Грозовая ночь. черновик. "Лис в горной станице. Мемуары в винограднике". Главка из девятой части.

Автор:
stk0
Грозовая ночь.  черновик. "Лис в горной станице. Мемуары в винограднике". Главка из девятой части.
Аннотация:
Лис на работе. Ну, какая работа может быть у казАка-оборотня?
А если что неясно, то из полного текста выяснится.

PS: "Ещё одно, последнее преданье", ещё одна сцена - и вычитка...
Текст:

Водное светопреставление продолжалось, а держать по колено в грязи под этими жуткими струями хоть задержанных, хоть своих бойцов совсем не хотелось. Я вдруг пожалел, что отослал транспорт обратно, но по такой погоде опасно не то что не доехать, а вообще не быть смытым с трассы. Потому пришлось искать укрытие на местности. Обратился к Сикуру - получил неожиданный ответ. Который тут же переправил полковнику Таранову.

Пока все задержанные и бойцы засадного взвода с птичкой и двумя парализованными добирались до насыпи трассы, к которой они стремились, Таранов с тремя бойцами снял сапёрными лопатками слой земли и дёрна с трёх громадных булыжников под корнями пенька громадного карагача у дороги метрах в трёхстах от того места, где мы находились. И силами двух отделений откатил меньший булыжник в сторону - открылся вход, вернее, даже провал в винные подвалы. Скорее даже не подвалы, а старое полу-пещерное строение, использовавшееся как винные подвалы ещё при Феодоритах, при византийцах.

Всех сразу предупредили: руками не трогать, археологические древности, ждут археологов. Сразу в конец подвала Таранова с бойцами, держать периметр от задержанных, сразу разбивку "чуть-чуть бойцов плюс чуть-чуть задержанных", а в конце, перед выходом, уже отделение спецуры и мы втроём: я, Старый и птичка. И пошла веселуха первичного опроса и досмотра.

Из сорока семи участников велопробега российских документов не было ни у кого, только украинские. Да и разрешение на велопробег - подделка. Все они прибывали мелкими группами через Армянск и Чонгар в течение месяца, потому знать заранее все всех не могли, а руководительница акции так и вообще не знала бОльшую часть своих подчинённых. У двоих "замороженных" обнаружился уже смешанный, готовый к применению "коктейль" и огнестрел, пистолеты, ещё трое везли с собой компоненты, те же самые. Этих пятерых не знал никто, попали в состав по рекомендации от рекомендации. Удалось найти и "водку" - таки действительно, просто питательный раствор и катализатор реакции, с ярко выраженным спиртовым запахом, хотя спирта там меньше семи процентов, как у пива, - и "порошок" - для вящей сохранности пакет с ним был уложен в презерватив и засунут в рулевую колонку велосипеда, - и термос с "бульоном" в личных вещах, - "а просто термос, а шотакова"? Лично меня огорошило то, что из пяти террористов две - достаточно симпатичные молодые девушки, а один - ребёнок, хоть и мальчишка четырнадцати лет, но с явным отставанием в развитии. Именно у мальчишки в рулевой колонке был "порошок" с и без того достаточно вредоносной гадостью. Остальные - достаточно скандальные, истеричные активисты и люди совершенно разных возрастов, со сдвигом в сознании и системах ценностей, но абсолютно без спецподготовки, то есть просто массовка, жертвы на заклание для спецуры. Сорок два посторонних человека для диверсии - просто жертвы...

Впрочем, посторонние ли? Ведь вот эти самые жертвы, оказавшись в сухом и отчасти комфортабельном месте, оправившись от шока задержания, даже невзирая на поддельные документы, на обнаруженное оружие и изъятые яды, вдруг устроили такой ад, такой трэш, угар и Содомию по поводу своего задержания, что пришлось давить на эмоциональную компоненту, успокаивать и ломать перед ними комедию, а проще дурку. Я всего уже и не упомню, но поминали потом мне это часто и долго:

- По какому праву вы нас задержали?

- Вы нарушили запрет и под знак "проход и проезд воспрещён" проникли на охраняемую территорию! - ну не было там таких знаков, но и они в темноте видеть не могли.

- Мы не видели надписей и запретов!

- Незнание законов не освобождает от ответственности!

- Ах, так! Да вы - охранка! Да и что же здесь охранять?

- Спецпитомник! Спецпитомник службы безопасности, э-э-э... яблоневый сад!

- Да там же айва, а не яблоки!

- Вот именно, экспериментальная секретная айвовая роща в яблоневом спецпитомнике!

- Да кто вы вообще такие...?

- Офицерская рота охраны спецпитомника! Разговорчики!

И так мне всю ночь в пещере мозг выносили...

А на улице, под дождём... А на улице под дождём тем временем шёл допрос тех двоих, парня и девушки, которые рванули к засадному взводу. Участвовали все три ротных дознавателя, вёл допрос Старый, моя птичка помогала. Жёсткий, но казАчий, то есть без физического членовредительства, только Силой, только по воле и памяти. А если крыша съедет и выпотрошенное сознание уйдёт навсегда - что ж, так тому и бывать. И птичка принимала в нём активное участие, как врач-исполнитель.

А потом первых двоих вернули в пещеру, но выдернули троих, которые с компонентами, и достаточно зрелые, под сороковник, мужчина с женщиной сразу начали всё валить на умственно отсталого, по документам, своего сына. А у бедного мальчишки просто когда-то была родовая травма, не замеченная в младенчестве и абсолютно не леченная в детстве. И, потому, как позже Никита Аполлоныч рассказывал, если с первой, явной двойкой гадов птичка моя осторожничала, то с этими была предельно жёсткой и безжалостной, а с ребёнком всё время колдовала и колдовала, никому ничего не рассказывая о том, что она делала.

Ливень перешёл в простой дождь, который медленно стихал до мороси до самого рассвета. Рассвело ещё до четырёх - в горах светает рано. И с первыми лучами солнца к нам подъехали автобусы с охраной.

Сначала вывозили самых скандальных - вывозили не к нам, а сразу в Симферополь, в центральную комендатуру. Вывозили вместе с велосипедами, с личными вещами, даже их документы передали сопровождающим, пусть получат своё за незаконные действия. В каждый автобус вполне спокойно усаживались двадцать восемь бойцов с полной выкладкой, но с велосипедами влезало не более десятка нарушителей, а ещё конвой. Поневоле пришлось делать три рейса: первыми двумя вывозили нарушителей, только последним спецуру. Террористов мы тоже решили забрать с собой, и не только для того, чтобы не нагружать комендатуру. С четверыми разговор был только начат, сказанное нужно было ещё уточнять и проверять, в том числе перекрёстными допросами, а то, что методы у нас "не как у всех", совсем не значит, что подход к проверке подлинности полученных сведений другой.

Заодно последним рейсом вывозили и пацанёнка, Филиппа, который абсолютно честно и искренне рассказывал всё, что знал и помнил, но... Но на уровне трёх-пяти-летнего ребёнка, каким, собственно, и было его мышление в четырнадцать лет. И последним же рейсом в пещеру винного склада привезли историков-археологов. Учёных мужей и дам уже заранее трясло в эйфории предвкушения археологических открытий и ожидании возмущения "этими солдафонами, которые если не сломают, то всё равно разрушат из желания помочь".

Они выпрыгнули из автобуса первыми, как чёрт из табакерки, даже раньше, чем их сопровождающие "рабочие в погонах". И дружной гурьбой рванули внутрь подвала, как спринтеры на стометровке. Рота давно уже была построена на дороге, тут же находились и террористы с вещдоками, но фонарики - необходимый элемент в амуниции спецуры - мы предусмотрительно оставили в пещере включёнными, расположив так, чтобы освещать всё то, где мы побывать уже успели.

Сначала из подвала раздавалось невнятное бормотание, потом какие-то, по большей части обрадованные и изумлённые возгласы, а потом из провала выскочили сразу шестеро, пятеро мужчин и одна дама, и выволокли тот самый дощатый помост, по которому мы спускались от входа:

- Вы только посмотрите! Нет, вы гляньте, это же уникальный бастионный щит двенадцатого-пятнадцатого веков, удивительный сохран, собран без единого гвоздя, на пазах и шпильках, выдерживает попадание каменного ядра кулеврины! На нём же аутентичное чернение дубильными веществами из мочевины и водорослей, рецепт которого считается утраченным, а вы...! - у кричащего профессора не только венчик волос вокруг лысины дёргался в такт словам, но ещё и мышцы на лице сокращались совершенно произвольным образом, отчего взъерошенные борода и усы жили какой-то своей, никому не известной седой жизнью.

- А вы мало того, что истоптали оборотную сторону щита своими сапожищами, да так, что дубовые доски трескаться начали, вы, того хуже, процарапали его лицевую сторону мелом и известняком из местных сталактитов - дама орала не хуже всей когорты задержанных, орала низким, утробным голосом до глубины желудка обиженного кашалота, демонстрируя нам другую сторону помоста:

На абсолютно чёрном фоне был выцарапан большой круг полной луны - а вот её этой ночью точно не было видно, облачность была обложная! - рваные белые линии бьющих молний, на их фоне чёрный силуэт расправившего крылья Летучего, мою фигуру перекрывает пятнистый бело-чёрный Аист, а ниже их всех, закрывая четверть этого дубового полотна, громадный расправивший крылья Белый Орёл!

Где-то с минуту мы просто смотрели на неожиданно понравившееся граффити, а потом генерал армии Медведицын сдвинул свою парадную фуражку на затылок, расправил усы и, улыбаясь, изрёк с пародируемым кавказским акцентом:

- А что? Мнэ - нравится! Я бы такое нэ побрэзговал повэсить в музэй! - и скосил глаза на запунцовевшего Филиппа, старательно прятавшего за спиной большие, плоские и красные, но перепачканные мелом ладони.

+1
76
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Максим Суворов