No recess

Автор:
Максим Гортц
No recess
Аннотация:
О неотвратимости первой любви.
Текст:

Долго тянулись мартовские дни. Погода ныла своей слякотью, будто твердила - ишь ты, все тебе удобства подавай! Мысли давили, выворачивая наизнанку нехитрое мальчишеское нутро.

- Как она там? Вспоминает меня? Неужели все зря? И я, дурак, размечтался, - Сашка уже пожалел, что так резко оборвал тот разговор с Аленой, лишив себя возможности общения с ней хотя бы по переписке. И она молчала. За два месяца ни звонка, ни смс... - И думать, наверное, уж забыла обо мне...
…Он смотрел на неё и не мог поверить, что такое бывает. Что человек может вот так, просто, почти без умолку, что-то говорить, смеяться, играть эмоциями.
- Архипов, ты чего молчишь? Ты слушаешь вообще меня? - заливалась Алена.
Саша слушал. И не просто слушал - но впитывал кожей ее смех, ее голос, исходящее от неё тепло - все то, что так нужно было ему, по чему он так долго и безудержно тосковал.
Его мрачный, глухой мир вдруг стал цветным.

Конечно, кто не любил в шестнадцать? Кто не чувствовал той обжигающей теплоты, что разливается по всему телу при виде ее, при мысли о ней? Кто не ждал случайной встречи, боясь столкнуться в школьном коридоре?...Кто не мечтал...Какая же она - огромные серые глаза, волосы, словно волна, струящиеся вниз. Все в ней.. манит и завораживает..
И так хотелось проводить с ней каждую минуту, быть рядом, видеть, слышать, дышать. И даже отцовские трепки за позднее возвращение домой не казались теперь Сашке уж такой безнадегой.
- Потерплю, да что уж там, сколько терпел... Зато ещё хоть минуту вместе провести, - целовал на прощанье ее у подъезда, а потом со всех ног мчался домой, без особой охоты обдумывая, простит ли отец сегодня десятиминутное опоздание.


В тот день Саша, как обычно, ждал Алену после уроков.
- Может, в парк?
- Нет, мне домой надо. И это, Саш, я хотела сказать, мы, наверное, переедем.
- Как это? Почему?
- Папе предложили работу в другом филиале. Родители сначала хотели меня здесь с бабушкой оставить до конца года, ну, чтоб школу не менять. Но мама вообще не хочет, чтобы мы с тобой встречались. Говорит, я учебу забросила, одни гулянки на уме. И что если я с бабушкой останусь, вообще неизвестно, чем буду заниматься.
Сашка молчал. Он не мог себе даже представить, что больше не увидит Алену, что не сможет больше слушать ее бесконечную болтовню, наслаждаться ее голосом, ее смехом. Но больше всего он боялся, что останется снова один.
- А как же мы? – все-таки нашел в себе силы на дежурный вопрос.
- Ну, я же буду приезжать. И спишемся в сети. Это же только до лета, а на каникулы приеду. – Алена чмокнула мальчишку в щеку. – Я пойду. Ладно? Пока! Не кисни!
Сашка поплелся домой. Уроки совсем не шли на ум, и он, достав недавно начатую «Обитель теней», с удовольствием погрузился в иллюзорный мир магии.


- Александр! – Сашка так увлекся чтением, что даже не заметил, что перед ним стоит отец и, судя по тону, зовет его уже не первый раз. Он поднялся с дивана, нехотя закрывая книгу, и посмотрел отцу в глаза. – Злой, - мелькнула мысль. В этот момент отец замахнулся и наотмашь ударил мальчишку по лицу.
- За что? – от удара Сашка покачнулся, но сумел устоять на ногах.
- Быстро собирайся, жду в машине.
Ехали молча и недолго. Припарковав авто у школьных ворот, отец быстрым шагом направился к кабинету директора. Открыв дверь, слегка подтолкнул Сашку в спину, заставляя войти первым. 


В кабинете Ольги Сергеевны какая-то женщина, одетая в пальто с большим меховым воротником, негромким, но возмущенным голосом говорила директору:
- Как вы вообще такое допускаете? Школа здесь или что, по-вашему?
- Сейчас во всем разберемся, не переживайте, - пыталась успокоить ее та.
На одном из стульев, расставленных по обеим сторонам длинного стола для заседаний, сидела Алена. Сашка подошел и опустился на стул напротив нее. Он растерянно смотрел на девушку, не понимая, что происходит. Они расстались с ней у школы всего два часа назад. А теперь сидят в кабинете директора, и мама Алены – надо полагать, что женщина в пальто была именно ей- с негодованием высказывает отцу Сашки, что тот не дает прохода ее дочери, пристает, распускает руки и опозорил ее на всю школу. Сашка пытался поймать взгляд Алены, надеясь найти в нем поддержку. Но девушка отводила глаза, будто специально избегая этих объяснений. Словно издалека доносились до Сашки обрывки фраз «прохода не даёт, невозможно учиться, другая школа, не можете повлиять, жизнь сломает...»
«Решим...выясню...не знал...извините...»
Но он не слушал, не слышал. Он смотрел на Алёну и не мог понять, что произошло, за что она так с ним... 


