ГЕРОЙ ПЯТИ МИРОВ. ОКЕАН

Автор:
Alterlimbus
ГЕРОЙ ПЯТИ МИРОВ. ОКЕАН
Аннотация:
Эла Дирк родился в мире Кья. Когда после десятилетней экспедиции он вернулся, его сделали изгоем, а труды уничтожили. Теперь он и его родители умрут в болезнях и нищете.
Проводник между мирами даёт Дирку последний шанс - добыть Сердце Пяти Миров, вернуться в свой мир и начать новую жизнь.
Океан. Его глубины скрывают монстров и жестокую расу, уничтожающую людей. Но главное – живые растения-острова, оберегающие и служащие человеческой расе Океана.
Если твой остров силён, ты покоришь стихии!
Текст:

ГЕРОЙ ПЯТИ МИРОВ

Том 1

ОКЕАН

Океанские волны разбивают мужество,

Песок заметает следы отчаянных,

Огонь земли – это гибель безрассудным,

Лёд – жестокая награда храбрецов,

Неведомое затягивает в бездны.

Гучжэн смолкает и гуцинь безмолвствует,

В сердцах героев былых времён

Отзвуки прошлого тревожат молодость

Их потомков…

Глава 1. Падение в ночной океан

Ветер. Холодный ветер. Ветер, сдувающий кровь с лица. Камень в руке.

- Умри! Умри! Умри! – Эла Дирк снова и снова бил камнем, зажатым в кулаке, по огромному валуну, перед которым стоял на коленях. Его лицо также было разбито в кровь от того, что несколькими минутами ранее он в порыве отчаяния наотмашь вломился им в булыжник.

Вдруг он положил левую руку на холодную зернистую поверхность, и начал лупить по ней камнем.

- Всё потерял! Никчёмный сын! Никчёмный ботаник! Никчёмный мужчина! Не мужчина! Мразь!

Он остановился и зарыдал, прижимая к груди изувеченную руку.

Холодный ветер задул сильнее. Эла услышал позади шаги, словно кто-то тяжёлый шёл по хрустящему насту, хотя вокруг была лишь поздняя осень, и трава ещё устилала поле.

Позади стояла мощная фигура, с наброшенным на нечеловечески широкие плечи плащом. Во тьме капюшона горели янтарём глаза с вертикальным зрачком. Вокруг фигуры по поверхности земли на многие сотни метров расползался тёмный лёд.

- Эла Дирк! – голос незнакомца был одновременно схож с рыком льва и шипением гадюки.

- Кто ты? – Эла упёрся спиной в камень. Незнакомец возвышался над ним на две головы. Но не мощь и даже не драконьи глаза пугали Эла. Он, наконец, обратил внимание на руки пришельца. Зелёные, чешуйчатые, с короткими крепкими когтями. Явно нечеловеческие!

- Кто ты? – снова спросил Эла, судорожно сглатывая.

- Не важно, - рыкающим басом произнёс незнакомец. – Главное, что я знаю тебя, Эла Дирк, неудачник, вышвырнутый из Университета. Глупец, потративший лучшие годы на сбор никчёмных трав. Кому они теперь нужны?

- Никому, - горько прошептал Эла, чувствуя, как его отчаяние заглушает страх перед существом из тёмных легенд.

- Где они теперь? – продолжил незнакомец.

- Сожжены…

- Где награды, обещанные тебе?

- Отобраны.

- Где твои родители?

Эла горестно опустил голову.

- Отец тяжело болен, мать живёт при нём впроголодь…

- Нужен ли ты хоть одной женщине, как муж: неудачник, глупец, нищий, не умеющий ничего в жизни, опозоренный перед всеми, заклеймённый и приговорённый лишь к нищете?

Эла молчал. Сказать ему было нечего. Вернее, он мог бы ответить да, но стыд не давал вымолвить это простенькое слово.

