Куб судьбы

Автор:
Сова
Куб судьбы
Текст:

— Капитан! Капитан!— один из сержантов обогнал колонну и поравнялся с лошадью командира.— Разрешите спросить?

— Спрашивай, — капитан наемников был мрачнее тучи с тех самых пор, как его вызвал младший брат и он со своим отрядом, бросив все дела отправился в сторону родной деревни, где не бывал вот уже пятнадцать лет.
— Мы... ну... я и другие сержанты просто хотим понять. Почему вы отправились в поход по зову вашего брата, тем более после той истории, что вы как-то рассказывали?—  было видно, что он смущен от того, что этот вопрос мог быть расценен как попытка оспорить приказ командира, но этот поход заботил не только сержантов: рядовые бойцы тоже все чаще и чаще задавались этим вопросом, ведь причину, по которой капитан уже много лет не общался с братом знали все.
— Деревня, в которой я родился и вырос, в опасности, Самвел. Люди, которых я знаю, в опасности. И мы— единственная сила, которая может прийти к ним на помощь.
— Но, господин Амвер, неужели местный барон или граф не в состоянии решить проблему своих подданных?— теперь Самвел выглядел уже удивленным.
— Могут, наверное. Барон Дирмар, на сколько мне известно, хороший человек, которому действительно есть дело до того, как живут его подданные. Но, увы, по словам брата...— на этих словах Амвер дотронулся до амулета, висевшего на шее. — Гонцы, посланные к Дирмару не вернулись, а значит, барон ни о чем не знает.
— Понимаю. И ваш брат решил, что кроме нас вашей деревне некому помочь.
— Именно так. И именно это ты можешь передать остальным.
Путь занял еще два дня. Когда взору Амвера открылся вид на родной Тер-Нол, он приказал своим людям обустраивать лагерь поблизости, а сам отправился повидаться с братом и выяснить причину, по которой тот его вызвал. Беарс нашелся на рыночной площади, где вместе с судьёй Майлсом обучал селян обращаться с оружием. Глядя на то, как неуклюже его недавние соседи тычут копьями и машут мечами, Амвер понял, почему брат вызвал его: ополчение из крестьян вряд ли сможет дать отпор кому-то более подготовленному, чем кучка бандитов, да и те имеют шансы на победу.
Амвер еще несколько минут стоял и наблюдал за тренировкой, когда Беарс, будто почувствовал его присутствие и обернулся. Наемнику потребовалось сделать над собой усилие, чтобы на его лице не отразились, не самые радостные, чувства, которые он испытал при виде брата. И это ему удалось, он даже смог выдавить из себя улыбку, даже похожую на искреннюю.
— Амвер!— Беарс развел руки, явно намереваясь обнять брата, которого не видел много-много лет, но его порыв быстро угас под холодным взглядом серых глаз наемника,— Как же я рад что ты ответил на мой зов и приехал.
— Хорошо-хорошо, — Амвер жестом руки остановил готовившийся вот-вот разразиться поток слов из уст Беарса, — давай без прелюдий и очень коротко, и очень быстро рассказывай что у вас тут творится такого важного и опасного, что ты оторвал меня от дел. Да еще и потребовал, чтобы я привел всех своих людей. Что у вас такого, что вам требуется помощь семи сотен мечей "Алмазных клинков"?
— Эх...— только и смог выдавить из себя Беарс, — есть вещи, которые не под силу даже полноправному Красному магу, окончившему, с отличием, между прочим академию Милтерна.
— Ближе к делу, а то с твоим талантом, причину ваших бед я узнаю только к утру,— проворчал Амвер.
— Ладно-ладно,— маг примирительно поднял руки.— Если коротко, то на окрестные фермы начали нападать восставшие мертвецы. Фермеров либо убивают, либо утаскивают куда-то. Подозреваю, что за всем этим стоит какой-то чернокнижник. Вот за этим мне и нужна твоя помощь.
— Погоди. Разве это не ты, блестящий и талантливый маг должен решать эту проблему?
— Да, но... к чернокнижнику еще надо подобраться, и для этого-то мне и нужна армия.
— То есть, мои люди должны будут рисковать своими жизнями, сражаясь с мертвяками, которых, по слухам, не берет обычное оружие, пока ты будешь подкрадываться к этому колдуну?
— Если коротко— да, — раздосадованно сказал Беарс.— если сложнее, то ты, со своими людьми, пойдешь на его логово в лоб и отвлечешь его и его прислужников, а я, с нашим деревенским ополчением и лучшими следопытами, отправлюсь в обход и ударю ему в тыл.
Лицо наемника исказила гримаса недоверия.
— А ты уверен, что твоей магии хватит, чтобы победить?
— Нет, — абсолютно искренне ответил волшебник. — Но у меня есть вот это.
На этих словах Беарс извлек из-под мантии небольшой куб, размером в пару дюймов, каждая грань которого была разделена на маленькие разноцветные квадратики.
— И что это такое?— Амвер взял странный куб в руку и внимательно его осмотрел, даже попытался сковырнуть один из маленьких квадратов, усеивающих его грани.
— Магический артефакт огромной силы, — пожал плечами волшебник.
— Оружие? Бомба? Материальное заклинание или как вы это называете?
— Не знаю, — Беарс снова пожал плечами. — Знаю, что в этом предмете заключена огромная магическая мощь, но в чем она воплотится, не ведаю.
— И что же ты тогда так радуешься?
— Я знаю как эту силу из него извлечь, — глаза волшебника засияли от предвкушения обладания могуществом куба. — Надо вращать его грани, чтобы квадраты на каждой из них были одного цвета.
На этих словах, он несколько раз по вращал грани куба и выстроил на одной из них квадраты только одного цвета. И показал достигнутый результат брату.
— Только вот есть одна проблема, смотри.
Куб несколько секунд спокойно лежал на ладони Беарса, а затем, казалось бы одноцветная грань снова стала пестрым сборищем разноцветных фрагментов.
