ДРАКОНЬЯ СУДЬБА

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
КотСталкер
ДРАКОНЬЯ СУДЬБА
Аннотация:
Чего только в жизни не происходит, но если это судьба, то вам от неё не уйти.
Текст:

  - Анюта, ты слышала. Твоя статья по истории древней Франции получила потрясающие оценки. Тебя приглашают выступить в Париже с докладом. – Отец спешил сообщить новость любимой дочери.

- Это замечательно, надо всем поехать. Дети никогда не видели Парижа. – Аня посмотрела на своё семейство. – Гаэрон сможет увидеться с сестрой.

- А как вы туда доберётесь? Раечка ещё маленькая, она сама не долетит.

Тут отец прав, Равана ещё совсем маленькая, вон, сидит у папы на шее и шипит на брата, только дым изо рта пускает. Пламя ей пока рано создавать.

- Я поговорю с Гаэроном, как решим, так и будет. У меня сколько времени осталось?

- Доклад через месяц, мы всё равно собирались во Францию, только как быть с малышкой. Делать на неё паспорт долго, да и как быть с разрешением от отца?

- Гаэрон напишет что угодно, - Аня улыбнулась, глядя на мужа, - давай я поговорю с ним, а потом созвонимся, или приезжай к нам, дома всё и обсудим.

Закончив разговор, Аня подошла к своей семье и уселась рядом с Гаэроном. Дочка сразу перебралась к маме на руки, успокоилась и перестала шипеть.

- Девочки драконы всегда так реагируют на мальчиков? – поинтересовалась она у мужа.

- Всегда, это в крови у вивернов. Пока не начнёт говорить, тогда она сможет объясняться словами. – Гаэрон уже мог немного говорить по-русски, но серьёзные разговоры шли на французском.

- Тут такое дело, меня приглашают в Париж. Твои рассказы об истории древней Франции помогли мне, и статья в научный журнал была принята на ура.

- Это же прекрасно, мы с Анри можем долететь, заодно посмотрит древние замки.

- А как же Равана, мы не успеем сделать на неё документы, чтобы я полетела с ней, - Аня была всерьёз озабочена этим вопросом.

- Это проблема, летать она пока дальше километра не в состоянии. – Гаэрон задумался. А может твой отец попросит, чтобы всё ускорили?

Отца Ани уважали многие, но как быть с той системой, которая выдаёт все документы. К счастью, сынок одного из руководителей собрался поступать как раз на исторический, поэтому документы сделали за три дня, включая и заверенное отцом разрешение на выезд. Помогло официальное приглашение от организаторов.

- Три дня на пустую беготню, а могли бы заняться друг другом, - вздохнула Аня.

Утром Гаэрон снова станет драконом, а у них и так всего три дня в лунный месяц.

- Зато эта ночь целиком наша, твой отец всё прекрасно понял и посидит с внуками.

Дед колдовал над шашлыками, угощая детей кусочками деликатесного сырого мяса. Раечка с радостью уплетала кусочки куриного филе и шипела на брата, стараясь утащить его телятину.

Целая ночь, они не стали тратить время даром. Всё остальное потом, сборы, подготовка. Дочку решили целовать в последний момент чтобы она подольше оставалась человеком. Лететь ещё через неделю, папа полетит другим рейсом, а встретятся в Париже у Собора Парижской Богоматери.

- Шашлык готов! – объявил дедушка, впрочем, без особого энтузиазма, похоже есть его придётся в одиночку.

Беспокоить дочку с её мужем было просто невежливо, а детям шашлык ни к чему. Раечка и так вон вцепилась в кусок телятины, который уже держал в зубах Андрюша. Сцена была смешной и странной одновременно. Крошечная виверна упиралась ножками в братца и пыталась вырвать мясо у него изо рта. Неожиданно супруги присоединились, решив себе устроить небольшой перерыв в любовных играх. Полчаса перерыва на шашлык и хорошее вино только на пользу любви. Отец Ани был гением шашлыка, мясо получалось нежным и не пережаренным, как раз на французский вкус. Собственно, настоящий шашлык и не надо жарить, достаточно хорошенько прогреть на углях.

- Ей не рано телятину? – беспокоился дедушка.

