Улетай, моя Жар-Птица!

Автор:
Green_tea
Улетай, моя Жар-Птица!
Аннотация:
- Олег, помоги, пожалуйста, разобраться с понятием «любовь». Я читал про секс, вопросы размножения.… Эти отношения характерны для всех живых существ. Это я все понимаю…. Но любовь, это ведь свойственно только людям! А какие у нее проявления, в чем суть?
Текст:

До тех пор, пока машина не сможет написать сонет или сочинить музыкальное произведение, побуждаемая к тому собственными мыслями и эмоциями, а не за счет случайного совпадения символов, мы не можем согласиться с тем, что он равносильна мозгу…                                                                                                                                      Дж. Джефферсон


Олег, симпатичный, спортивного вида шатен, тридцати лет отроду, с короткой стрижкой и в очках, чувствовал себя явно не в своей тарелке. Он нервно тер руками щеки с трехдневной щетиной. А как здесь не нервничать, проигрывая очередную партию? Ситуация была явно безнадежной и можно было со спокойной совестью сдаваться, но Олег упрямо цеплялся за каждую шахматную фигуру, за каждую эфемерную возможность переломить игру в свою пользу. После очередного сильного хода соперника, он с некоторым раздражением и удивлением посмотрел на визави. Вдруг вспомнился старый анекдот:
Мужик приходит к другу, а тот играет в шахматы со своей собакой.
- Ну и умная же у тебя собака!
- Да какой там – умная! Счет-то 3:2 в мою пользу.
Олег непроизвольно улыбнулся. Обстоятельства были практически идентичными. Хотя счет был пока 3:1 и в не его пользу и играл он не с собакой, а с роботом-андроидом…

Олег работал младшим научным сотрудником в НИИ Искусственного интеллекта в лаборатории прикладных нейронных систем. Его научная группа занималась разработкой интеллектуальных программ седьмого поколения и значительно продвинулась в этом направлении. А их последняя разработка - модель ZК529-07 представлялась весьма удачной и очень перспективной. Это был андроид ростом под сто восемьдесят см и с наружностью молодого, худощавого и довольно привлекательного брюнета. При его конструировании использовались новейшие технологии, в частности, синтетическая кожа с возможностью роста волос на голове, полноспектральная оптическая система с датчиками в виде глаз голубого цвета, система приема и анализа звуков, включая инфра- и ультразвуки. Разговаривал робот насыщенным, бархатным баритоном. Обладал обонянием и тактильной чувствительностью, мог различать, понимать и выражать основные эмоции. Оснащен системой имитации процесса питья и приема пищи с пережевыванием и проглатыванием. Но, конечно же, ни о каком настоящем пищеварении речь не шла – в грудном отделе андроида помещался специальный контейнер для сбора проглоченной пищи и выпитой жидкости, контейнер при необходимости можно было вынуть и освободить от содержимого. Подзарядка робота производилась дистанционно бесконтактным способом от обычной электросети.
Завлаб Сергей Викентьевич очень гордился изделием. Даже имя дал человеческое - Роберт. По аналогии с андроидом из одного весьма старого и любимого им фильма «Его звали Роберт». В принципе, это была вполне совершенная модель, можно сказать - прорыв в робототехнике. Но особенно важна была даже не внешняя сторона, а интеллектуальная начинка. И здесь было чем гордиться. Впервые система имела возможность оперативно самосовершенствоваться, т.е. была самообучающейся. Несомненно, это был очередной и весьма значительный шаг к машинному абстрактному мышлению. Кроме всего прочего, в «мозг» робота была встроена программа, дававшая ему возможность неплохо играть в шахматы. Однако, в отличие от аналогов, она была очень компактной и позволяла обучаться и любым другим играм: шашкам, домино, нардам и т.д. Олег как-то для смеха научил Роберта играть в карты в дурака, и потом уже из «дураков» не вылезал.
Разработчики снабдили систему даже экспериментальной программой-прототипом «Чувство юмора». Сергей Викентьевич справедливо полагал, что до тех пор, пока робот не научится понимать юмор, ни о каком абстрактном мышлении не может быть и речи. И Роберт, к удивлению самих создателей, все чаще и чаще шутил, и, казалось, ему нравилось это дело. Особенно, как ни странно, ему полюбились анекдоты про искусственный интеллект, программистов и компьютеры. Он знал их превеликое множество, постоянно пополняя свою коллекцию из Интернета. Но, если сказать честно, он не всегда их понимал адекватно. Об этом можно было судить хотя бы по тому, что Роберт иногда смеялся совсем не в тех местах, где следовало бы. Что его веселило в этих случаях пока оставалось загадкой и представляло несомненный научный интерес. В дебрях его искусственных нейронных сетей таилось еще множество и других экспериментальных наработок, однако их совместное действие и взаимовлияние еще практически не изучалось и «родители» чуда-андроида вполне обоснованно рассчитывали на новые удивительные открытия в процессе его стремительного «взросления».

