Глава 3 - долг мечей уплаты ожидают

Автор:
Бернардо Хуг
Глава 3 - долг мечей уплаты ожидают
Аннотация:
Бог, король иль крыса –
Всё одно – един итог.
Смерть и жизнь –
две стороны одной монеты.
Цена, которую мысля
неразделённо погрешила.
Текст:

Путь меча лишь единицам доступен, лишь тем, кто род клана несет, лишь тем, кто жизнь за меч отринуть готов. Если впрочем для одних – это бремя продолжателя рода – всю жизнь развивать свое мастерство, изо дня в день – терпеть лишь одни тренировки, то иные путь меча избирают по велению сердца. И так судьба сложилась, что Ян родился в клане таковом и суждено ему с рождения было прожить всю жизнь свою с мечем, защищая честь сильнейшего из кланов, клана – «Небожителей».

Когда Ян достоин стал четвертого клинка, Пурин, глава клана, за океан отправил сына, дабы тот мастера нашел – что сталь Яна меча закалит и обучение его завершит.

В ту ночь когда дгара1 корабль подплывал к берегам Реквиема2, на каравеллу было совершенно покушенье. Контрабандисты поднялись на судно и принялись было грабить его, как некто на палубе начал сражение, чьи звуки пробудили всех пассажиров и Яна, дрему которого не возможно было прервать. При выходе из каюты наружу пред ним стала картина – лишь троих пассажиров, с бандитами неравный бой ведущих на палубе, огнем покрытой, под парусами что пламенем обьялись. Осознав всю катастрофы тяжбу, на помощь мечник ринулся со-путникам своим. Однако в битвы самый разгар, в то самое место, на котором вел дуэль Ян, влетел огненный шар, что изничтожил всю твердь, на которой воин стоял, и тот в воду упал. Но на этом несчастье не завершилось, ибо прямо за ним вниз полетела и мачта, что врезалась в дгарово темя, тем самым в мир снов Яна отправив.

И если бы не Каин – со-путник, что прыгнул в воду отважно за дгаром – то мечник бы сгинул в глади водной пучины.

Ян же уже очнулся в порту. Там то ему и поведали про отступление бандитов, что повержены были теми, кто с ним долгий путь разделил и теми, кто скоро вновь должен двинуться в даль.

Отец учил Яна: его долг – долг отца, долг семьи, долг клана. И по сему все долги должны уплачены быть.

Дгар не искал своего спасителя долго, и при встрече Каин первым прощения просил за то, что не смог упасти и клинки. Яна же мнение было таким: стали накупить можно бессчётно, жизней же лишних в мире не сыщешь, посему ему лишь в тягость было услышать эту неуместную мольбу.В итог, спустя все сожаления мимо, верность свою спасителю отдал, нарративом изъяснив всю цену долга своего, что будет возвращен.

Дгарской верности законам доблести и чести не ускользнуть из уст дворянского народа. И лорду, под чьим крылом пригрелся Каин, просил помочь спаситель дгара в том деле, что не смело быть услышано стенами, и потому они заключили лишь один договор – встретится в поместье Герцога Ардо после того как они в Реверстад обратятся, а Ян обучение окончит.

Все разговоры довершив, дгар двинулся к Нирту3, туда, где ждал мастер, что его меч закалит. Однако, придя наконец в мастерскую художника Астдга, Яну сказали о том, что в граде исчезло бесследно много детей и художника сын не стал исключеньем.Посему грозил мастер –дгару не увидеть великих мечей до тех пор, пока он не вернет ему пропавшее чадо, чьим поиском уже занялся Рейм – детектив, что до Яна прихода сидел за столиком мастера и расспрашивал Астдга о сыне, и только после поведал этим двоим о том, что он вышел на след работорговцев. И потому отправил Дгара на улицу Эдель выискивать в ночном покрове подозрительных людей.

