Шатун 4 глава

Автор:
Заврин Даниил
Шатун 4 глава
Текст:

Утром я услышал шум. Затем за мной зашел Капотня и сказал, что у нас снова что-то вроде собрания. Попустив его слова мимо ушей, я сел за стол, открыл ноутбук и увидел письмо. Писала моя жена, она сказала, что всё хорошо, только вот мой сосед Дима, мой старый друг, оказался немного ближе, за чем следовало, что это, похоже, и есть настоящая любовь.

Я посмотрел в окно. Там шли на собрание рабочие. Затем я снова прочитал письмо – да, всё было точно, там было написано про любовь, про мечты и что в жизни полно прекрасных моментов. Я закрыл ноутбук и снова лег на койку. Мне вдруг так захотелось спать. Пусть даже солнце светило ярко. Знаете, какая-то непонятная усталость легла на всё мое тело. Захотелось просто закрыть глаза и уснуть. Что я и сделал.

А затем меня снова разбудил Капотня, который заговорчески тряс меня за плечо. Я открыл было рот, но он приставил палец к губам и тихо сказал: «Мы сейчас пойдем искать Семена, Тимур сказал, чтобы все сидели тихо. Он вызвал машины, но я уверен, мы должны идти сейчас, а то будет поздно. Ты с нами?»

Я кивнул. Капотня улыбнулся и медленно встал, показывая на одежду. Конечно, было непонятно, зачем надо шептать в моём кубрике, но я поддался ему. Всё-таки Капотня выше меня на голову и килограмм на двадцать тяжелее.

Нас было немного – я, Капотня, Саня, Егор и молодой Виктор Признов, который просто не мог упустить возможности поискать на жопу приключений. На самом деле я считал, что он лишний и не хотел, чтобы ребята брали его собой, всё-таки он был так молод, да и девушка у него была. По сути, мы ведь были безоружны, если не считать ракетницы и пары досок. Но, тем не менее, парень увязался, и нам пришлось его взять с собой. К тому же, он был единственным, у кого был собственный охотничий нож.

Осматривая это войско, я с трудом поверил, что Капотня смог их уговорить идти по следу этой медвежьей твари. Ведь этот медведь совсем недавно порвал всех наших собак, затем покалечил Семена. Но тут надо знать Капотню, это был самый настоящий оратор, нисколько не гнушающийся самыми подлыми приемчиками в своем ораторском искусстве. Он был почище Геббельса, умел навязывать свою волю. Уверен, когда речь зашла о походе, то стопроцентно прозвучали такие слова как дружба, преданность, долг, товарищество. И всё же спорить с ними я не стал. Признаться, я чувствовал себя виноватым перед нашим охотником, так как отпустил его одного.

Поэтому, одевшись, я взял кусок трубы и замкнул наш немногочисленный отряд, бодро зашагав по следу Семена, который хоть и был изрядно прикрыт выпавшим снегом, но всё ещё сохранял свои очертания. А потому идти было довольно легко. Но это первое время, дальше, когда мы вошли в лес, он стал едва заметным.

Но Капотню это не смущало, до темноты было несколько часов и он уверенно, с доской наперевес, шел вперед. Наш сварщик был явно не из робкого десятка и даже немного ускорился, чтобы скорее покрыть как можно большее расстояние.

Всё это время я рассматривал Саню и Егора. Эти два чувака, механик и инженер, вообще редко участвовали в наших вечеринках или посиделках. Соответственно, почему не пошёл Сава, я понимал, почему молодой Виктор рвался в бой, я тоже понимал, равно, как и действия Капотни, но вот почему эти двое, вроде как обычные робкие мужики, пошли на это дело, мне было совершенно непонятно.

– Вон он! – крикнул Капотня, указывая в сторону дерева.

Я посмотрел вслед за движением его пальцев и точно! Там, среди веток, полулежал-полусидел Семен. И вокруг него было так много красного снега, что, когда я подошел поближе, то непроизвольно отвернулся. Боже, это было страшно. У него были выпотрошены кишки, изодраны в клочья руки и ноги. Зверь словно куражился над ним, извращаясь в собственной жестокости. Присмотревшись, я заметил, что глаза его открыты. Словно перед тем как умереть, он долго смотрел вдаль.

