Стрелок

Автор:
Хагок
Стрелок
Аннотация:
Часть первая
Текст:

Сколько себя помню, всегда умел найти выход из ситуации. Проклятье, но с каким же мастерством мне удавалось находить туда вход!..

Улица усеяна стражниками, дом известного богача поднят по тревоге. Таким можно все. Безграничный лимит доверия и неиссякаемый источник дохода в казну. Готов поспорить, уютные застенки особняка помнят немало лиц, не справившихся с уплатой налогов. У ребят внутри дела явно пошли не лучшим образом. Казалось бы, что может быть проще? Пришел – забрал. Гильдия, как известно, абы кого не нанимает. Либо ты мастер своего дела, либо на голову отбитый урод. Гильдии все едино, но заказ должен быть выполнен.

Пути отхода перекрыты, озверевшая толпа бесталанных олухов обеспечит теплый прием каждому, кто окажется в поле зрения. Что ж, до момента, когда они догадаются осмотреть крыши близлежащих домов, время есть.

Плотная городская застройка, обилие узких переулков и тупиков – проклятый лабиринт для непосвященного и дом родной для сточной крысы. И, разумеется, чтобы поймать крысу – нужен кот. Сегодня это я.

Хмурое небо разразилось первыми тяжелыми каплями. Подобное стечение обстоятельств совершенно не грело душу.

Еще раз перепроверил самострел: три драгоценных болта искусной дворфийской работы ровно покоились в спусковых гнездах. Я спрятал инструмент под плащом - его надлежало оберегать от контакта с ретивой стихией.

С крыши открывался шикарный вид на происходящее внизу представление: стражники переворачивали вверх дном все, до чего могли дотянуться. Неудивительно, что никто не заметил три скрюченные фигуры, движущиеся по карнизу.

Ловко орудуя ломом, первый из них вскрыл окно под самой крышей и юркнул в дом.

Настало мое время. Дождавшись момента, когда и второй горе-грабитель скроется в доме, я вскинул арбалет и спустил крючок. Болт со свистом преодолел расстояние и вонзился в лицо последнего. Да, дворфы знают толк в таких игрушках: соприкоснувшись с целью, лезвие болта расслоилось, превращая лицо в кровавое месиво. Такого не опознать. Проклятье, до чего же хитрое изобретение, идеально подходящее для устранения гражданских целей, и совершенно бесполезное против закованных в латы бойцов.

Тело с глухим звуком грохнулось на проходящего стражника.Бороздя образовавшиеся лужи, стража устремилась к подарку. Это займет их на какое-то время.

Делать здесь больше нечего. Пригибаясь, я направился на другой конец крыши: подальше от взглядов стражи, ныне устремленных в небеса.

Осталось двое. И, конечно, товар.

Новички… Всегда совершают одни и те же ошибки. Сейчас они в смятении: дело идет не по плану. Дверь, приготовленная для отхода, завалена, и единственный путь спасения – очередное окно. Осталось лишь подождать.

Показался первый. Пусть идет. Для него еще не время. Однако ловкости парню было не занимать. Юркая фигура плавно покинула оконный проем и повисла на выступающей перекладине.

А вот и второй… спуск крючка, глухой свист. Месиво. Стражники найдут его позже.

Услышав предсмертный вскрик подельника, первый утратил равновесие и, не удержавшись на скользкой от влаги балке, грохнулся вниз. Второй этаж. Падение было не из приятных: кучи мусора, способной смягчить удар, внизу, конечно, не оказалось. Теперь у него лишь одна дорога.

Шатаясь от полученных при падении травм и баюкая сломанную руку, грабитель устремился в ближайшую подворотню. Звук шагов приближающейся стражи придавал ему сил.

Однако Единый оставил его: дорога привела в глухой тупик. Высокая стена – в полтора его роста – преграждала путь.

Отчаянье, страх, боль… Полный крах надежного - на первый взгляд надежного - плана…

Да, новички всегда совершают одни и те же ошибки.

Я тихо окликнул вора.

Глаза, полные отчаянья и ощущения скорой смерти, просияли:

- Иен! Единый тебя задери! Откуда ты здесь?

Времени объясняться не было. Свесившись со стены, я протянул парню руку.

Уцепившись уцелевшей при падении рукой за единственное возможно спасение, вор оказался на стене.