— Это что сейчас было?— удивленно спросил Амвер
— Полагаю, что защита артефакта. Собрать все грани надо сразу, не прерывая процесс иначе придется начинать с начала.
— Ясно. Это дурацкий план, на мой взгляд, но, полагаю отговорить тебя не получится. И ты кое-что забыл.
— Что?
— Сказать, где засел этот колдун, — Амвера уже изрядно утомил разговор с братом, а то, что тот забыл такую важную деталь— разозлило.
— Где-то к северо-западу отсюда. Думаю, что в одной из древних крепостей Дозора.
— Ясно. Мы выступаем на рассвете. До первой крепости доберемся за день, до второй еще за полдня. Надеюсь ты не заблудишься и придешь вовремя, а моим людям не придется гибнуть за зря.
Сказав это, наемник развернулся, сел на коня и отправился в лагерь своего отряда.
Ночь прошла без происшествий, а на утро из деревни вышли две колонны: наемники отправились на север, к мосту через реку, и ополченцы, направившиеся сразу на запад, к бродам. Во время перехода наемники Амвера не встретили никого и ничего, кроме разоренных ферм, вытоптанных полей и моста, который явно пытались сжечь. В мрачном молчании отряд добрался до первой крепости Дозора, и было принято решение обосноваться в ней до утра. На стенах выстроились лучники, а пехотинцы и всадники расположились во внутреннем дворе и цитадели.
Амвер не слишком верил в историю брата про неведомого чернокнижника и не ожидал встретить никого серьезнее большой банды разбойников. Так что ночь должна была быть спокойной. Так и было до полуночи. Тишину древних стен нарушил крик одного из часовых. Лагерь наемников тут же всполошился и начал готовиться к бою. Лучники сразу же наложили стрелы на тетивы и начали всматриваться в темноту ночи, в поисках неведомого противника. И нашли. Противником были гигантские летучие мыши, только вот уже однажды мертвые и воскрешенные черной магией.
Спустя несколько минут после нападения упырей, часовые, поставленные у ворот тоже подняли тревогу. Со стороны второй крепости двигались фигуры, очень похожие на людей, но шедшие странной походкой.
— К бою!— прокричал Амвер и, собрав вокруг себя группу всадников, помчался навстречу врагу. — Посмотрим действительно ли их не берет сталь.
Пока остальная часть отряда строилась в боевой порядок во дворе крепости, а лучники стрелами отгоняли от стен упырей, всадники Амвера врезались в неровную шеренгу оживших мертвецов. Наемники уже приготовились к тому, что мечи и копья не смогут поразить их противника, но первый же удар меча капитана снес ближайшему мертвяку голову.
— Вот так!— прокричал Амвер. — Рубите их, парни!
Всадники вихрем пронеслись сквозь строй противника, оставляя за собой окончательно мертвые тела. Тем временем, остальные наемники уже высыпали за ворота, ожидая подхода сил противника. Всадники, развернувшись, помчали назад к крепости, нанося еще больший урон наступающим тварям. Только в этот раз им не повезло: когтистая лапа одного из умертвий ударила ногу всадника и, пробив доспехи и одежду, оставила длинный кровоточащий порез. К моменту, когда они добрались до крепости, раненый уже едва держался в седле.
— Не давайте им себя ранить, их когти отравлены!— скомандовал Амвер. — И унесите его к лекарю, и поживее, не хватало мне еще погибших в боях с этими отродьями.
К моменту, когда мертвецы доковыляли до крепости, лучники уже разобрались с упырями и уже приготовились было обстрелять нападающих, как вдруг в стену крепости ударила молния и на месте сожгла двоих.
— Капитан! У них колдун!— прокричал со стены один из лучников.
Следующий удар магической молнии пришелся уже по флангу пехоты, но, то ли маг потерял концентрацию, то ли не восстановил силы после предыдущего заклинания, то ли просто повезло, но никто не пострадал. После второй вспышки молнии лучники смогли определить, где засел колдун и принялись осыпать то место стрелами и, к сожалению, уже не могли поддержать пехотинцев, на которых уже навалились мертвецы.
Бой продлился еще около двух часов и закончился победой наемников и полным истреблением мертвяков. Потери, правда, тоже были велики: несколько десятков бойцов Амвера получили ранения и теперь страдали от яда, а лекари только разводили руками не в силах им помочь.
После обыска того места, где находился вражеский колдун, Амвер и его воины обнаружили утыканные стрелами тела трех юношей, явно не дотягивающих по возрасту до того, чтобы быть искомым чернокнижником. Но никто не обратил внимание на голубоватое зарево в той стороне, где был брод, через который собирался переправляться Беарс со своим отрядом.
С рассветом отряд выдвинулся ко второй крепости Дозора в твердой решимости сокрушить чернокнижника. Амвер, правда был мрачнее тучи: волшебный амулет, с помощью которого он мог связаться с братом в любой точке мира молчал, Беарс старательно не отвечал на призывы брата и это было очень и очень странно. К полудню наемники вышли к стенам крепости. Несмотря на то, что построена она была значительно позже, чем та, где они приняли бой прошлой ночью, вид у некогда грозных и величественных укреплений был воистину жалкий. Сложностей в штурме таких живописных руин не ожидалось, так что воины, выстроившись в боевой порядок двинулись на приступ.
Сопротивление не многочисленных умертвий и вурдалаков было быстро сломлено. По всей видимости, гением военной стратегии чернокнижник не являлся и ночью на первую крепость напала большая часть его сил. А вот дальше начались проблемы: черный маг с учениками засел в цитадели древней твердыни и во всю использовал переплетения коридоров, залов и лестниц, а так же то, что использовать кавалерию в таких условиях невозможно.
— Беарс! Где тебя черти носят?— кричал Амвер, сжимая волшебный амулет. — Ты должен быть здесь! Ты обещал быть здесь и принести свой дурацкий куб! Эти демоновы колдуны убивают моих людей, слышишь ты? Нас сейчас перебьют!