В эту ночь внимание Яна привлёк странный и страшный мужик, большой бородатый и с суровым лицом, ведущий в переулках беседы с теми, кто был не менее чуждым, чем он. Пройдя весь Нирт, в итог пришел в трактир “Медведь и Кь“на той самой улице Эдель. Рыжий бородач, присел на стул, один, и начал пить.И может быть, не придавая значения всем тем косым взглядам, что лежали на рыжем затылке, Ян бы просто ушел, когда его и других выйти просили. Однако, как только дгар, не колеблясь, покинул сие заведение, он встал близ трактира “Медведь и Кь“ и стал наблюдать.И после того, как все личности, что не были приняты тем помещением зловонным,ступили под небо ночное и пропали в темноте переулков,в таверне нагрянул шум битвы. Ворвавшийся в трактир, словно бык на корриду, Ян увидел, как множество тел лежало под стойкой фигурой бородача,что, склонившись, стоял над одним из побитых, держа в руках двукрылый топор. Фернир увидел влетевшего Яна в трактир и,будто пытаясь в сети колибри поймать, кинулся на него, обрушив обух своего топора на голову дгара. В этой битве недолгой, Ян ускользал от каждого взмаха этого неугомонного воина, в итог, просто выдернув оружие из воителя рук, нанёс удар обухом топора по лицу этого бугая, тем самым его опрокинув. Но не успев битву окончить, в Яна влетела из ветра стрела, знаменуя продолжение боя.В проёме дверном дама стояла, непрестанно пытаясь снести врага с пути своего.И только дгар собрался было рока бой предначертить, топор метнув в то сердце, что сокрыто было за бледным мундиром воительницы, поднялся бугай, дабы охладить бурлящую кровь двух бойцов, желая лишь понять стремления дгара. Вопросом сменив на беседу – сражение – Ян выяснил, что эти двое, Нелиндель и Фернир, как и он сам, в поиске пропащих детей, за кражей которых стоит “Потифия”4.

К восходу солнца незавершенной ночи, Ян, покуда мог, терпел мученья не смыканных глаз в окружении все тех же лиц, следуя за спиною Рейма к капитану стражи, дабы решить все те вопросы, что укажут путь к разгадке, так яро скрытой за стенаниями онемевшего града.Представ пред ликом решения, капитанская кровь пролилась предательской сталью. Гвоздовое бремя,капитана не сбила с мысли пути: время – вот ключ от кары спасенья барона, а значит нужно спешить. В поисках крыла возмездия правды, Рейм, обличив алчь пред града песчинок, сгинул туманно в земли, что хранили домашний очаг герцога Шимана, дабы тот суд провел свой скорей. И только лишь спустя мгновенье опосля ухода старой псины, дгар ушел в след за воином, чья глава подобно пламени вела стражу доблести в глубины логова жуткого зверя, доверив Нелиндель самой уйти на ту одну тайную тропу, что может стать той паутинкой, за которую потянет работорговец несчастный.

Барон гостям желанным прием сготовил смрадный. И Ян, линчуя стражу Клиша, провел солдат с Ферниром к пиру мрази, что, отвергнув крови запрет, обратил её в чернь, окутав лико свое в звериную пасть. Но только лишь зверь, не был способен одолеть дгара, что рукой голову снял с его плеч.

По серому щебню, словно упавшие капли дождя, шли воины обратно в казармы, ведомые все тем же Ферниром, что погас от бури, назревшей десницей судьи, что держал власть в стране той, что право имеющих накрыла страстным фавором. Но глас Нелиндель – лик искры надежды, зажег в соратниках дух боевой своей вестью грядущей:все пропавшие чада вернутся домой, а наперсники цепей обречения станут спасеньем мерзким от кары суда.

Суда, что явь греха и тайны приоткрыл: виновен Клиш, молчал Фернир об их господе общем с Нелиндель – Ардо – направившим их на млечущий след от самого Реверстада, за хвостами “Потифьи”.

Дгарово учение, вожделение конца своего, утолило. О том весть Ян отправил кроне клана и весть о долге том, что должен бором быть умыт. Ведомый, с связью болтуна и тихой банши, к Реверстаду лишь путем, насытным добрыми и долгими речами: о Фернира капитанстве в гвардии морской; о жене его прекрасной Эльдие – эльфийке и о двух маленьких детишках; о друге верном – Великом волке Целфиале. И даже был рассказ о том, как мальчуганом задирал Ардо и дрался с ним, о том как подружился с ним.