Очередной научный семинар начался как всегда в девять утра в кабинете у СВ или Севы, так за глаза сотрудники называли завлаба. Это был невысокого роста, полноватый мужчина сорока с лишним лет, с умным интеллигентным лицом с выразительными карими глазами, светящиеся молодым задором. Серебристые виски и уже приличные лобные залысины прибавляли солидности. Он уже был доктором наук, профессором. Севу любили и уважали и в то же время побаивались его острого ироничного языка.
На повестке был один вопрос: что делать с Робертом дальше? Проблему представил сам Сева:
- Друзья, мы сделали грандиозное дело. Роберт – это гигантский шаг вперед в деле создания искусственного интеллекта. Внешне – это уже практически настоящий человек. Интеллектуально – он прогрессирует не по дням, а по часам. Одни анекдоты чего стоят. Все в этом уже убедились. У него появились задатки реальных желаний и это самое важное. Это главное отличие от аналогов и реальный путь к самоусовершенствованию. Но, к сожалению, этого мало. Роберт может эффективно брать на себя функции человеческого мозга, выбирать и принимать оптимальные решения лишь на основе ранее полученного жизненного опыта и анализа всего комплекса внешних воздействий. А у него сейчас практически нет жизненного опыта, и явно недостаточно внешних воздействий. Он развивается пока однобоко. Нет качественного развития абстрактного мышления. Нужны новые решения! Какие будут предложения?
Все оживленно зашушукались, но желающих выступить не находилось. Наконец, Ниночка, старший лаборант, прехорошенькая блондинка, попросила слово:
- Может быть, нам еще рано судить о развитии Роберта? Давайте еще понаблюдаем. Надо давать ему больше информации и информации разнообразной, и не только из Интернета. Нам всем надо побольше общаться с Робертом.
Сева поддержал:
- И я о том же. Но это общение не должно быть хаотичным, нужна программа, система. Так, еще какие будут предложения?
Виктор, стажер из родственного института, угрюмый молодой человек:
- Извините, но я не понимаю, для чего вообще нужен этот высокоинтеллектуальный Роберт и ему подобные? Это что, наука, ради науки? А вы не опасаетесь, что в один прекрасный момент все эти роберты выйдут из под контроля и поработят нас?
- Виктор, вы человек у нас новый, поэтому вам простительно задавать такие, мягко говоря, странные вопросы. Создавая искусственный интеллект, мы, прежде всего, познаем свои мыслительные способности, познаем себя. А роберты нужны для того, чтобы помогать нам в повседневной жизни, решать сложные вычислительные и аналитические задачи, работать там, где человеку опасно – в помещениях с радиацией, зараженных опасными микробами, на других планетах и т.п. Они не устают, не нуждаются в отпусках, перекурах, не заводят служебных романов, не бастуют, не задают глупых вопросов, наконец, не злоупотребляют алкоголем… Кроме того, могут исполнять роль двойников президентов и премьер-министров и прочая, и прочая. Что же касается пресловутого «восстания» андроидов, то конечно полностью такую возможность в будущем исключить нельзя и в перспективе надо будет думать о превентивных мерах. Но вернемся к нашим баранам, то бишь, к Роберту. Я жду предложений. Олег, по-моему, ты хочешь что-то сказать?
Тот немного помялся, потом решился:
- Сергей Викентьевич, предлагаю взять личное шефство над Робертом. В лаборатории он уже все изучил. Ему надо пожить в семье. Как и любой ребенок, а Роберт по уровню сознания совсем еще ребенок, он быстрее и разностороннее разовьется в семье. У меня с ним установлен хороший личный контакт. Пусть поживет у меня, я как раз сейчас в творческом отпуске, дописываю диссертацию. Будет помогать с работой, да и по хозяйству поможет, так что будем плотно общаться. Вот и быстрее пойдет развитие его абстрактного мышления.
- Какая семья? Насколько мне известно, ты живешь один.
- Ну и что? Я скоро женюсь. У меня есть девушка, она часто ко мне приходит, бывают друзья. Будем ходить в кино, на футбол, в парк.… Он сменит обстановку, расширит круг общения…
- А что? В этом есть рациональное зерно. По крайней мере, стоит попробовать. Хорошо, возьмешь Роберта на месяц к себе под свою материальную и моральную ответственность. Напиши заявление, в бухгалтерии оформишь во временное пользование. Через месяц доложишь об успехах. На этом закончим, всем спасибо, все свободны.