Но ответа не было и Амвер начал опасаться, что это молчание не просто причуда его эксцентричного братца, а с ним что-то случилось. Тем временем его воины смогли сразить учеников чернокнижника и наседали на самого черного мага. Он, окружив себя куполом магической защиты метал в наступающих наемников потоки огня, от которых не было спасения. Видя как магическое пламя сражает его подчиненных, Амвер выхватил меч и бросился на врага.
К моменту, когда он добежал до колдуна, защитный купол, укрывавший его от стрел, мечей и копий сиял уже не так ярко как в начале боя. Заметив это, Амвер, выставив перед собой щит, прыгнул на мага. Не встретив, сопротивления воин пролетел сквозь магический барьер и всем весом налетел на колдуна. Приземлившись на ноги, Амвер уже занес было меч, чтобы оборвать жизнь гнусного колдуна, когда тело волшебника окуталось голубоватым туманом и растаяло. Последними словами чародея, долетевшими до ушей воина были: "Глупый. Глупый вояка. Концентратор мой и все благодаря тебе."
— Кастор!— Амвер подозвал к себе командира всадников. — Собери своих людей и отправляйтесь к броду. И ради всех богов, вернитесь с моим братом.
— Слушаюсь, капитан, — сказал он, развернулся и начал отдавать распоряжения своим подчиненным, а через минуту они покинули цитадель и стук копыт по древним камням указал на то, что конные воители покинули крепость.
Часы ожидания тянулись и тянулись. Амвер нервно мерил шагами внутренний двор крепости, когда дозорные сообщили о том, что видят возвращающихся кавалеристов. Принесенные ими новости были неутешительны: не далеко от брода они нашли тела убитых ополченцев и едва живого и до смерти перепуганного следопыта. От него всадники узнали, что ночью, когда на наемников напали мертвецы, на отряд Беарса тоже напали, но в основном ученики и подмастерья чернокнижника. Тягаться с такой силой селяне не смогли и их быстро перебили. Самого же мага схватили и уволокли на север. Больше следопыт ничего не смог рассказать, его раны были слишком серьезны и чудом было, что он оставался в сознании так долго.
— Найдите их следы, — приказал Амвер. — Мы обязаны их догнать и отбить Беарса.
— Но где их искать?— недоуменно спросил сержант.
— Тебе же дали направление, вот туда и отправимся.
Три дня они двигались, направляясь на север, ища любые намеки на следы, оставленные похитителями. К исходу третьего дня след был найден и отряд двинулся по нему. Амвер не терял надежды настичь похитителей, ведь след уходил в вечнозеленый Сумеречный Лес, о котором в окрестных деревнях ходили самые разнообразные слухи. Местные жители опасались даже приближаться к молчаливой стене деревьев. Поговаривали, что того, кто пересечет границу леса, ждет неминуемая гибель.
У Амвера, повидавшего многое, была одна догадка по поводу истинной причины дурной славы этого леса, но большого желания проверять ее не было. Но лес с каждым часом становился все ближе, а похитителей не было видно. Выбора не было, надо было пересекать границу владений неведомых сил. Попытка обогнуть лес грозила крюком в несколько дней и не известно было, не свернут ли похитители куда-нибудь.
Стоило авангарду наемников войти под сень деревьев, как догадка капитана подтвердилась. С тонким, едва различимым свистом в березу рядом с Амвером вонзилась стрела. «Ну конечно же… эльфы. Самовлюбленные, высокомерные ублюдки,»- подумал воин и дал отряду сигнал остановиться. В тот же миг, как будто из ниоткуда на тропе перед наемниками возник эльф верхом на прекрасном белоснежном олене.
— Приветствую вас, люди. Мое имя— Ареклион и я являюсь владыкой этого леса. С какой целью вы вторглись в мои владения?— эльф старался говорить приветливо, но весь его вид кричал о том, как ему противно говорить на языке «низшей» расы.
— Приветствую тебя, Ареклион, повелитель эльфов Сумеречного леса, — учтиво поклонившись начал Амвер. — Мое имя— Амвер, капитан «Алмазных клинков». Мы не хотели причинить неудобства тебе или твоему народу, но нужда вынудила нас пересечь границы твоих владений. Дело в том, что мы преследуем группу людей, похитивших моего брата, а следы их ведут через твой прекрасный лес. Позволь нам пройти, благородный эльф, мы не желаем зла тебе или кому-то из твоих сородичей.
— А те люди сказали мне, что это вы напали на них без причины, и убили их предводителя, — эльф вытащил из ножен саблю. — У меня есть их слово против вашего. Одни грязные м… люди преследуют других. Но ты, Амвер, ведешь с собой целую армию и уверяешь меня, что у тебя нет дурных намерений, а преследуешь ты троих оборванцев.
— Эти оборванцы, — закипая произнес Амвер, — слуги черного мага, терроризировавшего мирных фермеров, они крайне опасны. Дай нам пройти Ареклион!
— Не перебивай меня, человек. В этом лесу я решаю, кто пройдет, а кто нет. Так вот: ты не пройдешь. И если ты или кто-то из твоих людей сделает хоть шаг вперед, вас всех ждет смерть. Таково мое слово.
Сказав это, эльф развернул оленя и так же бесшумно, как появился, исчез.
— Что будем делать, капитан?— шепотом спросил Амвера один из сержантов
— Этот длинноухий выскочка не оставил нам выбора, — лицо капитана побагровело от злости, он не мог поверить, что эльфы могли пропустить учеников злого колдуна и закрыть дорогу их преследователям. — Он хочет воевать с «Клинками»? Да будет так. Мы должны пройти через этот лес и если длинноухие зазнайки хотят попробовать нас остановить, пусть попробуют.
— Но… наша конница не сможет действовать в лесу, — вступил в разговор Кастор
— Пехота сможет, а ты, Кастор, держись троп и все будет хорошо, — Амвер взмахом руки отдел команду прикрыться щитами и выдвигаться.
