое за столом.

- Заходи, - произнес тихий голос.

Карин шагнул внутрь и притворил за собой дверь.

- Тебя, наверное, прислал Камбей, - сказал открывший дверь. Карин обернулся к нему и едва сдержался, чтобы не отшатнуться. Зеленая кожа, мощные челюсти, кривые клыки... Орк! Лицо (или морда? Нет, все же, пусть отталкивающее, но лицо) орка было каким-то неправильным, но Карин никак не мог понять, что же в нем не так. Его больше удивил сам факт присутствия орка в городе. Карин слышал, что орки иногда по каким-то своим соображениям переходят на сторону Света, но здесь, в городе гномов, которые терпеть не могут орков? Карин вспомнил, что сюда его привел именно гном, и ему стало совсем нехорошо. Да что происходит, тьма побери?

- Не бойся моего брата, он не причинит тебе зла, - слова прозвенели, словно хрустальные колокольчики. Один из сидевших... Нет, одна из сидевших! Карин чувствовал, что способность удивляться вот-вот ему откажет. К нему обращалась эльфийка! Эльфы и орки – смертельные враги. Как орк может быть ее братом?

- Отряд Темного напал на мой родной город, когда я был еще младенцем, - все так же тихо ответил на невысказанный вопрос Карина орк. – Всех взрослых убили, а детей... подвергли изменению.

- Я гостила у родственников, а когда вернулась... от города остались только руины, - сказала эльфийка. – Я была совсем еще девчушкой, но поклялась найти и вернуть брата, чтобы мы могли вместе отомстить за родителей. Как видишь, у меня получилось. Но это все история. Садись, и рассказывай, что тебе нужно, и почему Камбей послал тебя к нам.

Словно очарованный, Карин подошел и сел. Освещения в комнатушке было – всего одна тусклая свечка на столе, поэтому лицо эльфийки он смог рассмотреть лишь когда придвинул свой табурет поближе к столу. Если бы он еще мог удивиться, то, наверно, проглотил бы язык от неожиданности – лицо эльфийки было покрыто сплошной сеткой боевой татуировки орков! Кроме того, над изящными бровями и на длинных тонких кистях рук Карин увидел грубые насечки ритуальных шрамов. Все это настолько не укладывалось в голове, что он лишь безразлично отметил, что же так удивило его в лице орка – на нем-то как раз никаких рисунков и насечек не было.

Впрочем, Карин уже дошел до стадии, когда его сознание только методично складировало новые диковины, не пытаясь никак их осмыслить. Вот эльфийка повернула голову, и на ее щеках блеснула россыпь серебряных слезок – память сразу же услужливо подсказала Карину, что такие слезки накалывают оркам, собственноручно убившим в рукопашном бою сотню врагов... Великий свет, у этой эльфийки их больше десяти!!! Вот эта стройная женщина, вот эта... она... хладнокровный головорез, убивший больше тысячи противников?!

- Давай, выкладывай. – Орк сел на колченогий табурет рядом с Карином и легонько похлопал его по плечу. – Что зря время тянуть.

Карин посмотрел на третьего человека... нет, гнома... гнома?!... в комнате, и понял, что если он сейчас же не выложит все от начала до конца этой странной компании, то попросту сбежит отсюда с воплями. Если его выпустят, конечно.

Впрочем, что тут такого странного? Почему бы старому гному с седой бородой и выбитым правым глазом и не коротать ночь в компании эльфийки-убийцы и орка без татуировок?

Карин уставился в стол, чтобы на всякий случай не встречаться взглядом с эльфийкой, и начал рассказывать.

- А что, - сказал гном, когда Карин закончил. – Помогите мальчику. Все равно в городе тихо сегодня.

«Ничего себе, тихо», - подумал Карин, но вслух сказать не решился.

- А ты? – спросила эльфийка.

