Из тьмы

Автор:
Михаил Хенох
Из тьмы
Аннотация:
Ничему не удивляйтесь...
Текст:

  «Как же все это глупо...» - с тоской размышлял Дима, по бесконечному кругу переключая телевизионные каналы.

  С тех пор как разорилась его фирма, а потом после череды изматывающих скандалов съехала жена, забрав пятилетнего сына, прошел почти год. Деньги на жизнь еще оставались, но так не могло продолжаться вечно. Нужно было оторвать свой зад от дивана и идти что-то делать, что-то начинать, но… Апатия.

  Маме Димы такое положение вещей совсем не нравилось. В их интеллигентной семье не принято было лениться. Она всячески пыталась повлиять на сына, но до сегодняшнего дня все её попытки не увенчались успехом.

  Людмила Васильевна работала заместителем директора Московского музея имени Николая Константиновича Рериха. Отец Димы - Георгий Николаевич, заслуженный дипломатический работник, скончался от инфаркта в девяносто девятом году.

  Дима закончил МГУ и готовился стать востоковедом, но друзья предложили заняться совместным бизнесом, в котором не последнее место имели связи его ныне покойного отца.

  Любовь к востоку со временем не угасла, но серьезной наукой Дима перестал заниматься, ограничиваясь периодическими экспедициями. Людмила Васильевна тяжело переживала решение сына, но после смерти супруга смирилась, тем более Дима обзавелся семьей, появился любимый внук:

  - Димочка, доброе утро! Ну как ты там? – начала разговор Людмила Васильевна.

  - Мам, да всё нормально, ты мне и так звонишь почти каждый день, ну что могло успеть произойти?

  - Я понимаю, я тебя уже задёргала, но у меня для тебя есть интересная новость…

  - Мам, да я сам себя в состоянии развлечь, дядя уже взрослый, не переживай за меня, всё наладится!

  - Сын, это не телефонный разговор, приезжай ко мне завтра в музей к одиннадцати часам, я тебе покажу кое-что крайне интересное, заодно проветришься и мозги свои переключишь.

  - Не телефонный? Ничего себе, ты же не в разведке работаешь! Ну ладно, если всё так серьезно, то завтра буду!

  - Завтра жду!

***

  Последний разговор с матерью действительно заинтересовал Диму. Следующим утром он рано встал, принял душ и побрился. Завтрак был съеден с аппетитом, что в последнее время бывало не часто.

  День был воскресный, и доехать до музея-усадьбы на личном автомобиле было даже приятно. Предновогодний город наряжался к празднику, обрастая гирляндами, праздничными вывесками, то тут, то там установили ярко украшенные елки со звездами на макушках.

  Заехав на территорию музея и припарковавшись на служебной стоянке, Дима, через служебный же вход, попал внутрь здания.

  Воспоминания юности нахлынули на него, как он мечтал стать востоковедом и посвятить свою жизнь исследованию тайн Тибета, Египта, Китая…

  Дима, в лихом порыве, перескакивая через ступеньки, взлетел на второй этаж и, проследовав по устланному ковровой дорожкой коридору, остановился у знакомой с детства двери кабинета матери. Постоял немного, вдохнул полную грудь и коротко постучав, зашёл.

  Людмила Васильевна была на месте, сидела за столом перед раскрытым фолиантом:

  - Здравствуй, сын, ты даже не опоздал, – с улыбкой произнесла женщина.

  - Привет, мам, ну показывай уже, что там у тебя за секреты! Не иначе как на старинном манускрипте начертаны спутниковые координаты камня Чинтамани?

  - Шутки шутками, Дима, но, ты попал довольно близко! – ответила Людмила Васильевна, приняв торжествующую позу.

  - Мам, ты это серьёзно?

  Людмила Васильевна поднялась с кресла и подошла к сыну:

  - Дима, то, что ты сегодня узнаешь, весьма конфиденциальная информация, и она должна остаться между нами, пойдем в хранилище там я тебе все покажу.

  Поняв, что сейчас ему ничего не расскажут, Дима зашагал рядом с матерью по коридорам музея, болтая с ней на нейтральные темы.