– Господи Иисусе, – тихо выдохнул Виктор. – Что ж теперь делать будем, а?

– Что делать, что делать? Нести обратно, я не оставлю его тут! – зло сплюнул Капотня, осматривая труп. – Эта тварь ещё вернётся, она же падаль любит.

– Да. И пойдёт по нашему следу, – заметил Егор.

– И что теперь? Оставить предлагаешь? – оскалился Капотня и двинулся на Егора.

– А то, что нам нечем защищаться, у нас ведь только его охотничье ружье с дробью, – сказал Егор, пятясь назад. – Это просто логично.

– Господи, как так вообще получилось, что на всей стройке ни одного ствола нормального? Это же неправильно. К тому же, и машин нет. А что, если эвакуация? Как так-то?! – запричитал Сашка.

– Это Россия, ты что, совсем тупой, тут всегда так. Сперва жопа, потом решение. Или ты забыл, с каким мы материалом работаем, они на всём экономят, тем более – на людях! Скажи спасибо, что зарплату получаем. И что тут молдаван с киргизами нет, – пробубнил Егор, опасливо глядя на вроде как успокоившегося Капотню.

– Ладно, хватит болтать, надо тащить его до базы, пока не стемнеет! – гаркнул Капотня, вытащив веревку и перематывая палки с двух сторон так, чтобы получились самодельные носилки.

Теперь уже спорить с ним никто не стал и мы, как можно быстрее погрузив тело Семена, пошли обратно. Ведь каждый понимал, чем быстрее мы покинем лес, тем больше у нас шансов добраться без проблем.

***

– Вы что, совсем дебилы? – грустно спросил Тимур Николаевич, разглядывая тело. – Вы зачем его притащили, это же не наша проблема. Теперь эта тварь придет сюда и начнёт искать его здесь.

– Лучше было оставить его там?

Тимур Николаевич посмотрел на Капотню. Глаза у того нехорошо блестели, казалось, что здоровяка совсем немного отделяет от рукоприкладства по лицу от начальства. Но Капотня держался. Хоть и с трудом.

– Его надо просто похоронить и всё. Под землей медведь его не учует, – попытался перевести тему Виктор.

– Да? И как ты его хоронить собрался? Вот если пропал без вести – это одно, а если есть тело – то другое. Тут и родственники, и вся эта похоронная волокита, и куча бумажек о несчастном случае. Вы хоть понимаете, что теперь мы обязаны поместить его в морозильник и ждать, пока за телом приедут? Я не могу просто так взять и закопать его.

– Лучше так, чем ждать, пока тебя зверь сожрёт, – сказал Капотня. – Какая же ты трусливая мразь, Николаевич.

– Это твоя последняя смена.

– Как бы у тебя она такой же не стала, сам сказал, пропал без вести и всё. А заодно мишка от нас немного отстанет, ведь ему же надо закопать, потом подождать, пока тело подпортится, а уж затем к трапезе приступать.

Тимур Николаевич ничего на это не ответил, лишь спокойно смерил его взглядом и вышел, по пути забрав документы. Хотя вру, напоследок он всё же распорядился, чтобы изувеченный труп убрали в морозилку.

После этого мы разошлись, ведь впереди была ещё одна долгая тёмная ночь. И в этом она нисколько не отличалась от остальных. Но зато, как сказал нам наш светлый главный инженер, ждать нам осталось всего лишь несколько дней. Угрозу в качестве дикого медведя никто сначала не хотел рассматривать как нечто серьёзное. И лишь после смерти Семена решили принять меры.

Не знаю почему, но я потом всё же зашел в морозильник. Я не могу объяснить этого, но я хотел увидеть Семена ещё раз, словно от этого что-то менялось. Мне хотелось посмотреть на следы того ужаса, который вот-вот должен к нам прийти. Я не сомневался, что медведь нападет снова, и было не важно, самка это или самец. По мне, так это было что-то среднее, можно сказать, сам лесной дух, вырвавшийся из лесной тьмы.

Я снял брезент. Лицо Семена было бесстрастным, пустым. Взгляд не выражал ничего, словно он понимал, что бороться бессмысленно, но не бороться он не мог. Идти, не сдаваясь, умирать, не сожалея. Наверное, такой девиз он выковал для себя за годы своей лесной жизни.