- Года мои не те - по ночам по лесу бегать, - буркнул гном, почесывая где-то под бородой. – Да и тут мало ли что. Надо же кому-то остаться. Идите, в общем. Я здесь сам справлюсь. Кстати, где-то в лесу Брыг охотится, попробуйте найти его – поможет.

Если эльфийка и задумалась, то только на мгновение. В следующее она уже шла к двери, и Карин увидел, что под привычным эльфийским длинным плащом у не надета гибкая броня из маленьких металлических чешуек. Слева плащ оттопыривали ножны - длинные и еще одни покороче.

Карин заспешил за ней, едва успев заметить, как орк снял со стены длинный лук странной асиметричной формы - удлиненный кверху. «Много ли толку от лука в лесу ночью?» - мелькнула мысль, но когда они вышли за городские ворота, и Карин увидел, как глаза орка светятся в темноте неярким желтым светом, он решил, что орку виднее.

Карин направился было к почтовой станции, чтобы взять там лошадей, но орк остановил его, вежливо, но крепко придержав за плечо.

- Пойдем пешком, - сказала эльфийка.

- Но...

- В лесу кони будут только мешать, а оставить их там будет негде. – объяснила она. – Да и хоргулы учуют их за три мили.

«Но нам надо быть дома как можно скорее!!!» - хотел закричать Карин, но орк опередил его.

- Не беспокойся, - тихо сказал он. – Мы не потеряем много времени. У нас свои пути.

И Карин почему-то поверил этому странному орку с мягким голосом священника.

Когда спустя пару часов они подошли к опушке леса, было уже совсем темно. Ночь была безоблачная, но лунного света едва-едва хватало, чтобы не натыкаться на стволы деревьев. Эльфийка остановилась и повернулась к Карину, а орк, не замедляя шага, скрылся в лесу.

- Он проверит дорогу, и заодно поищет Брыга, - сказала она. – Мы с тобой пойдем медленнее – ты в лесу ночью ходить не умеешь. Главное, старайся особо не шуметь и не отставать. Что бы ни случилось – ничего не делай, пока я не скажу.

- А кто такой Брыг? – неожиданно для себя набрался смелости спросить Карин.

Эльфика усмехнулась, и слезки на щеках блеснули в лунном свете серебристой россыпью.

- Это наш друг. Он тут охотится по ночам.

- На... На кого?

- На дворгов.

- Зачем?!

- Он их ест.

Когда ошарашенный Карин пришел в себя, ему пришлось припустить бегом, чтобы догнать исчезавшую в лесу эльфийку.

У себя в деревне Карин, несмотря на сравнительно юный возраст, успел прослыть умелым охотником, и ему не раз доводилось подкарауливать разную дичь в ночных засидках, но по сравнению с эльфийкой он чувствовал себя просто нажравшимся забродивших яблок кабаном, прущим напролом. Обладательница россыпи серебряных слезок скользила по ночному лесу, словно призрак... или точнее, дух смерти, поправил себя Карин. Вместо того, чтобы придерживаться единственного тракта, проложенного сквозь лес еще в незапамятные времена, они шли такими неприметными тропинками, что Карин сомневался, что сумел бы найти их и днем.

Через два часа, когда Карин уже начал совсем сбиваться с ног и отставать все чаще, они вдруг вышли на небольшую поляну, и эльфийка остановилась, положив руку на рукоять длинного меча.

Кусты на противоположной стороне поляны зашевелились и на поляну вышел мужчина среднего роста с копьем в руке и в таком же плаще, как и у эльфийки.

- Ночь, - сказал он, и протянул эльфийке руку.

- Ночь,- ответила та, и пожала протянутую руку. Меч остался в ножнах.

- Я встретил твоего брата. Он сказал мне, куда вы идете. Вам помочь?

- Спасибо, не откажусь.

- Тогда пойдем.

- Подожди, дай ему немного отдохнуть. – Эльфийка кивнула на Карина. Тот хотел было запротестовать, но понял, что ему действительно надо отдышаться, и опустился на влажную от росы траву. Эльфийка и мужчина отошли в сторонку и стали негромко о чем то разговарить.

