Женщина в красном платье

Автор:
Наталья Сумина
Женщина в красном платье
Аннотация:
...и снова проблемы детей и родителей...
Текст:

— Косиножка идёт, глядите, косиножка ковыляет. – кричали мальчишки на улице .

Они шли дружной троицей позади мальчика, который прихрамывая, старался идти побыстрее. Он делал вид, что не замечает своих обидчиков. Ему было страшно. Не впервый раз его так догоняли и обижали. Надеяться, что встретиться кто-то из преподавателей и его обидчики, тогда отстанут, не приходилось. “ Надо терпеть, надо быть сильным. Мне ещё много дел предстоит. Что за пустяк – обидное прозвище. Есть дела и посложнее.”: мысленно твердил себе он.

Мальчик был тщедушный. Из-за полученного при рождении ДЦП, хромал и приволакивал одну ногу. Да и с руками не всегда получалось хорошо справляться. Худое и хилое тело никак не хотело обрастать мышцами. Он выполнял все упражнения, назначаемые врачами, ходил дополнительно в спортзал при детском доме, в котором жил. Старался побольше есть. Но ничего не помогало. Большеголовый, с умными глазами и с изуродованным телом, он действительно чем-то походил на безобидного жучка- косиножку.

Вот, наконец и двери детдома. Быстрее юркнуть за них. Охранник не пустит чужих.

— Привет! – поздоровался охранник, — Как дела в школе? Много двоек получил?

— Дядь Паш, вы же знаете, что я хорошо учусь.

— Да знаю, знаю. Просто так, шучу.

— Да я знаю, — мальчик улыбнулся,— пойду к себе. Надо немного отдохнуть и уроки делать. Сегодня много задали.

Охранник с грустью посмотрел в след. Ему было жаль, что больной парень вынужден учиться в обычной школе. Но в их маленьком городке специальных школ не было, а уезжать отсюда мальчик категорически отказывался. Он никогда не жаловался, был старательным и послушным, поэтому чиновники и не стали ничего менять.

Придя к своему шкафчику, он открыл его. Повесил одежду, поставил обувь. Потом, тихонько оглядевшись, нет ли кого, достал , глубоко запрятанную папку. В ней лежал всего один листочек бумаги. Вырванная из какого-то журнала картинка. На ней была запечатлена роскошная женщина в красном концертном платье и с микрофоном в руке. Мальчик благоговейно прикоснулся непослушными пальцами к её платью, её волосам, её рукам. Потом аккуратно прижался к картинке щекой. В какой-то миг, мужественно сдерживаемые слёзы едва не вырвались из глаз.

— Мама, почему же ты меня потеряла. Найди меня скорее. Я так скучаю по тебе! Мама!

Тут он услышал в коридоре шум. Кто-то шёл в группу. Мальчик молниеносно спрятал картинку обратно в папку и затолкал её вглубь шкафчика за свои вещи. Потом схватил первую попавшуюся футболку, закрыл шкаф и пошёл в комнату. Он очень боялся, что кто-то узнает про его секрет. Однажды он поделился своей тайной с одноклассником. А тот оказался подлым и разболтал об этом всей школе. Над ним долго смеялись. Куражились. Пришлось долго ждать, когда все немного забудется и больше никому не напоминать об этом. На его лице была лёгкая улыбка. Никто бы не догадался, что секунду назад его душа горько плакала от тоски и одиночества.

Почему именно эту женщину он считал своей матерью, было непонятно. Их ничего не связывало. Дети из детдомов часто придумывают себе родителей. Живут надеждой встретиться хоть когда нибудь. Готовы прощать им любые предательства и унижения. Придумывают для них разные, порою нелепые, оправдания. Не был исключением и этот мальчик. Он почему-то считал, что мама каким-то образом его просто потеряла. Что она специально стала знаменитой и теперь везде ездит с гастролями, что бы найти его. И даже это красное платье для съёмок одела специально, что бы сын увидел её и знал, что она его ищет.

— Так, дети,— воспитательница подняла руки, призывая к вниманию,— завтра к нам в город приезжает с концертом известная певица. Нам выделили билеты на её концерт. Кто хочет пойти, надо записаться у меня.

В груди у мальчика что-то сильно кольнуло: “ Мама приезжает! Это она, обязательно она. Не может быть по-другому. Никак не может!”. Сердце радостно забилось.

— Можно мне пойти? Запишите меня, пожалуйста!

Воспитательница с сомнением посмотрела на него.

— Может тебе не надо? Тебе трудно будет просидеть весь концерт на одном месте.

— Нет, не трудно. Я же сижу на уроках. И тут продержусь. Пожалуйста, запишите меня!

Женщина увидела его глаза, полные мольбы, слёз и страха, что его не возьмут. Она помнила историю про портрет “женщины в красном”, и как трудно мальчику пришлось тогда. Кроме того, она знала, что приезжает именно та певица, которую он считает своей матерью. Немного поразмыслив, она решила всё же сводить его на концерт. Может, когда он увидит её вживую, то перестанет грезить и будет просто жить.

— Хорошо, я тебя записываю.

— Ура! Я пойду на концерт! А когда?

— Завтра, в полшестого надо быть в нашем автобусе. Концерт начинается в шесть. Так что времени у нас будет мало, не опаздывать. Ждать никого не будем.

Весь день прошел как во сне. Он не понимал, что происходит на уроках. Отвечал невпопад. Даже чуть двойку не получил. Чего никогда с ним не было. Вечером он первый сидел в автобусе и ждал остальных.

Вот и преодолены ступеньки Дома культуры, фойе. Вот он сидит уже в зале на своём месте и смотрит на закрытый занавес.

Концерт пролетел как одно мгновение.

Он не запомнил, о чём она пела. Всё это время он просто слушал её голос, представляя, как бы она пела ему колыбельную. Всматривался в её лицо, такое красивое и родное. Запоминал её малейшие движения, представляя, как она ходит по дому, играет с ним. Сердце и душа были настолько переполнены счастьем, что реальность перестала существовать. Исчез зал, исчезли люди. Остались только он и мама. Она была так близко, почти рядом. Ещё мгновение и она подойдёт к нему. Обнимет. Прижмёт к себе и страшный сон, который, почему-то называли реальностью, исчезнет навсегда.

— Мальчик, очнись. — какая-то женщина потрепала его за плечё,— Концерт окончен, дай пройти.

Не сразу понял, что произошло. Шум, движение. Мимо него толкаясь проходят люди. Машинально он тоже встал и стал протискиваться между сидений к выходу. Мельком глянув на сцену, увидел, что занавес закрыт и там никого больше нет.

Что делать? Надо быстрее пробраться в фойе. В такой толкучке будет довольно легко пробраться к гримёркам. Взрослый бы точно не прошёл! А он маленький мальчик, у него может получиться.

Долго протискиваясь вдоль стены. Прячась, буквально, за каждым выступом, за каждым человеком. Он добрался до двери, ведущей вглубь здания. Дождавшись, когда оттуда кто-то вышел, прошмыгнул внутрь. В коридоре был полумрак. Найти нужную гримёрную не составило большого труда. Подойдя к двери, он постучал. Сердце колотилось в груди, заглушая все остальные звуки.

Надеясь, что ему ответили ”войдите”, он открыл дверь и переступил порог.

Женщина сидела у зеркала. Когда он вошёл, она повернулась к нему с широкой улыбкой.

Увидев перед собой мальчика-калеку, она вскочила. Улыбка мгновенно исчезла с её лица.

— Кто это?— она ткнула пальцем в направлении ребёнка.— Уберите его сейчас же отсюда!

— Мама, я твой сын! Ты не узнала меня?