Как и обещал Ареклион, стоило отряду выдвинуться, как по щитам копьеносцев и мечников застучали стрелы. Эльфы, безусловно, были великолепными стрелками, но стрела, застрявшая в щите бесполезна, а пехотинцы Амвера умели обращаться со щитами не хуже, чем с оружием.
Бой в лесах эльфов всегда идет на условиях самих эльфов, знающих в своих владениях каждую травинку. Их лучники меняют позицию после каждого выстрела, а всадники на грациозных оленях способны проходить там, где лошади просто не пойдут, а если и пойдут— переломают ноги. Но как бы то ни было— наемники медленно, но продвигались вглубь леса.
Несколько отрядов эльфов были окружены и перебиты. Всадники, опираясь на широкие тропы и поляны, успевали поддерживать своих пехотинцев при атаках эльфийских всадников. Но те быстро отступали и не позволяли наносить себе серьезный урон. Амвер, спешившись, упорно вел своих людей вперед, сражаясь наравне со всеми. Его щит плотным слоем покрывали стрелы, но ни одна еще не добралась до него.
В какой-то момент ливень стрел, осыпавший наемников, иссяк и, казалось бы можно расслабиться. Но не тут-то было: из кустов на них кинулись эльфийские мечники. Это уже было опасно. Вопреки расхожим слухам, главным в воинском искусстве эльфов была вовсе не стрельба из лука, даже больше того— хорошо подготовленный человек зачастую оказывался куда лучшим стрелком, чем эльф. Главным умением в бою эльфы считали фехтование. И эльфийские мечники, вооруженные саблями были смертельной угрозой даже для самых опытных воинов людей.
Амвер столкнулся с противником, облаченным с более искусно исполненные доспехи, чем остальные и понял, что это, скорее всего командир вражеских пехотинцев. И они закружились в танце смерти. На стороне человека были более прочные доспехи и щит, на стороне эльфа— ловкость, быстрота и вековой опыт обращения с оружием. Очень скоро Амвер осознал, что или он нанесет своему противнику смертельный удар в кратчайшие сроки, или сабля противника оборвет нить его жизни.
Отведя очередной удар эльфа своим клинком, наемник нанес ему удар щитом. Эльф не успел уклониться, от щита плотно усеянного эльфийскими же стрелами. Он не упал, но на мгновение потерял равновесие. Именно это мгновение и требовалось Амверу, чтобы нанести один единственный удар. Меч рассек легкую кольчугу эльфа и снес остроухую голову с плеч.
Не все поединки наемников с эльфами закончились так же успешно, но людей было значительно больше и, в отличие от эльфов, старавшихся показать индивидуальное мастерство, старались помогать товарищам. В конце концов, оставшиеся в живых эльфы отступили, а наемники продолжили продвигаться вперед.
Спустя несколько часов отряд вышел к берегам небольшой реки. Через нее был перекинут мост, построенный с чисто эльфийской утонченностью, но речка была достаточно мелкой, чтобы люди могли пересечь ее в брод. Стоило Амверу и его воинам оказаться на противоположном берегу, как перед ними вновь возник Ареклион. Он был не один, его окружало около сотни воинов.
— Ты все же не внял голосу разума, человек, — начал эльф, в глазах которого пылала жажда убийства. — Я даю тебе последний шанс одуматься. Разверни своих людей и покинь мой лес. Обещаю, что вас не тронут.
— Я тоже даю тебе шанс поменять решение, эльф, — ледяным тоном сказал Амвер, после битвы с эльфийской пехотой вновь ехавший верхом. — Я прошу пропустить нас через твой лес, дабы мы могли настигнуть учеников черного колдуна. Я думаю, мы вполне доказали, что прямой бой с нами обойдется тебе очень дорого. Неужто тебе не жаль своих воинов?
— Я все сказал. Вы не пройдете через Сумеречный лес, по крайней мере пока жив хоть один эльф.
— Что же, — Амвер опустил забрало своего шлема, — ты сделал свой выбор. Я предлагал решить дело миром, дважды, ты оба раза отказался. И кто я такой, чтобы тебя уговаривать. В атаку!
Амвер пришпорил коня и помчался прямо на Ареклиона, направляя длинную рыцарскую пику прямо в грудь заносчивого эльфа. Повелитель эльфов не ожидал такого развития событий и слишком поздно начал уклоняться от удара. Наконечник тяжелой пики ударил его и выбил из седла, заставив пролететь несколько футов. Амвер же, заставив коня перепрыгнуть шеренгу эльфов, слишком ошарашенных произошедшим, развернулся и провернув тот же маневр еще раз присоединился к своим.
Воодушевленные победой над предводителем эльфов, наемники ринулись в атаку на врага. Защитники Сумеречного леса были вынуждены защищаться от живой волны людей.
Какими бы искусными воинами не были эльфы, но численное преимущество и слаженность действий людей не оставили им шансов на победу или хотя бы выживание. Эльфы были перебиты в считанные минуты.
Когда шум схватки стих, Амвер спешился и отправился искать тело Ареклиона. И нашел его еще живым. Сломанные ударом пики ребра доставляли повелителю эльфов нестерпимую боль, но он был еще жив.
— Зачем?— обратился к эльфу наемник. — Зачем это все было нужно? Ты ведь мог пропустить нас и никто бы не пострадал.
— Кхе-кхе… ты правда так ничего и не понял, человек?— сплевывая на траву кровь прохрипел эльф. — Моя смерть ничего не изменит. Я восстану и встану во главе легионов Картезиуса, за то, что задержал тебя на эти несколько часов. Концентратор будет принадлежать ему.
— Ты послал своих людей на смерть, заключив сделку с этими отродьями?— закричал на него Амвер. — Эльфы не только самовлюбленные, но еще и идиоты, так?
— Как бы то ни было… кхе… моя часть сделки выполнена… они… они уже далеко и тебе их не догнать, грязная ты обезьяна…
— Из-за твоей глупости сегодня погибло много благородных воинов как людей так и эльфов. Гореть тебе в вечном пламени за это. Ты предал тех, кто шел за тобой. Ты не заслуживал их преданности.
