Резистентность

Автор:
Кирин59
Резистентность
Аннотация:
Космический корабль "Межзвездный" сталкивается с внеземной жизнью, в результате чего терпит крушение на небольшом планетоиде. Среди выживших есть человек, которому предстоит пройти тест, уготованный инопланетянами. Вот краткое изложение его результатов.
Текст:

Экспозе[2] отчета, тема: «Межзвездный».

Исследовано:

Объект № 1 – сканирование: невозможно. Извлечение данных: невозможно. Психоформирование: невозможно, данные отсутствуют.

Объект № 2 – сканирование: сбой, не завершено. Извлечение данных: сбой, не завершено. Психоформирование: невозможно, недостаточно данных.

Объект № 3 – сканирование: завершено. Извлечение данных: сбой, не завершено. Психоформирование: невозможно, данные не пригодны.

Объект № 4 – сканирование: завершено. Извлечение данных: завершено. Психоформирование: не завершено.

Объект № 4 … продолжить сканирование…

Макс наскоро потушил горящую на нем плоть, благо ее осталось не так уж много, и осмотрелся.

Он вытащил обмякшее тело Фергюсона из разбитой капсулы, прихватив с собой чудом уцелевший набор первой помощи, который к удаче последнего был как нельзя кстати. Часть разорвавшегося в атмосфере корабля сильно резанула ему голень, и из раны обильно текла кровь.

Быстро и осторожно Макс оттащил Фергюсона подальше от аварийной капсулы, которая уже начинала дымиться. Уложив его на землю, он стянул с головы пострадавшего шлем скафандра и, убедившись, что тот дышит, снял скафандр полностью.

Фергюсон слабо застонал, когда андроид вынимал раненую ногу из пробитого скафандра, приходя в себя. А Макс уже раскрывал меднабор.

Антисептик хлынул в раскрытую рану, и протяжный стон боли вырвался из саднящего горла Фергюсона, едва пришедшего в сознание, но еще оглушенного и дезориентированного. Только надорванных связок он не замечал, ведь все его сознание было в ноге, где на голени зияла широкая рваная рана длинной с его собственную немаленькую ладонь.

Многофункциональный андроид космической серии (иначе - Макс), имевший до падения корабля соответствие с человеческим обликом в невероятные девяносто пять процентов, теперь не тянул и на двадцать.

Искусственная кожа на его теле почти полностью обгорела. Оставались лишь куски на груди, которой он прикрывал во время падения закованного в скафандр Фергюсона, немного на ногах, а еще половина лица. Другая половина лица, как и большая часть его тела, открывала взгляду металлический каркас и красный визор глаза. Он и его сохранивший человеческий вид брат сосредоточенно уставились на рану, пока металлические пальцы неуклюже зашивали ее, грубо стягивая рваные края.

Фергюсон не особо следил за его работой. Он старался вновь не лишиться сознания, старательно закусив перчатку своего костюма, едва Макс притронулся к ноге.

«Хорошо, что вообще выжили, - пронеслось в его мозгу. – Нужно будет поискать других». Но рвущийся из груди крик боли тут же заглушил эту мысль – Макс работал без промедлений или раздумий.

Вскоре рана была зашита и перебинтована. Отдышавшись несколько минут, утерев со лба липкий пот, Фергюсон сел и смог, наконец, осмотреться, не опасаясь за свое здоровье.

Макс оттащил его на верхушку некоего холма, с которого открывался отличнейший вид на место падения корабля. Увиденное им зрелище совсем не радовало.

Обломки «Межзвездного», космического корабля колонизаторской корпорации «Экспансио», разметало на несколько десятков километров по пустынной поверхности планеты. Столбы черного дыма закрывали половину чистого розоватого неба, прочерчивая в теплом воздухе траекторию падения корабля.

Глядя на голубые и оранжевые всполохи горящих обломков, надежда Фергюсона найти выживших таяла в нем, как кусочек масла на раскаленной сковороде. Его лицо исказилось от ужаса при мысли, что он остался тут совершенно один. Постойте, но ведь он не был один. С ним был Макс!

