СЛЕПЫШАЧЬЯ НОРА

Автор:
Михаил
СЛЕПЫШАЧЬЯ НОРА
Аннотация:
Немного об отношениях
Текст:

СЛЕПЫШАЧЬЯ НОРА

Юрий Николаевич не мог обходиться без дела. Причем один из самых значимых в его жизни людей, лучший друг и по совместительству периодический оказывающий медицинские консультации врач Вячеслав Николаевич Шувалов неоднократно пытался разобраться в его трудолюбии.

– Юра ты понимаешь, что если человек не употребляет наркотики, алкоголь или никотин, он всё равно пытается найти для себя лазейку в рутине повседневности. Это конечно могут быть азартные игры, женщины, но только вот у тебя, я не могу понять, что стало такой лазейкой. Ты всё время работаешь, но при этом на работе не зациклен. Мы с тобой периодически выпиваем и конечно, я понимаю, что на тебе как ты выражаешься какое-то проклятие, но женщины в твоей жизни всё-таки есть. Юра что с тобой не так?

– Слава, если бы ты понял, что со мной не так нашей дружбе пришёл бы конец, ты это понимаешь?!

– Ой, иди ты...

И их разговор снова переходил в некое, даже иногда им самим непонятное русло. Потому что вдвоём они могли говорить на любые темы. От литературы, музыки и фильмов, вплоть до обсуждения каких-то особенностей своих работ, ну и, конечно же, людей. Что может быть интереснее, чем люди.

Вот и сегодня находясь на селекционном участке, и проводя обрезку растений, он думал о том, почему всё-таки Слава решил приехать не один, а с этой его Аней. Никогда ещё за всю их долгую совместную дружбу они не знакомили один другого с женщинами, с которыми будущее и прошлое не возможно. Что-то дало сбой в устоявшейся программе, и Юра пытался понять, в чём же состоит причина. Никаких предположений у него не было. Только голые факты. Славик позвонил в начале недели и сообщил, что приедет на малую родину повидать родителей и, конечно же, обязательно хотел бы повидать и его. Юра обрадовался звонку, потому что на работе катастрофический не хватало общения. С возрастом количество друзей, по крайней мере, у Юры не увеличивалось, а скорее наоборот. Несмотря на свою общительность, с новыми людьми он сходился очень тяжело. Однако радость, которую принесла эта новость, была омрачена тем, что будет он не один… При этом Славик многозначительно замолчал, а Юра всё понял.

Свой неудачный опыт брачевания Юрий Николаевич старался не переносить на другие браки, он просто в какой-то момент жизни принял для себя в общем-то простую и ёмкую истину: Мужчина и женщина не могут проживать совместно и быть при этом счастливыми. Слишком уж разные существа с одинаковыми потребностями и противоположными устремлениями не могут существовать на одной территории. Так что развод это просто дело времени и если он всё-таки не происходит официально, то, скорее всего, потому, что в дело вступают такие факторы как: дети, что скажут окружающие и наконец, кто же принесёт мне кружку воды, когда я буду болеть в старости…

Его размышления прервал звонок. Он аккуратно вытащил из жилета со множеством карманов телефон.

– Что уже подъехали?

– Да, стоим на стоянке ботанического сада.

– Я же просил позвонить заранее. Теперь придётся подождать.

– Подождём.

Юра повесил трубку и оправился на нижнюю входную группу.

Работа в ботсаду ему нравилась тем, что можно было сменить один вид деятельности на другой.

Сегодня была пятница, к тому же окончание рабочего дня и возможно именно поэтому кроме его машины и новенького Лендровера Славы на стоянки было пусто.

Небо затягивали серые тучи непривычные для начала августа. Однако всё лето было таким: большей частью похожим на осень, или затянувшуюся холодную весну.