- Да пусть ест. Вчера она сама поймала мышь, и сама съела без всякого вреда для себя. – Аня улыбнулась так загадочно.

За шашлыком они не стали задерживаться, отправившись к себе в спальню, а дедушка принялся рассказывать внукам истории из его молодости. Равана забралась деду на колени и задремала под разговор, маленькая же ещё. Зато Анри слушал, затаив дыхание, ему нравилось плавать с дедом по озеру на лодке. Иногда он раскрывал крылья, и лодка шла по ветру. Дед хвалил его, называя «мой корвет». Часто они теперь ночевали на островах, и Анри разжигал костры, сложенные дедом из плавника. Если Анри был копией Гаэрона, то Равана уже многое взяла от матери. Даже в образе дракона она сильно отличалась от брата. Была более женственной, можно сказать, нежной. Впрочем, её характера это никак не коснулось, и Равана стремилась всегда и во всём быть первой.

   Самолёт падал, у Ани было ещё дома странное предчувствие. Гаэрон с сыном улетели за три дня до этого, они же не самолёт, у них скорость меньше, да и лететь дольше, мальчику нужен отдых, а путешествие довольно длинное. Какой-то идиот взорвал бомбу на борту, в огромную дыру стало вытягивать пассажиров. Анино кресло пока держалось, но это ненадолго. Страх за свою жизнь начал уступать место беспокойству за жизнь дочки, и в этот момент они и вылетели из самолёта. Куда ушёл страх, Аня не думала, теперь надо вспомнить заклинание и вовремя отпустить девочку. С высоты всегда трудно определить, сколько тебе осталось лететь. Заклинание получилось только с третьего раза, это не дома читать в кресле, теперь дочка не разобьётся, только пока рано отпускать.

- Откуда у тебя дракон? – прозвучало по-французски над ухом.

- Это моя дочь! - ответила Аня и повернула голову.

Рядом пикировал дракон, очень похожий на Гаэрона.

- Откуда у тебя она?

- Гаэрон! - крикнула Аня, - он мой муж!

- Убери кресло, оно тяжёлое, - дракон видимо что-то планировал.

Аня послушалась и одной рукой попробовала расстегнуть ремень.

- Доченька, держись за маму крепко, мне надо обе руки, чтобы отцепиться.

- Хорошо, мама, - пискнула Равана и вцепилась ножками в мамину одежду, обхватив её крыльями за шею.

Кресло унеслось к земле, а скорость падения уменьшилась.

- Руки расставь в стороны и ноги тоже! – скомандовал дракон.

Аня исполнила и скорость падения стала ещё меньше. А дракон схватил Аню за руки и постепенно развернул крылья. Самое поразительное было, что земля оказалась уже совсем недалеко, и они приземлились на склон горы.

- Спасибо, как тебя зовут? – спросила Аня у дракона.

- Калестрин, я сестра Гаэрона, - ответила дракон.

- Вот здорово, познакомились с роднёй, а ты нас спасла, - улыбнулась Аня, - Меня зовут Анна, Гаэрон называет Аннет, а дочку Равана. Они ещё не прилетали?

- Последний раз он был перед вашей свадьбой. С тех пор я не видела Гаэрона. Погоди, ты сказала они?

- Ну да, они с сыном летят своим ходом.

- У тебя и сын есть? – Калестрин очень удивилась.

- Анри уже достаточно большой, отец решил, что такой перелёт ему по силам.

- Тогда пошли ко мне в пещеру, ты всё-таки тяжеловата, отнести туда я тебя не смогу. Одно дело приземлить, а другое нести по небу.

По горам идти не просто, но это намного лучше, чем валяться кучей мяса на земле, и через пару часов, они добрались до пещеры. Дорога была опасной, но Калестрин страховала Аню, и путешествие закончилось благополучно. Равана сразу полюбила тётю, она тёрлась о её хвост, и всё время повторяла «тётя».

- Что она говорит? – спросила Калестрин.

- Это по-русски, дома с детьми стараюсь говорить на нём, хотя Анри уже и по-французски неплохо говорит. Равана только заговорила, когда мы падали, ничего, я научу её.