Странное сочетание его неожиданных помощников не шло у Карина из головы. Орк без татуировок, Эльфийка-убийца, одноглазый гном – страж непонятно чего, загадочный Брыг, закусывающий самыми отвратительными тварями в Мире. Части головоломки ни в какую не складывались даже в подобие ответа. Да еще тот волшебник из Дорикана – он-то какое может иметь отношение к этим удивительным существам? Карин посмотрел на копьеносца. Еще один персонаж.

-А вы случайно не Брыг? – вдруг ляпнул Карин и чуть не прикусил от испуга язык.

Эльфийка и мужчина удивленно посмотрели на Карина и одновременно рассмеялись.

- Нет, ты что, этого еще не хватало, - сказал мужчина, отсмеявшись. – Слава ночи, я даже близко на него не похож. Да и дворги мне не по вкусу.

- Извините, - смутился Карин.

- Ничего, пустяки, - махнул рукой мужчина. – Ты меня не обидел, а рассмешил, так что все в порядке. Кстати, - обернулся он к эльфийке, - твой брат просил передать, что Брыга он нашел, и тот обещал быть вовремя. Наш юный шутник, как я вижу, пришел в себя, так что не пора ли нам?..

- Хорошо, - сказала эльфийка, и Карин поплелся следом за ними, радуясь, что в темноте не видно, как сильно он покраснел.

- Они здесь, - спокойно сказала эльфийка. Они стояли в густых зарослях малинника, сразу за которым начиналась просторная поляна, рассеченная пополам дорогой.

Хоргулы, понял Карин. Их лагерь там, на поляне. И обойти его не получится.

- А почему вы так громко разговариваете? – шепотом спросил он у нее.

- А какая разница? – ответила та. – Они все равно нас уже услышали.

Карин похолодел.

- И ч-что мы будем делать?

- Пойдем к ним. Вдруг они нас пропустят? – сказала эльфийка и зашагала по едва заметной тропинке сквозь заросли.

- Пойдем, пойдем, - подтолкнул Карина копьеносец. - Держись рядом, и все будет в порядке. Главное – никуда не суйся, стой смирно, что бы не произошло.

Карин, полупарализованный от страха и отчаяния, механически пошел следом за ними.

Против его ожиданий, хоргулы, увидев троих незнакомцев, не набросились на них сразу же, а встали, взяв на изготовку свои жуткие тесаки и стали спокойно ждать. Зачем зря напрягаться, если добыча сама идет к тебе в котел? Карин слышал, что, хотя хоргулы и всеядны, лучшим деликатесом у них считается мясо разумных существ, особенно людей и эльфов. Ему не хотелось даже задумываться, что за похлебка булькает сейчас в двух больших котлах на огромном костре посреди лагеря.

- Четырнадцать, - тихо, одними губами произнес копьеносец.

- Пятнадцать, - так же тихо ответила эльфийка. – Один спрятался за кривым дубом.

«Нас сейчас убьют и съедят», - вяло текли мысли Карина. «Их пятнадцать, а нас всего трое. Если даже эта эльфийка и впрямь заслужила свои слезы, нас все равно только трое».

- Здоровяк, что у левого котла – вожак, - сказала эльфийка.

- Будем говорить? – спросил мужчина.

- О чем? Впрочем, как хочешь.

«Где же ее брат? И этот Брыг, обещавший прийти вовремя? Чего они ждут?» - мысли ворочались еле-еле, Карину приходилось делать почти физическое усилие, чтобы думать. «Или, может это они и варятся в котлах?» - это показалось Карину самым вероятным развитием событий. «Отец умрет завтра», - пришла вдруг ясная и горькая мысль, но додумать он не успел, потому что копьеносец вдруг сказал ему вполголоса: «оставайся на месте и не дергайся,» а потом громко спросил неуместно веселым тоном:

- Уважаемые, вы всю дорогу загородили. Не пропустите ли трех путников?