***

  Людмила Васильевна с Димой стояли перед хорошо освещенным столом, на котором лежала картина. На картине была изображена пагода на фоне величественных гор, от пагоды в горы вела вьющаяся по склонам дорога, в конце которой виднелся едва различимый вход в пещеру:

  - Дима, эту картину музею передал один американский меценат русского происхождения, пожелавший остаться неизвестным, картина из хранилища Мастер – Билдинга и никогда не выставлялась...

  - Рерих как Рерих, - произнес явно разочарованный Дима, - мам, я понимаю, что для тебя это трепетный момент, но очередное изображение Гималаев не вызывает у меня бури эмоций.

  - Не все так просто, мой мальчик, - ответила женщина, глаза её горели в предвкушении торжества, как у фокусника исполняющего свой коронный трюк.

  Людмила Васильевна руками в белоснежных перчатках осторожно перевернула картину. На обратной стороне холста виднелся текст на английском языке, написанный аккуратными ровными строками. Подпись в конце текста раскрывала имя автора, им был Говард Филлипс Лавкрафт:

  - Наши специалисты уже проверили картину на подлинность, и картина и надпись оригинальны, - прокомментировала Людмила Васильевна.

  - Я не думал, что Рерих и Лавкрафт были настолько знакомы, хотя где-то читал, что он посещал выставку Рериха в Нью-Йорке. Это действительно поразительно!

  - Прочитай то, что написано и ты поразишься еще больше! – Людмила Васильевна отступила на шаг от стола, давая Диме склониться над картиной.

  Текст, представлял собой короткое стихотворение:

«В краю далеком, среди гор священных,

Ищи меня в пещере мудрецов нетленных.

Приди ко мне, мой незнакомый друг!

Возобнови судьбы сердечный стук!»

  Дима перечитал текст несколько раз и повернулся к матери:

  - Не знал, что Лавкрафт подписывал Рериху полотна, интересно, что зашифровано в послании!

  - Я провела исследование картины, пообщалась с рядом востоковедов, и один из них идентифицировал место, изображенное на ней.

  - И где же это находится?

  - Это горный монастырь в Чёрных горах Бутана, довольно труднодоступная местность…

  Глаза Димы загорелись, все его жизненные неурядицы как-то разом отошли на задний план:

  - Мам, ты же мне не просто так всё это показала?

  - Ты же меня знаешь, конечно нет! – ответила Людмила Васильевна и они оба засмеялись, как в старые добрые времена, когда Дима был еще студентом.

  - Человек, который столь любезно подарил музею эту картину, изъявил желание стать спонсором экспедиции в Бутан, для поиска и исследования пещеры изображенной на картине.

  - Я согласен! – лицо Димы сияло.

  - Я Вам еще ничего не предложила, молодой человек! – шутливо произнесла женщина, - давай вернемся в мой кабинет и я тебе все расскажу о подготовке к экспедиции…

***

  Собрав все необходимые документы, получив визы, рекомендации специалистов, Дима с нетерпением ждал дня вылета.

  Он в течение трех месяцев неукоснительно соблюдал режим, регулярно посещая тренажерный зал, бассейн, делал утренние пробежки. Поход в горы требовал определенной физической и психической кондиции, но главное то, что его жизнь обрела новый смысл, он как будто очнулся от морока, снова стал самим собой – исследователем и искателем настоящих приключений.

  Команда экспедиции состояла из четырех человек: переводчика, альпиниста-инструктора, врача и Димы в качестве руководителя. Спонсор предоставил ряд инструкций и пожеланий, в частности нужно было отправлять ему ежедневные отчеты, при условии наличия интернета, в случае отсутствия оного, выходить на связь с его личным секретарем по предоставленному спутниковому телефону не реже чем раз в два дня. В принципе ничего особенного.

  Плюс ко всему, в случае удовлетворения результатами экспедиции спонсор гарантировал весьма приличную премию, при том, что сама по себе оплата в должности руководителя была весьма достойной. Одним словом – сказка. Сказка о том, как встал Иван с печи, и всё стало хорошо и правильно.

***

  И вот команда на финальной точке маршрута Москва - Дели - Паро. Один из восьми пилотов авиалиний Бутана поднимает в воздух Аэробус А319 с бессмертными душами на борту.

  В Бутане Дима раньше не был, но конечно многое знал об этой стране и был рад, что по воле судьбы сможет там оказаться. Два с половиной часа полета он любовался потрясающим видом на Гималаи и с упоением предвкушал приключения, ждущие его на этой земле.

  Самолет совершил финальный вираж и стал снижаться на посадку. С высоты, взлётно-посадочная полоса казалась слишком узкой и короткой, у Димы захватило дух, но пилот сделал все правильно и воздушное судно, выпустив шасси, осторожно нащупало асфальт и, дрожа всем корпусом приземлилось. Пассажиры в салоне восторженно зааплодировали, затем, рукотворная птица, снизив скорость, вырулила к небольшому зданию аэропорта.

  Завершив все необходимые регистрационные действия, Димина группа дождалась такси и направилась в заранее забронированную гостиницу, а через три дня, договорившись с местным проводником, группа выдвинулась на маршрут.

***

  Путь к монастырю, пагода которого была видна на картине, занял два дня и был крайне утомителен, что было вполне естественно для столь отдалённой от цивилизации горной местности. Команда Димы, добравшись до цели, расположилась на долгожданный отдых у стены, ограждавшей горную обитель. Вскоре к ним вышли монахи, и поинтересовались кто они и с какой целью прибыли в их монастырь.

  Дима с помощью переводчика рассказал им заранее подготовленную легенду, выслушав которую монахи пригласили их на территорию монастыря, предложив пищу и кров. Монахи объяснили, что для решения вопроса связанного с целью их визита, старшему из путешественников - Диме, требовалась аудиенция у настоятеля монастыря, который был готов принять его только предстоящим утром.

  На рассвете, Дима привел себя в порядок и с сопроводителем явился в назначенное время к настоятелю. После процедуры приветствия и короткого знакомства, собеседники приступили к сути дела:

  - Дмитрий, вы же наверняка знаете, - начал настоятель, - что национальный парк, граничащий с монастырем закрыт для посещения по указу Короля Бутана?

  - Да, не вижу смысла лукавить, это мне известно.

  - А на что же вы тогда рассчитываете? – спросил настоятель, вскинув брови, - деньги в этой стране не имеют такой власти, как на вашей родине, Дмитрий.

  - Возможно, вы правы, но есть одно обстоятельство, которое позволит вам посмотреть на эту проблему с другой стороны...

  - Вы так думаете? - спросил с улыбкой настоятель, - ну что же, расскажите о вашем обстоятельстве, - закончил старец и сложил руки на животе в ожидании.

  Дима рассказал ему о картине Рериха и подписи на ней, показал фотокопии:

  - Для нашего музея в России было бы величайшей честью посетить место, изображенное на картине. Вы же знаете, где это?

  - Я с большим уважением отношусь к вашему достойнейшему соотечественнику, Николаю Константиновичу, мой отец знал его лично... Да, я предполагаю, где находится эта пещера. Это священное место и вход туда категорически запрещен и даже не Королем Бутана, этот запрет наложен намного раньше…

  - И невозможно никакое исключение из правил? Даже под вашим присмотром?

  Настоятель усмехнулся и ответил:

  - Дмитрий, не сочтите за неуважение к вам, но есть вещи, которые вы не понимаете. Вы проделали долгий и сложный путь, я догадываюсь о степени вашего разочарования, но вынужден повторно отказать вам. Это не моя прихоть, на то есть серьезные причины!

  Дима поник и глухим голосом ответил:

  - Очень жаль, я надеялся, что для истории и культуры вашей страны было бы очень ценно данное открытие, да и для всего остального мира. Простите за беспокойство и спасибо за гостеприимный приют!

  Старец долго изучающе смотрел на Диму, и ничего не ответив, жестом указал ему на выход из своего кабинета.

***

  Ребята из группы были обескуражены полученной новостью, в Диму верили. Это был серьезный удар по его авторитету и самолюбию. Перед отъездом из монастыря, Дима связался по спутниковому телефону с секретарем спонсора экспедиции. Тот в свою очередь обещал доложить новость шефу и перезвонить в ближайшее время. Звонок не заставил себя долго ждать и через полчаса, Дима разговаривал лично с таинственным незнакомцем.

  - Мой секретарь сообщил мне, что вы планируете свернуть экспедицию! – не поздоровавшись с ходу начал он.

  - Да, но я сделал все возможное...

  - О прекращении экспедиции не может быть и речи! - нетерпеливо и крайне возбужденно прервал его спонсор.

