Бочка.

Автор:
sergey.lapin
Бочка.
Аннотация:
Хорошо, что в линейке жанров есть - "другое".
Текст:

Репутация – это лист бумаги. На аккуратном и чистом листе можно напечатать очень важный документ, резюме, заявление о приеме на работу и еще много чего. Стоит появиться на листе небольшому пятну, возможности использования резко ограничиваются. Может получиться все, но только как черновик. Нечто похожее происходит и с памятью человека. Яркие, красивые картины из прошлой жизни могут быть легко испорчены одним, внезапно всплывшим мазком, о котором предпочел бы не вспоминать никогда. Для меня это та длинная большая деревянная бочка на колесах, из очень раннего детства.

Образование всех шахтерских городов в Кузбассе проходило по одинаковой схеме. И мой родной город, в котором вырос - не исключение. Сначала была шахта и было их много. Вокруг каждой шахты вырастал рабочий поселок, несколько поселков затем объединялись в районы, которые стали составной частью города. На каждом поселке, при каждой шахте в обязательном порядке были свой стадион и дворец культуры. Наш дворец культуры, впрочем, как и многие другие, полностью оправдывал свое название. Величественное здание с высоким крыльцом и огромными колоннами, украшенными капителями, с широкими фризами и массивными красивыми карнизами. Ряд высоких массивных дверей, с резными украшениями и ручками, добавляли фасаду еще больше величия. Внутри зрительный зал с огромной театральной люстрой, сцена с оркестровой ямой и массивными бархатными шторами, украшенными желтой крупной тесьмой с кистями. Бельэтаж, балкон, - все вызывало восторг и восхищение.

Впервые самостоятельно посетил ДК, когда учился в первом классе. При дворце культуры была своя библиотека и читальный зал, в котором работала знакомая моей мамы. От читального зала навсегда остались в памяти огромные кожаные светло-коричневые кресла и запах книг. Чувство восторга и даже какого-то страха усиливалось из-за контраста между всем этим великолепием и угловой однокомнатной квартирой в неблагоустроенном двухэтажном бараке. Но ни вода, в колонке через два дома, ни сортир на улице, не оставили в памяти заметного следа. Хорошо запомнились вкусные татарские пироги с картошкой, которыми часто угощала соседка тетя Рая и тапочки из жесткого черного или синего сукна с вышитыми цветочками, которые шил для всех немец дедушка Франц. Тапочки запомнились особенно хорошо, потому что у них была резиновая подошва из тонкой транспортерной ленты и она не редко прилипала к моей заднице. Придумывать повод никогда не приходилось, я их предоставлял в достаточном количестве и с короткой периодичностью. В этом доме прошли два года перед школой и отсюда пошел в первый класс. Мама сохраняла дружбу с теми соседями, когда уже все разъехались по разным районам, до конца дней. Так получилось, что до конца их дней, они ушли раньше ее. Интересные люди, интересные и разные судьбы. Жили рядом и дружили ссыльные крымские татары, поволжские немцы и сибиряки, приехавшие по комсомольской путевке.

Своих друзей-сверстников конечно не помню. Остались в памяти первый трехколесный велосипед и эпизоды пацаньей кутерьмы. Постоянная война: сегодня с белыми, вчера с фашистами, завтра – с пиратами. Заскочить домой, зачерпнуть из бачка кружку воды, на мамино: - Сядь поешь,- запыхавшись:        - Не-аа-, и снова в бой. Иногда успевал выскочить из дома с коркой хлеба, помазанной маргарином или маслом, посыпанной сахаром. С риторическим заклинанием: - Сорок один ем один,- снова в гущу исторических военных реконструкций.

Хорошо запомнилась дорога в школу первого сентября. С ранцем и букетом, шел и постоянно оглядывался, чтобы отец не приблизился на расстояние, которое могло заставить прохожих усомниться, что я иду в первый класс самостоятельно. Знакомство со школой и первой учительницей, первые уроки, - эти события требуют отдельного описания.

Я предпочел бы навсегда вычеркнуть из памяти ту бочку, которая всплывает в памяти как противолодочная мина, когда появляются картины из того далекого раннего детства. Это, наверное, мог бы сделать Вольф Мессинг, на концерт которого мы ходили с отцом в наше ДК. Что это был именно он, я понял, когда его личность и творчество стали получать широкую огласку.

Рядом с уличными туалетами-сортирами стояли, так называемые, помойки. Это были, достаточно большие, побеленные деревянные ящики в верхней части с открывающейся крышкой. Под внутренним периметром ящика находилась выгребная яма. Поскольку канализации в наших бараках не было, то смесь всех отходов, включая жидкие, издавала смердящий аромат. Так вот туда подъезжала на лошади та длинная деревянная бочка с отверстием по середине в верхней части. Возница с помощью ведра на длинном шесте наполнял ее и уезжал.

Совсем недавно обнаружил, что моя память имеет удивительное свойство трансформации. В последнее время мне захотелось вспомнить лицо того возницы. Впервые его черты лица мне стали казаться знакомыми, когда наш президент озвучил свою позицию по пенсионной реформе...                      Теперь я четко вижу, кто сидит на бочке и держит в руках вожжи. Бочка перекочевала в другой временной отрезок и стала его символом.  

Другие работы автора:
0
54
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации