Слишком большие неприятности для маленького человека

Автор:
Андрей (Androctonus_616) ЛакрО
Слишком большие неприятности для маленького человека
Аннотация:
Рассказ для сборника «Из России с ужасами. Кайдзю-хоррор» (From Russia with Kaiju Horror)
Не дотянул по объему
+16 (сцены смерти без детальных описаний)
Текст:

Что вы представляете себе, услышав фразу «красивый восход»? Наверняка фантазия рисует завораживающее смешение цветов: оранжевого, розового, может быть, фиолетового, на голубом и белом. Как разноцветная пена на поверхности наполняющей ванну воды. Как фруктовый зефир на голубой тарелочке. Зефир плывёт над верхушками деревьев, деформируется, играет оттенками: от насыщенных до пастельных, когда ночь перетекает в день.

Этот чёртов зефирный пейзаж я сейчас наблюдаю, стоя на склоне холма, что торчит зелёным прыщом среди бескрайних тропиков. Вокруг поблёскивают глянцевые листья африканских эндемиков: лофира, карите, всевозможных акаций. Прямо райские кущи, не иначе. За ними не видать, что противоположная часть холма разворочана в хлам, будто невидимый шалун взорвал гигантскую петарду в кротовьей норе. Перед глазами только живописная долина, да восход, что бросает переливчатые отсветы на приютившуюся внизу деревню. Отсюда дома и улочки кажутся крошечными, точно их собрали из конструктора Лего, в который я любил играть в детстве.

Волнующее зрелище, не так ли? Если бы не кое-какой лишний штрих. Удивительно, как одна маленькая деталь искажает первозданную красоту природы. Своим видом она вселяет пробирающий до нутра ужас, заставляет ноги подкоситься от безысходности. Хотя, почему же маленькая? Такой она выглядит с моего наблюдательного пункта. По факту в ней приблизительно метров десять, а то и все пятнадцать.

Наверное, стоит вернуться к началу этой истории и дать вам понять, что же мешает мне насладиться умиротворяющим восходом.

Всего неделю назад меня сослали на испытательную станцию, всецело принадлежащую промышленному монстру «Краун Корп». Почему сослали? А как ещё назвать внезапную командировку в забытые Создателем джунгли Нигерии? Да, я облажался перед боссом, но не настолько, чтобы было за что уволить. А вот устроить мне увлекательное путешествие в качестве назидания – это можно. Непременно вместо выходных. Нет, принимать решения мне права никто не давал, лишь поручили оформить акт о случившемся.

«Ваш авиабилет и командировочные листы, мистер Джонах», – даже не глядя в мою сторону, процедила секретарша и протянула документы. «Ага, удачно оттянуться на выходных, крысы», – подумал я, но вслух ничего не сказал. А толку говорить-то? Я в компании человек маленький, как будто у таких бывает выбор. Не стоит усугублять своё без того невыгодное положение, решил я, и, горько повздыхав о несбывшихся планах на отдых, вылетел в Экпен-Юким.

Ах, да. К слову о том, на кой чёрт там вдруг срочно понадобилось присутствие инспектора. В один, видимо, не самый прекрасный день, станция не вышла на связь. То есть, вообще тишина. Скорее всего, опять АСО стихией разнесло, размышлял я по дороге. Автономная система обеспечения блочно-модульного городка учитывала любые нужды исследователей. На станции были генератор, связь, склад продовольствия и горючего, мобильный медпункт, палатка-столовая – да все удобства. Но даже такое продуманное устройство не всегда успешно противостояло тропическому хаосу.

Чем занимались? Не имею представления. Это, видите ли, не в моей компетенции, особый уровень секретности. Испытывали новую разработку, сулящую миллионные прибыли на мировых рынках... Вся планета уже в курсе, что корпорации тестируют препараты в странах третьего мира, ведь на их территории проще нарушать правила. Мне-то что? Не забота это маленького человека, одним словом.

В аэропорту Аква-Ибом… А-ха-ха, этот сарай у них зовётся аэропортом, вот смех! В общем, в аэропорту меня встретил доктор Блэйк: высокий сухощавый тип, с тонкими усиками на гладко выбритом лице, в походном костюме и брендовых туфлях. Из таких, знаете, людей, что выглядят лощёными интеллигентами, но душой ощущаешь – с гнильцой внутри и тёмным прошлым. Да мне какое дело до его прошлого, не детей же с ним крестить.

У Дока был свой мотив в экспедиции, именно он руководил теми секретными испытаниями. Не самолично, разумеется. Ещё бы этот пижон парился в тропическом аду. Вы хоть в курсе, какая там бешеная духота? Пот в три ручья, хоть рубашку отжимай. И невероятное число насекомых повсюду, просто спасу от них нет!

Ненавижу насекомых, особенно тараканов. Нет, не боюсь, а именно презираю весь их насекомий род. Это у меня с детства. Однажды батя привёл меня на свалку и показал полчища тараканов, которые укрывались там от людского глаза. Ничтожные козявки во множестве копошились в гнилых объедках, цепляли заразу на свои крохотные лапки, чтобы потом принести её в наш дом. «Смотри, сынок, на этих маленьких существ, – вещал батя, простирая руки. – Ей Богу, они были созданы лишь затем, чтобы досаждать нам и делать жизнь на земле ещё невыносимее. Но есть в них что-то от человека». Всю жизнь он проработал дезинсектором за копейки, так и не смог выбиться в люди. Хренов нищеброд-философ.

Но в джунглях букашки никакие не маленькие, они огромны. Вот вы, к примеру, представляете себе, как выглядят тропические тараканы? Если нет, то вспомните самого большого таракана, какого встречали в жизни. Вспомните, как заходили на кухню, щёлкали выключателем, а там он, этот грязный шестиногий паразит. Сидит, наглец, ест вашу еду, шевелит омерзительно длиннющими усами. Представили? А теперь вообразите, что он в два раза больше. И неплохо летает, между прочим. Вот такие в тропиках тараканы!

Поэтому Док благоразумно нежился в комфортабельном офисе с кондиционером и ароматным кофе по утрам, как можно дальше отсюда. Руководство исследованиями сводилось к дистанционной постановке задач и приёму отчетов об их выполнении. Которые, как я упоминал, перестали поступать. Может, и Блэйк провинился, раз послали расхлебывать кашу вместе со мной? Хоть он и глав-дядя проекта, но в масштабах корпорации тоже мелкая сошка.

Вместе с ним в аэропорту меня дожидался проводник Таонга, рослый парень из здешних. Нас погрузили в ржавое корыто на колёсах, что тут считается за автомобиль, и битый час трясли по колдобинам местных дорог. Чёртово жлобье из компании, даже не удосужились обеспечить нормальный транспорт! Но и это не всё, часть пути пришлось пешком продираться через заросли. Пресвятые угодники, сколько же в этой чаще букашек! Ежесекундно я только и думал, как бы одна из них не заползла мне в ухо или ещё какое отверстие. Одно их монотонное жужжание над ухом кого угодно сведёт с ума.

Наконец, в просветах меж деревьями засинели облупленные стенки жилых блоков. Лагерь и в правду был пуст как погост безлунной ночью. Сотрудники станции будто провалились, но обстановка намекала, что они вовсе не отлучились по плану. Всюду валялись инструменты и личные вещи, в шатре-столовой на столе догнивала брошенная пища, конечно же, облюбованная насекомыми. Тянет их на подтухшее. Едва не стошнило, пока делал фото для отчёта. Под тентом я тут же приметил целую колонну цистерн с логотипом «Краун Корп».

Пока я любовался зрелищем запустения, Док ускользнул в административный блок. Об этом я узнал по крикам о помощи. До корпуса долетел в мгновение, и чуть было не поорал с Доком дуэтом: на полу лежало тело. Натурально труп, опухший, желтовато-синюшный, немного поеденный представителями здешней фауны. Пригляделись – а у того грудь вздымается, будто дышит ещё. Док бросился проверять. Только вот оказалось, что жизнь теплилась не в теле: под майкой прятались целые полчища крупных тараканов! Вот тут я не выдержал и завопил.

Позже в лагере мы нашли трёх испытателей из пяти, все мертвы. Я сразу заявил, что нам стоит немедля свалить отсюда к чёртовой матери. Одно дело начальникам зады целовать, и совсем другое – по их указке на верную смерть идти. В моей должностной инструкции расследование убийств не прописано, пусть это дерьмо разгребает полиция и служба безопасности. Но назад мы, конечно же, не поехали. И это не потому, что так решил Блэйк, просто транспорт к тому моменту успел раствориться в зелёном аду. С нами остался темнокожий Таонга, и тот без особого энтузиазма. Скорее даже, паренёк пребывал в кромешном ужасе от увиденного. Бормотал что-то невнятное под нос, про разгневанных духов и прочие суеверия.

Вернуться за нами должны были через неделю. Целую неделю в этом кошмаре!

Поначалу я думал, что не смогу спать в такой обстановке, да ещё с трупами и насекомыми в соседстве. Но духота жутко выматывала, так что ночами я успешно отключался часов на пять и даже больше. Предварительно чуть не искупавшись в репеллентах, которые обнаружил на складе. Днём инспектировал территорию, собирал материалы для отчёта. Впрочем, журналы испытаний Блэйк забрал себе – секретно, опять же. Объяснять, что в цистернах, наотрез отказался. Никаких связных данных, только кодировка на этикетках – «R.O.A.CH-616». Писать отчёт о том, не знаю, чём – весело, правда? Так и работаем.

