Секреты птички Уруру

Автор:
Aleksar
Секреты птички Уруру
Аннотация:
Хотите познакомиться с дружелюбной инопланетной птичкой Уруру? Добро пожаловать на планету Вароис! Здесь проживает огромное множество различных существ. Но будьте бдительны! Эта планета не так проста, как кажется. Здесь у всех есть свои секреты...
Текст:

Не каждому в наше время удаётся оказаться на чужой планете посреди джунглей. Но мне в этом плане «повезло». После распределения я попал на расположенную здесь военную базу, которая была единственным оплотом человечества на этой неизученной, но пригодной для жизни планете.

Служба здесь проходила тоскливо. Только и знай себе, что спасай туристов от местного зверья и болтай с учёными, залетающими к нам в процессе своих межгалактических экспедиций. Да и развлечений здесь явно не хватало. Только выпивка да гонки фаэтонов не давали нам умереть со скуки. Конечно, можно было бы и книжки почитать, но этим, как правило, никто не занимался. И я, в том числе, иначе не оказался бы здесь. Поэтому после тяжёлой работы на складе, я предпочёл саморазвитию расслабление на мягкой койке под популярную музыку далёкого двадцатого века. Мои товарищи по оружию тоже отрывались по полной: кто-то сидел в Федеральной сети, кто-то беседовал о девчонках и космических кораблях, а кто-то просто спал. Но эту тихую гармонию неожиданно прервал разозлённый капитан, ворвавшийся в нашу казарму:

-Мелочь пузатая! – выкрикнул офицер, словно не замечая, что самым толстым в комнате был именно он. – Быстро встать! Построиться!

Человеком он был не очень приятным. Всегда требовал железной дисциплины, даже там, где она не нужна. Постоянно ругался, орал. Всюду светил своим пузом. А ведь мог его убрать с современными то технологиями. Но возможно, он просто не успевал это делать, ввиду своих привычек. Даже сейчас в его руке был объёмный бутерброд и бутылка вуны.

-Малышня, я тут решил отдохнуть, расслабиться немного после рутинной работы офицера. Но к своему огорчению обнаружил, что голографический ретранслятор не ловит сигнал! А там вот-вот начнётся моя любимая передача, – он окинул взглядом весь отряд и продолжил. – Как мне доложили, какой-то объект препятствует передаче сигнала на спутниковую антенну. Ваша задача - устранить его! Приказ ясен?!

-Так точно! – ответил отряд хором.

Всегда так хочется повозмущаться, сказать своё веское слово против. Но разве будет капитан слушать какого-то там рядового? Поэтому я всегда возмущался только про себя, как и сейчас: я не понимал, почему целый отряд профессиональных бойцов, машин для убийства, должен был убирать какой-то объект с антенны?! Неужели для нас не нашлось другого нормального развивающего занятия? Учебные стрельбы, например… Но изменить я, к сожалению, ничего не мог, поэтому смиренно поднимался с отрядом на самый верхний этаж.

Когда мы добрались, капитан вновь построил нас в шеренгу и командирским голосом отчеканил:

-Рядовой Михаил Ростов, выйти из строя! – конечно, выполнять задание должен был именно я! Но это было не просто так. Капитану безумно нравился мой индивидуальный позывной. – Рядовой Зайка! – вновь выкрикнул он. – Ваша задача пробраться на крышу и устранить чужеродный объект.

Да, мой индивидуальный позывной – «Зайка». Правда, сначала он был «ЗаИка», ввиду небольших проблем с речью, которые сейчас устранены, но потом я подрисовал палочку над буквой «И» на шлеме, и все до единого оценили мою шутку.

-Так точно! – бодро ответил я и полез по лестнице к люку.

Как только я выбрался на крышу, мне в лицо ударил яркий свет заходящего солнца. Его большой оранжевый диск медленно опускался за высокие холмы, покрытые девственными инопланетными джунглями. И всю эту великолепную картину дополняла спутниковая тарелочная антенна, на которой сидела метровая пернатая птица с длинным вытянутым хоботком вместо клюва и красивым пушистым хвостом. Она заинтересованно посмотрела на меня своими большими серыми глазами, и пропела:

-Уруру… уру… уруру.

Теперь источник проблемы был найден. Поэтому, чтобы побыстрее спугнуть пташку, я начал издавать громкие звуки и активно размахивать руками. Но, к сожалению, мои действия не вызвали никакой реакции у птички. Она просто смотрела на меня с каким-то сожалением… Мне даже показалась приятной её милая мордашка. Но злая мордашка капитана придавала мне куда больше мотивации, заставляя действовать быстрее и увереннее.

Я подошёл ближе. Птица насторожилась. Я подошёл ещё ближе. Птица отклонилась от меня назад. Я сделал вид, что разгоняюсь и бегу на неё, тогда она взмахнула широкими крыльями и поднялась вверх. Но оказалось, что радоваться было рано. Только я решил, что выполнил поставленную задачу, как птица вновь вернулась на антенну и продолжила заинтересованно за мной наблюдать. Я опять разогнался, пташка снова улетела. Я начал отходить, и она вновь вернулась. Я проделал этот ритуал несколько раз и, в конце концов, решил доложить капитану о своей неудаче:

-Капитан, сэр. Здесь птица, и она не хочет улетать. Я её спугиваю, но как только отхожу, она вновь возвращается.

-Так и знал, что ты бестолочь, Зайка! – грубо бросил он. – Ничего не можешь! Слезай! Сейчас ваш капитан, сам всё сделает.