Так и остались они в пещере, а на следующую ночь прилетели Гаэрон с сыном. Радости от встречи было море, правда, Аня беспокоилась, что никакой весточки отцу не получалось отослать, сеть в горах не ловила ничего.

- Утром спустимся в долину, там есть деревня, оттуда можно будет сообщить, что там у вас для этого есть. – Калестрин не разбиралась в технической стороне жизни людей. – Вниз я тебя смогу спустить.

Самки виверн крупнее самцов, хотя сестра тоже явно не вышла размером. До утра они сидели в пещере, болтали о жизни, благодарили сестру Гаэрона и поглощали небольшого ягнёнка, которого Калестрин «позаимствовала» подальше от дома.

- Прилетай к нам, погостить, у нас хорошая дача и лес рядом и все будут рады, - звала в гости Аня, - папа очень хотел с тобой познакомиться.

В итоге решили, что пока муж с детьми побудут у тёти, а Аня свяжется с отцом и будет добираться до Парижа. Планировать вниз было непросто, но всё прошло благополучно и семейство опустилось неподалёку от деревни. Аня связалась с властями и вскоре её перевезли вертолётом прямо в Париж. Равана заняла место на шее у отца, в симпатичной кожаной сумочке. При полёте она высовывалась наружу и махала крыльями, как будто сама летела. На расспросы Аня отвечала, что потеряла сознание, а очнулась уже на земле. О дочке она не спрашивала, отчего все решили, что она просто от шока потеряла память о ней. Бередить раны не стали, к тому же Аня великолепно провела конференцию по своей статье. А в Париже её ждал уже отец. Вот ему-то она всё и рассказала. Потом с отцом они съездили якобы на место падения, а на самом деле познакомились с Калестрин.

   Вдоль канала Грибоедова шла роскошная жгучая брюнетка в красном платье. Не засмотреться было просо невозможно. Она уже осмотрела многое в городе, третий день гуляя по его улицам. Мосты, здания, музеи, всё это вызывало у неё интерес. Женщина шла свободно и раскованно, любуясь красотой ночного города. Времени до утра ещё много и сейчас это её время за столько лет.

- Эй красивая, чего одна гуляешь? – дорогой джип остановился рядом.

Язык был женщине незнаком, да и общение не входило в её планы, поэтому красавица просто обошла стороной неизвестного и пошла дальше.

- Эй, со мной так ещё не поступали, я, для тебя что, пустое место? – молодой мужчина обиделся и решил силой обратить на себя внимание.

Он схватил незнакомку за руку и рванул, чтобы развернуть к себе лицом. Только тут он здорово прогадал. Женщина с разворота влепила такую оплеуху нахалу, что тот упал на пятую точку. На помощь мужчине из джипа выскочили ещё трое, попробовав окружить красавицу.

- Пошто барышню обижать взялись, ироды? – густой баритон принадлежал широкоплечему бородачу, явно провинциалу.

- Ты, лошок, вали отсюда, пока цел, - один из нападавших выхватил нож.

- Супостаты? – бородатый мужчина даже немного обрадовался.

Неожиданно для себя все пассажиры джипа оказались в его салоне, приём двое прямо через стёкла, разбив последние своими макушками.

- Ты, барышня, не печалься, боле они не будут беспокоить тебя, – пророкотал мощный голос.

- О, ля ля, а вы, месье, силач, ловко вы с ними разделались. – Женщина говорила по-французски.

- Прощение просим, не говорю я на иноземном, - смутился мужчина.

- Месье не говорит по-французски? Не беда, перейдём на язык, понятный всем. – Женщина мило улыбнулась, а потом представилась первой, - Калестрин.

Она приложила руку к груди, так что стало понятно, что она называет своё имя.

- Вакула, Горынычи мы, - мужчина оказался с понятием и ударил себя в грудь. – Дозволь, барышня, сопровождать тебя. Правда, времени только до утра, но там уже никто и не обидит.

- Вы предлагаете мне прогуляться с вами? Охотно, жаль времени только до утра. – на разных языках, это не беда, тут всё понятно без слов.

Если оба о чём и жалели, так это о времени, которого оставалось немного.

- Красивый город, - Калестрин повела рукой, показывая на красоту домов, мостов и каналов.