И началось светопреставление.

Вожак хоргулов заревел, и вся банда бросилась на спутников, размахивая тесаками. У нескольких монстров были грубые деревянные щиты и подобие кожаных доспехов. Карину ужасно хотелось закрыть глаза, но тело отказалось ему повиноваться. И ему ничего не оставалось, как фиксировать происходящее перед ним.

Происходили чудеса.

Эльфийка одним движением скинула плащ и выхватив короткий меч, метнула его в ближайшего хоргула. Клинок вошел точно между глаз монстра, и тот рухнул в придорожную канаву, через которую собирался перепрыгнуть. Не успел он упасть, как татуированная уже полоснула длинным мечом по ребрам другого хоргула – тот взвыл и отскочил в сторону, хотя и был жив.

Мужчина тоже метнул свое оружие, пригвоздив к земле еще одного хоргула. Не успел Карин задуматься, как чем же копьеносец будет теперь сражаться, как у того появились в руках два необычной формы клинка – они совмещали в себе черты массивного шипастого кастета и длинного тяжелого боевого ножа с загнутым лезвим. Ими мужчина блокировал удар следующего хоргула, а потом одним резким движением обоих клинков перерезал тому горло, едва успев увернуться от брызнувшей фонтаном густой темно-зеленой крови.

«Минус три», - отметил Карин, словно судья на всеобщей кулачной свалке.

На эльфийку тем временем напали сразу четверо хоргулов. Карин испугался, что она не справиться, но татуированная превратилась в настоящее воплощение Смерти. Они двигалась так быстро, что буквально расплывалась в воздухе от скорости, успевая и парировать удары монстров, и наносить свои. Через несколько секунд один хоргул уже валялся с рассеченным черепом, другой – катался по траве, зажимая культю отрубленной правой лапы, а оставшиеся двое начали отступать, с трудом отбиваясь тесаками и щитами, и оскальзываясь в собственной крови, струившейся из многочисленных ран.

Минус пять.

Мужчина тем временем успел разделаться еще с одним монстром. Увернувшись от свирепого замаха тесака, он перекатился, подсек ноги хоргула и добил его одним ударом в шею. Однако, вставая, он не заметил, что сзади к нему подкрался второй и уже занес свое оружие для решающего удара.

Карин не успел даже вскрикнуть.

Раздался короткий свист и длинная стрела вонзилась в глаз атаковавшего мужчину монстра и вышла наружу из затылка. Хоргул упал как подрубленный. Еще один посвист – и еще один монстр упал простреленной головой прямо в костер, опрокинув оба котла.

Минус семь.

Вожак проревел какую-то команду, и пятеро из восьми оставшихся монстров во главе с самим вождем бросились в заросли – туда, откуда прилетели стрелы, оставив эльфийку и мужчину один на один с их текущими противниками. Эльфийка тут же прикончила своего, мужчина продолжал танцевать смертельный танец с доставшимся ему монстром, но исход этой схватки так же не вызывал у Карина сомнений. Карин не понимал другого – почему эльфийка не спешит на помощь брату? Даже гениальнейший лучник не устоит против шести разъяренных монстров в ближнем бою...

Ответ прилетел на поляну в виду изувеченного тела вожака. Оно было скручено, словно половая тряпка, и пролетело добрый десяток шагов, прежде чем безжизненной грудой рухнуть в траву. Из кустов, где скрылись монстры, послышался оглушительный шум и треск, отчаянный вой хоргулов и глухое утробное ворчание. Затем на поляну одно за другим вылетели еще три тела, и все стихло, а немного погодя из измочаленного малинника вышла живая гора.

- Готовы, - сказала гора. – Два убежали. Быстро. Жаль.

И горный тролль по имени Брыг виновато развел огромными ручищами, извиняясь перед эльфийкой.