Фергюсон поднял взгляд на андроида, бездвижно стоявшего рядом. Тот тоже смотрел на горящие неподалеку обломки. Только вот его черное изуродованное лицо, на котором теперь невозможно было что-либо прочесть, пугало едва ли не так же, как вид горящего рядом корабля.

Макс как раз стоял от Фергюсона по правую руку, открывая его взору пострадавшую часть лица. Красный огонек глаза-визора чуть подрагивал, очевидно, изучая место падения. От этого он напомнил Фергюсону какой-то древний фильм конца двадцатого века, который он смотрел в детстве в качестве дополнительных заданий по культурному наследию Америки. Он не помнил названия этого фильма, но вспомнил, что в нем робот убивал людей.

Уже в его детские годы, когда робототехника едва начала массовое распространение, такое было смехотворным. Но теперь от этих мыслей по спине Фергюсона вдруг пробежал холодок.

«Брось, - сказал он себе, - Это же просто ерунда. Что за дурацкие мысли?» Ответ пришел тут же. Шок. Разбиться, падая на чужую незнакомую планету, едва не лишившись при этом ноги, и испытав жуткую боль остаться один на один с изуродованным роботом. Конечно, он в шоке.

Только не время и не место было для всего этого. Необходимо было вспомнить протокол падения. Да только не получалось. Фергюсон старательно пытался его вспомнить, но ноющая боль в ноге и чужая земля (земля ли?) под ним не давали сосредоточиться.

Несколько минут спустя он оставил свои бесполезные попытки. В конце концов, он был не офицером, чтоб наизусть помнить такие инструкции, а обычным инженером-механиком.

Фергюсон снова лег на спину, чувствуя, как боль от раны стала подниматься вверх, разливаясь по его телу тягучим маслом.

«А вот и усталость, - подумал он. – Или отходняк после дозы адреналина». Он закрыл глаза и расслабился, давая телу отдых, но понимая, что необходимо что-нибудь предпринять. Только бы вспомнить протокол, с которым его ознакомили перед полетом. Или найти того, у кого можно было бы спросить.

- Макс! – Радостно выдохнул Фергюсона от новой идеи. Он резко сел, вызвав сильный приступ боли в раненой ноге. Огляделся, но робота рядом уже не было – на холме он сидел один.

«Наверно, увидел в обломках кого-то еще и пошел спасать», - подумал Фергюсон, но на всякий случай громко позвал: 

- Макс!

Ответа не последовало. Робот не появился.

Через несколько минут, когда Фергюсон уже хотел попробовать подняться на ноги, чтобы пойти самому искать выживших, он сквозь дым увидел, как Макс несет к нему какой-то большой куль на своих плечах.

Расстояние сократилось, и он увидел, что робот нес человека. Макс положил еще одного выжившего на землю рядом с Фергюсоном, им оказалась молодая полноватая Сан, биолог. Кажется, она не дышала.

- Нужно сделать искусственное дыхание, - сказал андроид.

- Так делай скорее! – Фергюсон вскинулся на Макса и понял, что тот не сможет.

Вытаскивая Сан из обломков, Макс потерял оставшуюся часть лица вместе с искусственной плотью губ. Теперь красными визорами вместо глаз на Фергюсона смотрел черный закопченный череп робота.

«Как в том фильме», - вновь пронеслось в голове Фергюсона.

- Не могу, - отозвался Макс, - Повреждения моей оболочки составляют девяносто семь процентов.

Сказав это, он развернулся и вновь исчез в дыму горящих обломков. Фергюсон бросил ему вслед растерянный взгляд и воззрился на девушку. Нужно было ее спасать.

Он сделал глубокий вдох, зажал ей пальцами нос и прильнул губами к ее рту. С силой выдохнув, положил руки ей на грудь и начал неумело надавливать, припоминая основы первой медицинской помощи. Как оказалось, не зря.

Когда Макс вернулся, неся на себе мужчину, который был незнаком Фергюсону, Сан все так же лежала без сознания, но уже слабо дышала.

Робот положил выжившего рядом с Сан и стал осматривать его окровавленную голову.