Бугай болтал без умолку весь путь, сохранив на сердце Яна лишь душевное тепло. И лишь одно осадок оставило в нем:причина черствой речи Нелиндель – её судьба сироты, Ферниром раскрытая, что, чрез терни пройдя, скорлупою суровой покрылась.

С тропою пройдё́нной, прошли и беседы. И Велонвиса усадьба нежданно по Яну созерцаньем радушья излилась хозяином Ардо. Вестями о Нирта трагедьи решённой вовлек домочадцев в разгар идиомы о дгаровом долге: удача друзей в этом поприще пряном ссалкала герцога просьбу; но Ян не желал такой скудной монетой платить за спасение жизни своей, по сему не отринул доблестный дгар бремени взятого. Более никто ему не перечил.

Договор не был разорван и Яну в тиши поведали о глазу не видной войне, карциномой организма покрытой, излишком – “Потифией” – пока только лишь издражённой. Ведь время есть и, кичившись, бремя чужеземца должно сыграет партию свою, что встанет зыбкой гранью пред падшей маской с силы и ответственности пэрова лика и излечит Миртас5 от злого недуга.

Чрез день как принят был в поместье Ян, прибыл Альбус – главный маг, Велонвийского графства. Он нес с собой весть о войне, что меж собой зачали два герцога миртских – Руберт и Селион. В чем для Ардо ясно прорецалось предзнаменование скоро грядущего мрака. Руберт, вернейший сторонник короля и друг Ардо, что вместе с ними вел борьбу напротив погани “Потифьи”, что затесалась в их рядах казённых. От чего смута межусобиц стала знаком поступи “Потифьи”, что двинулась к короне власти Мирта. И теперь Ардо просил Яна помочь герцогу Руберту в этом противостоянии.

Ян, в сопровождении Каина, Нелиндель и Альбуса устремился к Геринталу – крепости, стоящей близ леса, близ которого лагерем осадным встал Селион. И в той чаще сосновой нежданно встретились им четверо мальчиков. Но дети эти оказались необычной шпаной крепостной: были они истинно магами, что мчались в след за вором от самого Калинвола6. И судьбою вышло так – преступник скрылся в объятьях шатров Селионовской черни. Ян помочь согласился в обмен на услугу, и, обоюдно согласье приняв, поспешили они в Рубертов замок, обсуждавший вид на сражение. Что нарочито предвещало лишь пораженье, ибо за спиною врага были все те лорды, что себя “Потифии” продали. Из-за чего желаньем стало в жертву крепость принести до поры равненья королем баланса сил, но все помыслы их были развеяны истиной Каиновых уст: “Потифьи” и Селиону нету нужды в Руберта землях, им нужна лишь кончина его. С тем, как была принята истина, и было решенье принято – в покрове ночи этой, под лагерем своим, будет убит сам Селион.

Мгла сумерек раскинулась по глади земной, становясь спутником верным для праведников света, что словно муравьиные мессоры расползлись по лагерю врага, в одиночестве Яна оставив на последний оторванный путь, ведущий на склад – … – явивший западнёй правду об ожиданий незваных гостей. И шантажом пленив дгара.

Завели его в главный шатер, ставший тюрьмою всем друзьям и соратникам Яна, что с ним за душой предательской пришли. Но в заточенье, из всех, не было лишь Альбуса и тех четверых магов-мальчишек. Спустя мгновенье пред дгаром встал непонятный глазу разбойник,

что, смеясь, выкинул им об осторожности Селиона, что на ратном поле и ноги не преступит.Ян, поняв, что шаг был глуп, решил плевать на все. И свист ознаменовал начало бури. Оковы сорваны безумной силой, и той же чистой силой головорез лишился головы. Шатер взлетел под мощью Нелинделинских стрел, и силуэт горящего лагеря предстал пред дгаром. Воина началась, но времени не было: Ян, вернув свои клинки, прошел сквозь ряды восстающих солдатов на бой, и ринулся к замку, что хранил Селиона. Картина лесов, полей и оврагов сменялась, словно маслом провели по окну, и луной, вошедшей на небосвод, был ознаменован воина приход за душою нечистой. Пал замок вместе с хозяином. И к рассвету Дгар прибыл на поле брани, поведав врагу о смерти их господина, преподнеся в доказательство Селионову голову.

Победа досталась ценою большою, но друзья Яна остались здоровы: вот только мальчишка Сион был очень сильно изранен. Сиону остаться в замке пришлось, чтоб излечиться; друзья его верные были подле него и, ожидая его выздравления, приняли знания Дгара о силе клинка. Пока Ян обучал троих малышей искусству меча, он и сам каждый день с Альбусом бился – тем оппонентом, что был интересней всех тех, что он сразил до него.

Королевский совет назначил земли, что лишились правителя своего – Руберту, ибо по чести законам он одолел врага, что бросил вызов ему. Месяц Ян ожидал в Геринатале, пока Сион не встанет и не возвратится домой вместе с братией своей. В Реверстад Дгар прибыл вместе с Альбусом и Нелиндель, потому как Каин ушел вперед них, не дождавшись, что мальчишка здоровье вернет. По прибытии была получена весть о бале, что должен пройти в честь назначения новых дворян на должность баронов. Но так было лишь на поверхности, на деле же как, поведали Каин и Ардо, это была ловушка для выявления всех сторонников “Потифьи” среди дворян. И именно на этом мероприятий Ардо истинно был нужен Дгар, что господ не имел.

К вечере следующего дня, Дгар и Герцог в сопровождении прислуги, вошли в королевские зала, чтоб участвовать при пире. По средине бала на сцену вышел король Кайл и объявил претендентов на голосование за места баронов. Споры о том, кто должен встать под Руберта крыло шли долго: Ян так и не смог досидеть до конца; Каин увел его и рассказал о Лимане, что был главой дворян подпольного мира Миртаса. В доказательство он также предоставил фотографии, на которых были изображены его не освещенные встречи с бароном Клишем, Селионом и множеством других дворян. На одном из снимков было запечатлено и то, как он встречался с теми работорговцами что некогда были пойманы Нелиндель. Каин поручил Яну вызвать Лимана на дуэль и убить того в битве.

Голосование окончилось победою Лимана. Некоторые из дворян негодовали, что граф получит баронскую землю, но это негодование было прервано тем, что Ян предстал пред избранником и вызвал того на дуэль, на дгара правах, кои дают позволенье бросить вызов тому, кого достойным сочтет. Ажиотаж был вызван присутствием великого мечника клана, не дворянина.Но Яну было не до того, ибо следил он за бегающим взглядом Лима, что пытался найти выход из-под этой угрозы. Но не принять вызов Дгара – оскорбить его честь, посему граф не мог отказаться. И под скосившиеся взгляды дворян, что понимали, к чему все ведет, Яну пришлось в дуэли следить не только за тем, кто стоял перед ним, но и за теми, кто мог метнуть нож ему в спину. Но не успела сталь столкнутся, как некто из арбалета тщетно стрельнул в дгарово темя, а соперник, использовав магию, сокрыл себя дымом и убежал как и те остальные, что были причастны к подпольному миру. И Ян вынужден был двинуться в погоню за Лимом. Тот же долго не убегая,остановился, забежав на широкую площадь,и обернулся с безумной улыбкой к Яну, что стоял в переулке и осознавал причину этой вспышки смелости у Лима. Не долго думая, Дгар в мгновение, одним движением вытащил меч и метнул его в голову Лима. Тело упало и рассеялся дым, что обличил истинную личность того, кто притворился этим паршивцем.

И началась в тот день негласная война меж Миртасом и миром подпольным. В течение трех лет Ян вместе с новой семьей, искал и убивал дворян, что скрывались в тени; в течений трех лет он просил у отца прощенье за то, что оставил клан, и нарушил закон; но слово он дал, что как долг будет уплачен, он вернется и примет все наказанья. Эта негласная война подходила к своему завершенью, и Ян наконец предстал пред тем, кто являлся виновником всех этих бессмысленных смертей — пред Лимом, что нагло прятался в Столице. Последний корень зла Миртаса был вырван, и воина завершилась.

Так думал Ян, склонившись над обезглавленным Лимом. Но когда дгар явился в королевский замок – в нем шло сраженье: Ян прорвался к тронному залу и лицезрел короля Кайла, проткнутого мечем Руберта, что смолвил:

– Прости…

Сознание дгара помутилось. Руберт, что был самым преданным другом короля, предал их всех. Впервые Ян впал в ступор, и лишь вопрос: “Почему?” – безумно кружил в голове. Былой друг с лицом мертвеца посмотрел на Яна и, опустив взгляд, испарился вместе с теми неизвестными, что были в зале.

Революция прогремела на континенте. В этот день пятеро королей были казнены и убиты. Одни дворяне подняли флаг нового императора, другие же встали против узурпатора, что убил законных – избранных королей. Из пяти стран лишь Аделон, что до того был в руках безумного короля, полностью принял нового правителя.

Месяцами Ян с Ардо и другими дворянами возглавляли силы четырех стран против узурпатора, но поражения становились все чаще и чаще. Однако известье о том, что шесть стран начали воину с императором неназванного государства, подняло дух обреченных на пораженье в этой неравной битве. И дгар решился на смелый шаг: собрать лучших воинов, что есть, и двинуться этим небольшим отрядом к Лорестаду, чтоб убить императора. Но с началом противостояния Империи против коалиций шести стран стало понятно, что за узурпатором стоят воины с безумной силой, и в Белгидоре один из тех воинов встретил дгара с отрядом. Для Яна этот враг был силен настолько, что смог заставить его отступить, дабы сохранить жизни тех, что пошли за ним. Вернувшись в Реверстад, их сокрушило известье о том, что оставшиеся территории трех стран были поглощены до конца. Миртас остался последним из пяти борющихся за свободу государств.

Жестокое уничтожение врагов, угнетение всех недовольных, власть чрез страх, стремление завоевать всех и вся, над чем взошел черный смог, идущий от горящих городов, удостоили того, кто являлся виновником сего хаоса, новым прозвищем, и с тех пор некоронованного императора имя — Черный король.

Дгар был бессилен, ряды сторонников поредели, и лишь фокус черного короля на восточный фронт смог оттянуть неизбежное падение Реверстада. Но те разрозненные страны не могли собраться для объеденного удара, и Ардо решился на последний шаг: попросить помощи у страны, что существует закрыто от остальных одиннадцати – у “Страны Песка”. Ян же вместе с Ферниром хотел попытаться проплыть чрез блокаду на другой материк и оповестить о Черном короле страны Элерона.

Но вести из Ролендана о герое, что смог победить имперского рыцаря, и о сборе сил коалиций под шествием легендарного цербера7, поднял дух всем тем, кто отчаялся в этом сражении против Черного короля.

В новою битву за Яном двинулись все те, кто бился с ним плечом к плечу все это время. Ардо и Каин двинулись к Рифту8, а маленькую армию Ян провел в Белгидор, туда, откуда дгара некогда заставляли отступать. Пока шла битва в граде, Ян столкнулся с Райлом – так маг себя назвал, что в прошлом отпустил дгара с отрядом. Когда долгое сражение подошло к своему завершению, обессиленный воин склонился над магом могучим, вытаскивая из груди его свой клинок. Сражения Яна подошло к концу, но сражение в граде еще не утихло. В голове отдавалась пустота, и лишь звон стали эхом в ней раздавался. Прекрасное красное небо заволокло тучи, и с первыми каплями дождя пал последний защитник Белгидора. Под тем дождем у тела его сидел обессиленный дгар и, смотря на небо, думал об этой войне. Но друга рука, коснувшись плеча, перебила все думы, ибо победа, ибо Альбус все еще жив.

После победы не дома тепло их ожидало, а новая битва у подхода к Аделона столице, битва ужасная, победа ужасная, лишь горстка солдат да Фернир с Альбусом и Нелиндель смогли продолжить идти за дгаром вперед. И вот пред глазами с вершины скалы, Лорестад был виден могучий. У подножья столицы шла великая брань, а в императорской башне было два огонька, что разрушительный танец вели: Король и Герой – две равноправные силы. Лишь на бесславную помощь дгар был способен, способен остановить тех, кто желает в честную битву вмешаться. И так же как и другие он явно не смел и не мог вступить в бойню этих “полубогов”. В одиночестве Ян сторожил пепельные врата королевского зала, встретив лишь одного, что с боем пытался прорваться к королю, дабы отдать силу свою, но отдал лишь душу клинку, что врата защищал. И вот у врат множество рыцарей короля собралось, да пройти чрез дгара не могут.

Серое пламя на башне вершине потухло. А сапфировое все полыхало. Герой одолел порочного короля, а дгар, кровью умытый, все сдерживал тех, что желали спасти короля, пока к дворцу не пробились те величайшие воины, что приспешников врага одолели.

Капли крови стекали со лба, раненый дгар был унесен на руках, что он научил держать меч. А в шатре у порога столицы его ожидали прошедшие с ним все эти злосчастные воины, но искалеченные и неспособные видеть последнего брата, что прибыл в лазарет над костями умерших. Но дгара глаза ясно видели те мглистые лица мальчишек, что некогда были в учении у него. И те же мрачные лица поведали ему новость не менее мрачную — на востоке пала стена, и Темная Королева ведет свое войско из чудищ забытых, и все, кто способен сражаться, отправятся в битву на защиту мирного люда от этого зла.

Душу раздирало от мысли, что в истинно главной войне он не в силах помочь этим юношам четверым, что попали под руку воины. Но посмотрев вновь на мальчиков, он увидел образ великих воинов облаченных в златые доспехи, что вселял надежду, что эти мужчины не бросят беззащитных людей и остановят нечестивых вторженцев. Возложив надежды на тех малышей, он вернулся в Реверстад со своими друзьями. Туда, где Ардо и Каин чрез магический камень обсуждали с правителями Элерона поддержку в новой войне, что в Реквиеме взошла. Однако Элерон сам терпел бедствие – демоны, что начали выходить из-за врат – и посему не мог пока оказать помощь соседу. Прознав о несчастье, что разразилось на родине, дгар обеспокоился за отца своего и за братьев своих. Долг был уплачен, но Ян пожелал вернутся домой только тогда когда мир настанет в Реквиемовых землях, ведь если воина и там к тому времени не утихнет, то та семья, что здесь он обрел, поможет ему одолеть врагов всего мира.

Беженцы, беженцы все шли в запада города, великий герой пал, Ролендан защищая, а Мира Столицу 9 сокрушил генерал Королевы, и города Реквиема словно роем поедала восставшая нежить и монстры, что вышли из Темного леса.

Месяц прошел как Мира Столица упала, а орда темной королевы уже прошла чрез центр континента и направилась пожирать все земли на западе. Торговые тракты были забиты людьми, что к Рифту бежали в самое последнее пристанище, откуда уже отступать было некуда. И в домах оставались лишь те, кто не смог убежать по забитому тракту в ожидании последнего шанса на воспасенье.

И вот нежить идет к Реверстада порогу, и к побегу готовятся те, кто не смог уйти до того, как эта чума на земли родные пришла, и к битве последней готовятся воины. Но скорбь о потери жены и детей терзала сердце их друга, скорбь же породила — ярость, что заволокла разум Фернира, и тот в безумии бросился на врагов, что еще не прибыли к стенам. Но у защитников и у Яна не было времени печалится, ведь нужно было отправить всех стариков и беспризорных детей на другую сторону озера. Ибо каждое мгновение могло решить судьбу десятка жизней, и посему дгар встал как защиты последний оплот и лишь ожидал, когда мрак поглотит всю семью его и встретится с ним в битве последней.

И вот пирса врата пали, и рой мертвецов встретился с Яном.

1Дгар — Мечники что растут в кланах и являются независимой от государств боевой единицей.

2Реквием –– Континент

3 Нирт — город

4 - Потифия - криминальное сообщество, сформировавшееся в центре Реквиема -городе Аделон в 980.г.

5Миртас - Одно из двенадцати государств Реквиема

6Калинвол — Одна из двенадцати стран

7Церберы- Орден воинов что защищают внешний мир от демонов живущих за вратами ада

8Рифт — одна из двенадцати стран Реквиема

9Столица мира — независимый церковный город, построенный Хранителем   

0
69
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1