Наемник хотел даровать эльфу милость быстрой смерти, но, узнав правду о причине его поступков, просто встал и ушел. По его прикидкам эльф будет умирать от ран еще многие часы, и каждое мгновение будет для него величайшей пыткой.
— Соберите тела, какие найдете, сложите в одну кучу и предайте огню, — сказал Амвер сержантам, — они все заслужили последний обряд.
— Капитан, и эльфы т-тоже?
— И эльфы тоже. Все, кроме Ареклиона, пусть сгниет там где лежит. Его воины храбро сражались и заслужили огонь.
У наемников не заняло много времени, стащить тела погибших в одно место, обложить мрачную кучу хворостом и поджечь. С минуту молча пронаблюдав за тем, как огонь поглощает тела его подчиненных и вставших на их пути эльфов, Амвер отдал приказ выдвигаться. Их поход был еще очень далек от завершения.
Наемники вновь двинулись по следам похитителей Беарса. Теперь это был не просто поход за похитителями брата командира, но противостояние опасному колдуну, который может завладеть предметом необычайной силы. На закате отряд настиг три фигуры в черных балахонах.
— Стойте. Отдайте нам красного мага и куб и мы позволим вам уйти, — крикнул им Амвер.
— Твоего брата с нами нет, наемник. Он уже на пути в Гортранг и тебе не удастся догнать его.
— Значит, твоя жизнь мне не нужна. Убить их!
— Попробуй, жалкий смертный… — торжествующе сказал человек в черном. — Восстаньте павшие души!
Человек воздел руки к небу и еще несколько раз произнес эту фразу. Наемники бросились на него и сопровождающих, не дожидаясь команды капитана. Два других колдуна попытались защитить своего главаря, но их заклинания не могли сразить сразу всех нападавших.
Убийство чернокнижников заняло меньше минуты, но радоваться было рано: тела погибших в этот день и многих других, лежащих в земле Сумеречного леса послушные зову волшебника восстали и атаковали наемников. «А ведь сжечь тела оказалась хорошей идеей,»— подумал Амвер.
Отряд продолжил двигаться через лес, изредка отбиваясь от настигавших его восставших мертвецов, большая часть которых, не получая команд от поднявшего их чернокнижника отправилась искать любых живых существ. Так что и у остававшихся в лесу во множестве эльфов были другие дела, помимо войны с наемниками, убившими их предводителя.
Амвер повел своих людей в горы к древнему городу гномов Гортрангу.
Древняя обитель гномов Гортранг, как и все прочие поселения этого народа в этой части континента, был покинут столетия назад и встретить в его недрах можно было кого угодно. Зная это Амвер приказал своим людям перестроиться в боевые порядки едва отроги древнего города показались в поле зрения. Эта предосторожность оказалась не лишней: не успел отряд пройти полмили по направлению к Гортрангу, как путь наемникам заступила группа вооруженных людей.
— Стой! Кто идет?— прокричал один из них
— Мы идем в Гортранг!— ответил Амвер. — Мы хотим присоединиться к могущественному Картезиусу!
— Назови пароль, воин, и мы пропустим тебя.
Амвер в ответ лишь взмахнул рукой, отдавая команду лучникам. В бандитов полетели стрелы, разя не успевших укрыться противников. Дозорные Гортранга полегли практически одновременно и «Алмазные клинки» двинулись дальше.
— Стойте!— раздался голос откуда-то справа, когда отряд преодолел уже половину пути к вратам Гортранга. — Вы пришли нас сменить наконец-то?
Амвер увидел отряд таких же оборванцев, как и те, кто пытался остановить их в прошлый раз. Только экипированы эти были по-лучше и производили впечатление опытных рубак.
— Да! Мы попали в буран и задержались! Вы свободны!— прокричал в ответ Амвер.
— Назовите пароль! Я все понимаю, но формальности, бесы их подери!
— Beltkazar!— выкрикнул Амвер в ответ случайно вспомнившееся эльфийское слово, в надежде, что колдун использует для паролей язык эльфов.
— Фух. Ну наконец-то!— донесся до наемника ответ. — Заступайте на патрулирование, а мы пошли отсюда!
— Капитан! А что вы сказали в качестве пароля?— спросил у Амвера Кастор, когда фигуры бандитов растворились в снежной мгле
— Не знаю. Я услышал это слово, когда мы рубились с эльфами в Сумеречном лесу и решил попробовать, вдруг повезёт, — совершенно честно ответил капитан.
Дальнейший путь до разверстых ворот Гортранга наемники преодолели без приключений. Похоже было, что оставшиеся под знаменами Картезиуса силы были крайне скудны и малочисленны и даже охрана цитадели предводителя была организована из рук вон плохо. Но так только казалось.
— Как же давно мои клинки не пробовали человеческой крови!— раздался больше похожий на рычание крик из темноты портала ворот гномьего города.
И навстречу наемникам выбежали орки. Их было не много, всего две или три дюжины, но даже это могло стать большой проблемой. Возглавлял зеленокожих огромный даже по меркам этой расы орк, его сородичи ростом едва достигали его груди. Гигантский орк, неистово размахивая двумя ятаганами, каждый из которых для человека был бы двуручным, бежал на строй наемников, издавая душераздирающий крик во славу своих богов.
— Что орки делают так далеко на юге? Их же загнали в северные горы лет триста назад,— спросил Кастор у Амвера.
— Не все ли равно?— отозвался капитан. — Копейщики! Сомкнуть щиты!
Стена щитов была не самым лучшим средством остановить орков. Зеленокожие, может и не были лучшими бойцами на свете, но недостаток мастерства людей и изящества эльфов компенсировали чудовищной силой и неутомимостью в бою. Врезавшиеся в строй наемников орки, просто раскидали первый ряд копьеносцев и начали рубить тех, кто стоял позади.