Обратно ехали также молча. Отец остановил у подъезда.
- Вечером поговорим, - бросил вслед выходящему из машины сыну.
Придя домой, Сашка первым делом прошел на кухню. – Хорошо хоть матери дома нет, - с этой мыслью он достал из шкафчика открытую бутылку красного вина, налил целый стакан и залпом выпил. Жидкость моментально подкатила обратно к горлу, намереваясь выйти наружу, но Саша сдержал рвотный позыв, быстро запихав в рот кусок черного хлеба. – Вроде нормально, – убрал бутылку обратно в шкафчик и тщательно вымыл стакан. – Надо поспать.
Саша вошёл в комнату и растерянно посмотрел на часы. Пятнадцать минут пятого. Отец придёт только в семь. Достал наушники, в ушах зазвучало хрипловатое...Won't you believe it? It's just my luck. No recess… 

Громче. Ещё громче. Ещё.

Но ни алкоголь, ни Курт - до разрыва перепонок-в наушниках - не принесли желанного облегчения. Сашке казалось, что его увеличившееся в размерах сердце рвётся наружу, ломая рёбра и причиняя физически ощутимую боль.
- Скорей бы отец пришёл. И пусть бьет. Пусть хоть убьёт. Так мне и надо. Лишь бы не чувствовать, лишь бы больше ничего не чувствовать… 

…Ночь прошла в забытьи. То проваливаясь в пустоту, то снова возвращаясь в сознание, Сашка так и не смог нормально заснуть, а когда в очередной раз открыл глаза, в комнате было уже светло. Пытаясь хоть как-то расшевелить не слушавшийся организм, он повернулся на бок. Притаившаяся, было, боль с готовностью растеклась по всему телу. Память услужливо подкинула события вчерашнего дня: «Когда ты будешь башкой своей думать?» - гремел отец, нависая над сыном. – «Ты соображаешь, что ты делаешь, дрянь?».

Но, наверное, впервые в жизни Сашка, который обычно молча терпел, насколько хватало сил, кричал на отца так же громко, подбирая самые обидные и колкие фразы. Отец не терпел неповиновения, и бесконечно долго удары сыпались один за другим, разбивая тело до самых костей. Сашка набрался смелости признаться себе, что хотел этой боли, надеясь, что она заглушит рвущую его на куски тоску. 

В школе, к огромному облегчению Сашки, учителя не проявили к нему никакого внимания, да и сосед по парте и близкий приятель Серега, расстроенный сорвавшейся поездкой , тоже весь день молчал. Сейчас это было именно то, что нужно. Наконец, последний урок закончился. Дождавшись, пока одноклассники разойдутся, Саша вышел из класса и пошел по опустевшему коридору в сторону раздевалки. Впереди, около лестницы, ведущей в полуподвальное помещение школы, стояла Алена. Видеть девушку он не хотел, но деваться было некуда, и он решил молча пройти мимо. 

- Саш, - негромко позвала Алена. Он остановился и посмотрел на неё. Она молчала. - Чего ещё от меня надо? - подумал, но вслух произносить ничего не стал, повернулся и пошёл прочь.
- Саш, подожди!- Алена схватила его за руку, пытаясь удержать.
Ссссс, - зашипел от боли Сашка, выдернув руку. От взмаха рукав тонкого свитера вздернулся вверх, открывая узкую лиловую полосу чуть выше запястья. - Блин, здесь-то откуда? 

Алена издала короткий вздох, прикрыв ладонью рот. В глазах мелькнула досада вперемешку с жалостью.
- Сашка, прости! Ну прости ты, я же не знала!
- А если бы знала, то что? - с горькой усмешкой ответил парень. - Ладно, Молчанова, пока. 

И если бы ещё хоть слово, хоть оклик...
Ведь Сашка вот уже почти собрался с мыслями признаться ей...Признаться, что без неё муторно-тоскливо на душе, что без неё школьный день тянется дольше, чем китайская стена, что в каждый момент хочется сорваться и бежать к ней, и, взяв ее за руку, молча идти по ромашковому полю, подставляя лицо ласковому ветру...
И что он готов простить. Простить ее, не ища объяснений ее поступку; простить отца, не желавшего даже выслушать его, какое уж там пожалеть ... Простить самого себя за свою нелепость и слабость. Лишь бы не терять ее. Только кому нужно его прощение?


Другие работы автора:
+6
106
21:49
+3
Браво! Даже не знаю как возможно такое описать, но автор сделал это великолепно! bravo
22:02 (отредактировано)
+4
Светлана, благодарю rose
Загрузка...
Xen Kras №1