На третий день пропал наш проводник. Он не пришёл к завтраку – я бы сам отказался от этих дрянных консервов, будь выбор – и Док отправил меня будить лежебоку. В жилом модуле даже днём мрачновато, электричество мы экономили. Хотел растолкать спящего, приподнял край одеяла, а там…

Короче, очень много в тропиках насекомых. И они невероятно огромные, с целую кошку. Не знал, что тараканы могут достигать таких впечатляющих размеров, но это же Африка. Мне пришлось сломать пару табуретов, чтобы завалить эту тварь. А Таонгу я так и не нашел нигде.

Лагерь лепился к подножию холма, и как мы потом выяснили – полого изнутри. К пещере вела проторенная тропка. Следы явственно говорили о том, что обитатели лагеря туда частенько наведывались. Док предложил поискать там остальных пропавших сотрудников. Естественно, я отказался: зачем бы мне искать новые трупы?

Ладно, не предложил, а приказал… Блэйк, как мой прямой босс на время экспедиции, начхал на мои возражения. Властный ублюдок, что сказать.

Уже на входе пещера мне не понравилась: смрад оттуда валил похуже, чем из пасти бродячей псины. Видел я как-то одну передачу про Гомантонг – самую мерзкую пещеру в мире. В ней селятся ласточки и летучие мыши, а их помёт привлекает орды тараканов. Наверняка и эта не лучше, догадывался я. Страшно подумать, какие богомерзкие твари могут обитать в африканских подземельях. На кой соваться туда? Ну, да разве мне это решать.

Там мы быстро обнаружили фонарик и кепку Таонги. А в глубинах пещеры и его самого. Точнее, его половину, куда исчезла вторая – даже знать не хочу. Бонусом нашлись тела оставшихся двоих испытателей и огромные коконы. И скажу, как на духу: из всего увиденного трёхметровые оотеки – самое тошнотворное. Точно магазин автомата, заряженный отвратительными спорами жизни вместо патронов. Готов поклясться, что заметил шевеление сквозь тонкую коричневую скорлупу. Шевеление скользких тел, покрытых ещё неокрепшим белёсым панцирем.

Единственно верным решением в такой ситуации я счёл уничтожение. Просто взять и сжечь очевидную угрозу, а останки похоронить так глубоко, как только возможно. Но, как я уже говорил, принимать решения в мою компетенцию не входило. Док категорически запретил прикасаться к находке, заявив, что это собственность корпорации.

Что-то есть от таракана в его гаденьких тонких усишках на надменном лице, подумал вдруг я. Поверьте: по-хорошему пробовал убедить Блэйка, что мой вариант куда вернее в сложившихся обстоятельствах. Но немного переусердствовал – он погиб. Нет-нет, не смейте меня обвинять! Я не убивал его. Просто не совсем удачно попал острым камнем в голову. Это был несчастный случай. Ну, извините, не нашлось времени и возможности прицелится в безопасную часть тела! Коконы зашевелились, а Док отказывался слушать здравые доводы, давил на меня, орал и грязно ругался. Я запаниковал. Ещё не известно, как вы бы поступили на моём месте!

Потом я стащил в пещеру цистерны с препаратом из лагеря, начинил всем, что могло гореть или взрываться, и поджёг. Отличный, кстати, был костерок. Глядя на то, как пламя поглощает все свалившиеся на мою голову беды, я ощущал невероятное облегчение. Я сам решил проблему, своими руками, без указки напыщенных мудаков. Может быть даже спас мир. Завтра приедет раздолбанный джип, и увезет меня отсюда в уютный офис, где останется написать отчёт. И всё будет как раньше, предвкушал я.

Дела складывались чудесно, до тех пор, пока земля не заходила ходуном и из недр холма не вырвалось это… Помните, что я говорил про тараканов в тропиках? Теперь мысленно увеличьте свои самые смелые фантазии до размеров дома – вот что я увидел.

Потому теперь я стою на этом холме. Любуюсь, как в нежных лучах восходящего солнца парит огромный, мать его, таракан. Таракандзила, чтоб его. А летит он прямёхонько к деревне в долине. Не знаю точно, но на вид там несколько тысяч жителей.

И я ничего не могу сделать. Такое чудище не потравить инсектицидом, не грохнуть табуретом или из ружья. Вы же в курсе, что даже обычный таракан, лишившись головы, способен жить ещё несколько недель? А этого, наверное, и атомной бомбой не свалить. Я даже не могу никого предупредить – рация сломана, телефон в джунглях не полезнее кирпича.

Сдаётся мне, в это чудесное утро многих ожидает большой… Нет. Охрененно огромный сюрприз! Кажется, машина за мной завтра не приедет.

+5
133
Загрузка...
Mikhail Degtyarev

Другие публикации