​Время переворачивать камни.

Автор:
Никита Дубровин
​Время переворачивать камни.
Текст:

Я точно помню: в тот день я что-то искал. Ходил туда-сюда, заглядывал в мусорные баки, переворачивал камни. Не находил, и принимался бродить снова. Правда, я никак не мог сообразить, что именно я ищу, но был совершенно уверен, что сразу же пойму, когда найду то самое.

Камни переворачивать было довольно затруднительно, потому что на дворе стоял март — самое его начало, и до камней надо было еще сначала добраться сквозь глубокий сугроб. И все-таки, не знаю почему, мне казалось, что надо обязательно заглянуть под все камни. А то мало ли что.

В конце концов я очутился на занесенном снегом пляже. Пошуршал в ломких от мороза сухих камышах, торчавших из снега, словно какие-то гигантские зубочистки, воткнутые в горы сахарной пудры. Заглянул в выкрашенные в веселенький желтый цвет кабинки для переодевания — посреди зимнего пейзажа они смотрелись, точно огромные квадратные лимоны с картины сюрреалиста. Нигде ничего не было, и я почувствовал себя не то потерянным, не то обманутым — в общем, что-то явно было не так, хотя я и не мог отчетливо ткнуть пальцем и сказать «Вот оно! Вот это я и искал!». Поэтому я просто сел в сугроб и уставился на забитый льдом залив.

Залив не подвел. Должно же в этой неопределенной потерянности было найтись хоть что-то хорошее, на что можно было бы смотреть с уверенностью. Под уверенно-синим безоблачным небом с уверенным (хотя и по-зимнему холодным) ярким солнцем сверкал лед, скучкованный небрежной рукой давешних штормов и подвижек. Рафинадно-сахарная белизна ледяного простора, кое-где вздыбившегося колючками торосов — маленьких, ведь это был всего лишь залив — навеяла на меня такое спокойствие, что я совершенно расслабился, сидя в сугробе, так что случайные прохожие, искавшие свои камни для переворачивания, даже перестали обращать на меня внимание. Наверное, они все принимали меня за уже перевернутый камень, под которым ничего полезного не оказалось — и были, в общем-то, совершенно правы.

Я сидел и смотрел на морозный сахар, и чувствовал, что мне все становится совершенно безразлично — и мои непонятные поиски, и прохожие, и даже то, что в одном кармане у меня завалялась весна, которая все никак не могла наступить, а другом — все потерянное время из моей биографии, все то, что я потратил впустую, а теперь пытался найти.

Наверное, целое рафинадное море — это единственное, что может отвлечь человека от полных карманов потерянной жизни.

+3
35
00:28
"… что в одном кармане у меня завалялась весна, которая все никак не могла наступить, а В другом — все потерянное время..."
Похоже на сон.
Загрузка...

Другие публикации