Олег жил в двухкомнатной квартире, оставшейся от бабушки. Уже почти два года он встречался с Ксенией, этакой длинноногой рыжей бестией – весьма очаровательной девушкой с голубыми бездонными глазами и копной роскошных натуральных рыжих волос. Благодаря которым, Олег и прозвал ее Жар-Птицей. Она была умна, красива, иронична…ну что еще нужно для счастья?
Ксении было уже двадцать восемь лет, она работала юрисконсультом на одном из городских предприятий. Жила с родителями и два-три раза в неделю навещала Олега. Они любили друг друга, а может им только так казалось, что любили? До последнего времени их вполне устраивали такие достаточно свободные отношения. Но теперь Ксения все чаще начала заговаривать о настоящей семейной жизни, с борщами и детьми. Постепенно Олег тоже начал склоняться к этой мысли. Они решили пожениться сразу после защиты диссертации.
Сначала Олег хотел все рассказать Ксении о Роберте, но в последний момент привычка исследователя во всем искать научный интерес заставила изменить планы. Решил представить Роберта как своего двоюродного брата, приехавшего в гости из Архангельска. Подумал, что это позволит проверить уровень, так сказать, очеловечивания Роберта, степень адаптации и возможность самостоятельного налаживания новых контактов. Известие о новоиспеченном госте не очень обрадовало девушку. Но когда она узнала, что это тихий, спокойный и при этом весьма симпатичный молодой человек, который к тому же через месяц уедет восвояси, девушка немного успокоилась, и даже, как показалось Олегу, заинтересовалась им.

Роберт переехал к Олегу утром в понедельник, а вечером они уже ждали в гости Ксению. Олег тщательно проинструктировал «родственника», как вести себя с девушкой и о чем разговаривать. Потом ознакомил с домашним хозяйством. «Кузен» оказался на редкость способной домохозяйкой. Все-таки компьютерные мозги в этом деле имеют преимущество. Сварить яйцо строго всмятку и приготовить кофе, чтобы он не убежал, т.е. то, чем Олег так и не смог овладеть к своим тридцати годам, для Роберта оказалось простейшим делом, понадобился всего лишь один инструктаж. Параллельно он продиктовал Олегу для диссертации приличный фрагмент литературного обзора по истории развития интеллектуальных систем, преобразовав его моментально в компьютерный текст.
- Если так дальше пойдет, я работу напишу за полмесяца, - обрадовался Олег.
Его диссертация была посвящена, конечно же, искусственному интеллекту. Точнее - исследованию его способностей к творчеству, а именно: развитию у андроидов возможностей по созданию стихотворных форм. Такие попытки были и ранее, существует масса программ, позволяющих компьютеру сочинять достаточно грамотные в теоретическом смысле вирши на заданную тему. Но в них отсутствует главное – собственно поэзия, самостоятельное желание писать стихи, побуждаемое душевными переживаниями, чувствами и эмоциями. В этом отношении Олег очень рассчитывал на Роберта. Конечно, тот мог и изначально сочинять вполне складные вещи, но пока лишь в том случае, если об этом просил Олег и предлагал конкретную тему стихотворения.
В ожидании гостьи, «родственники» присели на диван.
- Олег, мне Сева сказал, что я буду жить в семье. А где твоя семья?
- Сейчас придет моя семья.
- Эта девушка, которую ты называешь Жар-Птица?
- Да, это она.
- А почему ты ее так называешь?
- Вот придет, и сам все поймешь.
- А почему у вас нет детей? В семьях всегда бывают дети.
- Ну не все сразу, будут у нас еще дети, будут…