Зеленокожие дикари оказались не единственной проблемой наемников: из глубины Гортранга начали выползать ожившие мертвецы, похожие на тех, с которыми Амвер и его люди сражались в самом начале своего путешествия. Компанию умертвиям составляли и «обычные» скелеты и зомби, но хорошего в этом было все равно мало, и с орками надо было заканчивать как можно быстрее. В первую очередь, необходимо было сразить вожака зеленокожих.
Наемники, атакованные орками, начали отходить, отводя неистовых зеленокожих все дальше от входа в Гортранг. Опьяненные боем, орки продолжали атаковать людей, не замечая, как, оставшиеся не вовлеченными в схватку, пехотинцы постепенно окружают их. Орки, безусловно, были чудовищно сильным и смертельно опасным противником, но, когда ты окружен, почти любое преимущество сходит на нет. Это и произошло с орками: слаженные действия пехоты людей, разделили орочий отряд на небольшие группы по два-три воина, против которых были десятки мечей и копий.
Очень быстро основная масса орков была сметена, исключение составлял только вожак зеленокожих. Его ятаганы каждым взмахом лишали жизни кого-то из атаковавших его солдат, а то и сразу нескольких. Потери «клинков» за последние несколько дней и так были чрезмерны, чтобы Амвер мог позволить этой мясорубке продолжаться еще хоть сколько-нибудь. Тем более, что угрозу от медленно надвигавшихся на них мертвецов нельзя было сбрасывать со счета, пусть они и были еще довольно далеко.
— Эй ты!— Крикнул Амвер огромному орку. — Я— Амвер, и я командую этими людьми! Я вызываю тебя на поединок, зеленокожий!
— Ух ты!— Ответил орк, мимоходом снося голову очередному человеку.— Мелкий человечек хочет потягаться с Гоктаром? Что же, твоя воля, раз тебе так хочется умереть.
Амвер не надеялся на успех маневра, который от провернул в схатке в эльфом в Сумеречном лесу, но он прекрасно понимал, что небольшое преимущество, которое ему дает его конь, закончится с первой же атакой орка, и он хотел попытаться его использовать. Наемник опустил забрало шлема, направил пику в грудь орка и пришпорил коня.
Пика ударила в широкую грудь орка и сломалась. Сила удара заставила гиганта сделать полшага назад, но казалось не нанесла тому никакого ущерба. Сам орк нанес всаднику удар плоской стороной одного из своих ятаганов и выбил его из седла. «Ну вот и все, дорогой Амвер, на этом твой путь наемника и закончится,»— подумал Амвер, поднимаясь на ноги и готовясь встретить свою смерть от следующего удара циклопического клинка.
Орк прыгнул на противника, замахиваясь обоими клинками, но Амверу удалось отпрыгнуть в сторону в последний момент и пока зеленокожий поднимался,собираясь нанести очередной удар, человек рубанул его мечом под коленом, метя в сухожилия.
Бой продолжался в таком ключе еще очень долго: орк наносил ятаганами удары, вполне способные разрубить человека пополам, а человек уворачивался, нанося зеленокожему неглубокие, но болезненные раны. Каждый новый порез от меча сковывал действия орка болью от каждого движения и, в какой-то момент уже он был вынужден защищаться от более подвижного противника.
Тем временем до строя наемников добрались ожившие мертвецы и им стало не до наблюдения за боем между командиром и предводителем орков. Над заснеженными склонами гор Гортранга снова разнесся звон стали.
Бой с орком занял еще не менее получаса и Амвер почувствовал, что устает и, если поединок затянется, его уже ничто не спасет. Однако, в очередной раз неуклюже отмахнувшись от атаки человека орк потерял равновесие и упал на снег, не в силах больше пошевелиться. Наемник подошел к поверженному противнику и одним ударом перерезал ему горло.
— Это был славный бой, орк, — сказал Амвер, отправляясь к своему отряду, который к тому времени уже оттеснил мертвецов ко входу в гномью цитадель.
Мертвецы были сражены, и наемники остановились перед главными воротами древнего города. За зияющим проходом царила темнота и только где-то вдали виднелся огонек факела, которые, по преданиям, могли гореть вечно, не требуя топлива.
Люди вошли под своды обители гномов. И остановились. Из зала, в котором они находились, расходились три коридора в разных направлениях. Гномы всегда славились тем, что их города представляли собой запутанные лабиринты из коридоров, тоннелей, залов и шахт, ориентироваться в которых могли только сами хозяева. Амвер разделил свой отряд на три части и послал каждую в свой коридор с приказом, что если кто-то что-то найдет к двум другим группам отправят гонца.
Не встречая сопротивления отряд, возглавляемый самим Амвером, продвигался по центральному коридору, пока несколько часов спустя они не вышли в огромный зал, в центре которого на установленном на возвышении троне сидел сам Картезиус. В руке он держал тот самый странный куб, который показывал Амверу брат.
— Ты пришел, воин, — слова чернокнижника пронеслись по всему залу. — Похвально, что ты смог меня отыскать. Но уже поздно: Концентратор мой и ты со своими людьми первыми ощутите на себе всю мощь этого артефакта.
— Где мой брат, колдун?— ответил Амвер, видя как два других его отряда входят в зал через другие проходы.
— Он здесь, и он еще жив, хотя особой нужды в сохранении его жизни у меня нет, — засмеялся колдун. — Он умрет позже. Я хочу, чтобы он прочувствовал ужас от смерти тех, кто пришел к нему на помощь, хоть жалкий фокусник и не заслуживает этого.
После этих слов пальцы колдуна замелькали над кубом, выстраивая его грани в правильном порядке, ни на секунду не останавливаясь. Воины Амвера, не дожидаясь команды своего капитана бросились к трону чернокнижника, но было уже поздно: он активировал куб и метнул в него какое-то заклинание. Вокруг возвышения, на котором стоял трон, в то же мгновение поднялся купол магической защиты, на который как на стену налетела большая часть наемников. Только Амвер и две дюжины пехотинцев успели пересечь границу постамента до того, как заклинание сработало.