Я спрыгнул на другую сторону первым, привычно сгруппировавшись и откатившись, освобождая вору место для маневра. Тот грохнулся со стены с грацией мешка картошки.

Собирая то, что осталось, в единое целое, он шептал:

- Иен, нас предали! Нас ждали! Проклятье, они ведь этого не забудут! Сынишку мы прирезали по случайности. Нам просто ничего не оставалось!!!

Стараясь успокоить парня, цежу слова:

- Это все неважно. Товар же у тебя?

Слова, граничащие с истерикой, рвались наружу:

- Нет! Нет, Иен! Ее там не было! Это была ловушка! Ты мне веришь?

Усмешка вышла непроизвольной:

- Конечно, нет, Лист. Конечно же, нет. Гильдия ничего и никому не прощает. И ты – не исключение.

Вор едва сдерживался:

- Я бы никогда! Слышишь! Ник...

Характерный звук спущенного болта, врезающегося в цель, оборвал парня на полуслове. Из уцелевшей руки выпал нож.

Обыскав тело, я обнаружил прямоугольный сверток, припрятанный в тайном кармане на спине незадачливого воришки.

- Гильдия хорошо платит за свои услуги, но всегда найдется тот, кто платит лучше, правда, Лист?...

Конечно, сытно есть и сладко пить хочется каждому, а за простейшие задания гильдия платит не много. Но стоит ли риск возможной выгоды… Есть над чем подумать.

Теперь спешить было некуда. Дождь разошелся во всю мощь, превращая улицы в водные каналы. Стража будет потрошить дома, крыши… Да что угодно, но в Нижний город они не сунутся.

Неспешно, чтобы не поднимать лишнего шума, я направился к ближайшему входу. В верхнем городе было полно точек, позволявших попасть в Нижний. Смешно… Их даже не маскируют: стражники все равно не пойдут…

Ливень поливал нещадно, вода поднялась по щиколотку, и это осложняло задачу. Ближайшая точка была залита водой, а нырять что-то совсем не хотелось: все-таки Нижний не просто так получил свое название. Нужен иной план.

Удачно подвернулся сарай. Дверь оказалась не заперта. Но вонь, царившая здесь, остро поставила вопрос: так ли уж был плох первоначальный план?.. Может, стоило искупаться…

Забравшись на потолочную балку, я устроился поудобней. Хорошо бы просушить обувь, одежду… но костер здесь не развести. Проклятье, ну что за вонь!..

Примостившись спиной к перекрытию и перезарядив самострел, я принялся ждать… Мерный шум ливня, разразившегося за пределами сарая, убаюкивал. Сражаться со сном было невыносимо трудно… Сомкнув глаза, провалился в мрачную дрему.

Смех, злой смех… Настигающий. Сердце бешено колотится, легкие разрывает от длительного бега, резь в боку. Мельтешащие перед глазами объекты замедляются, двигаться все сложней и сложней… Ноги заплетаются. Смех все ближе. Полет. Падение. Удар. Боль. Рука хватает за волосы. Вздергивает. Из горла вырывается крик. Смех громче.

- Далеко собрался, проныра?

Удар в живот. Слезы катятся из глаз. Последний воздух покинул легкие. Спазмы не позволяют сделать вдох.

- Эй, я тебя спрашиваю? Ты что же от друзей убегаешь?

Откуда-то сбоку прилетает удар. Окружающий мир меркнет.

Из забытья меня резко выдернул грохот выбиваемой где-то поблизости двери.

- Слышь, хозяин, ты нам кое-что задолжал.

Такое здесь не редкость. Шум дождя прекратился. Стоило бы поспешить в убежище: оставаться на поверхности небезопасно и нужно поскорее избавиться от товара.

За стеной продолжалась перепалка. Похоже, вымогателям попался непростой клиент.

Аккуратно спустившись, я подошел к двери и приоткрыл ее. Следовало осмотреться.

Здоровенный детина, сжимавший в руке дубинку, был настроен крайне решительно. Двое его подельников стояли по краям от двери так, чтобы жители дома видеть их не могли. Хитрые гады. Из оружия на виду только ножи. Явно не ожидают сопротивления.

Однако представление затягивалось. Несмотря на свою наглость, заводила не спешил входить в дом… Что-то его останавливало.

- Слышь, мужик, опусти это. Заряд у тебя один. Дело добром не кончится.

