Сказка о живых крыльях (для взрослых)

Автор:
Эллина Авдонина
Сказка о живых крыльях (для взрослых)
Аннотация:
Сказочка для любителей нелинейности
Текст:

На дрейфующей планете Элекур-Одор, бывшей некогда домой для тех, кого древние люди называли ангелами и демонами, а нынче ставшей временным пристанищем для Человечества; у ворот в Сад, что скрыт в недрах гигантской горы, которая зовётся Общей Колыбелью; на большой, пустынной каменной площади, окружённой могучим лесом, сродни тропическому; ясным тёплым днём Мирный Старец проводил урок.

Компания человеческих детей разместилась кружком прямо на разогретых лучами Дневных Светил, больших, плоских камнях, — белых, жёлтых, приглушенно оранжевых, бурых, — искусно уложенных полигональной кладкой.

Высоко в небе пел свою дивную песню замысловатый хоровод птиц с гуманоидными головами, которых элекуродорцы называли шиа-шиа с тех пор как впервые увидели. Селились эти крылатые близ ворот Сада, на склоне Общей Колыбели, обращённом внутрь Границы — довольно широкой территории, разделявшей планету пополам.

Полушарие с обратной стороны горы называлось Элекур, когда-то там жили ангелы, функцией которых было поддержание условий для наделения сознанием вновь рождающихся организмов на культивируемой планете, их опека и корректировка. Другое полушарие звалось Одором и там обитали демоны, чьё Служение Миру заключалось в обнаружении негодной информации, производимой подопечными, и манипулировании ею, с целью тестирования и выявления ошибок зарождающегося вида.

Вместе те и другие занимались непосредственным взращиванием Человечества, имея различный функционал, разные значения в одной и той же задаче. Элекуродорцы анализировали людей по результатам процедуры И.Л.О.В. — инъекции личным обратным впечатлением, то есть впечатлением, полученным Миром от человеческой жизни. Анализ показывал можно ли сохранить целостность сознания, или оно будет переработано для дальнейшего использования: часть в низшие формы сознательной жизни, вплоть до камней, остальным же подпитывался Мир.Когда качество обратного впечатления вида, — множества из совокупности индивидуальностей,— становится приемлемым Миру, вид считается рождённым, получает Доступ в Великий Космос и наделяется полезным функционалом, а протокол вида меняется.

И демоны, и ангелы могли свободно перемещаться по всей планете. Однако делали это в основном по необходимости: ангелам на Одоре было неуютно, а демонам на Элекуре скучновато. Но они тесно сотрудничали и жили рядом,для удобства.

Граница считалась особым местом. Когда на Земле уже жили люди, определившие себя как «разумные», но Человечество ещё не родилось, эта территория энергетически бала совмещена с Общим Каналом информации, имела с ним устойчивое сообщение. Это был деловой, информационный, телепортационный, образовательный центр элекуродорцев. Здесь принимали гостей из числа иных видов космической Жизни и людей, доставляемых Смертью для процедуры И.Л.О.В. Отсюда совершались воплощения на Землю в человеческой форме.

С тех пор как ангелы и демоны покинули Элекур-Одор, уступив планету новорожденному Человечеству, чтобы мать-Земля могла отдохнуть и восстановить силы, Граница утратила большую часть своих функций, однако до сих пор считалась лучшим местом для обучения юных.

— Интересно, о чём поют шиа-шиа? — спросил вихрастый рыжеволосый мальчуган, любуясь кружением в небесах.

— Сейчас они поют о беллатиорах, — ответил Старец. — Об ангеле, рождённом убивать, и о демоне, рождённом любить.

— Откуда ты это знаешь? — удивился мальчик.

Остальные дети притихли и посмотрели на учителя, а он сказал:

— Потому что сегодня я приготовил для вас именно эту сказку, это воспоминание Человечества.

Из заплечной сумки Старец достал обвитую узором медных нитей малахитовую шкатулку, размером с толстую книгу, и поставил её на камень, замочком к вратам Сада. Дети заёрзали, засуетились, стремясь поудобней устроиться для просмотра сказки. В это время шиа-шиа вернулись в свои гнёзда, и на площади образовалась тишина, нарушаемая лишь шелестом леса на ветру да звуками насекомых.

Мирный Старец начал свой сказ.

— Это произошло на Земле. Земля — мать Человечества.В то время у людей не было доступа в Великий Космос, они могли летать лишь в окрестностях планеты. Древние элекуродорцы, первые жители нашей планеты тогда ещё только растили людей как вид. Потому и ангелам, и демонам приходилось совершать воплощения в человеческую форму, дабы действовать не только извне, но и изнутри. Таких называют беллатиорами.