  - У вас есть какой-то козырь в рукаве? - поинтересовался Дима.

  - Разумеется, есть, нельзя слепо доверяться случаю и надеяться на одного человека,- колко ответил незнакомец.

  - Я еще в деле или вы перепоручаете задание? - обиженным тоном спросил Дима.

  - Вы в деле и будете главным действующим лицом, с помощью моих доверенных лиц вы проникнете в пещеру нелегально, раз нет другого выбора. Избавьтесь от своей команды, пусть возвращаются домой. Вы, насколько я понимаю, человек импульсивный, разыграйте ссору и сообщите, что останетесь в Бутане в туристических целях за свой счет. А через два дня, мои люди подготовят ваш переход в горы, минуя государственные посты. Связываться мы больше не будем, я сам вас найду после завершения экспедиции. Успехов, Дмитрий, я верю, вы сможете довести дело до конца, и... Разумеется, ваш гонорар будет удвоен. Вы согласны?

  - Да, - почти не раздумывая ответил Дима.

***

  Через два дня рано утром на спутниковый телефон позвонили. Диме было велено явиться к шести часам вечера в условленное место, имея запас воды и еды на четыре дня и горное снаряжение.

  Дима подготовился и прибыл по адресу без десяти шесть, там его уже ждал внедорожный пикап. Уложив рюкзак в кузов, Дима залез в кабину. За рулем сидел мужчина – абориген, он на сносном английском вкратце описал их предстоящий маршрут.

  К двум часам ночи они доехали до тропы, уходящей в горы, дальше можно было двигаться только пешком. Здесь Диму ждал проводник, и они незамедлительно двинулись в путь.

***

  Прошло четыре дня в каменном плену среди холода и снега, пока утомленные путники не достигли нужного места на склоне горы. В глубине грота, очертания которого угадывались на картине, виднелся проход в пещеру. Цель была близка. Проводник сообщил Диме, что дальше он не пойдет, и будет здесь ждать его возвращения. После тщетных попыток получить объяснение, Диме пришлось продолжить путь в одиночестве.

  Вход в пещеру представлял собой рукотворный свод, окаймлённый затейливым орнаментом, принадлежность которого к какой либо известной культуре Дима установить не смог. Он миновал загадочный свод и оказался в тоннеле. Пройдя вглубь, Дима высветил фонарем плавный, ступенчатый спуск. Ступени были широкими и имели большой шаг, так что он постоянно сбивался, спускаясь вниз.

  Спуск, наконец-то закончился, и перед Димой открылся величественный зал со сводчатым потолком, опирающимся на мощные колонны, покрытые уже знакомым орнаментом. Многоуровневые террасы причудливых форм, наполняли всю пещеру, соединяясь между собой диковинными лестницами и мостками. Ручьи и бассейны сверкали в скупом свете фонаря, переливаясь с одного уровня на другой. Всё это образовывало невиданный каменный лабиринт.

  Невероятно величественное непостижимое для разума зрелище заворожило Диму, он, совершенно растерявшись, стоял и рассматривал удивительное место. Придя в себя, путник двинулся по лабиринту чудесного зала, проходя все глубже во чрево горы.

  В какой-то момент, Дима, оглянувшись назад, заметил в смыкающейся за ним мгле две пары движущихся точек светящихся тусклым изумрудным светом. Кажется, он был здесь не один. Ужас вязким потоком поднялся из глубины его подсознания. Ему было страшно идти вперёд, но странные глаза-огни позади, заставляли продолжать движение и словно направляли его в нужном направлении, каким-то непостижимым телепатическим образом. Дима интуитивно знал, куда нужно идти.

  Лабиринт закончился каскадом постепенно сужающихся ступеней, ведущих к постройке напоминающей мезоамериканскую пирамиду или месопотамский зиккурат. Дима приступил к спуску и волны холодного влажного воздуха объяли его дрожащее от страха тело.

  Сойдя с последней ступени покрытой плесенью и слизью, путник шагнул на каменное плато, на котором был воздвигнут мрачный мавзолей с беззубым зевом входа распахнутым ему навстречу.

  Дима, испуганный и одинокий, подошел ближе и остановился в нерешительности, компанию ему составляли лишь две пары огней, блуждающих по близости во влажной темноте.

