Бессонница

Автор:
Папа Хэд
Бессонница
Аннотация:
Что значит "бесконечность"? Тогда что такое - её треть?

Работа написана на командный турнир. Тема: "Треть бесконечности"
Текст:

Треть жизни человек проводит во сне.

(какой-то биолог)

Мерный гул цитадели, незримо царящий в каждом помещении, разрушился мягким искусственным голосом, вырвав Лестера из мучительной дрёмы.

«Приближается нарушитель».

Какой ещё, к чёрту, нарушитель? На поверхности планеты не осталось жизни, только ураганы гоняют безжизненные пески да временами льют дожди, образуя настоящие грязевые озёра и реки. Там не может быть никаких нарушителей, хотя бы потому, что выжить за пределами цитадели невозможно.

Но проверить, однако, следовало.

Лестер поднялся с кресла, зацепив стоящий на подлокотнике пустой стакан. Очередная безуспешная попытка забыться алкоголем и уснуть. Хрусталь жалобно звякнул о металлический пол, рассыпавшись на сотни осколков. Тотчас из стенной ниши, жужжа, показался робот-уборщик. Лестер с досадой пнул умную машину и отправился в комнату охраны.

На мониторе, дававшем изображение с периметра над цитаделью, действительно показался человек. Он брёл, спрятав глаза под лётными очками и закрыв воротником нижнюю часть лица. Ещё бы, кому захочется дышать пылью и песком. Толстый плотный шарф обвивал шею и спадал на плечи. Длинный, наглухо застёгнутый плащ почти доставал до пят, где можно было заметить старинного покроя сапоги. За спиной горбом торчал внушительных размеров рюкзак. На левом плече висела старинная полуавтоматическая винтовка, направленная дулом вниз. А в правой руке он сжимал посох с заострённым концом. Походная палка при необходимости легко могла превратиться в копьё.

Путник остановился, медленно покрутил головой. Конечно, он не мог заметить вход в цитадель. Для него это была простая выемка в небольшой скале, торчащей из земли. Камеры спрятаны в самых тёмных углублениях и не выдают себя ничем: ни писком ультразвуковых объективов, ни какими-то мигающими лампочками. Цитадель нельзя найти. Она, как айсберг, выступает маленькой скалой на поверхность, а остальная внушительная часть находится глубоко под землёй. Так намного безопаснее.

Лестер боролся с соблазном. Решений было всего два. Первое - и самое безопасное - дать путнику уйти, не выдав своего положения. Для этого и строилось обособленное сооружение, полностью автономное, с бесконечными восполняемыми источниками провизии и системами жизнеобеспечения.

А второе, о котором не говорилось до начала войны, и, возможно, никто даже не задумывался - Лестеру был нужен настоящий человек. Не такой, как он сам, а простой смертный. С чувством ограниченной жизни, с текущей в венах горячей кровью. С постоянной возможностью умереть.

Последний донор у него закончился несколько лет назад, и все эти годы Лестер страдал. Никто не говорил ему о необходимости живой крови, без которой он не сможет заснуть. А кровь животных не помогала.

«Ты станешь бессмертным» - говорили они. «Будешь жить в подземной цитадели, с этажами полей и пастбищ под искусственным солнцем, с системами очистки воды и воздуха, с автоматической обслугой. Будешь жить вечно».

Никто не сказал, что это будет не жизнь, а существование. Хотя, ещё до процедуры Лестер краем уха слышал, что вампирам иногда нужна и человеческая кровь.

***

Путник остановился на перепутье, поставил ногу на небольшой камень. Огляделся. Место вроде бы похоже на то, о котором говорится в легенде. Огромный пустырь, с торчащей в середине скалой. Он закрыл глаза и сосредоточился.

Камень под сапогом едва заметно вибрировал. Далёкий гул передавался по костям прямо в голову. Путник буквально воспринимал механизмы, что работают на практически бесконечной ядерной энергии, выращивают целые склады пищи, которая лежит, невостребованная, а потом утилизируется, превращаясь в удобрения для последующих посевов. Так же, как и тела предыдущих жителей подземного города.

«Цитадель». Так называлось это место в легендах. Путник бродил по брошенной земле, питаясь случайными зверьками и невесть как выжившими птицами. Очищал грязную воду в износившемся фильтре, который и функцию-то свою давно перестал выполнять. Путник знал, что в земле и воде давно поселилось вредное излучение. Невидимое, но от этого не менее ядовитое. Хотя, тот факт, что зверьё продолжает жить на этих землях, намекало на допустимый уровень радиации.

Путник снял рюкзак, достал фляжку с водой и сделал маленький глоток. Отложив при этом в сторону видавшую виды полуавтоматическую винтовку. Он носил её скорее для устрашения, против таких же паломников. Патронов оставалось наперечёт - неполный рожок. И то не факт, что они ещё смогут выстрелить. Но ни один встреченный человек не решился проверить. Жизнь - в каком бы виде ни была - оставалась самым ценным для каждого её обладателя.

Он огляделся ещё раз. На таком пустыре просто невозможно укрыться - на сотни метров вокруг простиралось пологое плато гигантского холма. Если путник прав, то холм этот не природного происхождения, а скорее маскировка, что прячет под собой мощное средство выживания. Вот только как бы попасть внутрь?

Подойдя ближе, он осмотрел скалу. Метра два в высоту, с широким основанием. Настоящий серый камень, с тонкими неровными полосками более светлого известняка. На самой вершине скала образовывала остриё, будто стремилась куда-то ввысь. И, может быть, показалось, но кончик сверкнул металлом в случайном луче пробившегося сквозь тучи солнца.

Путник постучал посохом-копьём по скале, обошёл её со всех сторон. Местами звук от удара был звонким, будто внутри действительно была пустота.

Он вернулся к маленькому камню в земле. Тот продолжал едва заметно вибрировать, а потом раздался глухой звук открываемой двери.

***

Лестер отправил на поверхность лифт. Он видел - человек болен. Радиационный фон от него исходил такой, что было ясно - путник постепенно умирал. Конечно, радиацию можно вывести, но проживёт он всё равно недолго. Так что пусть хоть эти несколько месяцев приносит пользу. Кровь тоже можно очистить, но для Лестера это не страшно - радиация на него не влияла. Мёртвая плоть не подвержена лучевой болезни. А так он хотя бы недолго поживёт обычно жизнью - сможет спать целых несколько часов в сутки.

Когда путник спустился в камеру дезинфекции, он не был напуган. Видимо, слышал что-то про подобные места, а возможно - даже искал их намеренно. Но копьё из рук по-прежнему не выпускал.

«Это цитадель?» - задал он вопрос в пустоту, оглядываясь по сторонам, а потом заметил камеру в углу под потолком. Путник подошёл ближе, уставился в стеклянный мёртвый глазок.

Лестер мгновенье подумал, а потом нажал на кнопку коммутатора.

«Да, это цитадель», - произнёс он, а сам удивился своему голосу - уже много лет он разговаривал только сам с собой, и никогда - вслух.

«Я слышал - чтобы попасть внутрь, нужно заплатить цену».

Лестер слегка улыбнулся - какой умный путник. Задолго до войны многие хотели бы оказаться здесь, но подземные убежища были крайне дороги и предназначались для высшего света - влиятельных людей, богачей и членов правительств. Тогда не думали, что война никого не щадит. Нужда в деньгах и власти пропала - кому нужен король без подданных. А жить остались лишь те, кто согласился на бесконечное существование. Согласился испытать на себе «сыворотку вампиризма». По-научному она, конечно, называлась иначе, но суть была та же самая. Жизнь становилась бесконечной, с единственным условием - употребление человеческой крови. Без неё вампир становился тенью, неспособной спать. Исчезали мысли и желания, создание просто проживало день за днём, погружаясь в лёгкую дрёму и вздрагивая от малейшего шума. О снах приходилось забыть.

«Мне требуется только твоя кровь. По триста миллилитров ежемесячно. Всё с соблюдением правил асептики и антисептики. В обмен на это ты сможешь жить здесь, не имея возможности выйти наружу».

Путник отбросил копьё в сторону.

«Я согласен».

***

«Ты верно служил мне все эти месяцы», - произнёс Лестер, глядя на монитор. Они так ни разу и не встретились вживую.

Путник (имя которого Лестер почему-то даже не потрудился узнать) лежал на кушетке в лазарете. Механизмы жизнеобеспечения старались изо всех своих сил, но доза радиации в организме несчастного оказалась слишком высока. Плоть постепенно умирала.

«Я приведу тебе ещё людей, если смогу выйти наружу», - едва слышно прохрипел путник. Тотчас ему в рот направилась трубочка поилки. Несчастный смочил горло и продолжил.

«Я знаю, где находится поселение. Там ещё остались выжившие».

Он выдал эту фразу и измученно прикрыл глаза.

«А ещё ты знаешь, что выйти из цитадели нельзя. Это главное и основное правило».

Путник едва заметно кивнул.

«Да. Людямнельзя выходить на поверхность. А если ты сделаешь меня таким же, я перестану быть человеком».

Лестер задумался. Действительно, путник говорил дело. От мёртвого от него пользы никакой. Даже если он не вернётся - не велика потеря, годы одиночества стали привычными. А если сдержит обещание и приведёт свежую живую кровь - будет совсем хорошо.

В любом случае, терять нечего, кроме бесконечной жизни, которая не приносит радости. А так - очень вероятно, что он сможет спать и наслаждаться бессмертием.

Он нажал кнопку, и мед-бот появился из стены. Лестер закатал рукав и позволил машине взять немного мёртвой крови из синюшной вены. Вскоре ниша закрылась, а вампир приблизил свои губы к микрофону.

«Тебе нужно будет выпить это. И тогда ты обретёшь бессмертие».

***

Путник шагал по пустыне, закрыв глаза старыми лётными очками, а подросшие клыки - широким шарфом. Он направлялся в своё бывшее поселение, из которого его изгнали несколько месяцев назад и где до сих пор оставалась жена. Теперь она, наверное, уже родила.

Когда он уходил - с криками, с руганью в спину - он тихо сказал себе под нос, что найдёт древний секрет бессмертия, даже если ради него придётся отдать жизнь. Найдёт и вернётся, чтобы позволить двоим самым близким людям выжить.

А неблагодарное племя послужит для них донорами.

Другие работы автора:
+2
73
18:13
Выдержанная, атмосферная вещь. Одна из самых субъективно-любимых работ турнира.
Я в комментах уже всё сказала, но ты мне как автор ответь — почему ГГ не может выйти, а его гость — может? Мучаюсь до сих пор)))
19:57
+1
Спасибо )
Насчёт «невыхода» Лестера у меня было два варианта, и ни один из них я не прописал.
Но основным было то, что наверху (в скале) нет способа вызвать лифт. И если бы Лестер вышел, то обратно он бы уже не зашёл.
А второй вариант: он просто боится. Привык к беззаботной бесконечной жизни и не хочет рисковать получить в подарок осиновый кол с занесением в грудную клетку.
Как-то так)
19:59
круто! мне как читателю нравятся оба варианта))) наверное, один неотрывен от другого, если подумать. спасибо!
20:00
+1
Да. В обоих случаях ГГ — трус. Побоялся даже обычной смерти, пффф glass
Загрузка...
Анна Неделина