Ксения появилась как всегда с опозданием. Зато в новом шикарном темно-синем платье и с новой прической. Это все ей необыкновенно шло, особенно платье, подчеркивающее небесную синеву глаз, да так, что Олег от неожиданности даже опешил. Они расцеловались, и хозяин пригласил ее в комнату, где сидел Роберт. Молодой человек сразу встал, скромно улыбнулся, пожал протянутую руку и сообщил, что очень рад знакомству. Олегушел на кухню заканчивать с угощениями, сознательно оставив девушку наедине с Робертом. Тот действовал строго по инструкции:
- А вы сегодня прекрасно выглядите.
- Спасибо, но только мы раньше не встречались, а может быть, я раньше еще лучше выглядела?
- Я же говорю – сегодня, а не раньше…
- Ну ладно, проехали…
- Куда проехали? Я не понял…
- Да нет, все нормально, все отлично…
- Не правда ли, сегодня хорошая погода?
- Да что в ней хорошего, целый день моросит дождь?
- Зато прохладно и не получишь солнечный удар.
- Но тоскливо же и скучно. Если бы светило солнце, можно было бы пойти на пляж…Что-то Олега долго нет. Пойду, посмотрю, что он там делает, - Ксения упорхнула на кухню.
- Ну, что копаешься? Странный твой братец. Не пойму его никак, серьезно говорит или прикалывается?
- Сейчас, уже иду. Роберт - нормальный парень, просто, наверное, немного волнуется, вон ты какая красавица!
- Издеваешься? – Девушка обиженно дернула плечиком и снова вернулась в комнату.
Роберт виновато посмотрел на Ксению.
- А почему Олег вас называет Жар-Птицей?
- У него и спросите…
- Ладно, спрошу, а вы анекдоты любите?
- Если только смешные…
- А я люблю про программистов и компьютеры, вот например:
Сидит программист, пишет программу, вдруг стук в дверь. Открывает - а там маленькая смерть c косой!
Программист:
- Не забирай меня сейчас, дай хоть программу дописать!
Смерть:
- Да я не за тобой, я за твоим винчестером!
Ксения вежливо хихикнула. Но тут беседу прервал Олег, позвавший их к незатейливому холостяцкому ужину.
Во время застолья обстановка разрядилась и затем стала уж совсем непринужденной. Роберт рассказал еще с десяток анекдотов, и Ксения уже хохотала по-настоящему. Свою роль, конечно, сыграл и коньяк. Роберт определенно понравился Ксении, и они перешли на «ты». Олег был доволен, Роберт отлично справился со задачей и не раскололся раньше времени. Внезапно девушка засобиралась домой. Олег зашептал ей в ухо:
- Оставайся, мы же договаривались…
- Ты что, обалдел? У тебя же гость, мы, что при нем будем кувыркаться?
- Ну ладно, ладно, мы с Робертом тебя проводим.
- Роберт, пойдем, проводим девушку домой.
- А разве она не будет здесь жить?
- Пока нет…

Дом Ксении находился в соседнем квартале. Самый короткий путь пролегал через небольшой скверик. Неожиданно дорогу перегородила компания подвыпивших молодых людей. Они традиционно попросили закурить, а потом уже стали настойчиво предлагать девушке продолжить этот веселый вечер с уже ними. Олег попытался защитить Ксению, но его без лишних разговоров отшвырнули в сторону. На крики и плач девушки, хулиганы никак не реагировали и со смехом продолжали тащить ее в ближайшие кусты. Роберт внимательно и непонимающе смотрел на происходящее, как бы перебирал и анализировал все возможные варианты. Из ступора его вывел крик Олега:
- Роберт, ну что же ты стоишь? Помоги же…
Роберт одним прыжком оказался в самой гуще потасовки, схватил одного из нападавших, поднял его над головой и зашвырнул на три-четыре метра в кусты, послышался треск сломанных веток и пронзительный вопль. То же самое Роберт проделал еще с тремя мерзавцами, остальные не стали дожидаться своей очереди, мгновенно ретировались с поля битвы. Роберт подбежал к Ксении и стал осматривать ее повреждения. К счастью она отделалась лишь испугом. Девушка прижалась к Роберту, ее била мелкая дрожь, она, заикаясь, с трудом сказала:
- Спа-сси-бо тебе Роберт… Ты их сс-лучайно не убил?
- Ничего с ними не будет, в крайнем случае, операционку переустановят и все…