Слава стоял на стоянке, обнимая не высокую худенькую девчушку и осматривая вход в ботанический сад. Юра подошёл. Девушка повернулась. Ничего особенного – это была его первая мысль. Белое лицо, зелёные глаза, а что ещё можно ожидать от рыжеволосой. Это была женщина, которую лучший друг так часто упоминал, упоминал потому, что Аня, была продолжением его идей и мыслей, его привычек и чувств. Люди, как правило, ищут не любви, они ищут себя. Родители реализуют свои желания через детей, а вот Слава реализовывался через свою любовницу. Последнее слово такое пошлое и совершенно неуместное в данном случае, Юра хотел бы заменить на что-то более мягкое, но только вот русский язык был в этом вопросе жесток и беспощаден. Термин любовница, то есть любимая женщина, подразумевал, что жена любовницей быть не может. А женщина, примерившая на себя этот ярлык, автоматически приравнивалась обществом к падшей и естественно порицалась. Впрочем…

– Рад, что Вы всё-таки смогли приехать. Сейчас конечно не сезон, но много ещё интересного можно посмотреть, если есть время?

– Юра, для тебя, время есть всегда, вопрос только в том, чтобы тебе это было не в тягость.

– Ну, ты же меня знаешь, какая тягость от общения с лучшим другом.

– Тогда идём? Кстати Юр, а что вон с теми деревьями, – сказал Славик указывая на два чахлых растения в углу между внешней стеной забора и помещением охраны, – как-то недобро они выглядят.

– Туи на входной группе, тут, понимаешь, какая история – Юра развёл руками, перевёл взгляд на Аню, замялся, и, немного смущённо закончил, – неблагоприятные условия произрастания, потом как-нибудь расскажу при случае, пойдёмте лучше к боярышнику.

И они двинулись уже неоднократно пройденным Юрой маршрутом вдоль посадок питомника к смотровой площадке. Сначала он угостил их ягодами поздней черёмухи, урожай которой уже успели собрать оголодавшие научные сотрудники. Поэтому их встретили одинокие и незамеченные под листьями чёрные плоды, на красных веточках, которых хватило лишь для поверхностной дегустации. С боярышником дело обстояло немного лучше, но это, скорее всего, было связано с удалённостью произрастания растения от основных троп движения персонала обслуживающего ботсад. Самой странной и неожиданной с точки зрения Юры оказалась остановка возле обыденного и неприметного уксусного дерева. Интерес, который Слава проявил к сему растению, был непонятен, но, как и все непонятное, в жизни Юры требовал объяснения.

Славик, наклонившись, что-то говорил Ане, именно поэтому Юра решил немного ускориться, чтобы «влюблённые» смогли поворковать, но при этом в любой момент могли и догнать своего провожатого.

Высокий и худой он шёл то и дело, поглядывая на небо готовое сморщиться и пролиться дождём. Юра любил отходящее лето с его неповторимым очарованием. Природа полна ещё сил, но в ней чувствуется едва заметное, но определённое угасание, отчего так остро и проявляется вся её не раскрытая сила в ароматных ягодах означающих одновременно и конец и начало жизни. Вечная круговерть. И только ты чувствуешь себя нерушимой константой...

Его настигли возле розария. А затем их нагнал дождь, из-за которого пришлось бежать в сторону тепличного комплекса. Около часа они просидели в кабинете Юры, обсыхая и беседуя за чашкой кофе, а затем уехали. И только где-то в уголке сознания остался так и не высказанный вопрос к Славе: почему он приехал сюда именно с Аней?

Хотя ответ и казался ему очевидным, но он не чувствовал перемен. Слава оставался все тем же сухим, слегка рафинированным интеллектуалом со старыми привычками и в частности с привычкой к комфорту. Его комфорт и заключался именно в том, что бы в его жизни присутствовала семья с домашним очагом, любимая дочка и в тоже время была женщина, которая скрашивала бы скуку от общения с уже давно нелюбимой женой и давала бы возможность транслировать свои знания. Для Юры было очевидно, что поездка сюда с Аней это очередная отсрочка от разговоров об уходе из семьи.

Двигаясь по территории ботанического сада к своей машине, Юра то и дело натыкался на то, что в простонародье называют кротовинами. Только вот он точно знал, что никаких кротов в ботаническом саду нет, а все выбросы земли от слепыша.

И он вспомнил, как буквально за день до приезда Славы высаживал растения на селекционном участке с Михаилом Анатольевичем...

Земля затвердела так, что лопаты ломались, хотя может быть проблема была и вовсе не в земле, а лопатах. Чтобы хоть как-то можно было копать, он попросил пролить места помеченные колышками для посадок. Гидрант находился не далеко, поэтому идея с легкостью реализовалась. После обеда они начали высаживать растения. Копая одну из ям, им попался слепышачьи тоннель, из которого вынырнула широкая голова похожая на штык лопаты и покрытая палево-серо-бурым мехом.

Миша занёс лопату, чтобы убить животное, но Юра его остановил. Он вообще не любил бессмысленного убийства по прихоти человека.

– Николаич, ты что? Он же потом все твои кусты сожрёт.

– Пусть живёт.

Он и сам понимал, что не прав...

Голова вынырнула второй раз, и слепыш завертелся в яме, обнюхивая стенки.

Видимо у него судьба такая, раз он на своих ошибках не учится, значит должен умереть – решил Юра.

– Бей.

Лопата перерубила слепыша пополам с хрустом, который неприятно резанул по ушам. Ямка стала заполняться кровью и внутренностями, выпадающими из половинок тела.

– Убери это.

Михаил Анатольевич ловко подцепил штыком ещё судорожно дёргающиеся части слепыша и выбросил их под куст.

Работа, которая обычно приносила Юре удовольствие, стала не в радость. И не доделав и половины запланированного, он решил перенести посадку оставшихся растений на завтра.

В жизни каждого человека, по крайней мере, однажды, а если очень повезёт, может быть и не однажды, встречаются такие люди, с которыми не только легко говорить на любые темы, но и возникает некая связь.

Какое-то беспричинное беспокойство Юра почувствовал, через две недели после отъезда Славы. Он даже не сразу понял, с чем оно связано, но по каким-то ему самому не ясным причинам решил набрать номер друга.

Вячеслав не ответил сразу. И только к вечеру перезвонил.

– У тебя всё нормально?

– Да, всё нормально.

– Слава, ты же знаешь, что мне ты можешь не врать?

– Знаю. Только говорить сейчас об этом не хочу.

– Конечно, не хочешь и не будешь. Мы же друг друга не первый день знаем, и меня ты знаешь, как облупленного, поэтому всё равно расскажешь. Что случилось? Жена про Аню узнала?

– Хуже.

– Что хуже?

– Аня ушла.

– Ушла, и слава богу. Слава, знаешь, сколько таких Ань у тебя ещё будет.

– Не знаю и знать не хочу.

– Что серьёзно всё? Не вернётся?

– Да ещё на работе проблемы. Достало всё. Не могу больше так.

– Ты в крайности не бросайся.

– Какие крайности, опостылело всё. Москва, жена, адвокат этот, который шастает к ней. Юра ты понимаешь, я один понимаешь совсем один остался.

– А дочка?

– Дочке восемнадцать, ей интересны сверстники, а не старый папаня, который-то и дома почти не бывает, потому что вечно на работе или с любовницей.

Связь оборвалась…

Юра вспомнил о том, как во время своего приезда Слава проявил интерес к уксусному дереву, семена которого могут прорасти только после большого пожара. И может быть именно поэтому больше не беспокоил друга. Есть ведь такие разговоры, которые человек должен начинать сам.

Чаще всего людей заботят собственные проблемы, и только когда у них всё хорошо отлажено им становится интересной чужая жизнь. Про Славу Юра вспомнил осенью следующего года. Набрал номер. Но абонент не абонент. Тогда он позвонил его родителям. Они ещё здравствовали и сообщили, что Слава теперь работает в каком-то захолустье под названием Лукотское, где он в ординатуре проходил практику.

Он и сам не знал, что двигало им. Осень была теплая и такая, когда самое время съездить к лучшему другу, посидеть на веранде его домика выпивая горячий чай, и попытаться понять, что не так они оба сделали в своей жизни и можно ли ещё что-то исправить…

+2
65
19:09 (отредактировано)
Слепышей, положим, надо уничтожать нещадно
Загрузка...
fulllib.com