- Что с ним? – Осведомился Фергюсон, пытаясь все же опознать мужчину.

- Отсечена часть плоти с черепа, сотрясение головного мозга с вероятностью девяносто один процент, вывих левого мизинца и безымянного пальца, ушибы и порезы. – Доложил Макс и глянул на Сан.

– Мисс Сан Квон-Джи восстановила дыхание, хорошая работа, мистер Фергюсон. Но, боюсь, что она все же умрет.

Фергюсон воззрился на безмятежное лицо биолога.

- Почему это?

- Я зафиксировал деформацию внутренних органов, не совместимую с жизнью, – последствия удара при падении спасательной капсулы.

Фергюсон помолчал, переваривая информацию. Макс в это время промыл рану спасенного им мужчины и заполнял поверхность раны бактерицидным гелем.

- А он выживет? – Фергюсон кивнул на мужчину. – Кстати, кто это?

- Это Виктор Савельев, младший инженер-техник по обслуживанию бортовых систем вспомогательного электроснабжения. Он выживет. Других выживших обнаружить не удалось.

- Где мы находимся? – Поинтересовался Фергюсон, когда Макс закончил с техником. – Что это за планета?

Макс присел на корточки возле него и снова осмотрел рану на ноге, удовлетворенно кивнул.

- Планетоид ВЛ-524, - сказал робот. – Около четырех световых лет до пункта назначения «Межзвездного». В базе данных он указан, как частично пригодный для временного пребывания из-за наличия подходящей для дыхания атмосферы, но отсутствия воды и жизни. Бортовой компьютер «Межзвездного» выбрал его как наиболее подходящий для аварийной посадки, учитывая степень повреждений корабля.

- Стоп-стоп, - прервал Фергюсон. – Ты знаешь, из-за чего возникли эти повреждения?

- Да. В критический момент я был подключен к системам «Межзвездного» и имел доступ к системам корабля. Повреждения возникли из-за множественных необратимых химических реакций, приведших к разрушению внешней, а затем внутренней оболочек корабля. Это в свою очередь привело к разгерметизации нескольких палуб. Однако изоляция этих частей корабля не привела к устранению аварии, так как шлюзы подверглись той же химической реакции, что и обшивка.

- Что за реакция? Откуда?!

- Датчики фиксировали неопознанную форму жизни…

- Что? – Фергюсон не верил своим ушам.

- …не поддающуюся анализу и классификации, - закончил Макс.

Фергюсон почувствовал, как по спине пробежала неприятная дрожь.

- Оно упало с нами?

- Да. – Ответ робота прозвучал для Фергюсона, как приговор.

- Оно еще живое?

- Пожалуйста, успокойтесь, - попросил Макс тоном заботливой матери. – В экстремальных ситуациях не следует поддаваться панике.

- Оно еще живое? – Повысил голос Фергюсон.

Робот на секунду задумался и ответил:

- Я не могу проанализировать этот тип жизни и не могу ответить на этот вопрос утвердительно или отрицательно. Однако с вероятностью в пятьдесят процентов могу сказать, что оно еще живо.

Фергюсон побледнел. Нечто напало на их корабль и уничтожило его. О нем ничего неизвестно, кроме того, что оно упало с ними на эту пустую планету и еще возможно живо. Причины для паники определенно были. Фергюсон лихорадочно старался придумать, как удалиться подальше от места падения и выжить. Однако вариантов не находилось.

- Найди мне оружие, - попросил он вскоре, едва справляясь с голосом.

- На борту «Межзвездного» имелось полторы сотни единиц боевого оружия, но оно осталось в запертом хранилище, которое было потеряно на десятой минуте после объявления эвакуации.

- Черт!

- Пожалуйста, успокойтесь, - попросил Макс еще раз, но это только раздражало Фергюсона. Он просто не понимал, с чего это ему быть спокойным. Оказался голом камне, где-то посреди космоса. Без припасов, без воды. Раненый. В компании оглушенного, умирающей и робота, который даже искусственное дыхание сделать не может.