— И у них отнимали крылья? — спросила бойкая темнокожая девчонка с огромными раскосыми глазами сливового цвета и копной длинных белых волос в мелкие завитки. На вид лет восьми.

— Отнимали, чтобы не дать крыльям зачахнуть. Приходилось. На Земле тогда боялись крылатых, и стремились истребить. А уж крылатых да рогатых и подавно.

— А что делали с крыльями? Они умирали? — спросила другая девочка, заплетая косы кукле-андроиду в васильковом платьице, сидевшей на её коленях.

— Нет. Их хранили на Границе, в недрах Общей Колыбели, в Саду.Если беллатиорам удавалось вернуть свои крылья в течение человеческой жизни, то они имели право вернуться на Элекур-Одор, минуя процедуру И.Л.О.В., даже в том случае, если до встречи со Смертью не смогли выполнить предназначение.

— Что нужно было сделать, чтобы вернуть свои крылья? — спросил худенький, не по-детски серьёзный мальчик, единственный из учеников, кто конспектировал урок.

— Сперва вспомнить кто ты и откуда, а потом пройти процедуру возврата отнятого, процедуру В.О., если коротко. Подробнее я вам не расскажу. У каждого беллатиора было столько много индивидуальных факторов, влиявших на ход процедуры, что людям без такового опыта, очень сложно её понять или объяснить. Скажу только, что обретение беллатиором этого понимания уже являлось частью процедуры В.О.

— А если беллатиору не удавалось её пройти? — синхронно озадачились близняшки: белокурые девочка и мальчик лет двенадцати, одетые в одинаковые брючные костюмчики свободного покроя, фисташкового цвета.

— Тогда он встречался со Смертью будучи в человеческой форме и потому на Элекур-Одор при процедуре И.Л.О.В.мог быть раздроблен настолько, что результат обрекал его остаточное сознание на рождение среди людей с составе Человечества. Это в лучшем случае.

— Че-ло-ве-ком, — задумчиво и обречённо протянул рыжий мальчик, недавно пытавшийся разгадать песнь шиа-шиа. И тут же выпалил. — Говорят,в Саду даже сейчас обитают живые крылья. Это правда?

— Думаю, правда, — улыбнулся Старец и тоскливо оглядел скалистые, местами рельефные, местами отполированные врата. — Если беллатиор не возвращал свои крылья будучи человеком, то в большинстве случаев дальнейший свой путь он продолжал в составе Человечества на том уровне развития, на котором оно находилось. А то, что было отнято у него при воплощении оставалось жить в Саду. Таких беллатиоров называли потерянными, подразумевая, что это потеря для их вида. В исключительных случаях беллатиор мог быть отправлен на повторное воплощение, если он хорошо справился со своим предназначением.

— Значит некоторые наши предки это потерянные ангелы и демоны? — удивился самый рослый и широкоплечий паренёк, заметно выделявшийся среди остальных учеников своими размерами.

— Не исключено, — уклонился Старец.

А рыжик добавил:

— Моя бабушка говорит, что если в одиночестве долго находиться у ворот Сада,а потом приложить к ним ухо, можно услышать шелест крыльев потерянных ангелов и топот копыт не вернувшихся назад демонов.

— И это возможно, — чуть серьёзнее ответил Старец. — Давайте смотреть! — сказал он и открыл шкатулку.

Внутри устройства выдвинулся, развернулся медный механизм и, как проектор, озарил врата Сада широким лучом. Неожиданно и быстро небо над площадью затянулось фиолетовыми тучами, обеспечив юных зрителей достаточной для просмотра сказки темнотой.

На вратах Сада началась демонстрация древней Земли: её природа, обитатели, соответствующее времени человеческое общество в разных ипостасях и плоды его прогресса.

В это время Старец заговорил.

— Встретились как-то раз ангел, рождённый убивать, и демон, рождённый любить, и разговорились о жизни человеческой. Оба скучали по отнятому у них. Ангел по крыльям, а демон по рогам и копытам.

Сегодня у них был редкий, выдающийся повод встретиться. Некоторое время назад демону удалось вернуть свои крылья. А ангел недавно вспомнил себя и как раз пытался вернуть свои, но не знал как.

Ангел не рассчитывал на то, что демон расскажет ему что делать, но он надеялся если не утолить, так хотя бы притупить жажду познания интересующего его вопроса информацией из достоверного источника. Не с древними же людьми, в самом деле, это обсуждать! Испугаются, изолируют — дикари, одним словом.