С того дня Роберт всегда провожал Ксению домой и встречал, если она где-нибудь задерживалась. Видно было, что ему это нравится. Олег тоже не мог нарадоваться на своего новоявленного «родственника». Диссертация шла к успешному завершению. Но главное, Олег открыл у Роберта недюжинные кулинарные способности. Неудивительно, его электронная память хранила десятки тысяч рецептов всех времен и народов. Он контролировал время до долей секунды, до десятых градуса определял температуру приготовляемой пищи, с точностью до миллиграмма ощущал вес продукта, мог взбивать крем с любой скоростью, идеально чистил картошку и нарезал овощи, т.е. практически представлял собой встроенный многофункциональный кухонный комбайн. Олег подозревал, что даже крестный отец Роберта - Сева, не догадывался в полной мере об этих побочных способностях своего детища.
Так что Роберт по утрам готовил для Олега прекрасный кофе, варил по заказу или яйца в всмятку, или рассыпчатую гречневую кашу. На обед на выбор: котлеты по-киевски, мясо по-французски, цыпленок табака или даже классический узбекский плов. Ужин Олег предпочитал легкий: овощи, фрукты, сыр, творог.… А уж какие Роберт готовил десерты! Олег не то чтобы их не пробовал, он даже таких названий не слышал: тирамису, профитроли, понакота и т.п. Конечно, это было не совсем дешевое удовольствие, но Олег получил отпускные. Самое главное, все необходимые продукты Роберт заказывал по Интернету, а так как это была вполне родственная ему среда, умудрялся находить весьма качественные продукты по очень даже доступной цене. Таким образом, «кузен» практически полностью освободил Олега от домашней работы. А вечерами, когда не было Ксении, они играли в шахматы и беседовали.

В тот день у Ксении на работе проходило какое-то производственное совещание, и она задерживалась. Когда вышла из проходной, ее встретил Роберт. Взяла его под руку, и они неторопливо пошли по тротуару. А вслед коллеги Ксении игриво захихикали:
- А вот мы все Олегу расскажем?
- А что они расскажут? – Не понял Роберт.
- Да глупости это, не бери в голову. Лучше скажи, вот ты такой молодой, интересный, а у тебя девушка есть?
- Нет, а зачем мне девушка?
- Как зачем? Приглашать на свидание, дарить цветы, подарки, целовать и обнимать ее, любовью, наконец, заниматься…
- Как это, любовью заниматься?
- Хватит меня разыгрывать? Ты что прикалываешься? Или с луны свалился?
Роберт молчал.
- Ну ладно, Роберт, извини, если обидела. Но ты, правда, какой-то странный. Слушай, а может быть ты из этих? А, все понятно, у тебя, наверное, не подружка, у тебя друг есть?
- Да, у меня есть друг, Олег.
- Олег? Да ты что? Не дай бог! Опять над бедной девушкой издеваешься?
- Ты не бедная, ты очень красивая!
- Красивая? Я тебе нравлюсь?
- Очень.
- А я вот возьму и Олегу все расскажу.
Она звонко рассмеялась и еще сильнее вцепилась в руку Роберта.
- А ты смешной, и такой необычный…