А еще, конечно же, с ними некая инопланетная зараза, которую невозможно идентифицировать, а у них даже оружия нет.

Фергюсон хотел было прокричать все это прямо в обгоревшее лицо Макса, присовокупив к этому требование заткнуться и придумать, как его спасти, но робот вдруг повернулся в сторону обломков и встал. Фергюсон понял, что смотрит тот не на огонь. Он с опаской посмотрел в ту же сторону, но не видел ничего и ощутил, как его накрывает волной паники.

…сканирование завершено…

…фрагментация[3]…

…рекомбинация[4]…

…психоформирование, цикл № 1…

Беспокойство охватило Фергюсона, когда он услышал объявление капитана по внутренней связи.

«Обнаружили инопланетную форму жизни»? «Готовимся к контакту»? И какого черта значило «сохраняйте спокойствие и не выходите из кают до объявления»?

Он начал подозревать, что они прилетели не с самыми добрыми намерениями, раз им велено оставаться на местах и не дергаться. Возможно, так капитан хотел сказать, чтоб никто не мешался под ногами, когда начнется перестрелка.

Нет, тут точно не все в порядке, решил Фергюсон, и достал из запертого ящика в своем шкафу ультразвуковой фазер. С прохладной рукояткой оружия в руке он почувствовал себя спокойнее и стал ждать…

…рекомбинация…

...психоформирование, цикл № 5…

Фергюсон не находил себе места в ожидании контакта с иной формой жизни.

По внутренней связи еще неделю назад было объявлено, что получен сигнал приветствия, что обнаружена новая форма жизни, что было оговорено время и место контакта для обмена информацией. Бла-бла-бла.

Чем дольше он думал о предстоящей встрече, тем сомнительнее казались ему намерения инопланетян.

Зачем сразу встречаться для обмена информацией, если они уже начали ей обмениваться, выйдя на связь?

Они определенно что-то замышляли, присылая сообщения о том, как им интересно узнать нас получше и подружиться. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Нужно поговорить с начальником службы безопасности и капитаном и попросить их вооружить людей, решил Фергюсон. Заодно забрать со склада свой фазер. С ним-то ему будет спокойнее, даже если все и в самом деле пройдет гладко.

…рекомбинация…

…психоформирование, цикл № 13…

Фергюсон пришел в сознание и ощутил усталость.

Не в теле, с этим у него все было в порядке. Усталость была эмоциональная.

Он тяжело вздохнул и повернул голову, взглянув в круглое окно иллюминатора, за которым в бескрайней черноте космоса поблескивали далекие звезды. Совсем не это он представлял, когда поднимался на борт «Межзвездного».

- Как вы себя чувствуете? – Спросил доктор Савельев, подойдя к виртуальному блоку, на котором лежал Фергюсон. – Головные боли? Тошнота?

- Нет, просто усталость.

- Это нормальное состояние после дюжины циклов виртуального тренинга, - сказал Савельев.

- И как мои результаты? – Без особой заинтересованности спросил Фергюсон, повернувшись к доктору.

Про себя же подумал, что зря тот делает себе такую глупую стрижку. Выглядит, будто с него пытались снять скальп, а он и без того не слишком-то привлекательный.

- Вы слишком часто подаете признаки агрессии в стрессовых ситуациях, - произнес Савельев.

- Это плохо?

- В каком-то роде, - уклончиво ответил Савельев. – Вы с какого-то момента словно отключаете логику и начинаете действовать на инстинктах, что приводит к гибели людей и вашей.

Фергюсон неопределенно хмыкнул, но ничего не ответил. Он не любил заниматься самокопанием, предпочитая обращаться за этим к своему психиатру. Пока она у него была, конечно. На Земле его принимала женщина.

К Савельеву он не ходил, потому что не мог говорить по душам с тем, кто ему не нравился на каком-то подсознательном уровне. Он не отдавал себе отчета, что не так с Виктором Савельевым, чем тот его не устраивает. Просто не ходил к нему.

- Чувствуете за это вину? – Поинтересовался доктор.

- Теперь нет. Только усталость.