- Никто, пустое место, - подвёл итог незнакомец.

Эла подавленно молчал.

- Да ещё и руку сломал, - вдруг хохотнул незнакомец.

Этот хохот был как удар обухом по темечку. Снедаемый страхом и горечью, Эла вдруг словно очнулся ото сна и уставился на пришельца.

- Что? – непонимающе просипел он. – В каком смысле руку сломал?..

- Руку зачем сломал, идиот? Ладно, в общем, есть вариант. Могу помочь с родителями, деньгами и даже с твоей кислой физиономией.

- Ты… проводник из другого мира? – робко спросил Эла.

- Ну, вроде того.

- Я слышал про вас. Но я думал… Говорили, что умерев в этом мире, душа человека может получить шанс на перерождение в другом.

- Жалко мне тебя, ботаник непутёвый. Поэтому у тебя будет бонус: в этом мире умирать не нужно. Перенесёшься таким, как есть - живёхоньким. Но если умрёшь в том мире – то всё. От тебя требуется добыть Сердце Пяти Миров.

- Сердце пяти миров, - повторил Эла как на уроке.

- Да. Когда оно будет в твоей руке, я верну тебя обратно, сюда, к этому камню. Твои родители будут здоровы, я даже верну им молодость, у тебя будет достаток, здоровое тело и лицо не столь идиотского вида. Король да и все в этой стране волшебным образом забудут про твои хммм оплошности. Будешь жить долго, спокойно и счастливо.

- Погоди, - спохватился Эла. – А если поиски этого сердца пяти миров затянутся? На годы или даже дольше.

- Здесь пройдёт ровно один час – ищи хоть тысячу лет. Ну как, даёшь своё слово?

Эла молча посмотрел на город вдали. Где-то там, у крепостной стены, в жалкой лачуге жили его отец и мать, воспитавшие его, отдавшие последние деньги на обучение. Ждавшие его помощи.

- Никчёмный сын… - пробормотал Эла.

- Хорошо, даю слово: я отправлюсь на поиски Сердца Пяти Миров!

Незнакомец кивнул и воздел когтистые руки. В последний миг Эла успел заметить, как тусклый осенний солнечный луч упал сквозь прореху в тучах на тьму капюшона и высветил вытянутую драконью морду.

- Портал! – взревел звероящер, и Эла подняло в воздух и затянуло в водоворот.

Он оказался во тьме, но тьма была неоднородной. Он падал, и над ним тьма была абсолютной, но затем Эла извернулся лицом вниз и увидел синюю тьму.

Он падал в огромный ночной океан. Весь мир от горизонта до горизонта был океаном. Он летел к нему, словно желая обнять и раствориться в пенных волнах. Он чувствовал неимоверные, непредставимые разумом глубины вод. Он падал.

Затем вдруг холодный воздух резко потеплел, наполнился запахом йода, криками потревоженных птиц.

Резкий удар.

Эла Дирк забарахтался, пытаясь выплыть к поверхности. Какие-то жгуты мешали ему, но несколько толчков – и он ощутил по колыханию воды на лице, что почти у цели. Он толкнулся ногами и руками и судорожно выплыл на поверхность, хрипло дыша.

Впрочем, он чувствовал слабость и начал понимать, что, хотя вода была довольно тёплой, долго он не продержится. Левая сломанная рука ужасно болела и саднила.

- Помогите! – слабо крикнул Эла Дирк. В темноте ночи он слабо различал очертания какого-то малюсенького островка или скорее плота из толстых прутьев. Кажется, на нём кто-то был.

Эла Дирк забарахтался, пытаясь отцепить водоросли и подплыть к островку. Вдруг оттуда протянулись руки и потащили его вверх. Он зацепился за край островка, похожий на большое гнездо, и начал подтягиваться. Наконец, он выбрался, и, растянувшись, тяжело задышал, глядя в тёмное ночное небо.