Я спустился вниз, а капитан залез на крышу и начал делать точно то же, что и я. Только топот его ног, казалось, был слышен в соседней галактике, но даже это не смогло отпугнуть навязчивую птицу. Наконец, признав своё поражение, он спустился и, отдышавшись, устало произнёс:

-Придётся её пристрелить…

Ещё с самого детства я по-особенному относился к животным. Часто таскал домой бездомных зверюшек, мама меня за это ругала, но, в конце концов, нам удавалось их пристроить в добрые руки. Конечно, за свою службу я не раз убивал людей, но животные… они же не люди. Поэтому здесь я не мог просто так промолчать:

-Простите, сэр. Но неужели нет более гуманного метода?

-Я не понял, рядовой? – толкнув меня пузом, буркнул капитан. – Или вы решили перечить старшему по званию?

Проблемы мне были не нужны, но… и птичку было жалко. Поэтому я чётко проговорил:

-Никак нет, сэр! Разрешите выполнить поставленную задачу? – у меня ещё был шанс уберечь это милое создание от страшной участи, и я должен был им воспользоваться!

-Хочешь взять реванш, рядовой? – с ехидной улыбкой произнёс офицер. – Тогда какого лысого чёрта ты всё ещё здесь?! Бегом в оружейную!

Я со всех ног помчался за автоматом и уже через пять минут снова был на крыше. Опустив оружие, я осторожно направился к птичке, а она всё так же умилительно смотрела на меня красивыми серыми глазами. Ну, невозможно было убить такое милое существо, поэтому я подошёл к ней как можно ближе и тихо произнёс:

-Слушай, птичка. Ты меня, наверно, не понимаешь…

-Уру.. уруруру… – пропела птица.

-Мне сказали тебя убить, – я показал на автомат. – Но я тебя не убью. Просто, если ты не улетишь, то это сделает кто-то другой. Поэтому, улетай отсюда. Улетай, пожалуйста. Улетай!

Я начал махать руками, как крыльями, а птица, наклонив голову, пропела что-то на своём и резко поднялась в небо. Я не мог поверить, что это сработало, но я чётко видел, как пташка улетела в густые заросли джунглей и больше не вернулась. Тогда я подумал, что это была наша последняя встреча. Но я очень сильно ошибался.

На следующее утро наш отряд в полном обмундировании и в экзокостюмах собрался на аэродроме. В это время на базе, как правило, не происходило никаких работ, поэтому вокруг царила абсолютная тишина, а свежий и влажный воздух, пришедший со стороны джунглей, позволял нам дышать полной грудью. Но, как обычно, насладиться всеми прелестями девственного инопланетного мира нам не дали. Нас ждало короткое путешествие вместе с капитаном на космический крейсер «Кронос», находящийся на орбите. Нам было приказано вывести с базы строительное оборудование, которое осталось здесь после развертывания. Солдаты упаковывали инженерный инвентарь, а я завозил в корабль строительные машины. Ну, а капитан, как всегда, командовал, это у него получалось лучше всего. Точнее, это было единственное, что у него получалось. Потому что даже с распределением времени у него были явные проблемы: когда работа была закончена, оказалось, что мы отстаём от графика на целых полчаса земных суток! Поэтому, когда пилоты сказали, что ещё не закончили осмотр корабля, капитан послал их в далёкую галактику и, загрузив всех нас, приказал немедленно направляться к крейсеру. Выбора ни у нас, ни у пилотов не было – приказ есть приказ.

Корабль за пять минут долетел до «Кроноса», но, когда пилоты сделали запрос на посадку, нам ответили, что теперь все ангары заняты. После того, как капитан послушал отборный мат диспетчера, а диспетчер послушал отборный мат капитана, начался адекватный диалог. И после недолгой беседы обоюдно решили временно пристыковать корабль к крейсеру с помощью вспомогательного космического коридора (ВКК) и позволить нам погулять по «Кроносу», пока готовится новый ангар. Мы были вынуждены согласиться.

Корабль подлетел к стыковочному модулю крейсера, выпустил ВКК и пристыковался. Но когда мы начали выходить, я обнаружил, что крепление безопасности моего кресла заклинило, и я не могу выбраться. Пилоты уже были на борту крейсера, а солдаты шагали по коридору. Рядом со мной находился только капитан, поэтому я позвал его:

-Капитан, сэр! Я не могу выбраться. Заклинило что-то...

Он подошёл ко мне и, хватаясь руками за крепление, сказал:

-Что ж ты, Зайка, в капкан то попал…

Хорошая шутка, ничего не скажешь, как сейчас многие говорят – «межгалактическая». Но от неё не было никакого толку, как и от попыток капитана вытащить меня. Я уже хотел позвать на помощь пилотов, как вдруг послышался громкий хлопок, и из ВКК вылетели части обшивки. За доли секунды огромные куски металла сначала залетели в корабль, а затем разгерметизацией унеслись в космос вместе с половиной моего отряда. Транспортник резко тряхнуло, и капитан упал на пол, катясь в сторону разгерметизированного коридора, едва не попав под закрывшуюся аварийную дверь. Я понял, что ситуация явно вышла из-под контроля, и надо было срочно действовать. Без капли жалости я вырвал с помощью экзоскелета крепление безопасности и помчался к иллюминатору, чтобы оценить ситуацию: взрыв подействовал на корабль, как реактивный ускоритель, и теперь транспортник стремительно нёсся обратно на планету и скоро должен был войти в верхние слои атмосферы. При таком раскладе он просто развалится в воздухе, а мне этого совсем не хотелось.