— Видишь, — развел руками Картезиус, — вот она сила куба. Любое, даже самое ничтожное заклинание, примененное к нему многократно усиливается, благодаря его собственной силе. А теперь… умрите.
С пальцев мага сорвалась небольшая искра, которая, попав на куб превратилась во всесокрушающий поток пламени. Наемникам лишь чудом удалось уклониться от атаки противника и то не всем. Поняв, что единственный их шанс— добежать до колдуна прежде, чем он сотворит следующее заклинание. Но это было не просто: заклинания, которые Картезиус усиливал с помощью куба, были простейшими и произносить их можно было быстро и часто. К моменту, когда наемники добрались до трона, в живых остались только Амвер и трое мечников.
Картезиус произнес какое-то заклинание и направил его в куб. Наемники уже приготовились к смерти, но тут произошло нечто странное: куб засиял голубым и сияние это быстро расширяясь вскоре заполнило все пространство под куполом защиты. Когда сияние погасло, купол защиты лопнул, а взору Амвера предстал осевший на трон чернокнижник. Он был обессилен и куб, снова пришедший в «разобранный» вид выпал из его рук и лежал на полу.
— Моя смерть… она… — пустым и как будто бесцветным голосом проговорил Картезиус, — предрешена. От твоей руки, воин или от руки Шартрука, сейчас или через пару лет, но кто-то из вас меня прикончит. Куб сказал мне это… так зачем дело встало? Руби, наемник, вот я, не сопротивляюсь и молю о смерти.
Не успел Амвер как-то отреагировать на слова уже поверженного врага, как один из сопровождавших его мечников вонзил клинок прямо в сердце колдуна. Амвер подобрал странный куб и собрался было уже покинуть этот зал, как увидел на шее Картезиуса ключ на цепочке. Решив, что это что-то важное, наемник сорвал его с шеи поверженного врага.
Стоило Амверу двинуться к своим людям, как в зал вбежал Кастор.
— Капитан! Мы нашли его!
— Кого?— ошарашенно спросил капитан
— Вашего брата, скорее, за мной.
Амвер не теряя более ни секунды, отправился за сержантом. Несколько минут блужданий по тоннелям и они вышли в, казавшуюся естественной пещеру, в стене которой была камера, где находился Беарс.
— Амвер! Ты пришел за мной!— на глазах волшебника выступили слезы. — Я знал. Я верил, что ты придешь…
— А могло быть иначе?— с искренней радостью в голосе спросил Амвер. — Ты ведь мой брат и, попади я в такую же передрягу, ты поступил бы так же.
— Значит ты… — Беарс чуть замялся. — Ты простил меня?
— Да, еще в тот момент как согласился тебе помочь, просто мне нужно было время самому в это поверить.
— Спасибо… это… это очень важно для меня. Но поспеши, чернокнижник завладел…
— Этим?— спросил Амвер, протягивая брату куб и, видя удивление в его глазах продолжил,— Колдун мертв, а тебе пора выбираться отсюда.
После этих слов Амвер достал ключ, снятый с тела Картезиуса и отпер им дверь камеры брата.
— Поехали отсюда, Беарс, у тебя, полагаю, еще куча дел в деревне. А по пути нам будет о чем поговорить.
Собрав своих людей, Амвер повел их обратно в Тер-Нол.
Путь от Гортранга до Тер-Нола прошел без приключений. Отряд почтительно обогнул Сумеречный лес и спустя две недели после боев у крепостей Дозора вышел в родные для Амвера и Беарса места. Оставалось только пересечь цепь высоких холмов и они достигнут деревни.
Но не тут-то было. Едва наемники встали лагерем, чтобы с рассветом пройти оставшееся до цели расстояние, как дозорные увидели бегущих к ним селян. Короткий разговор с ними позволил братьям понять, что их приключение еще не закончено и их деревне по-прежнему угрожает опасность. В этот раз угрозой были орки, явившиеся практически сразу после того, как Амвер увел своих людей на север в погоне за похитителями Беарса.
Зеленокожие были в своем репертуаре: жгли и разрушали все, что было на пути и убивали всех, кого могли поймать. Селяне и так не были могучей силой, а после потери половины ополченцев сочли за хорошую идею бежать от орков и прятаться по лесам.
Воинам Амвера было не привыкать к тому, что остановиться на ночлег в укрепленном лагере не выйдет и надо идти в бой.
— Беарс, ты лучше меня знаешь эти места, — обратился к брату Амвер. — Как нам лучше добраться до деревни?
— Выбор у нас не велик. Нам в любом случае придется пересечь эти холмы. Идти в обход значит потерять день, а то и два, — ответил Беарс. — на восток они тянутся почти до самого замка барона Дирмара, а на западе до Сигиллы, мост через которую еще в дне пути.
— То есть нам придется лезть туда.
— Именно так. Вот там, — Беарс показал рукой на небольшой лесок, росший примерно в центре видимой части цепи холмов, — был небольшой хутор, покинутый лет десять назад. Я думаю, что судья с ополченцами, если их не перебили сразу же, могли укрыться там. А помощь нам не повредит.
— Хорошо, отправляемся к хутору.
Путь отряда до самого подножья холма никто не преграждал. Но стоило людям подойти к границе деревьев, как на них бросились несколько орков. Наученные столкновением с зеленокожими у стен Гортранга воины позволили дикарям вклиниться в свой строй, окружили и перебили. А вот лучники орков, не показывавшие чудеса меткости, но стрелявшие из очень мощных луков, доставили много проблем. Орочьи стрелы с легкостью пробивали щиты и ранили солдат, пытавшихся закрыться от них. Единственным спасением от этих стрелков было отыскать их и навязать им ближний бой.
Расправившись и с лучниками противника при значительной помощи магии Беарса, «Алмазные клинки» добрались до указанного им хутора, но он был покинут и нигде не было следов чьего-либо присутствия. Даже орки побрезговали этим местом.
— Надо двигаться дальше, — сказал Амвер брату. — Жив судья или нет, не важно. Нам надо прогнать орков из деревни, вот что действительно важно. Скорбеть по погибшим будем потом.