Роберт быстро освоился на новом месте и стремительно интеллектуально прогрессировал. Однако в последние дни его все больше и больше интересовали вопросы взаимоотношения полов.
- Олег, помоги, пожалуйста, разобраться с понятием «любовь». Я читал про секс, вопросы размножения.… Эти отношения характерны для всех живых существ. Это я все понимаю…. Но любовь, это ведь свойственно только людям! А какие у нее проявления, в чем суть?
- Как бы тебе объяснить? Вот взять хотя бы нас с Ксенией. Она любит меня, я люблю ее, нам вместе хорошо, мы скоро поженимся, у нас будут дети, вот это и есть любовь!
- Это понятно. Но почему же люди любят именно этих людей, а не тех или других?
- Ну, не знаю. Да этого точно никто не знает. Есть разные версии. Например, считается, что в случае любви в организме влюбленного происходит особая биохимическая реакция. По другой версии предполагается, что каждый человек продуцирует очень слабые специфические запахи, которые определяются людьми на подсознательном уровне, и каждый человек идентифицирует свою половинку, свою любовь именно по запаху. Есть генетическая версия и еще куча других теорий, но я думаю, ни одна из них не определяет полностью сути любви. А вообще-то это как болезнь, как особая форма сумасшествия. Когда любишь, не можешь думать больше ни о чем, и ни о ком, можешь совершить ради любимого человека любой подвиг и любую глупость. И эта болезнь очень плохо лечится. Я знаю только одно реальное средство – другая любовь!
- Как это?
- Как, как… Нужно срочно найти другой объект любви. Влюбиться в кого-нибудь другого. А если не получается, можно попробовать всю эту энергию направить на творчество, сочинять музыку, стихи, писать картины… Кто что может, говорят, помогает. Как-то так. А что это ты вдруг любовью заинтересовался? Уж не влюбился ли ты? Ба, да я все понял, ты влюбился в Ксению, угадал? Ну, ты даешь!
- Я не знаю.… Какое-то брожение происходит в моих нейронных сетях. Все проанализировал, просканировал, протестировал, проверил все самонастройки, на вирусы, ничего не могу понять. Какой-то сбой в логических алгоритмах. Очень трудно сосредоточиться… Может быть, ты в этом разберешься?
- Да, это очень интересно. Наверняка это какие-то новые эффекты взаимодействия, взаимовлияния нейронных сетей, какой-то их синергизм... Надо будет с Севой посоветоваться. Возможно, у тебя уже появляются зачатки человеческих чувств. А вдруг это любовь? Вау, да это же грандиозный прорыв в робототехнике, в машинном разуме!
- Так что же мне делать?
- Ты знаешь, что у Ксении завтра день рождения?
- Нет, не знаю. А что это значит?
- Это значит, что в этот день, двадцать восемь лет назад, наша Ксения появилась на свет и ее нужно поздравить, сделать что-нибудь приятное.
- А что приятное? А что, если опять побить каких-нибудь хулиганов?
- Ишь ты, понравилось… Это мы сделаем в следующий раз. А на завтра ты испеки какой-нибудь эксклюзивный торт и сочини к случаю стишок. И чтобы в стихах было про Ксению, какая она хорошая и как ты к ней относишься, понял? Тогда за работу!

День рождения Ксении в этом году приходился на четверг, и она пригласила всех друзей на торжество в кафе в субботу. Поэтому для нее оказалась приятным сюрпризом мини-вечеринка, организованная Олегом и Робертом в ее честь, именно в четверг. Олег преподнес виновнице торжества огромный букет ее любимых бордовых роз и ожерелье из настоящего халцедона, зодиакального камня Ксении. Роберт испек роскошный торт «Наполеон», на котором кремом каллиграфическим готическим шрифтом написал: «Дорогая Ксения! С Днем рождения!». И громко, с выражением прочитал свое стихотворение:

С Днем Рождения, Ксения!

О, твое рожденье – это чудо,
А сама ты ангел во плоти,
Да, такую, в жизни не забудешь,
Ты ведь даже чёрта восхитишь!
И как Грига музыка воздушна,
Как стихи Есенина – светла,
Как Аврора – ты великодушна,
Как ребенок – звонко весела!
Быть счастливой и любить желаю!
Именно, любить! Я точно знаю,
Уж давно безумно ты любима,
Нежно, страстно, непреодолимо!

Выступление вызвало неподдельный восторг. Ксения как-то по-особенному посмотрела на Роберта. А вечеринка удалась на славу. «Родственник» опять всех смешил своими анекдотами. В конце вечера Олег вдруг заметил, что Роберт с Ксенией полностью поглощены друг другом, сидят рядышком за журнальным столиком и о чем-то оживленно беседует, совсем не обращая на него внимания. Олег неожиданно почувствовал себя лишним на этом празднике жизни. Хмель мгновенно улетучился из головы, а вместо него роем полезли всякие неприятные мысли, типа:
- Что я делаю? Это же моя невеста! У меня под носом ее кадрят, а я спокойно на это смотрю.… И Ксения хороша, променяла меня на какую-то железяку.… А что дальше будет? Надо быстрее все прекращать. Неужели это банальная ревность? Ревную свою невесту к роботу? Это же кошмар, ужас, мрак! Конечно, эксперимент более чем удался, но Роберт может совсем потерять управляемость, тогда мало никому не покажется… Какой же я дурак, раньше надо было все Ксении рассказать… Теперь точно обидится, скажет, что использовал ее как подопытного кролика… И Роберта жалко… И как теперь выкрутиться из щекотливой ситуации и с минимальными потерями? Ну, ладно, утро вечера мудренее. Нужно все решения отложить на завтра…         Сославшись на позднее время, Олег постарался быстро и по возможности тактично закруглить вечеринку. Потом вместе с Робертом проводили Ксению домой.

На следующий день, поручив Роберту стирку, уборку, приготовление обеда и сославшись на неотложные дела, Олег отлучился из дома. Созвонившись с Ксенией, они встретились в соседнем с ее конторой кафе. Начал он издалека:
- Как ты относишься к Роберту?
- Нормально, занятный парень, а что? Ты что, ревнуешь?
- А что, есть основания?
- Ты что, дурак?
- Ксения, мне надо с тобой очень серьезно поговорить. Все не так просто, как ты думаешь. Ладно, может быть, ты им и увлеклась, дело молодое. Но не в этом дело, точнее, не только в этом. Роберт не тот человек, за которого ты его принимаешь, правильнее сказать, он не совсем человек…
- Олег, что с тобой, ты, по-моему, не в себе. Или это после вчерашнего? Если он не человек, а ты тогда кто?
- Ксения, не кипятись. Я, конечно, очень виноват перед тобой. Но, что случилось, то - случилось. Ты не забыла, где я работаю? В лаборатории прикладных интеллектуальных систем.… Так вот, Роберт - это наша последняя модель робота-андроида. Я взял его к себе для развития его коммуникационных способностей. Извини, что сразу тебе об этом не рассказал, думал, ты сама его расколешь.… А потом уже было поздно.… Так что, в понедельник Роберт возвращается в лабораторию…
- Ну, ты и сволочь! Никогда тебе этого не прощу и больше с тобой разговаривать не хочу и не буду!
Ксения встала, швырнула салфетку на стол и выбежала из кафе.

Вечером Олег с Робертом сидели перед телевизором и играли в шахматы. Игра не клеилась. Роберт все посматривал на часы, как будто кого-то ждал. Олег недоумевал, зачем ему часы, у него же внутреннее ощущение времени с точностью до тысячной доли секунды? Ну, чистый влюбленный!
Потом ему стало жалко Роберта, и он сказал:
- Она к нам сегодня не придет, она к нам уже никогда не придет…
- Почему?
- Обиделась на нас.
- За что?
- Ну, есть за что…
Он решил не вдаваться в подробности, чтобы Роберт не наделал каких-нибудь глупостей.
- Олег, можно я пойду встречу Ксению, она говорила, что у нее сегодня какое-то дежурство на работе, провожу домой, а то кто-нибудь еще пристанет.
- Ну, иди, если хочешь.… Но чтобы в одиннадцать был дома, понял?
- Да, да, хорошо!
Роберт вернулся в полдвенадцатого ночи совершенно не в себе. Если бы Олег не знал, что на него не действует алкоголь, то подумал бы, что «кузен» пьяный. Роберт прошел в комнату, сел в кресло и уставился в одну точку. Помолчали, Олег решил разрядить обстановку:
- И как там Ксения?
- Она не захотела со мной разговаривать. Ты что, ей все про меня рассказал?
- А что мне оставалось делать? В понедельник ты возвращаешься в лабораторию. Финита ля комедия!
- Олег, я хочу сочинить стихотворение…
- Валяй!
Помимо воли Олег отметил про себя: «Супер, у него появилось желание творить, его интеллект крепчает на глазах».
Прошло несколько минут, и Роберт снова подал признаки жизни:
- Олег, можно я прочитаю свое стихотворение?
- Слушаю.
Роберт встал с кресла и с чувством продекламировал:

Улетай, моя Жар-Птица!

Зачем ты так жестока,
Так не похожа на себя?
Нам вместе стало плохо,
А я люблю, люблю тебя!

Мы вновь с тобою рядом,
Ты только тронь рукой,
Не вижу сини взгляда,
Где голос звонкий твой?

Как это все понять?
К тебе как подступиться?
Проклятой дрожи не унять –
Улетай, моя Жар-Птица!

Олег даже на мгновение потерял дар речи, потом с восхищением выдохнул:
- Ну, ты старик, даешь, молодец! Сам придумал или в сети нашел?
- Обижаешь шеф, сам вот сейчас и сочинил.
Олег не был особенно силен в стихотворчестве, хотя со школьных лет баловался этим делом. Это как люди, не имеющие слуха, всегда стремятся к пению. У него, кстати, музыкального слуха тоже не было, и он считал это своим главным недостатком и основным препятствием к написанию хороших стихов. Известно, что главное в стихах это ритм, а чувство ритма неотъемлемый компонент музыкального слуха. Поэтому он и тему диссертации взял соответствующую, если не сам, то хоть робота научит приличные стихи сочинять. Хотя до сих пор путался в ямбах-хореях, но, по словам специалистов, написал неплохую программу по стихосложению. Но стихи, это ведь не только рифмы и размеры, но и эмоции, настроение, мысль.… И Роберт сегодня все это продемонстрировал сполна!

Следующий день «родственники» провели дома. Каждый занимался своим делом: Олег работал над диссертацией, Роберт занимался хозяйством.… К вечеру «кузен» опять загрустил.
- Олег, а что, мы разве сегодня не пойдем к Ксении на день рождения?
- Но она же нас не приглашала…
- Олег, а можно, я тогда пойду погуляю?
- Ладно, погуляй, погуляй, только недолго.
Роберт ушел, а Олега охватило какое-то необъяснимое беспокойство, тревога… Включил коммуникатор и через систему космического слежения стал наблюдать за перемещениями Роберта. Вот он вышел из подъезда, постоял несколько минут и быстро пошел в направлении дома Ксении. Шел как-то странно, как пьяный, не разбирая дороги, сталкиваясь с прохожими, которые отскакивали от него как бильярдные шары. Олег решил догнать и остановить его. Он выскочил из дома и побежал вдогонку. Но…опоздал! Уже подбегая к дороге, разделяющей кварталы, услышал мерзкий визг тормозов и звук сильного удара. Все было кончено: на обочине лежал обездвиженный Роберт, а от места происшествия на огромной скорости удалялся джип…
Уладив все формальности с милицией, и сдав «останки» Роберта на склад института, Олег стал звонить Ксении. Это ему удалось с далеко не первой попытки. Она никак не хотела брать трубку. Наконец, услышал родной и одновременно чужой голос:
- Слушаю, чего тебе?
- Роберта больше нет…
Только и мог сказать Олег.

Они встретились в том самом скверике, где Роберт громил хулиганов. Олег дрожащим голосом рассказал Ксении о последних часах жизни Роберта.
- Я звонил Севе, все ему доложил. В принципе, можно было бы заменить поврежденные узлы и переустановить программное обеспечение, но мы решили этого не делать, ведь это будет уже все равно не Роберт. Я тут взял одну микроплату Роберта, она отвечала за его, так сказать, интеллект, его душу и закопал здесь.
Олег показал на небольшой холмик рядом с цветочной клумбой.
- Здесь ему будет лучше, чем на складе, на стеллаже… И ведь, что странно, его программа ориентировки в пространстве и мониторинга движущихся предметов полностью исключала возможность такого трагического столкновения. Вот что делает с – тут он осекся, подбирая слова, но продолжил, - с человеком любовь. Да, рано еще этим андроидам думать о любви… Знаешь, у меня такое чувство, как будто я потерял лучшего друга. Может быть, так и есть?
Ксения молча плакала. Она ни о ком в жизни еще так горько не плакала…. Прижалась к Олегу и сквозь слезы прошептала:
- А ты знаешь, что он мне сказал при нашей последней встрече? Он сказал: «Быть человеком, это… так больно…».

+5
116
15:50
+1
Спасибо, добрый Кот! smile
drink
Загрузка...
Михаил Кузнецов

Другие публикации