- Как вы считаете, в чем причина вашей агрессивного поведения?

- Вы у нас доктор, - отрезал Фергюсон, которого этот разговор начал утомлять еще больше.

- И все же, - настаивал Савельев, - попробуйте определить.

- Дайте немного отдохнуть, док, - попросил Фергюсон, закрывая глаза.

Говорить ему совершенно не хотелось.

…рекомбинация…

…психоформирование, цикл № 39…

- Мистер Фергюсон, скажите, почему вы во время последней симуляции просили Макса убить вас и другого выжившего?

Доктор Сан Квон-Джи с любопытством смотрела на него, ожидая ответа.

- Я просто боялся, - подумав, ответил Фергюсон и стыдливо отвел от нее взгляд.

- Чего боялись?

Фергюсон пожал плечами.

- Не знаю. Того, что они могли с нами сделать. Лучше уж сразу умереть.

Сан сделала какую-то пометку в своем журнале.

- В симуляциях номер двадцать семь, двадцать девять и тридцать пять вы застрелились по той же причине?

- Да.

- Но в них не было признаков агрессии пришельцев. Они были мирные.

- Да. Но причина все-таки та же самая. И, если позволите замечание, - сказал Фергюсон. – Их не было вообще.

- Поясните, - Сан с интересом смотрела на Фергюсона, приподняв тонкую бровь.

Он немного помолчал, подбирая слова, чтобы описать свои чувства.

- В тех симуляциях я не видел инопланетян. Они якобы не поддаются анализу и идентификации. Это ни о чем не говорит, кроме того, что они стопроцентно не гуманоидные. Я о них не знаю ничего. И я не могу им верить. Тем более если не видишь того, кто пришел с тобой якобы дружить.

- А если бы увидели?

- Не знаю. Возможно, поступил бы иначе.

- Но если их настоящий облик был бы сложен для вашего восприятия настолько, что не вызывал бы никаких ассоциаций? Так сказать, абсолютно чужероден?

- Ну не знаю, - ответил Фергюсон. – Наверно сошел бы с ума.

Сан посмотрела на него, и он ответил короткой улыбкой. Она также позволила себе улыбнуться:

- Так и запишем: такой симуляции не проводить, дабы не потерять разум тестируемого.

- Спасибо, - отозвался Фергюсон вполне искренне.

- Ну а если бы они приняли облик чего-то знакомого?

- Например?

- В одной из наших бесед вы однажды упомянули, что изучали культуру Америки второй половины двадцатого века.

Фергюсон кивнул.

– Тогда предположим, что инопланетяне будут такими, какими их рисовали в массовой культуре восьмидесятых годов двадцатого века?

- Мы говорим о зеленых человечках? Не о монстрах с выдвигающимися челюстями?

- Ну конечно, - вновь улыбнулась Сан.

Фергюсон задумался.

- Возможно, тогда бы и получился диалог.

Сан кивнула и стала записывать что-то в блокнот.

- А почему мы говорим об инопланетянах? – Спросил вдруг Фергюсон. – Я думал это занятия по психологическому тренингу для действий в экстренных ситуациях.

- Профессиональный интерес, - Сан одарила его очередной лучезарной улыбкой.

…рекомбинация…

…психоформирование, цикл № 71…

- Я тебя не понимаю, - заявила биолог, отглотнув горячего чая и откинувшись на сиденье. – Почему ты не хочешь с ними поговорить? Они же безобидны. Маленькие и любопытные, как дети. А ты даже посмотреть не хочешь.

Она вперила в Фергюсона колкий взгляд и скрестила руки на груди, своим видом давая ему понять, что ожидает от него ответа.

- Это и настораживает, - пробормотал он с неохотой.

- Что именно? – Подключился к разговору Виктор, отставив кружку с кофе – оно было слишком горячим.

Фергюсон вздохнул, понимая, что разговора не избежать.

- Да то, что они маленькие и безобидные, как дети, - сказал он. – Они похожи на инопланетян из старого фильма.

- Какого? – Заинтересовался Виктор.

- «Близкие контакты третьей степени»[5].

- Не знаю такого.