- Точно, лепота, измыслено-то как искушённо. – вторил ей Вакула.

Так и брели они по ночному городу, изредка обмениваясь непонятными обоим фразами. Зато язык чувств говорил о многом. А вот и знаменитый Поцелуев мост. Само место заставило их прикоснуться губами друг к другу. Они так и стояли, обнявшись и слившись губами в поцелуе, когда время превращения пришло.

- Сожалею, но мне пора, уже время, - вздохнула Калестрин.

- Эх, Катюша, пора мне, солнышко глянет, и ты меня не узнаешь, - Вакула тяжко вздохнул.

Как не близко время, а расставаться не хотелось вовсе, но каждый боялся напугать другого. Они медленно отлепились друг от друга и стали по шажку отдаляться.

- Идите, вам не стоит видеть меня.

- Ступай, Катюша, не след меня лицезреть, время вышло.

Расставание затягивалось, наконец оба сделали знак уходить другому и повернулись спиной. В тот же миг крылья мелькнули в воздухе и оба удивлённо обернулись. Так они оба драконы! Это был шок. Впрочем, задерживаться в городе не стоило, и они взмыли вверх. Калестрин летела в сторону дачи, где жила её родня, а Вакула решил следовать за нею. Он в здешних краях гость и мало что знал, проживая в пещере в уральских горах.

- Гаэрон, ты посмотри, твоя сестрица времени зря не теряла, - Аня смотрела на силуэты приближающихся драконов. – уже кого-то привела.

Драконы приземлились у леса, чтоб не наделать переполоха и прошли во двор.

- Пригнитесь, чтобы вас не было видно из-за забора, - посоветовала Аня, повторив на обоих языках свои слова. – Вы где нашли друг друга?

Калестрин и Вакула наперебой стали рассказывать, что с ними приключилось. Оказалось, что дракон прилетел в Питер просто разогнать тоску от одиночества, да и виверна тоже гуляла по городу не просто так. А потом долго беседовали, глядя друг другу в глаза.

- Вакула, ты-то как обратился? – спросила Аня.

- Матушка поцеловала и отпустила. Сказывала, поезжай, посмотри, только самолётом боязно было лететь, а пришлось. Зато вот, Катеринушку встретил.

- А какое заклинание читала? - спросила Аня.

Вакула озвучил, оказалось , что на разных языках звучит почти одно и то же.

- Вакюль такой милый и такой сильный, - щебетала Калестрин, - настоящий мужчина.

- Гаэрон, - тихонько прошептала на ушко мужу Аня, - что же у них получится в итоге?

- Обычно драконы не женились на вивернах, но в образе людей у них может много чего получиться. – Гаэрон улыбнулся так загадочно. - Но свадьба будет, это я тебе точно говорю.

И она состоялась, самая настоящая драконья свадьба. А потом и в человеческом облике, только Гаэрону пришлось поцеловать Калестрин. Потом они сами будут это делать, а пока у них были медовые три дня, по окончании которых драконы улетели в свадебное путешествие, надо было навестить маму Вакулы, а то старая женщина-дракон будет волноваться за сыночка.

- А это люди сделали памятник моему деду. – этой ночью ни пролетали над Липецкой областью, где на горе стоит огромная скульптура Змея Горыныча. – Наврали только потом, не убивали они друг друга, да и дед никого не тиранил. Силой молодецкой мерились, а после испили мёду хмельного, да и разошлись друзьями.

Калестрин уже немного понимала, что говорил Вакула, говорить они ещё могли слабо, а вот понимать другой язык научились вполне. Путь во Францию не близкий, да и летели они ночами, чтоб не пугать обывателей, зато посмотрели замки, озёра, леса и парки. А через год Калестрин родила замечательного мальчишку.

+10
178
08:43
+4
Как-то симптоматично.
У Вас дракончики, у меня -зайчики.
Весна? laugh
08:57 (отредактировано)
+4
любофф, куды ат иё денисси-та laugh
10:50
+2
Прелесть! Такой драконо-весенний рассказ! Милота! thumbsup
15:15
Благодарю, он не один такой, о драконах angel
21:08
+2
кот-Драковод? wink
21:29
+1
Драконовед tongue
Загрузка...
Максим Суворов