Из дома донесся протяжный женский крик. Здоровенный ублюдок улыбнулся и ринулся внутрь.

Громоподобный выстрел вышвырнул его обратно.

Эти точно не из гильдии. Дилетанты.

Один из подручных рванулся в дом, а второй подбежал к главному. Тот еще барахтался в луже собственной крови, пытаясь собрать воедино развороченное брюхо. Из дома доносились звуки борьбы. Самое для меня удачное время свалить… Открыв дверь, я постарался прошмыгнуть и уйти в другую сторону. Тут снова раздался женский крик. Оставшийся на улице бандит вскинулся и уставился на меня.

- Я ничего не видел. Давай разойдемся краями. У вас свои дела, у меня – свои, - с такими ребятами нужно общаться спокойно, без эмоций. А то в пылу азарта выкинут что-нибудь.

- Разойдемся, значит? О, это можно. Только пару лишних глаз сейчас уберу, - закончив речь, бандит вскочил и побежал в мою сторону, отводя руку для удара.

Щелчок крючка. Свист. Шлепок. Вопль.

Дрянь, теперь его дружки знают, что не одни здесь. Не теряя времени, я побежал ко входу в хибару. В воздухе стоял острый запах серого пороха: откуда интересно у бедняка деньги на такие игрушки?

Мокрая улица не позволяла разогнаться: риск поскользнуться был слишком велик. Из проема показалась голова еще одного специалиста мокрых дел.

Щелчок. Свист. Шлепок. Болт угодил в край дверного косяка. Наконечник иглы расслоился и часть лезвия оцарапала бандиту лицо. Взвыв от боли, тот спрятался в доме.

Остался последний болт. Подумать только – на что я трачу дворфийское сокровище!

Звуки борьбы в доме затихли. Входить в дверь – настоящее самоубийство. Продолжив бег, я миновал дверь, мельком взглянув в проход. Никого. Гаденыши засели в доме. Самое время бы убраться подобру-поздорову.

Очередной женский вопль был оборван криком: «Заткнись, сука!»

За выкриком последовал удар. Звук был достаточно громким: теплая компания находилась прямо за стеной.

Драгоценное время истекало,нужно на что-то решаться. Единый, почему бы мне просто не убраться сейчас восвояси?

Однако попавшим в беду здесь никто не поможет. Шкура у всех одна, а все, что тебя не касается, забывается очень быстро.

Вскинув арбалет, я уже шел к проходу.

- Эй, видишь что-нибудь?

- Этот ублюдок мне глаз выбил! Сам посмотри! - голос дрожал и срывался на визг. Бандит в истерике – это хорошо.

Проникнув в коридор, я обнаружил лежащую на полу игрушку. Свое она отстреляла. Хорошая вещь, убойная. Но слишком громкая для моего ремесла. Но и это сгодится.

В конце коридора виднелся проход в единственную жилую комнату. Подобравшись вплотную к проему, я со всей силы швырнул ствол в стену - тот с грохотом рухнул, отскочив от нее.

Шаг в комнату. Незадачливый бандит еще провожает взглядом летящее нечто. Лицо залито кровью.

Щелчок, свист. Труп.

Последний из налетчиков стоял возле окна, прижимая к себе молодую женщину в разорванном до пояса платье, в руке он держал длинный нож.

Лицо пленницы украшали свежие ссадины. Зеленые озера глаз налились ужасом. Кого она сейчас боялось больше – неизвестно. Защитник дома лежал без движения в дальнем углу.

- Ты кто такой, мать твою? - удивление, ярость, страх переплелись в тугой комок. Начинающие всегда совершают одни и те же ошибки.

- Твой шанс прожить еще один день, если не сделаешь очередную глупость.

- Ты из.. из гильдии, да? Мне не нужны проблемы. Бери то, зачем пришел, и разойдемся! - слова выбивали чечетку. Рука дрожала.

- Сейчас ты…

Не выдержав напряжения, девушка дернулась и попыталась высвободиться. Проклятье, как же не вовремя! Бандит инстинктивно рванул ее на себя… Нож прошел насквозь, раздался всхлип. Перепуганный налетчик ломанулся в окно.

Жертва осела, непонимающе уставившись на расползающееся пятно. Все было кончено. На меня смотрели ее глаза – два бездонных зеленых озера. Два озера отчаянья. В этом прогнившем мире ничего не меняется…

- Прости меня, я опять опоздал…

Выйдя на улицу, заметил голодную крысу, остервенело копошащуюся в развороченном трупе. С такой не каждая собака справится.