- Он очень, очень старый.

- Да и что с того? – Вернула их к прежней теме Сан.

- А то, что выглядит все это слишком наивно, как в том фильме. Прилетели познакомиться и привезли нам наших потерянных соплеменников.

- Они нам никого не привозили, - нахмурилась Сан.

- Это из фильма.

- Забавный, наверно, - вставил Виктор, попробовав еще раз отпить кофе.

- Да, но…

- Но это ничего не меняет, - оборвала Сан. – Они мирные.

- Я им не доверяю, - отрезал Фергюсон.

- Ну почему?

- Не знаю. Не доверяю и все. Они мне не нравятся.

- Ты их даже не видел!

- А мне и не надо, - парировал Фергюсон.

- Мы встретили иную форму жизни. Первыми из людей увидели и общались с инопланетянами, а ему не надо, - с досадой заключила Сан.

- Ага, - отозвался Фергюсон с непоколебимостью в тоне.

- Ты просто сумасшедший, - тут же резюмировала биолог.

- А может я единственный разумный на этом корабле, - заявил Фергюсон.

Виктор поперхнулся кофе.

- В старых фильмах это последние слова героя, перед тем, как его закрывают в сумасшедший дом, - сказал он.

Сан засмеялась.

- Хорошо, что у нас такого нет, - буркнул Фергюсон.

…рекомбинация…

…психоформирование, цикл № 103…

Фергюсон сидел в комнате отдыха, нервно потирая руки.

Они все равно казались ему грязными, хотя он их только что помыл. Он чувствовал – что-то не так. Это его беспокоило и, похоже, начинало пугать.

Но он не мог сформулировать причину собственного беспокойства. Ему казалось, что у него в ругах бутылка из черного пластика, в которой лежит что-то очень-очень важное, но его никак не вытащить. Бутылка слишком крепкая – не разбить, а горлышко слишком узкое.

- Ну как прошло? – Спросила вошедшая в комнату Сан.

- Не знаю, - ответил Фергюсон, не покривив душой. – Что-то не так.

- И что же? – Она села в соседнее кресло.

- В том-то и проблема: я не знаю.

- Тебя что-то беспокоит, я вижу. Но ты не знаешь что именно?

Фергюсон кивнул.

- Встреча прошла нормально?

Снова кивок.

- Было что-то необычное? Они сказали что-то… подозрительное?

- Нет. Все прошло гладко. Поздоровались, познакомились, рассказали о себе пару слов и разошлись.

- Они со всеми знакомятся.

- Я знаю, знаю.

- Так что тебя беспокоит? Как они выглядят?

- Нет, с этим все нормально. В каком-то смысле.

Сан изогнула бровь.

- Поясни, - попросила она.

Фергюсон задумался и медленно заговорил, тщательно подбирая слова.

- То, что они выглядят как пришельцы из классических голливудских фильмов одновременно нормально и ненормально. В том смысле, что я знаю: это не настоящий их облик. Что они приняли его, чтобы нам было комфортней. Но это и настораживает.

Сан задумчиво молчала.

- И почему именно такие, - продолжал Фергюсон, не ожидая реплики психолога. – То есть именно эти инопланетяне, именно из того фильма и…

- Что? – Оживилась Сан, видя, что Фергюсон нащупал какую-то ниточку к пониманию своих ощущений.

- Именно такие, какими я их помню. - Закончил он.

Психолог обдумала его ответ.

- Тебя настораживает именно это?

Теперь задумался Фергюсон.

- Да, - вскоре кивнул он. – Кажется, они взяли этот образ из моих воспоминаний.

- Если и так, то, скорее всего это было сделано для твоего большего удобства и простоты твоего восприятия.

- Нет, я уверен, что так и было. Они залезли мне в голову и достали от туда этих пришельцев.

- Это просто догадка, - попыталась успокоить Сан.

- Нет, - отрезал Фергюсон. – Я уверен в этом. Они копались у меня в голове. Что еще они могли достать оттуда?

Он вскочил с кресла. Сан тоже встала, подняв руки в успокоительном жесте.