— Понимаю… — тихо отозвался Беарс. — Но я все же надеюсь, что он жив. Он один из не многих порядочных людей из числа облеченных властью и будет очень жаль, если он все же погиб.
Холмы, бывшие скорее невысокими горами, в этом месте были проходимы только по узкому перевалу, так что отряд выстроился в растянутую колонну.
— Сейчас мы прекрасная мишень для засады,— проворчал Амвер.
И засада действительно ждала их на противоположной стороне. Только это были не орки. Ополченцы засели в лесу и ждали отряд орков, напавший на людей Амвера. Оказалось, что они ведут с орками такую войну с самого их появления, но их силы и припасы почти на исходе. Амвер послал ополченцев вперед, чтобы они не дали оркам внезапно напасть на ещё не полностью собравшийся отряд, а сам, вместе с Беарсом отправился поговорить с судьей Майлсом.
Со слов судьи, на деревню напали орки под предводительством какого-то Шартрука, который зачем-то искал и продолжает искать Беарса.
— А это не тот самый орк, которого ты… — Начал Амвер, припоминая обстоятельства при которых Беарс нажил себе врага в лице орочьего вождя.
— Судя по всему, да, — ответил маг. — Чтож… эту историю надо было закончить еще в тот раз.
До рассвета отряд оставался в лесу: спускаться вниз по лесистому склону в темноте никто не рискнул.
Дальше все пошло совсем не по плану: окрыленный свалившимся на него подкреплением Майлс повел ополченцев в атаку, не дожидаясь выступления наемников. Из-за этого самим наемникам самим пришлось идти в наступление, нарушая боевой порядок. Довершение всех бед было то, что главарь орков, по всей видимости, послал несколько патрулей и они именно в этот момент возвращались к основным силам и ударили людям во фланг.
Ополченцы не смогли долго сдерживать натиск орков, атаковавших их из деревни и разбежались кто куда. Судья Майлс был серьезно ранен или вообще убит. Наемники попали в полукольцо врагов, и не имели возможности применить проверенный трюк с заманиванием орков в глубину своего строя. Казалось бы, все пропало. Как вдруг в деревне зазвучал боевой рог зеленокожих и те с поразительным единодушием прекратили атаку и стояли теперь свирепо глядя на людей.
— Беарс, — Амвер наклонился к брату, чтобы его слова не долетели до ушей орков, — кажется, самое время использовать куб. Нас всех перебьют.
— Еще не время, брат, — ответил волшебник. — Давай дождемся их главаря, а там посмотрим, потребуется мне Концентратор или нет…
Не успел Беарс договорить, как к ним вышел крупный орк, облаченный в тяжелые доспехи.
— А вот и он… — в полголоса пробормотал Беарс
— Люди!— зарычал орк. — Мне нет до вас никакого дела. Отдайте мне колдуна и идите с миром.
— Нет, — ответил Амвер. — Это вы убирайтесь из этих земель, зеленокожие, пока еще живы. Мы не будем вас преследовать, даю слово.
— А ты смелый, человечек, — усмехнулся орк. — Смелый и глупый, а скоро будешь еще и мертвым. Убить их!
Но Амвер сделал незаметное движение рукой и едва окружившие его отряд орки снова подняли оружие, чтобы продолжить схватку, как в них одного за другим начали впиваться стрелы. Еще утром Амвер оставил своих лучников на холме, подозревая неладное и те ждали команду стрелять по врагу, так удобно замершему вокруг отряда. Больше половины нападавших орков пали замертво, с остальными пехотинцы и всадники разделались уже привычным способом.
Предводитель орков, издав дикий вопль, ринулся на врага и тут-то Беарс и применил Концентратор. Шар магического пламени полностью поглотил зеленокожего, не оставляя тому ни единого шанса остаться в живых. Через мгновение обугленный труп уже распростерся на земле.
Следующие несколько часов воины Амвера обшаривали деревню и ее окрестности, отлавливая еще остававшихся там орков.
— Ну… кажется наше маленькое приключение закончилось, — сказал Амвер, обращаясь к брату.
— Похоже на то. Я рад, что ты пришел. Спасибо тебе, брат, — ответил волшебник.
— Мне надо возвращаться к работе, сам понимаешь, — казалось, Амвер не горит желанием оставлять деревню и брата на произвол судьбы после всего произошедшего, но он и его люди были наемниками, и его отряд надо было на что-то содержать.— Ты тут справишься?
— Справлюсь, — видя сомнения, терзающие душу брата, ответил Беарс. — Я как никак полноправный Красный маг, да и Концентратор поможет. Я справлюсь, мы справимся. В наших краях живет крепкий народ, мы все восстановим, не успеешь и глазом моргнуть.
— Поверю на слово, — хохотнул Амвер. — А если что— вызывай, я всегда приду.
— Конечно, но заезжай, по возможности и просто так.
— Как только смогу, обязательно.
На всякий случай, Амвер со своими людьми пробыл в деревне еще три дня. Солдаты помогали восстанавливать деревню и искать потерявшихся жителей. Все вместе проводили в последний путь погибших. Но «Алмазным клинкам» нужно было возвращаться в большой мир, делать то, что у них получалось лучше всего— воевать за деньги. Амвер не хотел оставлять брата, тем более, что они так и не выяснили всех свойств таинственного куба. Кроме того, его волновало то синее свечение, что он видел в Гортранге, под воздействием которого чернокнижник, казалось бы дорвавшийся до абсолютного могущества, сдался и умолял его прикончить. Но, в конце концов это Беарс был магом и оставалось надеяться, что он справиться с этой штуковиной.
Братья снова отправлялись каждый своей дорогой, но меж ними в этот раз не было вражды и холода. В этот раз они расставались действительно братьями. И Беарс долго стоял на дороге, провожая взглядом отряд наемников, уходящих навстречу восходящему солнцу, пока те не скрылись из виду.
+1
70
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1