Я бросил взгляд на капитана, убедился, что он ещё шевелится, и со всех ног помчался в кабину пилотов. Я сел в кресло, пристегнулся, и передо мной загорелось множество голографических индикаторов и датчиков. В этот момент я слегка запаниковал. Здесь было столько всяких систем управления… Сначала я попытался найти автопилот. Первая кнопка ничего не дала, вторая тоже… И тут до меня дошло, что я даже не запустил двигатели, а сам корабль вот-вот врежется в стратосферу. Я пробовал всё: голосовые команды, кнопки, подключение через систему боевого скафандра, но тщетно. Удар о воздух почувствовался сразу. Корабль плашмя влетел в атмосферу, и от него тут же с хрустом и скрежетом начала отваливаться обшивка. Его закрутило, завертело, транспортник разваливался на глазах. Снаружи всё начало гореть, включились системы безопасности, завопили сирены. Почувствовался резкий толчок, и крепления кресла пилота распались на части. Я начал летать по кабине, как осенний лист. И тут я вспомнил, что в кораблях такого типа есть спасательные капсулы для пилотов. Схватившись за кресло, я нашёл глазами нужную кнопку, ударил по ней, и в стене открылась дверь в капсулу. Забравшись внутрь, я пристегнулся и едва успел закрыться, как в кабину ворвалось яркое пламя. Затем послышался сильнейший треск, капсулу сильно тряхнуло, потом снова что-то прогремело, и я почувствовал, как резким толчком был отправлен в свободное падение.

Внезапно стало очень тихо. Даже в какой-то степени невыносимо тихо. Я сразу вспомнил о капитане, о товарищах, оказавшихся в эпицентре взрыва, но внезапный удар сразу изменил направление моих мыслей. Видимо, раскрылся стабилизирующий парашют. Спустя минуту, снова толчок – это был основной парашют. Капсула начала постепенно замедляться, как вдруг, что-то снаружи ударило по ней, сделав огромную дыру, и я вновь начал падать вниз с огромной скоростью. Воздух, врывавшийся внутрь капсулы, дико свистел, меня начинало тошнить, как вдруг почувствовался резкий удар, и капсула остановилась.

Закрыв глаза, я попытался отойти от произошедшего. Сердце билось в груди, как бешеное, дыхание перехватывало, но мне всё-таки удалось взять себя в руки. Я лежал неподвижно, боясь даже шевельнуться. Казалось, что я сломал себе все кости, но система жизнеобеспечения говорила об обратном. Быстрый анализ показал, что после падения из космоса я получил лишь синяки и ссадины, даже экзоскелет не сильно пострадал. Радости моей не было предела. Выжить после падения с орбиты! Подумать только! Я был в лёгком оцепенении от этого.

Но не стоило забывать, что оказаться на обитаемой неисследованной планете куда опасней для здоровья, чем злоупотребление вуной, поэтому мне следовало немедленно действовать. Я выбил дверь капсулы и вылез наружу. Медленно идя вперёд, проваливаясь ногами в мягком лишайнике, я осмотрелся: вокруг меня был густой лес, непроходимые джунгли инопланетной растительности, в которых обитали жуткие инопланетные твари. Через кроны высоких деревьев в лицо мне светили яркие лучи полуденного солнца. Было ясно, что я оказался в совершенно другой части планеты.

Огнестрельного оружия у меня не было, я его оставил в специальном креплении рядом со своим заклинившим креслом, поэтому отпугивать местное зверьё мне было нечем. Нужно было срочно звать на помощь. Я включил передатчик в своём шлеме, но вместо радиопереговоров послышались лишь помехи. Я снял шлем, чтобы осмотреть его на предмет повреждений и обнаружил, что в нём торчит кусок металла. Похоже, что он воткнулся, когда часть корабля попала в капсулу, порвав её обшивку. Мне крупно повезло, что этот кусок не пробил мне голову… Я выдернул его и снова надел шлем. Не удивительно, что передатчик не работал. А это значит, что я ни с кем не смогу связаться, и найти меня по сенсорам тоже никто не сможет. Я остался абсолютно один. И тут то я понял, что я попал по-крупному.

Паника подбиралась ко мне всё ближе, и я, пытаясь её остановить, начал размышлять: у меня есть сухой паёк с витаминами на две недели, три питательных и безумно вкусных батончика «Пирс», есть экзоскелет с тепловизором и прибором ночного видения, есть боевой нож, а также у меня есть самое главное – мои мозги. Вероятно, меня должны начать искать, но поиск по огромной территории займёт уйму времени. Да и, с другой стороны, станут ли они тратить силы на простого солдата и капитана, при условии, что они, скорее всего, погибли? Печально это признавать, но не факт… Нужно было действовать самому.

Для начала я решил осмотреть территорию. Выбравшись из зарослей мха, я пошёл вперёд, но идти было не так уж и просто. Густая трава в виде щупалец, чёрные ветки со скользкой слизью, огромные упавшие деревья и прочие препятствия очень мешали, но экзоскелет меня спасал. Ломая всё, что оказывалось на моём пути, я уверенно двигался вперёд, шагал, не сбавляя темпа, распугивая из кустов мелкую живность, и, наконец, вышел на небольшую полянку, покрытую невысокой травой. Выглядела она очень загадочно и необычно, даже немного сказочно. Как в древних былинах в её центре стоял булыжник со множеством непонятных мне символов. А это было очень странно, ведь на планете нет разумной жизни, кроме людей. Я, внимательно озираясь вокруг, осторожно подошёл к камню. Приглядевшись, я понял, что этому булыжнику многие тысячи лет – природа изрядно его потрепала. Осмотрев артефакт со всех сторон, и не поняв ни одного символа, я решил перекусить. Тем более, что для трапезы это было отличное место, так как, если какая-то инопланетная тварь захочет на меня напасть, то я сразу же это замечу. Присев к камню, я снял шлем, достал из рюкзака сухой паёк, как вдруг над головой послышался чей-то грубый голос:

-Чего штаны просиживаем, салага?

Я обернулся и увидел сидящую на булыжнике птицу, похожую на ту, которая ещё вчера не хотела улетать с антенны.

-Да, это я к вам обращаюсь, капрал, – вновь послышалось из её округлого хоботка.

В этот момент я почувствовал себя, как под тяжёлыми наркотиками. Правда, я никогда под ними не был, но думаю, что тогда чувствуют точно то же самое. Преодолев, нахлынувшее на меня удивление, я тихо пробормотал в ответ:

-Ты… ты говоришь?

-Мы ретранслируем вам сигнал, как поняли, приём, – произнесла птичка, более низким голосом, мило глядя на меня.

-Ты понимаешь, что я говорю? – продолжил расспрашивать я.

-Так точно, сэр! Есть, сэр!

-А! Ты, наверно, повторяешь то, что услышала. Понимаешь смысл, но не можешь сама составлять фразы…

-Наконец-то до тебя дошло, выродок!

-Что?! – я слегка опешил от такой грубости, но потом понял, что в данной ситуации такие выражения можно простить, поэтому я продолжил. – А! Ты слушала наши разговоры на базе?

-Так точно! – басом ответила птица. – Нам удалось перехватывать сигналы с вышек связи.

-Так это ты на антенне сидела! И язык учила наш, улавливая с неё сигналы.

-Молодец, рядовой, глядишь, и медаль скоро получишь.

-Оу, благодарю.

-Какого лысого чёрта, ты тут делаешь? – послышались знакомые фразочки.

-Я попал в катастрофу, – печально ответил я. – Упал с неба и не могу связаться со своими.

-Вы спасли наш отряд, – ответила птичка мягким тоном, видимо, этот голос был её родным. – Мы поддержим вас, как поняли?

В голове у меня сейчас мало что укладывалось. Возникало чувство, что этот кусок металла, воткнувшийся мне в шлем, всё же задел мозг, и это были галлюцинации. Но всё точно было наяву. Закинув в рот витаминку, я прошептал:

-Я ничего не понимаю…

- Вставай, салага! Бегом! – снова произнесла птичка своим мягким голосом.

-Да, погоди ты. Дай отойду. Не каждый день с птицами разговариваю, знаешь ли…

-Мы спасём вас, ребята! Вставай, капрал! Бегом! Нам пора.

-Что? Куда? Дай я доем хотя бы. Кстати, – я протянул птичке питательный батончик «Пирс». – Попробуй.

Она поднесла свой длинный хоботок к батончику и откусила половину. Сладость явно пришлась ей по вкусу.

-Нравится? – с улыбкой спросил я, прожевав вторую половину.

-Это великолепно. Так держать.

-Слушай, а как тебя зовут?

-Уруруру… руру… – пропела птица.

-Эм… Это на вашем языке?

-Так точно.

-А на нашем, как будет?

-Простите, сэр, но это мне не известно.

-Ладно… Тогда буду звать тебя Уруру. Тебе нравится?

-Да, это вполне приемлемо. А ты?

-Я… – я немного подумал, и решил сказать, как есть. – Зови меня Зайка. Просто Зайка.

-Вас понял! Вас принял.

-Вот и хорошо! – я закинул себе в рот последний кусочек сухого пайка и продолжил. – И как же ты мне поможешь Уруру? Ты хотя бы знаешь, как далеко мы от моей базы?

-На другом континенте, – ответила птичка.

-В смысле? Хотя… Это вполне может быть… Но как тогда ты до сюда долетела?

-Портарурурур…

-Порта… Что? Портал?

-Так точно.

-Что ещё за портал?

-Разуй глаза и смотри, – Уруру указала крылом на камень.

-Что это? Я не понимаю этот язык. Он ваш?

-Нет, это древний языуруруру… Здесь передают: если идёшь направо, попадёшь в Великий город, пойдёшь налево, познаешь извращения, пойдёшь прямо попадёшь к друзьям.

Ох уж эти тонкости перевода… Я, конечно, был бы не против и налево сходить, но, судя по всему, нам нужно было не туда, но я на всякий случай уточнил:

-А нам куда надо? Я не понял.

-Прямо. К друзьям. Там портал… – ответила птичка странным басом.

-Ладно, тогда пошли, – произнёс я, надевая шлем.

Мы с Уруру направились прямо. Я снова шагал через густые заросли джунглей, прислушиваясь к странным звукам из кустов, а она перелетала с ветки на ветку и тихонько напевала очень знакомый мотивчик:

-У руру руруру руруруру руру…

-Что ты поёшь? Очень знакомое… – заинтересованно спросил я.

-Это из твоего.

-Из моего чего?

-Ваших сигналов.

Я немного поразмыслил. Пропел это мелодию про себя несколько раз и выкрикнул:

-Да это же «Группа крови»!

-Группа крови? – переспросила птица.

-Да. Группа крови – на рукаве, мой порядковый номер – на рукаве, – пропел я в ответ, распугивая из кустов маленьких козявок с щупальцами. – Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне-е-е не остаться в этой траве…

- …не остаться в этой траве. Пожелай мне удачи, пожелай мне-е-е удачи! – пропела Уруру голосом самого исполнителя. В этот момент я удивился ещё больше.

-Ты всю песню знаешь? – спросил я, в надежде послушать практически оригинал.

-Так точно.

-А можешь спеть?

-Нет.

-Но… Почему?

-Не всем это понравится.

-Нас тут всего двое, Уруру…

-Нет. Мы не одни в джунглях.

-Да, брось. Это только отпугнёт всех остальных, и хищников, в том числе. Я точно знаю, не раз в лес ходил на своей планете…

-Вы уверены?

-Так точно!

-Хорошо. Тогда спою.

На все случаи жизни я контрабандой загрузил в систему боевого скафандра все свои треки. Среди которых был и минус этой песни. Включив, внешнее воспроизведение, я начал слушать Уруру:

Теплое место, но улицы ждут отпечатков наших ног.

Звездная пыль - на сапогах.

Мягкое кресло, клетчатый плед, не нажатый вовремя курок.

Солнечный день - в ослепительных снах.

Эта песня, как раз подходила под текущую ситуацию. И я наслаждался ею, слушая практически оригинальный голос исполнителя. А само положение дел начало постепенно улучшаться. Даже инопланетные заросли стали не такими густыми, и огромные грибы были не такими высокими. Но осадок всё равно остался. Я беспокоился за своих товарищей, которых выбросило взрывом в открытый космос. Конечно, боевой скафандр должен был их спасти… Но вот капитан… вряд ли выбрался. С другой стороны, он сам виноват. Надо было полностью проверять корабль перед вылетом.

И только я начал приходить в себя, как из кустов выскочил гигантский мохнатый зверь. Уруру тут же прекратила петь, а я выключил аудио и достал боевой нож, приготовившись к схватке. Я осмотрел эту тварь: она была вся зелёная, размером с земного медведя, но имела целых три пары ног и плоскую голову, напичканную острыми зубами. У меня не было никакого желания причинять вред этой милашке, но жить мне хотелось больше. Вдруг Уруру крикнула с вершины дерева:

-В бой не вступать!

-Вас понял! – по привычке произнёс я. – А что делать?!

В отличие от меня существо не слушало птичку и явно собиралось мной полакомиться, но Уруру продолжала:

-Уберите оружие! – я, доверившись птице, аккуратно положил нож в футляр. – Поклонись.

-Что?!

-Поклонись!

Я учтиво поклонился мохнатой твари, но в её агрессивном поведении ничего не изменилось. А ярость и желание меня сожрать очень явно прослеживались в её маленьких чёрных глазках.

-Ты, что мне советуешь, птица? – разозлено пробормотал я.

-Он видит вас в первый раз, Зайка, охраняет территорию. Докажи, что ты друг.

-Как?

-Подкормируруру…

У меня ещё оставался в кармане питательный батончик «Пирс», но если скармливать свою еду местной фауне, то мне ничего не останется. Но, а если меня съедят, «Пирс» всё равно достанется этому милому мохнатику. Поэтому, чтобы казаться меньше, я встал на колени, распаковал «Пирс», в целях безопасности насадил его на палку и осторожно протянул вперёд. Неожиданно животное успокоилось и с любопытством начало осматривать батончик маленькими глазиками, а затем открыло широкую пасть и выхватило «Пирс» вместе с палкой.

-Отлично, Зайка! – произнесла птица. – Теперь почеши ему пузико.

-Пузико? – я посмотрел на некогда жуткого зверя, который теперь валялся на спине и словно настаивал, чтобы я почесал его. А я был и не против, лишь бы не съели.

Подойдя поближе, я наклонился над зверем и начал его гладить. Мои руки тонули в его мягкой густой шерсти, а самому существу это доставляло неописуемое удовольствие.

-Неправильный перевод, но так тоже сойдёт, – подлетая ко мне, произнесла птичка. – Теперь ты в его группе. Теперь ты друг, красавчик.

-Ладно, Уруру. Я, конечно, не против потискать эту милую зверюшку, но, может, мы пойдём к порталу?

-Так точно. Отступайуруру осторожно.

Я аккуратно отошёл от мохнатого зверя, тот, чуть погодя, поднялся на лапы, посмотрел на меня и скрылся в густых зарослях.

-Так, Уруру, скажи, пожалуйста, что я ещё должен знать о вашем мире, чтобы меня не съели?

-На данный момент, этого достаточно, – скупо ответила она.

-Ладно, как скажешь птичка, как скажешь.

Пока мы пробирались по густым зарослям, начинало смеркаться. Джунгли становились всё мрачнее. А странные звуки, доносящиеся из кустов, превращались в зловещие шумы, не предвещавшие ничего хорошего. Но Уруру уверила меня, что это всего лишь ветер.

Хоть я был и в экзоскелете, идти я порядком устал, видимо, больше сказалась психологическая атмосфера. Чтобы как-то разнообразить рутинную ходьбу, я решил поболтать со своей новой подругой:

-Уруру, слушай, а долго нам ещё идти?

-Нет. Мало, – басом ответила она. – Плохо, что вы не мочь летать. Я доставляю быстрее.

-Это да… А можешь рассказать, что это за древняя цивилизация здесь была? Это она построила этот портал?

-Мы не знаем, сэр, – ответила мне птица. – Всё, что осталось, это язык, передаваемый из поколения в поколение. И порталы. Они помогать нам выжить: мы можем добывать пищу очень далеко от нашей базы.

-Порталов несколько?

-Да. Они разбросаны по планете.

-Интересно. А мне всегда говорили, что здесь никогда не было никого…

-Были… Они были.

-А зачем вы передаёте этот язык своим потомкам?

-Помогает ориентироваться. Указатели везде. Мы можем летать где угодно и не теряться. Ещё уберегают от опасностей.

-Каких опасностей?

Вдруг птичка подлетела ко мне и сказала:

-Дальше тихо. За мной.

Она начала ковылять вперёд своими маленькими ножками, а я осторожно последовал за ней. Остановившись возле груды булыжников, Уруру прошептала:

-Там дальше пещера. В пещере портал.

-Хорошо, я тебя понял. Спасибо большое, Уруру.

-Нет. Стой.

-Что?

-Всё будет не так просто…

Уруру, выглянула из-за камней и вновь опустилась ко мне:

-Здесь Мехренгерн.

-Что ещё за Мех-рен-герн?

-Страж портала…

Я выглянул из-за булыжника и к своему ужасу увидел рядом с каменистой пещерой огромное десятиметровое чудище с двумя мощными ногами и хвостом. Его голова была покрыта прочным панцирем, а на спине чётко просматривался костный гребень. Существо медленно расхаживало среди множества булыжников, внимательно следя за входом в пещеру.

-Может, ему тоже пузико почесать? – с каплей надежды поинтересовался я. – У меня ещё один батончик есть.

-Нет. Мехренгерны – вечные стражники. Самый страшный в лесу. Они охраняли порталы с давних времён.

-Но как ты тогда пролетала незамеченной?

-У них нет глаз. Но развиты другие чувства, особенно слух. Я тихо планировать в портал, пока они спал или ел тех, кто пытался добраться до портала…

-Так… Понятно. И что нам делать?

-Сложный вопрос.

-Ну же, Уруру. Это твой мир… Может, на булыжниках что-нибудь написано… Вот, там, например, можешь перевести? – я указал пальцем на квадратный камень, покрытый лишайником и травяными щупальцами, по которым ползали крылатые тараканы.

-Уруруруру… Испробуй стиль жука… Зайка, это не то.

-Ну, а там? – я показал на другой камень.

-Прощай дикий трансформатор.

-Что за бред?

-Сложности перевода.

-Эх…

-А я придумать, – вдруг произнесла Уруру.

-И что же?

-Идём.

Мы с Уруру медленно направились в сторону от портала и вновь углубились в густые джунгли.

-Куда мы? – поинтересовался я.

-Мехренгерн очень хорошо слышать. Мы смочь его запутать.

-Как?

-Сделаем много шума в разных местах.

-Интересная мысль. И, кстати, ты делаешь большие успехи в изучении языка.

-Благодарю вас, сэр.

-А зачем ты учишь наш язык?

-По той же причине, как и этот.

-Для ориентирования?

-Да. И вы мочь рассказать что-нибудь полезное.

-О! Вот это точно. Это мы можем. Не всегда, но периодически.

Мы вышли на небольшую полянку, и я сразу же увидел множество маленьких серых существ с длинными хвостами, на которых виднелось что-то наподобие плавника. Эти животные были размером не больше обычной крысы, имели неестественно вытянутые рты и большие выпученные глаза.

-Эти капросики помогут нам. Поймай как можно больше.

-Капросики? Кто вам названия придумывает? Так, ладно, и я должен буду выпустить их, чтобы они бегали, шумели и сбивали с толку Мехренгерна?

-Молодец.

-Ладно, тогда я пошёл их ловить.

Первый зверек, которого я заметил, даже не собирался убегать. Он сидел в невысокой траве на задних лапках и внимательно меня изучал. Но, как только я подошёл ближе, он рванул с места и умчался в заросли. Но недалеко я увидел ещё одного такого же и пошёл к нему, но и этот смог от меня уйти. Я накинулся ещё на одного, но только зря испачкался в земле. Я прыгал то на одного, то на другого, но эти зверьки оказались такими прыткими, что мне никак не удавалось их схватить. Тогда Уруру подошла ко мне, и сказала:

-Уруруру… Уруру… Смех! Смех! Смех! Зайка, ты что? Дурак?

-Что? Что не так?

-Ты же знаешь, что нужно делать. Заинтересуй.

-А! – я достал из рюкзака питательный батончик и протянул его одному зверьку.

Тот сначала насторожился, но потом начал медленно подходить ко мне. Я отломал кусочек, скормил ему, а затем ловким движением руки схватил капросика за шкирку.

-Не боись, малой, я тебя выпущу, – сказал я ему, аккуратно кладя зверька в рюкзак.

Я проделал этот ритуал ещё несколько раз и, как не странно, капросики охотно подходили ко мне, после чего я укладывал их в рюкзак, где они спокойно засыпали.

Конечно, фауна этой планеты не переставала меня приятно удивлять. Все такие милые, кроме Мехренгерна, он явно выбивался из общей компании.

Когда я насобирал десять капросиков, у меня осталось место ещё для одного. Вокруг меня уже собралась их целая стая, но я выбрал того, который показался мне самым забавным.

-Всё больше не влезает, – произнес я, подходя к Уруру.

-Ты молодец, чудик. Возвращаемся.

-Слушай, но как эти капросики смогут шуметь больше, чем я? Мехренгерн явно сможет отличить более мощный источник звука.

-Скоро узнаешь, – ответила птица.

Мы вновь тихо прокрадывались через заросли к огромным булыжникам. Тяжёлые шаги Мехренгерна, блуждающего недалеко от портала, уже были отчётливо слышны. Выглянув из-за камня, Уруру вновь спустилась ко мне и произнесла:

-По вашим меркам до портала полсотни…

-Метров?

-Да. Мехренгерн ушёл в заросли, проголодался. Это твой шанс, Зайка. Иди как можно тише. И, если Мехренгерн услышит тебя, выпускай капросиков. Я тоже воспользуюсь порталом. Увидимся на той стороне.

-Эх… Боязливо как-то, Уруру, – ответил я. – Ну, ладно. Надеюсь, что всё будет хорошо…

Я выглянул из-за камня, чтобы осмотреть окрестности. Между мной и пещерой, где находился портал, была, усыпанная песком и камнями широкая тропа, окружённая густыми зарослями. На ней валялись огромные булыжники, на которых виднелись знакомые, но всё так же непонятные символы. Сделав глубокий вдох, я посмотрел на Уруру, получил одобрительный кивок, и очень осторожно направился в сторону пещеры.

Вокруг было очень тихо. Даже звуки, всё время доносящиеся из кустов стихли, и каждый мой шаг по каменистой земле отдавался противным шарканьем. Казалось, что я слышал каждую песчинку, перекатывавшуюся под моей ногой. Тем не менее, пока всё шло хорошо, ничего не предвещало неприятностей, но, дойдя до середины пути, я вдруг услышал за одним из булыжников расстроенный голос:

-…я ничтожество… Полный ноль…

У меня кровь застыла в жилах. Этот голос мог привлечь Мехренгерна! Я осторожно повернул за булыжник, чтобы устранить источник звука, а тот, тем временем, продолжал:

-Я ничего не могу… Хорошо, что я сюда попал. Я заслужил это. Получил по заслугам!

Я выглянул из-за камня и обалдел: на земле весь грязный, в порванной одежде сидел мой капитан, продолжая бубнить себе под нос какую-то несуразицу. Я подкрался к нему и прошептал:

-Сэр, тихо…

-А? Зайка?! Зайка! – выкрикнул офицер.

-Шшшш… Сэр, не шумите. Здесь страшная тварь ходит. Реагирует на звук, – прошептал я.

-Зайка, я так рад, что ты жив, – капитан обнял меня, словно не слыша, что я ему говорю. – Я думал ты погиб. Прости меня! Прости меня, Миша… Прости дурака…

-Шшшш… – я заткнул ему рот ладонью. – Молчите. Я знаю, как вернуться на базу. Но нужно вести себя максимально осторожно и тихо. Надо бы перейти на внутреннюю связь. Где ваш экзоскелет?

-Он полностью поломался…

-Ай… Ладно… За мной. Только не шумите.

Я направился к порталу, следя за тем, чтобы капитан от меня не отставал. Как друг в густых зарослях послышалось рычание и звук ломающихся ветвей. Мехренгерн направлялся сюда. Я резко остановился в надежде, что он уйдёт, даже задержал дыхание, но топот его мощных лап всё усиливался. Он явно торопился, поэтому нужно было срочно действовать. Я снял рюкзак и бесцеремонно вытряс из него мирно спящих капросиков. Они медленно встали на лапки и окружили меня, словно чего-то ожидая, и это явно было не по плану. Я начинал паниковать. Почему они ничего не делают?! Шаги Мехренгерна слышались всё ближе, как вдруг из зарослей выглянула огромная, покрытая панцирем, зубастая голова. Реакция капитана не заставила себя ждать. По его выпученным глазам, которым могли позавидовать даже капросики, было видно, что он хочет сорваться с места и убежать отсюда подальше, но я схватил его за руку и не давал этого сделать.

Капросики всё так же спокойно стояли у моих ног, но вдруг один из них повернул голову и посмотрел на Мехренгерна. Затем ещё один и ещё, наконец, все зверьки смотрели не на меня, а на огромное хищное чудовище. Неожиданно из их маленьких ртов вырвался сильнейший визг. Это была смесь плача ребёнка и звука реактивного двигателя. Эти маленькие капросики завизжали с такой силой, что капитан выдернул свою руку и закрыл уши, но я не ощущал сильного влияния, меня спасал шлем. Зверьки, воя со страшной силой начали бегать по всей округе, а я, схватив капитана за руку, потащил его к пещере. Мехренгерн, полностью выйдя из зарослей, очень растерялся. Он начал бегать от одного капросика к другому, пытаясь схватить их своими мощными челюстями или раздавить лапами, но всё было тщетно. Они убегали от него под камни, в меленькие норы, заросли, и зверь не мог их поймать.

До пещеры оставалось совсем чуть-чуть, но я оглянулся и понял, что визг прекратился. Все капросики спрятались или убежали, а Мехренгерн начал шагать в нашу сторону. Затем он перешёл на бег, а я, закинув капитана на плечо, со всех ног помчался к пещере. Огромная зверюга, широко разинув пасть, нагоняла нас, как вдруг из зарослей на неё выскочил шестиногий лохматик, которого я гладил по пузу. Силы были явно не равны, но удар моего мохнатого друга опрокинул стража на землю. Чудище быстро пришло в себя и ударило лохматика своим мощным хвостом, выбросив его в заросли. После чего поднялось на свои мощные лапы и вновь начало бежать за нами. Казалось, что мы не успеем, но к нам на помощь пришла Уруру. Подлетев к Мехренгерну, она начала петь:

- Группа крови – на рукаве, мой порядковый номер – на рукаве. Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне не остаться в этой траве…

Чудище обратило внимание на Уруру и попыталось её схватить, но птица ловко уворачивалась в полёте от мощных челюстей, потеряв лишь пару перьев. Благодаря ей, мы в последний момент успели скрыться в пещере, чуть не попав под огромные лапы Мехренгерна. Сюда этот жуткий страж уже не мог пробраться.

Я опустил капитана на землю. Он явно находился под огромным впечатлением от произошедшего и нервно бормотал:

-Вот это да… Вот это да… Зайка, а я точно не умер?

-Никак нет, сэр. Но я удивлён, как вы вообще смогли выжить.

-Я вылетел из корабля, и упал в лес, – начал он, вглядываясь в темноту пещеры. – Ветки меня затормозили, а затем я упал на мох, но провалился в какую-то подземную пещеру и упал в воду. Это чудо, Миша… Я… Я хочу извиниться за всё плохое, что тебе сделал… за… за то, что поторопился и не проверил корабль полностью…

-Ай, бросьте, сэр. Сейчас не до этого!

-Я такое повидал в этих джунглях, сынок… Такое видел… Такое пережил…

Капитан явно был не в себе. Похоже, он и вправду видел что-то «такое-эдакое», что почти свело его с ума. В любом случае, у меня не было желания слушать эти исповеданья, я хотел поскорее вернуться на базу. Поэтому, я произнёс:

-Сэр, нам нужно идти.

-Да, Зайка… Нужно… – тихо прошептал он. – Вот я не шёл… Думал меня искать будут. И меня чуть не съел огромный шестилапый зверь с плоской головой. Тот самый, который на чудище напал.

-Вообще-то этот мохнатик теперь мой друг.

-Друг… – с презрением буркнул он. – Твой друг заставил меня три часа сидеть на чёртовом дереве, пока не услышал какую-то песню. Или шум… Или это у меня глюки были.

-Ладно, сэр, вставайте, идём!

-Хорошо… Хорошо…

Мы выдвинулись вглубь пещеры. Из-за темноты капитан здесь ничего не видел, но я мог ориентироваться благодаря встроенному в шлем прибору ночного видения. Пройдя где-то двадцать метров, мы уткнулись в комнату идеально ровной квадратной формы, вся поверхность которой была исписана знакомыми древними символами. Вдруг в стене напротив загорелся лучик света. Затем, он стал увеличиваться, пока вся стена не была объята ярким белым свечением. Я дал знак капитану, и мы вошли в этот свет.

На обратной стороне мы оказались в такой же комнате. Яркий портал погас, и мы начали двигаться в сторону выхода, свет от которого, виднелся в конце туннеля.

-Рядовой… – тихо прошептал капитан. – А что это был за мутант, который хотел нас сожрать?

-Это страж портала.

-Ого… Так много вопросов... Я всё ещё сомневаюсь в том, что не умер…

-Вы не умерли, сэр. Помните птицу, которую вы хотели убить?

-Птицу? Ах, да… Помню.

-Это она рассказала мне про этот портал. Она умеет говорить, и наделена разумом. Так что, здесь есть разумные формы жизни.

-Да ты что?

-Ага.

-Слушай, а если тот портал охранял этот чёртов мутант, то получается, что этот портал, тоже охраняет точно такой же мутант?

В этот момент я даже остановился. А ведь капитан был прав! Выходит так, что как только мы выйдем из пещеры, нас сожрёт точно такой же Мехренгерн!

-Так, стоять… – произнёс я. – Про это разговора не было. Думаю, что там его нет, иначе бы мне сказали. Или, по крайней мере, предупредили.

-Ну, если так, тогда пошли дальше.

Мы аккуратно вышли из пещеры. Снаружи был полдень, что говорило о том, что мы оказались в другой части планеты. Вокруг выхода была похожая каменистая площадка, окружённая джунглями, но Мехренгерна нигде не было видно.

Чего стали, остолопы?! – послышалось за спиной.

Это была Уруру, как всегда, в своём репертуаре.

-Уруру, – произнёс я. – Здесь тоже должен быть Мехренгерн. Точно такой же страж, охраняющий этот портал.

-Нет. Ты читать умеешь? Слушать умеешь? Написано было: «к друзьям». Друзьям не ставят страшных зверюг на входе. Он только там, где нужно охранять.

-Ааа… понятно.

-Теперь мы в расчёте. А это что за чудак? – птица указала крылом на капитана, пытающегося вести себя максимально непринуждённо. – А! Я знаю тебя! Ты хотел меня убить…

Капитан сразу всполошился от таких обвинений и уже хотел выступить с защитной речью, но я его опередил:

-Так спокойно… – произнёс я. – Он уже полностью осознал свою вину.

-Да! Да! Осознал… – поддержал меня капитан. – Ещё как осознал.

-Хорошо, голубки. Тогда идите строго прямо, когда уткнётесь в гору, поднимитесь по ней. Увидите свою базу. Только одна просьба…

-Какая?

-Никому не рассказывайте о порталах. Эти технологии погубили их создателей.

-Ох… Даже так. Хорошо, Уруру. Спасибо тебе. Ты сделала для меня очень много. Как я могу тебя отблагодарить?

-Никак. Ты и так сделал достаточно, Зайка. Только не сгоняйте меня с антенны.

-Конечно. Ни в коем случае, – Уруру уже собралась улетать, но я спросил её. – А что с тем мохнатиком шестиногим, которого я кормил? Он в порядке?

-Да. Залижет раны. Будь здоров, Зайка, – ответила птица и улетела в заросли джунглей.

Мы с капитаном добрались до базы довольно быстро. Нас встретили очень жизнерадостно, так как были на сто процентов уверены, что мы погибли, но, как это ни странно, из-за этого инцидента вообще никто не пострадал. Кроме капитана. Он даже не стал дожидаться, пока его отчитают, и сам пришёл в штаб с повинной. В конце концов, решили его просто уволить из армии без трибунала. Ему и так неплохо досталось, свою ошибку он точно осознал. А я всё так же сидел на базе. Правда, теперь мы не так часто лежали на койках. Нам приписали нового капитана, с которым мы каждый день выполняли целую кучу физических упражнений и учебных стрельб. По крайней мере, теперь я был доволен, мы делали то, что должны были. А Уруру периодически прилетала к нам на базу, но была уже не такой общительной. Я несколько раз хотел с ней поговорить, но, как только я поднимался на крышу, она всегда улетала. Не знаю, почему она не хотела общаться со мной, может, это была уже другая птица…

Другие работы автора:
+2
84
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Анна Неделина

Другие публикации