Мирный Старец смолк, передав право голоса героям сказки, и вместе с детьми стал наблюдать за происходящим.

Картинка на экране сменилась, и перед зрителями возник пейзаж пробуждающейся от ночного сна природы. Меж верхушек скалистых гор с небогатой растительностью непроглядным белым туманом клубились облака, будто горячее молоко в громадной резной плашке. На одной из горных вершин зрители заметили движение. Масштаб демонстрации укрупнился, позволяя разглядеть подробности.

Две фигуры шли по направлению друг к другу и, встретившись на краю широкого уступа, кое-где покрытого низкорослым кустарником, присели плечом к плечу, лицом к приближавшемуся восходу. Одна фигура побольше, мужественного вида, бескрылая. Другая меньше, но с блестящими чёрно-серыми крыльями за спиной — огромными, даже в сложенном виде раза в два больше размеров их носителя.

***

— Как оно тебе, человеком быть? - спросил бескрылый.

— Сначала больно,.. - отвечал крылатый.

— Сначала? — хмыкнул бескрылый.

— ...а потом ко мне вернулись крылья, — закончил свою мысль демон.

— Да, ты молодец. И какова она, процедура возврата отнятого? — с плохо скрываемой надеждой спросил бескрылый.

Отведя взгляд в сторону, крылатый ответил:

— Про процедуру не расскажу, не в праве пока. Но крылья мне отдали, — потом заглянул в глаза ангела и уточнил, — отдали на Элекур-Одор, прямо в Саду. Ещё и копыта посулили, за сравнительно приемлемую плату, — добавил он, беззаботно разглядывая свои пальцы. — Скульптурку, говорят, слепишь, чтоб нам тут глаз радовала, тогда и копыта получишь.

— Забавная задачка, — повеселел бескрылый. Потом стал мрачен и сказал, — а мне вот до крыльев работы ещё непочатый край.

— А при чём тут работа? — удивился демон.

— Ну ты даёшь! Как иначе я свои крылья верну?

— Известно как.

— Тебе может и известно, — огрызнулся бескрылый.

— Так ты что, ещё не допетрил? — рассмеялся крылатый.Ангел молчали злится, видать, досадовал отсутствию конкретики.

— Ты путаешь предназначение с процедурой возврата отнятого.

— И с каких это пор мы сие разделяем? — ехидничал опешивший ангел.

— Ну да, ну да, — спохватился крылатый, — путь у каждого свой и понимание, стало быть, тоже.

— То есть ты хочешь сказать, что выполнение предназначения не гарантирует возврат крыльев? — перефразировал свой вопрос бескрылый.

— А это тут вообще при чём? При чём здесь люди? — демон развёл руками и приподнял бровь. — Да, предназначением наделяют ради Человечества. Но ведь крылья у нас были отняты не ими.

— То есть ты... говоришь... Точно! Локация! — озарился бескрылый. — Не учёл такие явные особенности локации цели, вот дурень!

— Дурень не то слово, — согласился демон. — Планеты разные — а он не учёл, видите ли! Ты где крылья свои оставил, на Земле что ли?

— Хорошая наводка, благодарю, — буркнул в ответ ангел, — но я бы и сам догадался, поживи я с твоё.

— Поживёшь ещё, — примирительно отозвался крылатый.Они помолчали, а потом ангел спросил.

— Ну, допустим, верну я себе крылья. А хранить где? Люди не поймут.

— Плевать на их понимание, — отмахнулся демон, скривив губы в безразличной ухмылке. — Но ты прав. Мало крылья вернуть, их ещё и сохранить надобно. Они ж живые. Спрятать надо. А то сломают, растопчут, погубят с перепугу или из зависти.

— И куда на Земле обычно живые крылья прячут? Позволь поинтересоваться, раз уж в отличие от меня ты здесь не впервые. Сада тут нет и, предполагаю, в обозримом будущем не предвидится.

— Есть места. Самое надёжное, конечно, душа чья-то. Вот только этого кого-то найти ещё требуется. На фоне такого квеста задачка по возврату крыльев в разы легче видится. В этом ком-то Любви должно быть столько.., — взгляд демона стал бесподобно ласковым и мечтательным.

— Сколько?

— Столько, чтобы хватило сохранить крылья живыми даже при встрече со Смертью.

— Среди людей таких единицы, если вообще имеются, — опечалился ангел и повесил голову.

— Знаю,— чуть слышно прошептал крылатый.