Мальчик стоял совсем растерянный. Мама его не узнала. Надо просто ей всё объяснить. Она поймёт. Просто она устала и не узнала его.

— Кто “мама”? Я?

— Да. Ты - моя мама. Ты потеряла меня несколько лет назад. Вспомни. Я нашёлся. Я знал, что мы встретимся. Я так ждал тебя!

— Какая “мама”?— женщина была вне себя от гнева.— У меня нет, и никогда не было детей! Тем более таких уродов. Уберите его отсюда. Охрана!

В двери влетел здоровенный мужик.

— Почему ко мне пускают посторонних? Почему здесь проходной двор? Давно работу не искали? Я могу это исправить!

— Виноват! Сейчас всё сделаю.

Мужик сгрёб мальчика за одежду. С лёгкостью поднял его и вынес за дверь, а потом и на улицу.

— Чей ребёнок? Почему за детьми не смотрим?

— Да это наш. — отозвалась воспитательница из детдома.— Давайте его сюда.

Мальчика, как нашкодившего котёнка, швырнули в автобус. Воспитательница помогла ему подняться, сесть на своё место. Ему же было всё равно, как он поедет, да и поедет ли вообще.

Весь мир рухнул. Осталась одна бездна, куда он падал, падал, падал…

Очнулся он только ночью, на своей кровати. Долго лежал, глядя в потолок. Увидев её вблизи, он понял, что не ошибся. Она и есть его мама. Тонкая ниточка, что связывает мать и сына почувствовалась ещё сильнее. Вот только видеть его она, почему-то, не хочет. Может он , действительно, такой страшный урод. А у неё должно быть всё только самое лучшее. Ведь она такая красивая и такая талантливая. Ведь она его МАМА!

В голове моментально созрел план. Тихонько одевшись,он вышел из спальной в игровую комнату. Сел за стол у окна. При свете уличного фонаря написал письмо. Свернул его, написал её имя.

Потом тихо прошмыгнул в раздевалку к своему шкафчику. Обулся, одел куртку и, прихватив ещё кое-что, открыл окно и вылез на улицу.

Была глубокая ночь. Мальчик очень торопился. Боялся, что его отсутствие заметят и догонят, не дав осуществить задуманное.

Добравшись до гостиницы, где остановилась певица со свитой, он долго колотил в дверь. Наконец заспанный портье открыл её. Мужчина улыбался, думая, что пришли новые постояльцы, но увидев перед собой ребёнка, растерялся.

Мальчик , тем временем, сунул ему в руки записку, с просьбой передать певице. Сказав, что в ней он благодарит её за выступление.

Листочек был заклеенный. Портье, желая быстрее отделаться от незваного посетителя, и быстрее вернуться к своим снам, демонстративно положил записку в ящичек с портретом певицы. Там уже лежало с полсотни таких записок.

— Доволен?

— Да, большое спасибо. А она точно прочитает её?

— Даже не сомневайся.

— Хорошо, спасибо вам. Я пошёл.

Мальчик вышел из гостиницы и направился к соседнему дому.

Это был единственный высотный дом у них в городке. Он зашёл в подъезд. Лифт, как всегда, не работал. Пришлось до самого верха идти по лестнице. Идти было трудно. Приходилось отдыхать на каждом этаже. Потом ещё лезть по настенной лестнице прямо на крышу.

Вся эта дорога заняла у него много времени. Когда он добрался до крыши, ночь закончилась и наступал рассвет. Краешек неба уже порозовел. Ещё немного и появиться первый лучик солнца.

Мальчик смотрел на рассвет и улыбался. Потом он достал из-за пазухи папку, открыл её, взял, хранившийся там листочек, прижал его к груди.

— Как красиво! Хорошее я выбрал время!

И он шагнул в пустоту…

Утром, выходя из гостиницы, певица была в большом раздражении.

Сначала этот инцидент с мальчиком после концерта. Потом под утро, когда она наконец то уснула, вой сирены скорой. Ранний подъём.

Машину, на которой она должна была ехать дальше, подали с задержкой.

Сев в машину, она продолжала ругаться со своим директором.

— Зачем ты только притащил меня в этот городишко! Столько лет я не была здесь, и сейчас не надо было приезжать. А если бы меня кто-то узнал?

— Ну что ты! Прошло столько времени. Теперь у тебя совсем другой имидж. Другая внешность, другая фамилия.

— Если мой муж узнает, что в шестнадцать я родила ребёнка, да ещё и урода, он меня бросит. И куда я пойду после этого? Кому буду нужна без его денег?

— Не паникуй! Никто ничего не узнает. Кому поверят? Тебе или этому пацану? Да и не может он знать, кто его мать. Рожала ты его под другой фамилией. Отказную сразу написала и уехала.

Женщина ничего не ответила. Что б занять себя в дороге начала вскрывать и читать оставленные ей в гостинице записки поклонников.

Вскрыв очередную записку и пробежав её глазами, неожиданно велела остановиться.

— Дорогая, что за блажь? Мы опаздываем!

— Останови, я сказала.

Машина остановилась. Женщина вышла из неё. Отошла немного за обочину. Закурила. Потом опять поднесла к глазам письмо.

“Дорогая, мамочка. Вчера я был на твоём концерте. Ты так хорошо пела! Мне очень хотелось услышать, как ты поешь мне колыбельную. Но не всем мечтам суждено сбываться. Мамочка, я очень сильно тебя люблю. Не забывай про это. Я понимаю, что в твоей жизни всё должно быть идеально, а я не такой. Прости меня. Мамочка, обещаю, что больше никогда тебя не потревожу, никогда не дам знать о себе. Спасибо за всё и прощай. Твой сын.”

Женщина дочитала письмо, докурила сигарету. Потом щелчком отбросила окурок и дрожащей рукой поднесла зажигалку к письму…

Другие работы автора:
+3
39
07:42
+2
Опять к вопросу о качестве читателя. Кто-то скажет слезодавилка и ошибок хренова туча, а кто-то — такая проникновенная история, я рыдала. Истина где-то рядом…
07:52
+3
Близоруким хорошо. Они мелочей не видят. А вот кто хорошо видит: как вошёл в комнату, увидел издалека картину, хороша! Бьютифал арт! А подошёл поближе — а у художника в красках следы ворсинок кисточки остались, а в одном мазке — так вообще пыль. Блин, так он загрязнёнными красками писал, да ещё и кисти не готовил! Ведь этому в первом классе школы с художественным уклоном учат! Это недостойно настоящего искусства! Ну не могу теперь смотреть на эту картину, не вспоминая про дефектные мазки!
А рядом стоит близорукий человек:
— Какая прелесть! Это шедевр!
— Да вы что! Посмотрите на эти мазки! Так нельзя.
— А мне плевать. Шедевр!
Кто что ХОЧЕТ увидеть, тот то и увидит!
И «качество зрения» тут не при чем.
12:24
На счёт качества зрения согласен. Я не о том. Вы правы, что человек видит то, что для него реально и приоритетно.
Комментарий удален
13:50
+1
Это вы об ошибках в тексте? Прошу прощения. Я исправлюсь. Стараюсь писать грамотно, но на эмоциях не всегда получается. Извините.
13:53
+1
Спасибо за неравнодушие.
Очень хороший рассказ, а на «мазки» мне плевать! bravorose
12:25 (отредактировано)
+2
А грамматические и орфографические ошибки (я не про этот рассказ) являются мазками, на которые вам плевать?
Грамматические ошибки режут глазики если их очень много, а пунктуация… blushсам часто грешу.
И если продолжить Вашу аналогию с картиной — все зависит от расстояния с которого Вы на нее смотрите, но расстояние Вы сами определяете pardon
13:50
+1
Спасибо.
Загрузка...
Оскарбин-Ка Эльрау