- Послушай меня, - попросила она. – Даже если так и было, то они просто приняли знакомый тебе образ. Они же больше ничего не предпринимали, как и со всеми нами. Просто общались.

- Откуда ты можешь это знать? – Воскликнул Фергюсон. – Откуда ты знаешь, что они сейчас не в твоей голове? Что это ты говоришь, а не они?

Он вдруг смолк, ошарашенным пришедшим ему откровением.

- Нет, - заявила Сан. – Я знаю, кто я есть.

- А я не уверен, - в голосе Фергюсона сквозила подозрительность. Он на шаг отступил от Сан, затем еще на один.

- Мне нужно побыть одному, - выпалил внезапно он и рванул к двери.

- Погоди! – Бросила ему вслед Сан, но Фергюсон уже скрылся.

…рекомбинация…

…психоформирование, цикл № 154…

- Я все знаю! – Кричал Фергюсон, размахивая перед собой фазером, поочередно направляя им в лицо Сан и Савельеву.

– Вы уже не вы! Вы – они!

- Погоди, друг, - сказал Савельев, держа руки на виду, - Мы те же самые. Мы твои друзья.

Фергюсон осклабился, направив фазер в лицо техника:

- В том-то и дело. Мы не были друзьями. – Он нажал на спуск, и фазер выплюнул тонкую струю зеленой энергии в лицо Савельева.

…рекомбинация…

…психоформирование, цикл № 289…

- Зачем ты принес оружие? – Спросила Сан сидящего в кресле Фергюсона.

- С ним я чувствую себя спокойнее, - ответил он.

- Пусть так, - неохотно согласилась она. – Но почему?

- Я подозреваю, что они повсюду.

- Кто?

Фергюсон посмотрел на Сан, как на полную дуру.

- Пришельцы, конечно.

- Поясни, - попросила она, косясь на оружие в руке Фергюсона.

- Не могу. Но они везде.

- Как такое может быть?

- Я не знаю.

- И откуда у тебя такая уверенность? – Поинтересовалась Сан.

Он пристально посмотрел на нее, поднимая фазер к своей голове.

- Потому что они тут, - сказал Фергюсон и выстрелил.

Психоформирование: завершено циклом № 598.

Анализ: Объект № 4 показал высокую сопротивляемость психоформированию личности, что говорит о непригодности сознания данного вида для колонизации на существующем уровне развития.

Рекомендации: Аннулирование объектов, архивация отчета по теме «Межзвёздный» в кластере 29357-СС до получения новых объектов изучения, но не ранее чем через 300 циклов данного кластера.

[1] - Резистентность (от лат. resistentia — сопротивление, противодействие) - сопротивляемость, устойчивость организма (популяции, биоценоза) к воздействию различных факторов (например, к ядам, загрязнителям, паразитам, болезням). В психологии термин иногда используется в широком смысле (например, сопротивление внешнему воздействию или нежелание выполнять приказы), хотя в психоанализе «резистентность» означает процесс, посредством которого мысли и воспоминания, хранящиеся в бессознательном разуме, удерживаются там, не проникая на осознанный уровень. В рамках психоанализа термин также обозначает стойкое несогласие анализанта с интерпретациями, предлагаемыми психоаиалитиком.

[2] - Экспозе (франц. Exposé), книжн. - Краткое изложение какого-либо документа, произведения и т.п. или выдержка из них.

[3] - Фрагмента́ция здесь — процесс дробления чего-либо на множество мелких разрозненных фрагментов.

[4] - Рекомбинация – от лат. re — приставка, здесь означающая возобновление, повторность действия, и лат. combinatio — соединение.

[5] - «Близкие контакты третьей степени» (англ. Close Encounters of the Third Kind) — американский научно-фантастический фильм 1977 года автора сценария и режиссёра Стивена Спилберга (англ. Steven Allan Spielberg; род. 18 декабря 1946 года, Цинциннати, США) — американского кинорежиссера, сценариста, продюсера и монтажера, являющегося одним из самых успешных кинорежиссёров США в истории.

Другие работы автора:
0
68
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Марго Генер