Прервав трапезу, серая мерзость подняла на меня окровавленную морду и вздыбила шерсть.

- Жри, падаль. Мне твоя добыча ни к чему.

Дальше дело пошло на лад: лаз отыскался быстро, лишних глаз на улице не было. Местные не влезают в подобное – жизнь, даже такая, каждому дорога.

Подземные ходы простирались под всем городом. Иные ветки даже выходили за его окраины. Проку в них больше не было – времена передела границ давно закончились, и осад не предвиделось. В силу относительно редкого использования, в этих туннелях завелось разное… И, проклятье, жители Нижнего города – люди – далеко не самое страшное. Впрочем, озверевшие крысы – тоже.

Известным маршрутом я добрался до одной из местных стоянок. Тяжелая металлическая дверь заглушала бардак, творившийся с другой стороны.

В убежище никогда ничего не менялось. Отборнейшие отбросы стекались сюда со всего Верхнего города. Находились, конечно, и мальчики из высших слоев, желавшие пощекотать себе нервы. Правда, такие обычно не возвращались.

Гильдия щедра на заказы и неразборчива в исполнителях. В конце концов, какая разница, кто выполнит заказ? Существование гильдии никогда не было секретом, а вот желающие поделиться информацией о ней закончились крайне быстро. Положение дел всех устраивало, и те, кто держал город в своем кулаке, всегда находили способ договориться. Новых пауков в банке не предвиделось.

Стараясь не привлекать лишнего внимания, я направился к кухне. Стоило согреться и поесть. В животе предательски урчало.

- Салют, Болт. Давненько тебя не видно. Упускаешь заказы, - низкорослый крепыш из народа дворфов стоял у импровизированной стойки, отирая руки о края фартука. Его бас раздавался словно из бочки. Густая черная бородища скрывала большую часть лица, но, клянусь Единым, этот потасканный жизнью бочонок с пойлом улыбался!

- Не зови меня так. Был Болт, да весь вышел.

Коротышка вскинул руку в примирительно жесте:

- Не горячись, Иен. Иди на кухню. Жрать, поди, хочешь. У волка глаза добрее.

- Спасибо, мастер. Жара твоему горну!

Дворф просиял:

- Эх, как же, Единый тебя задери, приятно, что хоть кто-то в этом чане с помоями чтит каноны.

Местная прислуга в мгновенье ока организовала свободный стул, а на столе оказались жареные колбаски, окруженные свежей зеленью. Рядом с едой, норовя выбраться за пределы возможного, пенился эль. Ледяной, как положено. Неземное блаженство. Мастер, хоть и угасший, нашел себя в стряпне. И в этом деле он оказался чудо как хорош.

Насладиться едой, однако, не получилось: мою трапезу прервал незнакомец, появившийся с черного хода. Он споткнулся, проходя мимо стола, и облокотился на меня, предотвращая падение. Извинился и пошел дальше. На столе осталась записка – знак гильдии.

- Поесть мне сегодня не дадут. В гильдии ждать не любят.

Припрятав сверток в потайной нише под столом и бросив на лакомство печальный взгляд, я наскоро закинул в рот еще одну колбаску и вышел через черный ход. Эль остался нетронутым.

Идти в одиночестве долго не пришлось. У самого выхода из убежища ко мне присоединились двое. Шли поодаль. Под плащами висели ножи, едва оттопыривая ткань.

Гильдия сопровождающих не посылает. Проклятье, Единый! Где тебя носит, когда ты так нужен?!

Я быстрым шагом направился к ближайшей развилке.

Ход оказался перекрыт, а за спиной возникли конвоиры:

- Куда-то торопишься, Болт?

Что за день… Болты закончились. Как чувствовал, что не стоило ввязываться…

- Эй, мужики, а вам-то я чем не угодил?

Решив, что беседа исчерпала себя, парочка двинулась мне на встречу. Действовали они слаженно, четко, без лишних движений. Уклонившись от первого удара, я попытался контратаковать, но получил пинок в колено - нога подогнулась, и тут же пришел удар, от которого в глазах потемнело.