- А что, хороший ужин убежал? – словно со стороны услышал Карин свой собственный голос и ужаснулся нелепости и наглости вопроса.

- Хоргулы невкусные, - с достоинством ответил Брыг. – Я их не ем. Только дворгов. Тушеных.

- Тогда другое дело, - сказал Карин и упал в обморок.

- Бедный мальчик, - сказал вышедший из кустов орк. – Брыг, понесешь его?

Карин очнулся от того, что жесткая подушка натирает ему шею, а кровать почему-то размеренно качается. Он попытался повернуться поудобнее, но оказалось, что кровать крепко держит его и не дает пошевелиться.

- Проснулся? – гулко спросила кровать и поставила на землю. – Вот и молодец. Самому лучше ходить. Правильно.

Карин огляделся. Кроме тролля рядом были эльфийка и орк. Мужчина куда-то делся.

- А где?..

- Он ушел, - ответила эльфийка. – у «ночных братьев» много дел.

- Я тоже уйду, - сказал тролль. – Ночь кончается. Надо в пещеру. Скоро.

Карин вспомнил, что горные тролли днем превращаются в камень и кивнул.

- Спасибо, - сказал он, удивляясь тому, что искренне благодарит тролля, котрых раньше считал едва ли не самыми страшными и чуждыми из всех человекоподобных обитателей Мира.

- Не стоит, - ответил тролль. – Это ночь. Говори ей.

И гора ушла.

- Что он имел в виду? – спросил Карин у эльфийки, на ходу прислушиваясь к удаляющемуся треску. – Про ночь? – Он вспомнил странное приветствие, которым обменялись эльфийка и мужчина. – И вы, там, на поляне...

- Мы – «ночные братья», – ответила эльфийка, шедшая теперь рядом. Шагавший впереди орк еле заметно дернул плечами. – Ну, и сестры тоже, – усмехнулась она. – Девиз нашего братства – «ночь уравнивает всех». Мы помогаем всем, кто ночью оказался в беде и попросил нашей помощи.

- Как кланы, что ли? - спросил Карин.

- Нет. Все кланы принадлежат либо свету, либо тьме. Мы не принадлежим никому. Мы – ночь. Равенство. Ты сам видел - братство объединяет самые разные расы.

- Но вы ведь не на стороне Темного?

Эльфийка вздохнула.

- Ты не понимаешь. Война Света и Тьмы нас не касается. Наше время – ночь, а ночью черное сливается с белым.

- Так вы помогаете всем без разбора?

- Да. – Эльфийка посмотрела на него, и в ее взгляде была такая твердость, что Карин поежился. – Если после того, как мы отведем тебя домой к нам приползет один из раненых хоргулов и попросит нас провести его домой через дозоры воинов света, мы это сделаем. – Она посмотрела на ошарашенного Карина и слегка улыбнулась. – Да не переживай. Сторонники света – люди разумные и не склонные к жестокости. С ними всегда можно договориться. Иначе нас давно бы уже уничтожили.

- А что, они о вас знают?

- Конечно. Вспомни Камбея. И потом – кто знает, в какую ночь кому-то из них может срочно понадобиться помощь?

Карин задумался.

- А Темный..

- Забудь про Темного! – неожиданно резко оборвала его эльфийка. – Посмотри на меня! Я пять лет прожила среди орков. Ты понимаешь, что это значит для эльфа – стать лучшим бойцом в орде орков? И посмотри на моего брата! - Она замолчала. – У нас свои счеты с Темным.

Орк вдруг остановился.

- Стойте, - прошептал он. – Не шевелитесь. И не издавайте звуков.

- Что... – Карин не смог договорить, потому что тонкая кисть стальными тисками сдавила ему горло.

- Тебе сказали молчать, - еле слышно прошипела эльфийка ему в ухо. – вот и молчи, или я сверну тебе шею.

Карин судорожно попытался вдохнуть и обнаружил, что тиски пропускают ровно столько воздуха, чтобы он не задохнулся – но недостаточно, чтобы издать хоть звук. Но что взбрело в голову этой странной парочке?..