Где бы он ни оказался, чистый воздух наполнял его лёгкие, одежда намокла от воды, и тело чувствовало себя всё так же. Если не считать падения из иномирового портала, он не чувствовал разницы.

Глава 2. Бесполезный

Эла Дирк с трудом привстал и огляделся. Он пролежал довольно долго, приходя в себя. Заря начинала пробиваться над горизонтом. Вокруг, сколько хватало глаз, стелился океан. Без конца и края – только океан.

Он сидел на чём-то, напоминающем плавучее гнездо, округлой формы около пяти метров в диаметре. Рядом примостились древние старик и старуха. Их лица густо покрывали лучевидные морщины и коричневый загар. Но, в общем, они выглядели, как люди – такие же, как сам Эла. Из одежды на них были только подобия штанов и жилеток, сплетённых из грубых бурых стеблей неизвестного растения. На непокрытых головах осталось совсем немного волос.

- Привет! – слабо произнёс Эла Дирк.

- Он в порядке, - утвердительно сказал старик, словно они спорили со старухой до этого. – Зря ты волновалась, Ма Шань.

- Меня зовут Эла Дирк, - представился их гость. Он начинал мучительно соображать, что ещё сказать. Он всё никак не мог полностью очнуться от полёта сквозь портал. Возможность, которая ему представилась, была слишком необъятна, чтобы сознание мгновенно обработало её.

- Айван Хо, можешь звать дед Хо, - ответил старик. – А это моя жена Ма Шань. Зови тоже бабушка Ма.

- Господин Хо, Госпожа Ма, - уважительно произнёс Эла Дирк, пытаясь встать и поклониться, но вместо этого островок качнулся, и он шлёпнулся на пятую точку.

- Ха-ха, - заскрипел старик. – Это Ди Кро тебя приветствует, не волнуйся.

- Ди Кро, - старик похлопал рукой по переплетению толстых веток под собой.

«Остров», - с удивлением понял Эла Дирк.

Он огляделся, и его сердце начало биться быстрее от крайней степени удивления и восхищения. Вокруг до самого горизонта поверхность воды устилали плавучие острова. Практически все они были такого же размера, что и Ди Кро. Казалось, что острова набросаны хаотично, однако вокруг каждого было определённое пустое водное пространство где-то десять на десять метров, словно отдельный участок, в центре которого и плавал островок.

На каждом сидело по одному или несколько человек, но не больше пяти-шести, как прикинул Эла Дирк.

«Я попал в море или океан, где существует огромная колония людей на островах», - подумал Эла Дирк. Он уже собирался что-то сказать дальше, но тут вспышка нежданной мысли заставила его оцепенеть.

Остров, приветствующий его! Имеющий своё имя!

- Господин Хо! – дрожащим голосом начал мужчина. – Скажите, эти острова… живые?!

- Именно так! – рассмеялся старик.

Эла провёл ладонями по сплетённым узлам из веток под собой. Это было пугающе и невероятно! Только теперь он начал немного осознавать, что значит оказаться в новом мире, даже если с виду он и казался похожим на его собственный. Здесь таилась бездна загадок!

- Откуда же ты взялся, Эла Дирк, упавший с неба? – заинтересованно спросил Айван Хо.

- Да лучше и не скажешь – свалился с неба, - выдавил улыбку Эла. – Я из другого мира. Появляются ли у вас такие люди?

- Я слышал когда-то, что самые могучие культиваторы могли путешествовать между мирами. Неужели ты из таких? – с сомнением спросил старик.

- Сильно вряд ли! – вымученно рассмеялся Эла. – Я – всего лишь неудачник, ничтожество. Скорее, тот, кто меня сюда послал – вот он сильный колдун. Или… Как ты сказал? Культиватор?

- Так, - кивнул старик. – Так мы зовём любого, кто совершенствует свою силу. Так что за мир, откуда тебя прислали?