— Если не найду я такую душу? Что тогда с крыльями делать? Как сберечь? Я ведь без них обратно на Элекур-Одор не попаду, с таким-то предназначением,— ухмыльнулся ангел и повертел между пальцев поднятую с земли веточку. — Не соберусь как надо после И.Л.О.В.

Демон ловко выхватил у собеседника импровизированную игрушку и попробовав веточку на зубок, вернул ангелу. Потом сказал:

— Ходит слух, что если подходящая душа не найдена, есть шанс спрятать крылья "на видном месте", трансформировав их в понятную людям форму. Чуешь, нет? Но чтобы этот способ сработал, ты должен безупречно выполнять предназначение.

— Мы в любом случае должны выполнять его безупречно, — возразил ангел.

— Так я этого и не оспариваю. Напоминаю просто.

— А где хранятся твои крылья, когда не с тобой? — спросил ангел, рассматривая демонячье оперение, отливающее кровавым металлическим блеском в свете утреннего зарева.

На несколько секунд демон замер, а потом признался:

— В сказках. Нашим понятно, людям не заметно — вот тебе и профит.

Издалека донёсся густой мелодичный звук какого-то духового инструмента. Бескрылый встрепенулся.

— Тебе пора,— сказал демон.

— Пора, — подтвердил ангел.

— Как думаешь, встретимся ещё? — спросил крылатый.

— Не нам с тобой это решать.

— Не нам, — согласился демон. Потом по-дружески толкнул ангела плечом в плечо и сказал. — Ты это... как за крыльями в Сад пойдёшь, скульптурку мою зацени, к тому времени должна уж быть готова.

— Я бы лучше копыта заценил, — улыбнулся ангел. — Очень хочется посмотреть на тебя в первозданной форме.

— Может и посмотришь, может даже и рога к тому времени отрастут...

— Рога? Я про них и забыл.

— Понятное дело, вы ведь только крыльями жертвуете. Демоны от людей больше отличаются. Оттого и процедура В.О. у нас сложнее устроена. Непонятно только, почему при этом ангелам чаще всего задачи попроще достаются, всё больше с материей, баловство.

— Ну это как посмотреть,— отозвался ангел, мимикой выражая своё несогласие. — Я бы поспорил, конечно, да не успеваем. Скажи лучше как ты рога возвращать собираешься?

— А-ха-ха, я гляжу тебе на Земле память хорошенечко так отшибло. Больше, чем мною предполагалось, — забавлялся демон.

— Да у тебя просто времени больше было, на то чтоб себя вспомнить.

— Не оправдывайся. Знаешь ведь, что во времени показатель насыщенности нивелирует показатель продолжительности. А рога сами начнут расти, как только я на копыта встану.

— Да уж, тогда к тебе и на хромой кобыле не подъедешь, — с наигранной серьёзностью высказался бескрылый.

— На кобыле никак, — в той же манере ответил ему демон, — а вот на собственных крыльях попробуй, милости просим.

Ангел пошарил рукой в ближайших кустах, достал оттуда винтовку в камуфляжной оплётке, взвалил на плечо. Махнул на прощание и ушёл, скрылся из вида.

По щекам демона катились блестящие капли. Его крылья расправились и свернулись в кокон, на несколько мгновений укрывший беллатиора от всего света. Когда крылья вновь распахнулись, лицо демона казалось безмятежным и восторженным одновременно. Он поднялся, побежал к краю уступа и прыгнул вниз.

Дети взволнованно ахнули и замерли, когда ракурс сказки повернулся так, что зрители, казалось, сами сидят на краю того обрыва и могут видеть под собой облака. Но они возликовали, когда заметили как вдалеке большая тёмная птица вылетела, вынырнула из облачного тумана. Сверкнув в свете зари переливом «солнечных зайчиков», крылатый демон устремился к восходящему Солнцу и вскоре исчез за горизонтом.

— Учитель, почему они оба такие печальные? — спросил рыжик.

— Вот об этом предлагаю вам поразмыслить самостоятельно, — ответил ему Старец. — Иногда полезно погрустить, — устало улыбнулся он и бодрым голосом сказал. — Обсудим эту сказку на следующем занятии.

Он встал, закрыл шкатулку воспоминаний и убрал её за спину. Дети тоже повставали с мест, собрали свои немногочисленные вещи, поправили одежды. Мирный Старец, улыбаясь, молча пошёл прочь с каменной площади, жестом пригласив учеников следовать за ним. Озираясь по сторонам, чтобы лучше запомнить это удивительное место, дети поспешили за учителем. На сегодня урок был окончен. 

+1
35
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Данила Катков

Другие публикации