- Иен, это ты? - молодая девушка стоит у плиты, взгляд изумрудных глаз устремлен вдаль. Она чем-то обеспокоена. Доносится шум. – Иен это ты? Что случилось?

В комнату входит мрачный тип, улыбается. Слова вырываются из глотки собачьим лаем:

- А Болта – нет. Но с ним мы поговорим в другой раз.

Девушка жмется в угол. Глаза, изумрудные глаза, широко раскрыты.

За первым в кухню заходит еще один:

- А ничего такая… Везет же некоторым!

- Ты дверь прикрыл? Лишних глаз нам только не хватало…

Подельник уходит проверить дверь. Громила движется по направлению к хозяйке. Хватает ее за руку, притягивает к себе.

В коридоре слышен шум. Звуки борьбы. Вскрик.

Бандит прикрывается девушкой, в руке нож.

- О, так все-таки гости пожаловали! Ба, Болт… тебя-то мы и ждали. Гляжу и игрушка при тебе.

- Отпусти ее! Она не…

Слова срываются на крик. Бандит резким движением, без замаха, кидает нож.

Нож попадает в плечо, слышится звук спускового механизма, щелчок, еще щелчок…

Пробуждение оказалось под стать видению… Ведро ледяной воды лавиной обрушилось на голову. Висок саднил. Синяк расползся, не давая глазу открыться.

- Давно не виделись, Болт. Ходят слухи, у тебя есть кое-что для меня.

Рассмотреть говорившего не представлялось возможным: в единственном открытом глазу все плыло.

- Эй, Гил, помоги нашему гостю! Какой-то он неживой…

Фраза сопровождалась смехом - похоже, это прозвучала невероятно хорошая шутка.

Чья-то рука, видимо, Гила, рванула меня за волосы. В челюсть прилетел прекрасный хук. Оставаться в сознании становилось все труднее. Рот заполнило теплое и соленое.

Где-то наверху раздался шум. Не похоже, чтобы здесь подобное случалось часто. Парочка насторожилась.

- Гил, брось его к образине. Глядишь, посговорчивей будет… - по всей видимости, в этом заведении принято шутить, так как парочка загоготала в голос.

Немного придя в себя, я решил разрядить обстановку, и, выплевывая слова вместе со сгустками крови, предложил:

- Может, Гил вместо меня пойдет, глядишь, хоть в этом случае ему обломится?

Шутка вышла что надо - на меня обрушился град ударов, сопровождаемый диким гоготом неизвестного.

Ноги не слушались: когда меня заталкивали в клетку, споткнулся о порог и полетел кубарем во тьму. Голос Гила переполнился ненавистью:

- Посмотрим, шутник, как ты теперь запоешь…

Шум приближался. Хотя, это могло шуметь и в голове - кулачищами Гил орудовал отменно.

Валяясь на полу, разглядеть, что происходило в темной части клетки, не представлялось возможным. Зато открывался шикарный вид на пыточную, полную соответствующего инструмента. Горемычный стул валялся посреди комнаты.

За спиной раздалось шуршание. Плеча коснулась рука.

- Не дергайся. Хуже будет, - низкий голос, пропитанный хрипотцой. Не человеческий… Куда же меня закинули?!

По телу разлилось приятное тепло, быстро перерастающее в обжигающий жар. Ссадины на лице буквально выжигало бушующим пламенем. Не в силах вытерпеть боль, завыл. Казалось, затряслись стены. Но стало легче. Боль постепенно уходила на задний план, голова прояснялась. Шум уже не казался чем-то невнятным, а явственно напоминал звуки боя.

- Шевельнешься – убью.

Я поверил. Почему-то обладателю голоса верилось. Вот умеет же убеждать!

Руки обдало теплым дыханием. По веревкам прошлись чем-то острым… Еще и еще. Путы ослабевали и, наконец, не выдержав натиска, пали.

Правда, понимания, что происходит, это не добавило. Нелепая поза вызывала неудобство, но двигаться не хотелось.

- Можешь сесть. Медленно и без резких движений.

Ситуация – швах, и бесконечно так продолжаться не могло:

- Разговаривать-то можно? Для чего-то же ты меня исцелил?

Из темноты раздался смешок. Только теперь я смог разглядеть две желтые точки, внимательно следившие за мной из темноты.

- Исцелила. И, надеюсь, мне не придется об этом пожалеть, - из темноты явилось нечто, и, пожалуй, лишь теперь мне стало по-настоящему страшно.

Нет, конечно, я слышал о них, но видеть до сих пор не доводилось. Высоченная, мускулистая фигура, синеватого цвета кожа. Тело покрывали татуировки. Длинный, но приплюснутый нос, длинные острые уши… и клыки. Два аккуратных клыка, усеянных кольцами. Волосы собраны в косу. Без сомнения – тролль-шаман.

- Спасибо… Эээ, шаман.

Троллиха смотрела желтыми, немигающими глазами. Но, готов поклясться, они полнились грустью.

- Благодарности оставь на потом. Возможно, тебе они еще пригодятся. Духи говорят со мной, и это означает, что время пришло, - с этими словами она осела на пол, прижимая рукой остатки лохмотьев, с трудом прикрывавших тело.

Я попытался ей помочь, но получил мощный тычок в плечо:

- Это лишнее. Мне хватило прикосновений твоего племени, - она отняла руку от лохмотьев и провела ею по моему лицу. Влажный, теплый след остался на щеке.

- Где-то здесь есть еще один. Помоги ему. Сделай все, что в твоих силах. Заставь его назвать свое имя. Иначе все будет зря.

Слова сыпались градом. Вопросы, не имеющие ответов: «Почему так? Почему шаман, обладающий целительной силой, не может исцелить себя? Кто этот – Он? И что я теперь должен делать, сидя в клетке?»

- Время для слов прошло. Все, что ты захочешь узнать – знает Он… - речь оборвалась, троллиха удались во тьму. Огоньки желтых глаз, цепко смотревших на меня, погасли.

- Хорошо хоть глаза не зеленые, - меня пропитала злоба. Я сам не понимал, почему меня так заботят россказни тролля… Думать над тем, правда, времени не было. События развивались стремительно.

Дверь в пыточную распахнулась и со смачным грохотом впечаталась в стену.

В помещении возникли двое, судя по одежде – наемники гильдии. Очевидно, пыточная им знакома. Не теряя времени, они разделились и принялись осматривать клетки. Чего-чего, а этого добра здесь было навалом: большая часть стояла по периметру и тонула во мраке. Освещенным оставался только центр пыточной.

Запахло гарью. Один из новоприбывших побежал посмотреть, что же творится снаружи. Его напарник продолжил осматривать клетки.

- Болт, Болт! Ты живой? Мать твою! Да где ты?!

Тревожная мысль пронеслась в голове бешеной крысой. Отзываться совсем не хотелось. Шаман мирно покоилась в недрах узилища, ее было совершенно не разглядеть. Я жался в темноту, ища спасения.

Но игра в прятки длиться вечно не могла. Поравнявшись с нашей клеткой, наемник радостно воскликнул:

- Болт, дружище! Наконец-то! Ты чего не откликаешься? Товар у тебя?

Прятаться смысла больше не было. Пришлось подняться и взглянуть пришедшему в глаза. Нет, я определенно не знаю этого типа. Да и любой, кто мог бы назвать меня другом, знает – я терпеть не могу прозвище Болт…

- У меня, у меня! Открой клетку!

- Времени совсем мало. Сейчас вернется Лист - ключи у него! Давай товар!

Незадачливых, однако, ребят ко мне подослали. Они до сих пор не знают, что Листа среди живущих уже нет.

- Или ты откроешь клетку, или товара не увидишь.

- Болт, да чего? - лицо под маской, готов поспорить, изображало подобие радушной улыбки. Но этих фокусов я насмотрелся. Сделав два быстрых шага назад, вызывающе взглянул в глаза пришлому.

В одной руке наемник сжимал нож.

- Передавай привет Листу.

- Чт…

За спиной наемника возникла фигура, превышающая его ростом на голову. Слова оборвались. Послышался глухой хруст ломаемой шеи. Тело безвольно осело, а на меня уставилась пара немигающих желтых глаз. Глаз, полных ненависти. Похоже, искать того – другого – мне не придется.

Клетка распахнулась. Высоченный тролль вынужден был согнуться, чтобы протиснуться в проем, явно не подходивший ему по размерам. В самой клетке ему было не легче.

В мое лицо уперлись два бивня, вполне себе острых бивня.

Тролль принюхался.

- На тебе ее кровь. Где она?! - слова рокотом прокатились по помещению пыточной. Этот точно ждать не любит. - Где?

Голос спрашивающего перешел на угрожающий шепот. И, клянусь Единым, звучал он убедительнее шамана.

Абсолютно сбитый с толку, полностью упустив заявление о крови, я начал оправдываться:

- У меня ее нет! Я передал товар…

Тролль схватил меня за куртку и вздернул, словно куклу. Соприкосновение головы и потолка несколько прояснило сознание.

- В бездну твой товар. Я спрашиваю – где Она?! - неживые глаза, абсолютно чуждые, не ведающие жалости, прожигали.

- Прибереги силы и не спеши изливать боль собственных ошибок на первого встречного.

Тролль отшвырнул меня к стене. До выхода - рукой подать. Ключ торчит в замочной скважине.

Сделав пару шагов, невесть откуда взявшийся тролль опустился на колено. Мешкать дольше нельзя. Со всех ног я ломанулся к выходу, захлопнул за собой дверь и, провернув ключ, отскочил от клетки. Железка удобно в руке.

Однако тролль даже не повел ухом. По его широченной спине, подобно змее, до поясницы свисала коса. Он даже не шелохнулся.

Видимо, им пока не до меня. Осмотревшись, я заметил стол, заваленный оружием. Из общей кучи смертоносного инструмента ярким лучом надежды торчало плечо самострела. Эта поделка, конечно, не шла ни в какое сравнение с моей многозарядной игрушкой дворфийской работы, но все же лучше, чем ничего.

Гарью несло… Поди адепты Единого в период своего становления меньше коптили приспешников иных богов. Похоже, там, за стенами, уже полыхало вовсю. Подбежав к выходу, я в этом убедился. Выйти через главный вход не представлялось возможным.

Похоже, тролли были моим единственным спасением. Во всяком случае, хоть каким-то шансом на него.

Вернувшись к клетке, я обнаружил тролля сидящим на корточках, прислонившимся спиной к прутьям решетки. Глаза его были закрыты, но грудь ходила ходуном - похоже, он был совсем не в духе. Шаман сидела напротив. Часть разговора, возможно, очень важную, я все-таки пропустил.

- … пойду с тобой. Ты перешел грань дозволенного. Твои игры с тенями...

- Перестань, - голос тролля звучал успокаивающе и… нежно?! - Будешь винить меня до конца дней, проклинай, если хочешь, но сейчас, молю… Позволь мне спасти тебя.

- Какой в этом смысл? Что ждет меня на поверхности? Что ждет всех нас?

- Смысл? Смысл?! Во имя неба! Оставь эту горделивую бредятину! Еще не поздно все исправить, еще не поздно спасти оставшихся!

- Человек, открой дверь. Вам пора уходить.

Глядя на тролля, собранного стальной пружиной спускового механизма, готовой бросить жилистое тело в атаку, открывать не хотелось.

Видя мои сомнения, заговорил тролль:

- Открывай. Я тебя не трону. На тебе ее кровь, а это означает лишь одно: она тебе верит.

Ошарашенный резкой переменой в интонациях, я вставил ключ в замок и провернул. Дверь отворилась, сопровождая движение чудовищным скрипом. Готов поклясться, что скрипела не дверь, а тролль скрежетал зубами от досады.

- Прошу тебя, пойдем со мной, - с этими словами тролль приблизился к шаману, протягивая трехпалую лапу. - Я понесу тебя, если придется.

Ответ был жесток:

- Не смей прикасаться ко мне. Ты смердишь тенями. Я никогда не приму помощь от такого, как ты.

Похоже, говорить больше было не о чем. Тролль вышел из клетки, выпрямился, расправляя затекшие плечи и спину. Направился к выходу.

Дым просачивался в помещение, дышать становилось все тяжелее. Из коридора вырывались языки пламени. Идти туда означало одно – самоубийство.

Не выдержав напора и жара, одна из балок надломилась и с грохотом обрушилась вниз. И хоть при падении она не задела меня, плечо арбалета все же зацепила. В попытке отпрыгнуть, я неудачно дернул спусковой крючок, и выпущенный болт с хрустом вонзился в каменный пол, ощутимо порезав ногу. Кровь хлынула фонтаном.

Я тщетно пытался зажать рану. Тролль смотрел на меня с осуждением. Боли еще не было, но я понимал – это конец.

За спиной возникла шаман, появилась с присущей ей совершенно бесшумной грацией. Положила лапу на рану, зажмурила глаза. Из пальцев хлынул зеленый огонь - он с жадностью набросился на кровь, щедро пропитавшую штанину и измазавшую руки. Боль была невыносимая. Я заорал.

Пламя поглощало новые сгустки, выплевываемые раной, но с каждым мгновением порез становился меньше, пока не исчез совсем, оставив лишь след от ожога. Почти лишившись сил, я повалился на спину.

Тролль презрительно хмыкнул.

Не обращая внимания на реакцию собрата по племени, шаман заявила:

- Хочешь кого-то спасти? Хочешь что-то исправить? Вынеси его отсюда. И, возможно… Возможно, духи… - договорить она не успела. Пламя с ревом ворвалось в помещение.

Шаман быстро подошла к троллю и взяла его за руку:

- Это последний и единственный раз, когда я позволю тебе дотронуться до меня. Знай, это ничего не меняет.

- Я знаю это. И уважаю твою волю.

В свободных руках парочки возникли мелкие огоньки. За считанные мгновения они разрослись до размера пушечных ядер. Рост на этом не прекратился. Еще мгновение - и удержать пламя одной рукой станет невозможно.

Словно уловив ход моих мыслей, тролли соприкоснулись руками-факелами, образуя огромный огненный шар. Меня обдало волной обжигающего воздуха. Морды троллей же были безучастны. Подобное чудо не вызывало у них никаких эмоций.

Разросшийся шар с ревом устремился в дверной проем, выжигая воздух на своем пути. Бушующий огонь, казалось, поглотил его, но… не справившись с напором, отпустил, попятился - уступая дорогу древнему, могучему пламени.

Тролль с горечью посмотрел на шамана:

- Я делаю это только ради тебя. И знай - я не жду прощения.

Он подхватил меня, взвалив на плечо, и шагнул в освободившийся дверной проем…

25.09.2019

+2
176
20:27
+1
Все сюда! Фэнтези от Панды!
20:33 (отредактировано)
Опять? А чо щас вдруг?
20:36
хотелось сказки — вот мне сказка
20:39
А, ну ладно… так-то «сказка» с сентября висит. Читала, поди, раз тысячу
20:42
а ты сказки че, по разу читаешь?
20:43
Я их вообще не читаю. Аллергия
20:44
Бед-на-я wonder
20:45
Наверное. А кто?!
20:35
Все уже здесь)
20:40
Можно расходиться. Собираться в компании сейчас запрещено — коровавирус.
20:56
Воронавирус?
19:02
+1
Это не стихи… no
20:19
+1
А вы наблюдательны, черт меня дери:)
21:15
+1
laughЭто я к тому, что стихи Ваши — СТИХИ! Они замечательные. Не всегда, правда, но часто… А проза на общем фоне, увы, ни чем не выделяется. Таких фэнтэзи, извините, дохренищи…
21:22 (отредактировано)
Та, было бы за что:) спасибо, что прочли:)
Минут через 5 будут стихи… Не СТИХИ, а так… стихи:)
21:36
А когда же СТИХИ?
21:38
а СТИХАМИ их читатель делает, не автор;)
21:55 (отредактировано)
Как это, как это? Позвольте… Стихи — это художественная ритмически организованная речь. Организованная кем? Поэтом! А еще стихи это — «дело людей большого душевного опыта». Чей ОПЫТ, того и СТИХ…
21:58
Вон, там Звонок ожидает вашей оценки:) там и решим размер шрифта…
18:32
Осилил.
Комментировать это не буду.
Автор, думаю, знает сам почему.
Для себя сделал единственный вывод: Хагок неправ, я не тролль))
20:29
+1
Ну как это?
20:39
так вышло
21:04
21:10
+1
а вы нараспев, и глазами так вверх, вверх, а руки заломить при этом, И на носочки чуток привстать, вот увидите!
21:33
Ах вооот какнадобыло… Это реально помогает?
21:35
21:46
от короновируса? нет
21:48
От него ничего не помогает)))))
21:50 (отредактировано)
+1
ну как это? говорят, идиотизм очень помогает, для этого надо скупить все, что есть в магазине, напялить маску на себя здорового, ну и какой-нибудь крестный ход
а… ну и блог написать, про то как все плохо (будет) и поискать, кого бы расстрелять все-таки
Загрузка...
Xen Kras №1