- Мы зовём наш мир Кья или Великая Кья. Это огромный шар, плывущий в густом эфире. Никто никогда не покидал пределов Кья, чтобы выяснить, что там, в его глубинах. Я живу в королевстве Илгодэн.

- У вас нет культиваторов? – вдруг перебил его Айван Хо.

- Ну… Пока я не до конца уяснил, что в вашем мире это такое. У нас есть маги, но они могут немногое. Делают целебные снадобья, приручают зверей, вызывают дожди.

- Насколько они сильны? – с интересом спросила Ма Шань. Несмотря на её старческий возраст, голос был удивительно свеж и мелодичен. – Они бессмертны? Могут разрушать горы? Высушивать моря? Летать в небе? Уничтожать армии?

- Не! – замахал руками Эла. – Я про такое никогда не слышал. Разве что левитация – то есть полёты. И то… Маг, конечно, может поставить защитную сферу, или кинуть огненный шар, молнию. Отколоть камень от скалы. Но чтоб гору разрушить… Нет, такого у нас даже в сказках про магов не рассказывают. Да и живут они примерно столько же, сколько и обычные люди.

- А ты? – спросил старик.

- Грустная история, - пробормотал Эла. – Я единственный сын в семье. Мать всю жизнь отбатрачила прачкой в приюте для странников. Отец – писарем в ратуше. Скопили денег и отправили меня учиться. Я окончил школу при храме Зелёного Листа – божества природы, которой поклонялись в Илгодэне. Затем поехал в столицу и поступил в университет. Работал там же при библиотеке. Мне с детства нравились…

Эла замолк и почувствовал, что никак не может выговорить это слово. Он посмотрел на искалеченную левую руку.

Идиот.

- … растения. Мне нравились растения, - наконец, выдохнул он через силу. – Я был лучшим студентом по этой части. Ха-ха! Говорили, что я гений трав… Я закончил университет с отличием и предложил ректору организовать экспедицию для сбора гербариев.

По завершении экспедиции мне была обещана огромная денежная награда, место при университете, даже кафедра, возможно. Даже… Ректор намекал на титул. Поход был благословлён главным жрецом Илгодэна. Жрецам это также было важно: многие растения появились задолго до прихода Зелёного Листа, как это ни странно звучит. Когда только творилась Кья. И им было важно узнать как можно больше обо всяких древних травах и деревьях: где они растут и можно ли их как-то по-особому использовать.

Часть денег выделил университет, остальные я взял у родителей. Их последние сбережения.

Экспедиция длилась десять лет. Я провёл их в местах, где не ступала нога не то, что человека – иногда даже дикого зверя. Ни на минуту не отрывался от работы. Жил, как дикарь. Собранные растения я отсылал с описанием в базовый лагерь. Я обошёл многие страны. Побывал в тех местах, которые не принадлежали ни одному монарху или королю из-за труднопроходимости.

Когда я вернулся, оказалось, что старый король умер, а его наследник отказался от прежней религии и присягнул другому божеству, воинственному и варварскому. Науки пришли в упадок. Тем более, ботаника – как символ божества Зелёного Листа.

Всё мои труды сожгли у меня на глазах. Я был объявлен еретиком и для очищения прилюдно избит и вывалян в помоях прямо на главной столичной площади. Теперь я мог быть лишь нищим попрошайкой – никто не взял бы меня даже на самую грязную работу. Вернувшись домой, я узнал, что отец тяжело болен, денег нет, и он с матерью, которая просит милостыню у городских ворот, живёт впроголодь. У меня не было ничего, чем бы я мог помочь родителям. Я подвёл их. Подвёл полностью.

Эла замолчал, опустив голову.

- Я убежал в поля и хотел искалечить себя. Но вдруг появился волшебник. Это был явно не человек. Но и не одно из чудовищ, о которых я читал, как я подумал вначале. Тело у него было явно человеческое или очень похожее, а голова как у ящера. Он предложил помощь в обмен на Сердце Пяти Миров.