Борясь за каждый вдох, Карин не сразу расслышал, что из глубины леса доносятся странные звуки – словно несколько человек, громко топая, волокут что-то тяжелое напролом сквозь самую чащу. «Еще один тролль?» - мелькнула дикая мысль «Семья троллей?!» - поправил он себя, прислушавшись: топот был слишком частым для двуногого существа...

Карин понял, что не ошибся насчет количества ног, когда источник шума появился на дороге.

Огромный шеггр выполз из чащи, легко перебрался через канаву на обочине, и остановился перед спутникам, в упор разглядывая их своими многочисленными фасеточными глазками, разбросанными вдоль края туловища.

Все четверо стояли абсолютно неподвижно. Карин понимал, что вздумай шеггр напасть, шансов у них будет очень мало – даже фантастическое владение мечом эльфийки не было гарантией против монстра высотой в четыре человеческих роста, обладающего к тому же мощной природной магией. Услужливая память как всегда некстати напомнила, что обычно шеггры кочуют и охотятся выводками – мать и ее помет, добрых пару десятков детенышей, каждый сам размером с быка.

Орк вдруг шагнул навстречу монстру и развел руки.

«Куда он!?» Карин чуть не задохнулся от неожиданности. Может, орк решил принести себя в жертву, в надежде, что, насытившись, монстр оставит их в покое?

Шеггр вдруг издал серию странных звуков, похожих на щелчки и свист одновременно, развернулся и скрылся в чаще, продолжив свой путь. Некоторое время спутники стояли неподвижно, провожая его взглядами, затем орк обернулся, и эльфийка наконец отпустила Карина.

- Это самка, - сказал орк.

- Брыг и остальные? - полуспросила-полупредложила эльфийка.

- Нет, - покачал головой орк. – Пусть уходит. Светлые воины уничтожили ее кладку, и теперь она хочет уйти в горы.

- Ночь, - сказала эльфийка.

- Ночь, - кивнул головой ее брат-орк.

Карин дышал. И думал.

- Отсюда дойдешь сам, - сказала эльфийка, когда они подошли к холмам, у подножия которых лежала деревня Карина. – В деревню мы с тобой не пойдем.

- Но я же должен отблагодарить вас, - запротестовал Карин. – Вы спасли мне жизнь... И моему отцу тоже.

Орк засмеялся, и Карин удивился – насколько, оказывается, может быть мелодичный и приятный смех у такого злобного на вид существа... Впрочем, прошедшая ночь научила его больше, чем вся предыдущая жизнь, не судить окружающих по их внешнему виду.

- Опомнись, мальчик. Куда нам с тобой в деревню? Посмотри на меня как следует. Как ты думаешь, встретят ли нас твои односельчане с распростертыми объятиями?

Карин обескураженно замолчал.

- Не переживай, Карин, - сказала эльфийка, впервые назвав его по имени, и на этот раз в ее голосе не было ни единой привычной стальной нотки. – Главное – мы все живы. Это лучшая благодарность. А теперь иди.

Карин кивнул, и, сглотнув комок, повернулся к спускавшейся меж холмов дороге.

- Постойте! – вдруг остановился он. – Вы ведь так и не сказали, как вас зовут!

- Это не важно, Карин, - донесся из темноты мелодичный голос, и Карин так и не понял, кому он принадлежал – эльфийке или ее брату. – Ночью ничего не имеет значения – даже имена. Ведь это Ночь.

- Ночь, - повторил Карин, глядя в темноту.

Потом нашарил склянку с заветным лекарством за пазухой и зашагал к теплым огонькам родной деревни.

+1
122
Хорошая сказочка, только нужно быть в теме относительно всех этих монстров thumbsup
Ну да, я писал его для внутриигрового литературного конкурса, уже и сам толком не помню кто там на кого был похож )))
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации