Дорога в никуда

Автор:
Tasha Slay
Дорога в никуда
Текст:

- Харви, черт тебя дери, ты можешь в это поверить?! Пятьсот штук! Пятьсот штук – и так просто! Вот она, мать ее, удача!

Таким восторженным я видел Дэнни только один раз, в далеком детстве, когда мы хоронили Патрика – трехцветную морскую свинку. Сказать по-честному, Патрик никогда мне не нравился – он был бестолковым и от него воняло, а вот Дэнни мог часами возиться с этим существом, придумывая новые забавы. Последний эксперимент стал для питомца роковым - запуск сверхзвуковой самодельной ракеты с двигателем из дешевых фейерверков закончился ее самовозгоранием еще до выхода за пределы стратосферы. По приземлению экипаж спасти не удалось. Впрочем, сам Дэнни был более чем доволен результатом. Захоронение коробки из-под обуви, в которой покоился труп зверька, проходило под громкое улюлюканье и имитацию торжественного военного марша. Да, тогда мы окончательно поняли, что изобретательство, космические технологии и математика - не наш конёк.

А сейчас, спустя двадцать лет, Дэнни возбужденно подпрыгивал на водительском сидении, постукивая по рулю, отчего нас то и дело бросало на встречку.

Зачем мы грохнули того парня, спросите вы? Почему просто не стащили бабло? Почему надо было обязательно размозжить черепушку? Спросите у Дэнни, отвечать за это все равно ему.

***

Тем временем я введу вас в курс дела. Представьте картинку. Кадр первый: Сидит лысый жирдяй, машет перед нами деньгами, довольный до жопы. Кадр второй: Мы возмущаемся, потому что эта скотина явно не хочет отдавать нам нашу долю. Кадр третий: Жирдяй отвернулся – тянется за сигарой. Кадр четвертый: Дэнни, дебил ты конченный, опускает ему на лысину свою любимицу Катрину (ну не дебил ли, имя бите придумывать). Кадр пятый: мы валим из города, на отцовском пикапе. Кадр шестой: довольная рожа Дэнни и моя – белая как штукатурка. Нам хана…

Но как ни странно, пока все шло по плану. Дэнни так говорил. Повторял каждый раз, когда мы въезжали и выезжали из населенных пунктов. Надо сказать, нам действительно фартило - за двое суток копы ни разу нас не остановили. Разрезая горизонт, мы оставляли позади песчаную дымку, не думая ни о чем, пока стрелка бензобака не начала стремиться к нулю. Это была третья заправка на пути, оставалось протянуть ещё триста-четыреста миль, чтобы оказаться за пределами юрисдикции Аризоны.

- Сейчас повеселимся!

- Дэн, не надо!

- Ещё как надо! Когда как не сейчас? Ты что, струхнул, малыш?

- Нет! Но все же идет так гладко, неужели ты хочешь все испортить?

- Чувак, не беси меня своим нытьем. Мы просто заправимся и немного развлечемся.

- Вот она, моя ласточка. – перекидывая из руки в руку бейсбольную биту, Дэнни направился в сторону магазинчика. – А ты пока накорми нашу малышку.

Связываться с ним в такие моменты было почище, чем в перспективе связаться на двадцатку с копами, поэтому я просто послушно вставил «пистолет» в бензобак и стал ждать.

Хорошо, что мы свернули с оживленной магистрали. Есть шанс, что мы уже пересечем штат, когда кто-то спохватится. По нашу душу уже выехали, как пить дать, но беспокоило меня другое.

Я молчал все это время, Дэнни я такого сказать не могу - засмеёт, но я отчетливо видел рожу лысого несколько раз. Он является уже вторые сутки, с перекошенной мордой, в окровавленных соплях. Полнейшая дичь! Но Дэнни не поймёт, он идиот узколобый. Скажет, что это все моя больная фантазия и тупая вера в боженьку, и что только девчонки верят в нечто, живущее на пушистых облачках. Такие, как моя глупая мамаша. Дэнни не знает, что я видел, как они развлекались на кухне. Он не знает, что это я молил боженьку, чтобы тот наконец забрал мою мамочку себе, чтоб ей не приходилось так мучиться на земле. Когда она умерла, Дэн как с цепи сорвался, крушил все вокруг. Ну и кто из нас идиот?

***

Я смотрю, как Дэнни вылетает из заправки, бита под мышкой, а в руках какие-то чипсы. Подбегает, закидывает это вредное дерьмо на заднее и тут же получает от меня леща.

- Чипсы, твою мать? Ты это из-за чипсов устроил?

- Я голодный, Харв. Давай, гони уже!

Я снова повернул ключ, машина тарахтит, но не заводится.

- Харв…

Дэнни звучит испуганно. Неужели понял, что накосячил сильнее обычного? Я проследил за взглядом и сам чуть не обделался – кассир, пошатываясь, размахивает ружьём и потирает затылок. А чуть правее – прямо в окне - стоит наш жирдяй. Кровища растеклась по лицу, смотрит на нас, скалясь.

Машина как-то сразу завелась, и мы дали газу нафиг от этой потусторонней дряни.

- Это что такое, Харв? Мы же его убили, я же сам его грохнул!

- Заткнись! Не было там ничего!

- А по-моему, это «Ничего» очень даже пялилось на нас! И тот баклан его явно не видел. Это по нашу душу пришел, прямо с того света, от твоего боженьки…

Дэнни причитал и причитал, а я ехал не разбирая дороги. Что еще за нафиг? Не бывает этого, но мы видели! Мы же ВИДЕЛИ!

- Эй, Харв, думаешь, там наверху действительно что-то есть? Что-то страшное, что-то… могущественное? Которое может вот так вот запросто отправлять к нам на землю всяких лысых жирных мертвяков.

Я лишь пожал плечами. Может, не такой Дэнни и идиот?

- Ну уж нет, если не верить, то и не сбудется. Не что-то там, а так… Ничто.

***

Уже было глубоко за полночь, когда мы подъехали к последнему мотелю Аризоны. Это происшествие на заправке порядком увеличило наш путь. Ехали мы теперь еще осторожнее, вглядываясь в каждый придорожный столб или куст.

Недружелюбного вида хозяин швырнул нам ключ от номера и скрылся в своей каморке.

Первым делом мы решили заныкать бабло, разделив пополам и положив под матрацы. Дорога так вымотала меня, что притушив свет, я сразу плюхнулся на свою кровать, не дожидаясь пока Дэнни выйдет из сортира. Сквозь сон услышал только невнятное бормотание и чавканье. Что за бред?

Побелевшее лицо друга исказила гримаса, палец тычет в окно. Нет! Я не хочу смотреть туда. Я уже знаю, что увижу. Глаза Дэнни выкатываются, ему словно не хватает воздуха. Он хватает себя за горло и душит.

Я набираюсь смелости и смотрю в окно. Лысый, весь в кровище, смотрит на Дэнни, не отводя взгляд, сдавливая руку на своей шее. Снова смотрю на друга. Вижу, как пульсирует венка на его виске. Пытаюсь оторвать руку от шеи, но она как камень. Что за чертовщина? Я начинаю молиться. Пусть боженька услышит меня. Он услышит и спасет меня, как мою заблудшую мамочку. Мои речи перебивают клокотание из недр Дэнни. Нет, я не могу это слышать. Я буду молиться еще громче! Когда открываю глаза, для друга уже все кончено.

Черт, черт, черт! Боженька! Молюсь еще истовее. Нет, жирдяй ничего мне не сделает, я не убивал его. Я вообще этого не хотел. Нет! Это сделал не я!

Звон стекла останавливает поток слов. Полумрак давит мне на грудь. Чувствую, как на лице мелкой капелью оседает кровь. Жирдяй навис надо мной, не даёт сделать и вздоха. Несёт гнилью и чем-то приторным. От этой вони меня выворачивает наизнанку, но я все еще молюсь. Нет, не боженьке. Я молюсь, чтоб это было сном. Чтобы проснуться. Вонь становится еще нестерпимей. Меня выворачивает так, что в голове не остается ни одного слова, только пустота.

Мерзкая рожа скалится, глядя на меня. Последнее, что я вижу - Катрина и… ничто.

Другие работы автора:
+5
39
Комментарий удален
Загрузка...
Людмила Судницина №1

Другие публикации