Жуткие рваные раны, на руках – огромные борозды, словно он закрывался ими, стараясь спасти грудную клетку и живот. Затем ноги, плечи, везде следы от зубов и когтей. Очевидно, зверь сильно разъярился, атакуя его. Или, быть может, он почуял знакомый запах, понял, что это он убил её самца. Удар за ударом, раз за разом медведица вырывала свои шансы на победу. И вот теперь, смотря на это тело, я даже не пытаюсь представить, что чувствовал этот человек там, в лесу, стоя перед огромной тушей зверя, зная, что пути назад нет. Зачем всё это? Чтобы дать нам пару дней отсрочки?

Я сел на табуретку. Смешно, но мне захотелось с ним поговорить, прямо тут, в морозильнике. Где нас никто не услышит. Хотя, что я вру, мне просто было страшно. А здесь, рядом с ним, мне было немного спокойнее. Даже труп этого человека обладал такой силой, что придавал уверенности ещё живым. Смотря на него, я понимал, что есть люди, которые не боятся ничего и никого, идут до конца. В мороз, в пургу, один на один с самым сильным, хитрым и мощным животным.

– Он никогда не был одним из нас, верно? – тихо сказал Капотня, порядком напугав меня. Я резко обернулся. Он стоял прямо возле входа, облокотившись на дверь.

– Да, не был.

– Да уж, не был. Пошли, помянем его, – сказал он не терпящим возражения голосом.

Взяв стакан и садясь напротив Капотни, я смотрел, как он внимательно разглядывает чистую водку, припасенную им ещё с начала нашей поездки. Белая прозрачная бутылка была без этикетки, но это не говорило ничего плохого о качестве, наоборот, чувствовалось наличие домашнего изготовления. Капотня, не чокаясь, резко опустошил свою порцию. Я сделал то же самое. Водка пошла очень хорошо.

– Крутой мужик, – сказал он, ставя стакан обратно. – Я таких никогда не встречал. Сказать честно, он, пожалуй, единственный, в ком я видел шансы на победу с этой тварью без собак и ружья.

Я молча смотрел на него. Не хотелось говорить то же самое, вообще не хотелось ничего говорить.

– Ты закусывай, не хочу, чтобы ты нажрался, – Капотня пододвинул мне мясо и огурцы.

Я закусил. Водка оказалась очень кстати, оттянув часть нервов и переживаний. Я улыбнулся сам себе и оторвал кусок мяса. Капотня никогда не был мне другом, я бы даже сказал, что мы вообще особо не общались. Но теперь – почему бы и нет, он был самым ярким сторонником правильных поступков в критической ситуации. Пусть, возможно, смертельных. А ещё он был десантником, во всяком случае, знаменитый парашют на руке у него выбит был.

– Если бы тебе ничего не было, ты убил бы Николаевича? – наконец выдал я, опустошив ещё один стакан.

– Легко! Человек раскрылся во всей красе, таких ублюдков надо уничтожать в любом месте. Он хуже этой лесной твари, своих на съедение бросает, лучше бы он там оказался. Он куда жирней нашего егеря, мяса бы надолго хватило.

– Нельзя так о начальстве, он рассердится и лишит тебя премии, – сказал я, чувствуя, как совсем опьянел.

– Да срал я на премию. Давай ещё по одной, – сказал Капотня и снова наполнил оба стакана. – За охотника, пусть его хорошо встретят предки, он реально не посрамил их.

Я кивнул и опустошил ещё один стакан. Свинец в голове начинал медленно исчезать, всё больше и больше появлялось чувство ясности и свежести. Ещё не совсем четко, но я стал понимать, как начал складываться план действий.

– Страшно, да? – Капотня улыбнулся. – Двадцать пять мужиков боятся одного медведя. А ведь стоит собраться хотя бы десяти и наброситься на эту тварь… Да что – десяти, троим или четверым, как всё, ему хана.

– Ну, так что же этому мешает?

– Начальство, пытаясь прикрыть свою жопу. Оно только палки ставит в колеса. В общем, беда в нём. Так, давай ещё раз.

Другие работы автора:
+3
187
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации

***
***
natalya.novikova 3 часа назад 0
Брат
Водопад 4 часа назад 0