  Вдруг в его голове прозвучали знакомые женские голоса, напоминающие голоса жены и матери одновременно: «Иди же к нам, ты так долго был в пути, мы не можем больше ждать!» Дима, загипнотизированный этими голосами, оставив рюкзак и фонарь, двинулся внутрь пирамиды.

  Внутри он оказался в небольшой комнате в абсолютной темноте, проход из которой в основное помещение застилал сплошной поток воды, с шумом сливавшийся через отверстия в полу куда-то дальше вниз, в гулкие подземные пустоты.

  Дима на ощупь двинулся вперёд, пока не ощутил холодный поток, коснувшись водопада. Вдруг две пары рук толкнули его под воду, раздели, и обмыли. Закончив с этим, его повели дальше внутрь пирамиды, где обтёрли нежнейшей благоухающей тканью, а затем нанесли на тело терпко пахнущую мазь.

  Вдоль стен зала, в котором проходила ритуальная процедура, скрытые темнотой, немыми свидетелями стояли мумии. Среди них были фигуры низкого и исполинского роста и не все очертаниями напоминали людей.

  Дима покорно стоял, голова его была пуста, но это не тревожило его, напротив, он был умиротворен и спокоен как младенец, который насытившись материнским молоком, дремлет на благодатной груди.

  Мазь подействовала таким образом, что Дима перестал ощущать свое тело, оно онемело, так же, как и его душа. Руки повели его дальше к стоящей посередине помещения внушительных размеров каменной чаше.

  Внутри чаши находилось пульсирующее желеобразное Нечто, которое в возбуждении задрожало, как только два жилистых существа высокого роста, сквозь сросшиеся веки которых бирюзой светились глаза, привели Диму в этот жуткий зал.

  Чем ближе его подводили к чаше, тем нетерпеливее становилась дрожь заполнявшего её Нечто. Дима был поднят сильными руками гигантов и аккуратно погружен лицом вниз в удовлетворенно и жадно захлюпавшее желе.

  Тело несчастного медленно погрузилось, и он каждой клеточкой кожи ощущал щекотные покалывания, которые быстро усиливались и, в конце концов, всё его существо было пронизано настойчивым нестерпимым зудом. Зуд заполнил всё, и на краю безумия, в голове у Димы оборвалось сознание.

  Мир исчез, втянувшись в самого себя, не оставив ни формы, ни цвета, ни звуков, ничего. Быть может, время ещё существовало, но не было гвоздя и стены, на которую можно было бы повесить часы…

  За днем последовала страшная ночь. В пирамиде, ставшей последним пристанищем для Димы, под жуткий шепот оживших мумий происходила фантастическая метаморфоза, пока к утру из каменной чаши не восстал тот, кто с помощью картины призвал несчастного в это погибельное место.

***

  Следующим утром из пещеры вышел высокий сутулый мужчина с угрюмым сосредоточенным лицом, закутанный в какое-то тряпьё. Проводник, дремавший неподалёку в спальнике, после хриплого оклика незнакомца, проснулся и вскрикнул от ужаса, увидев нависшую над ним фигуру. Быстро выбравшись из спальника, он уважительно поприветствовал мужчину на английском и, бормоча под нос какие-то молитвы, торопливо достал из рюкзака одежду и ботинки, а затем помог пришедшему из тьмы пещеры человеку одеться.

***

  Спустя год после столь удивительных событий, на другом материке в загородном доме одного известного писателя произошло странное событие…

  За столом сидел долговязый пожилой мужчина - хозяин дома, его серые близко посаженные глаза с удивлением смотрели сквозь стекла очков на письмо, лежащее перед ним.

  «Уважаемый Стивен, мы с Вами, в силу непреодолимых обстоятельств естественного характера, лично не могли быть знакомы. Смею предположить, что Вы, как поклонник моего творчества, а также смелый и принципиальный человек (это стало мне известно из нынешних весьма удивительных и прогрессивных средств информации) сможете поверить в историю, которую я Вам расскажу...»

  В конце письма было написано следующее.

«P.S.

Сочту за честь публиковаться в соавторстве под Вашим именем, Стивен!

С уважением, Говард Филлипс Лавкрафт».

+6
54
Такая длинная прелюдия и бац! Конец! unknown
15:51
Прелюдия, это немного из другой оперы...)
Загрузка...

Другие публикации