Привет, мама, пишу тебе, чтобы сообщить, что у меня все хорошо.

Автор:
Basurek
Привет, мама, пишу тебе, чтобы сообщить, что у меня все хорошо.
Текст:

« Привет, мама, пишу тебе, чтобы сказать, что у меня все хорошо. Хоть мы и находимся во фронтовой зоне, кормят нас отменно, сигарета в кармане есть всегда, а это все, что нужно солдату для счастливой жизни. Сама же жизнь идет своим чередом, ничего нового, никаких изменений…»

Офицер стоял, с ужасом и болью уставившись на десяток измученных бойцов, стоявших перед ним. Он смотрел на них, сжав рукоятку палаша так сильно, что побелели пальцы.

- Это все?- с трудом, выдавливая каждое слово, спросил он.

Генрих сделал шаг вперед и отдал честь.

- Первая рота в полном составе… – еле слышным, измученным голосом отрапортовал он.

Офицер тяжело сглотнул, но все же выпрямился и прокричал:

- Первая рота, не строевым шагом, в казармы, шагом марш!

И первая рота, развернувшись, медленно побрела к казармам. Скоро ей, недавно обновленной, предстояло пополниться вновь. Она снова потеряла больше половины состава…

« Дня три назад к нам прибыли новобранцы. Все поголовно веселые, молодые парни. Хорошо разбавляют нашу солдатскую серость…»

Генрих стоял и смотрел на новобранцев и окруживших их солдат. Кто-то из новеньких рассказывал свежий анекдот, и, когда он закончил, вся толпа разразилась громовым смехом. Генрих хотел бы к ним присоединиться, но он не мог. Десять минут назад он говорил со своим приятелем Ладвигом, который вернулся с поста, находившегося в старом доме в километре отсюда. Он рассказал, что вокруг дома лежало несколько десятков новых, только сколоченных гробов. А их роту, как и все остальные, совсем недавно пополненную этими самыми новобранцами, притащили сюда для отражения очередного наступления. Так что догадаться, для кого они, было нетрудно. И по своему опыту Генрих знал, что большую часть этих ящиков займут далеко не бывалые солдаты. И хоть он уже привык к смерти, ему было не по себе, когда он осознавал, что эти молодые парни ( которым нет даже двадцати ), среди которых был весельчак, сумевший рассмешить бывалых вояк, скоро будут лежать в этих гробах. В лучшем случае будут лежать в них…

« Новички, кстати, еще и активные. Еще неделя не прошла, а они уже прошли наш традиционный солдатский обряд посвящения. Одного из них, Рудольфа, я посвящал лично…»

Они сидели в блиндаже, а в жалких метрах от них разрывались снаряды. Их было пятеро, но Генрих пристально смотрел лишь на побледневшего Рудольфа. Он не спускал с него глаз все те полчаса, во время которых шел обстрел. Новый снаряд взорвался рядом с ними, разорвав в клочья соседний блиндаж. Но взрыва не было слышно, крик новобранца перекрыл его:

- Я не могу! Мне нужно выбраться!- он кинулся к выходу.

Но Генрих успел поймать его и швырнуть обратно. Когда же Рудольф снова попытался выбраться, он со всей силы ударил его в живот. Новобранец застонал, скрючился, но все равно продолжил рваться к выходу. Тогда Генрих ударил его снова. В армии подобное помешательство называлось «окопной болезнью»: не контролируя себя, человек пытается выбежать из блиндажа, будто находится в горящем доме. А выбегая, не живет дольше секунды. Каждый в этом блиндаже «болел» ею. Генрих был не исключением, и он прекрасно понимал, какого сейчас парню. Потому и бил, так как других лекарств не было. Вскоре новичок, тихо постанывая, лежал в углу. Колотил он его не сильно и ничего важного не задел, так что когда начнется атака, сражаться он сможет…

« В целом, сказать мне больше нечего. Ты и сама знаешь, что я всегда был немногословен и этого во мне война не исправила. Но с радостью бы узнал, как вы там живете. Обязательно расскажи как там отец, я слышал, что рабочим на заводах нынче тяжело. И передавай привет Грете, скажи, что я скучаю.

Твой сын, Генрих».

***

Амалия Бауэр получила письмо 26 августа 1916 года.

Генрих Бауэр погиб 25 августа 1916 года.

+4
170
03:16 (отредактировано)
+2
А почему о немецком солдате пишете а не о русском? В русских окопах происходило то же самое. Люди везде одинаковы, и вам писалось бы проще, ведь психологию русского человека вам раскрыть было бы проще. Непонятно почему про немцев.
Еше не понял, почему кровь от сжатия рукоятки палаша? Она же гладкая! И человек не создаст такое услие, чтобы повредить мягкие ткани лалони до крови. Для этого надо раздавить кости осколки которой поранят изнутри ладонь.
Ну и еще несколько неудачных выражений.
Но в целом идея удачная. Жаль вам не удалось передать напряжение боя и как этот бой переживают солдаты.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
07:02
+2
Про немецкого написал т.к. другое на ум не пришло ( пришло в голову, что про немца, так про немца и оставил).
Про кровь… Тут согласен, чуть перегнул.
07:13 (отредактировано)
+2
Мне кажется ты сделал сложнее выбор, там другая ментальность а поведение твоих героев рассказа уж очень смахивает на наших. Потому и написал, что поменяй на русских и все органично. У немцев другое отношение между офицерами и солдатами, там нет ни дружбы ни доверительности. Там прежде всего дисциплина и порядок-распорядок.
Очень хороший прием с места действия на письмо. Тут бы больше описать переживания солдат в экстримальных условиях, показать их мысли, страхи, отчаяние и вышла бы сильная вещь. Особенно если описывал бы переживания наших солдат, Было бы более достоверно. Подумай об этом.
09:59
+3
Хороший рассказ! thumbsup
11:18
+2
Спасибо=)
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации