Нина

Автор:
Веда Велимира Лесная
Нина
Аннотация:
Сколько в мире ходят людей, не знающих, что где-то кому-то они очень нужны?
Текст:

Мы сидим в небольшой комнате, приспособленной под гримёрку и раздевалку одновременно. Мы - это полдесятка девчонок с улицы, решивших попробовать себя в роли фотомоделей и записавшихся на безплатную фотосессию в известной петербургской студии. Время записи у каждой своё, но мы примчались пораньше, чтобы приготовиться к мероприятию не торопясь и основательно. Две юные начинающие соблазнительницы тщательно наносят на свои лица боевой раскрас вампирши и амазонки. Моя подруга Наташа, долго отнекивавшаяся, но всё же приехавшая со мной "посмотреть", нашла среди платьев балетную пачку и теперь с упоением шнурует до самых колен ярко-зелёные пуанты. Я зашиваю платье в стиле Кармен, так не вовремя разошедшееся на высокой брюнетке Аэлите. Она уже в гриме, к которому не подходит никакой другой наряд из имеющихся, и Аэлита близка к обмороку. Пришлось вспомнить своё боевое прошлое и прийти на выручку. Аэлита чуть не бросается мне на шею и всё время, пока я шью, смотрит на меня благоговейно преисполненными благодарности глазами. Сама она, как оказалось, ни разу в жизни иголку даже в руках не держала.

Я сижу в джинсах, кроссовках, с лёгким повседневным гримом, и меня это как-то не особо расстраивает. Смешно физиономию ниже средней пытаться сделать красивее с помощью цветовых пятен.

Дверь гримёрки открывается, и Аэлита меняется в лице. Я оборачиваюсь - за моей спиной стоит тоненькая девушка небольшого росточка, с поднятыми и собранными на макушке волосами, в джинсах и чёрной майке с коротким рукавом. Она оглядывает присутствующих и обращается сразу ко всем:
- Здравствуйте! Кто первый?
- Мы! - хором откликаются вампирша и амазонка и выпархивают из комнаты. Следом выходит хозяйка салона.
Наташа пробует походку, на каждом шаге ставя ногу иначе. Я дошиваю платье и помогаю Аэлите облачиться.

Когда юные фотомодели возвращаются, мы идём в студию все вместе - я, Наташа и Аэлита. Она вновь меняется в лице при виде фотографа и напряжённо смотрит на неё, пока та снимает Наташу. Я, сама в прошлом фотограф, изредка влезаю с репликами в адрес подруги, одновременно прикидывая, как сама буду выглядеть на её месте. Девушка Валя мило улыбается, на каждом кадре приговаривая:
- Молодец! Умница! Замечательно!
Я втайне гасну - Наташка всегда выглядит замечательно, а сейчас и вовсе неотразима. И когда подходит моя очередь, не слишком-то обольщаюсь, слушая те же самые комментарии в свой адрес.

По окончании съёмок мы втроём пытаемся развязать шнуровку пуантов, которые Наташка умудрилась затянуть намертво. Аэлита вынимает из волос длинную булавку и протягивает её мне - как самой рукастой, как она выразилась. Наконец узлы распутаны, мы быстро собираемся и все вместе выходим на улицу. Там Аэлита достаёт сигареты и нервно закуривает. Ловит мой взгляд и опускает глаза. Я оглядываюсь по сторонам:
- Какая погода замечательная! Может, погуляем? Когда ещё вот так выберемся!
Подруга машет руками:
- Нет-нет, я не могу! У меня ещё сегодня дел много!
Аэлита возражений не высказывает, и мы, дойдя до метро, останавливаемся, а Наташа, прощально помахав обеим, скрывается в толпе.
Мы смотрим ей вслед, потом, не сговариваясь, поворачиваем к переходу. Погода действительно располагает, мы идём не спеша, вспоминая подробности фотосессии. В какой-то момент я упоминаю Валю, и Аэлита словно спотыкается.
- Бывшая подруга?
Аэлита мотает головой:
- Нет. Просто очень похожа.
Потом, словно решившись, говорит:
- Хочешь узнать? Давай где-нибудь остановимся, расскажу.

Мы покупаем пирожков и идём в парк. День будний, парк не центральный, и мы скоро находим свободную лавочку. Аэлита вновь закуривает и безо всяких предисловий начинает:
- Я тогда работу сменила. Не сказать, что без опыта, но на новом месте всё время случались какие-то накладки. Вроде всё правильно делаю, но к концу дня вечно дебет с кредитом не сходится. Конечно, я всё исправляла, однако моей деловой репутации это веса не добавляло. Я тревожилась, но виду не подавала. Так прошло две недели. А потом под вечер заходит в отдел парень - небольшого росточка - мне до плеча не достаёт,- в джинсах, чёрной майке, чёрной жилетке, волосы с одной стороны короткие, с другой закрывают и глаз, и ухо с маленькой голубой серёжкой. Я позже задумалась - второго уха, с той стороны, где волосы короткие, ни разу и не видела. Как-то так всегда получалось, что рядом со мной он всегда оказывался одним и тем же боком. Или это ухо виднее было.

Мимо проходит стайка молодых ребят, и я невольно всматриваюсь в парня с фиолетовыми волосами. Нет, Сёмка пошире будет. А волосы... откуда я знаю, какого цвета сейчас у Сёмки волосы... Я вздыхаю и снова обращаю внимание к Аэлите.

- Зашёл он в отдел и прямиком ко мне. Придвинул стул, сел и давай в документах копаться. Даже здрасте не сказал. Я опешила, но молчу - мало ли кто он такой, другие на него не обращают внимания, занимаются своими делами. Но украдкой присматриваюсь, тем более, что копается он в моих документах, а стало быть, повод смотреть на него есть. На шее шнурок с бейджиком, повёрнутым лицом внутрь. Ладно, потерпим.
Он быстро, но тщательно проверяет каждую строчку моих записей, выходит по какому-то срочному делу, оставив мои бумаги как есть. Я ничего не трогаю - ведь понятно, что он вернётся и продолжит своё занятие.
- Вернулся?
- Вернулся, - хмыкает Аэлита. - И снова углубился в мои бумаги. Я заметила, что его бейдж повёрнут другой стороной, и с десяток минут потратила на то, чтобы прочитать, как же его зовут.

Аэлита замолкает. Прикуривает от окурка новую сигарету и яростно дымит. Неожиданный порыв ветра несёт дым ко мне, я кашляю, разгоняю дым руками. Аэлита поднимается, но ветер снова сворачивает в прежнем направлении. Я машу рукой, указывая на лавочку. Аэлита снова садится. На её лицо набегает туча, и я спешу отвлечь от мрачных мыслей:
- Ну и что было написано на бейдже?
Она смотрит на меня остановившимся взглядом.
- Там было написано "Нина", - и вновь глубоко затягивается.

Я не сразу понимаю, в чём дело. В конце концов, парень с женским именем не самое страшное в жизни. Или он не парень?
Осторожно спрашиваю:
- И что дальше?
- Дальше? - Аэлита издаёт нервический смешок, но сразу берёт себя в руки. - Спасибо девчонкам, в какой-то момент все исчезли под разными предлогами. Я набралась смелости и спросила:
- А можно вопрос?
- Можно, - ответила Нина, не прекращая своего занятия.
- Без обид?
- Без обид, - а глаза в бумаги, и внешне никак не понять, какого вопроса ждёт после такого вступления. Чёлка закрыла всё лицо, мне даже подумалось - не нарочно ли такую носит, чтобы лицо прятать?
- Я вот смотрю, внешне ты мальчик, а имя девочки,- начинаю осторожно. Нина улыбается:
- Девочка, девочка. Одеваюсь так, как мне удобно.
Аэлита поворачивается ко мне:
- Дина, что мне делать? Я нормальная! Но о ней думаю и днём и ночью, и ничего не могу с собой поделать. Она мои сальдо сводит, а я смотрю на неё и понимаю, что начинаю розоветь.
Я тоже нормальная. И совсем не представляю, что ответить Аэлите. Осторожно думаю вслух:
- Ну бывает же обычная женская дружба... Может, с неё начать?
Аэлита безнадёжно машет рукой:
- Я на неё смотреть боялась. Искала с ней встречи, выдумывала кучу поводов, чтобы к ней обратиться, якобы по делу появлялась там, где она могла быть, но делала вид, что она совсем ни при чём, я зашла исключительно по своему служебному вопросу.
- А она?
- Она по роду службы должна достаточно часто появляться в поле моего зрения и даже говорить мне при этом несколько фраз. Но я обратила внимание, что так часто, как она, больше никто не появлялся. Другие сотрудники выполняют свои функции относительно меня по минимуму.
- Значит, можно думать, что ты ей тоже интересна? - осторожно предполагаю я. Аэлита вздыхает.
- Она провела у нас три полных рабочих дня. И всё. Я думаю, её специально ко мне приставляли для проверки моей работы. Она провела проверку и вернулась на своё постоянное место. Вот и всё.
- А ты до сих пор не можешь её забыть.
- Не то слово. До сих пор не могу в себе разобраться. Ну ладно я мужика не встретила, с кем хотелось бы общаться ближе, чем с остальными. Но смотрю-то на мужиков! А тут...
Я молчу. У меня нет не то что собственного опыта, но даже знакомых лесбиянок, я безконечно далека от этой темы. Аэлита мне симпатична, но я могу лишь посочувствовать ей. Да она ничего от меня и не ждёт. Просто ей нужно выговориться, хотя от этого вряд ли стало легче на душе.
- А Валя? Ты прямо окаменела при её появлении.
- Просто похожа. Чем, сама не знаю. Её никогда с мальчиком не спутаешь. А на Нину глядя я себе всё время напоминала, что она девочка и сама себя так называет, - Аэлита делает жуткую гримасу. - Вдобавок терпеть не могу это имя. У меня мачеху Ниной зовут.
- Может, скучаешь по мачехе, по дому?
- Нет,- собеседница энергично мотает головой.- Её есть за что уважать, но она никогда не была мне другом. А на Нину я обратила внимание раньше, чем узнала её имя.

Аллея постепенно наполняется гуляющими. Солнце ещё высоко, и я который раз вспоминаю, что я в Питере, и сейчас в нём стоят белые ночи. Меня снова накрывает волна восторга от этой мысли, и я вдруг понимаю, почему всю жизнь так стремилась сюда попасть. У Питера, как и у меня, два лица. Одно для всех - кому в общем-то всё равно, какой ты и существуешь ли вообще в этом мире и в этой жизни. Второе - для самых близких, перед которыми можно быть без галстука и в шлёпанцах и которые знают все твои вкусы и предпочтения. Питер принял меня тоже именно по этой причине - потому что мы с ним похожи как самые близкие родственники. И Аэлита со своим неземным именем и мятущейся душой тоже вписывается в образ Питера - города, который я люблю и который любит меня. Я беру её за руку и неожиданно для самой себя говорю:
- Не горюй. Найдём твою Нину.

+1
44
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
SoloQ