- Слышали вы о таком, господин Хо? – Эла криво улыбнулся. – Хотя, конечно, если бы его было так легко получить, в чём была бы моя задача?!

- Сердце Пяти Миров… - задумчиво протянул старик.

Глава 3. Пять Миров

- Сердце Пяти Миров… Никогда не слышал, но всё что ты видишь, это и есть Пять Миров.

Эла непонимающе огляделся. Но тут его взгляд упёрся в небо, где в синей бездне, укрывшись облаками и тенями, парили огромные сферы. Казалось, они располагались хаотично, одни дальше, другие ближе, частично скрываясь за горизонтами и друг за другом.

- Пять Миров… - потрясённо прошептал Эла Дирк. Каждый столь же громадный – а возможно и намного больше – чем его родной мир, где он был ничтожнейшим из смертных в мелком незначительном королевстве.

- Океан, - торжественно обвёл руками вокруг себя старик Хо.

- Песок, - продолжил он, указывая на жёлтый диск у горизонта.

- Лава.

- Лёд.

- Миста.

Эла до рези в глазах всматривался в незнакомые миры. Лава была чёрной с огненными прожилками. Лёд аквамариновым с белёсыми разводами. Всё указывало на то, что миры полностью состоят из ландшафта стихий, давших им своё имя.

И только Миста казалась смешением, буйством красок и огней.

Вдруг Эла, поражённый догадкой, судорожно сглотнул, протягивая руку к старику:

- Погоди-ка! Дедушка Хо! Океан… Ты имеешь ввиду, что… Нет ни клочка суши?

Старик молча и, казалось, устало кивнул. Эла сел и обхватил колени руками. Сердце его билось часто и как-то с перебоями. Он сидел на утлой охапке веток – и весь мир вокруг был океаном!

- Куда это я попал, - нервно пробормотал Эла Дирк.

Он ещё долго трясся и глупо озирался по сторонам, пока солнце выползало в синее глубокое небо.

Островок шатнуло, Эла непроизвольно выставил покалеченную руку, пытаясь удержать равновесие, и острая боль пронзила её сквозь плечо и, казалось, до самого мозга. Это привело мужчину в чувство.

Он ощутил словно некий духовный стержень, что-то неуничтожимое и несгибаемое внутри себя, на что он мог опереться, что повело бы его дальше и дальше. Он подумал, что ради родителей не может сдаться и подвести их.

Только не в этот раз.

- Итак, острова, - сказал он сам себе.

Из его решимости постепенно родились некие фантазии и интерес естествоиспытателя, которые вели его целых десять лет к цели. Он вдруг почувствовал то, что упускал из виду, придавленный осознанием нового мира.

Он чувствовал остров под собой. Не просто как кучу веток. Он ЧУВСТВОВАЛ его. Словно бы проникал мысленным взором внутрь. Словно собственную руку, отмороженную или перетянутую жгутом. Когда она не чужеродна, и даже подчиняется тебе, но как-то не ощущается в полной мере.

Здесь крылась огромная загадка, которая сразу притянула к себе Эла. Он тут же решил расспросить старика подробнее, тем более что он пока просто сидел рядом и ничего особенного не делал.

- Дедушка Хо, - начал Эла, - прошу простить, что ещё займу ваше время… Вы понимаете, в какой ситуации я оказался. Могли бы вы ответить на мои вопросы про это место? За все те неудобства, что я вам доставляю, я отплачу, чем смогу.

- У тебя странные руки, - вдруг сказал старик. – В каких-то маленьких язвах, пятнах.

- А, - усмехнулся Эла Дирк. – За десять лет пришлось собственными руками собирать и изучать многие растения. У некоторых были ядовитые шипы или очень странная пыльца. Вот, многое не прошло до сих пор.

- Спрашивай, сынок, - вдруг мягко улыбнулся старик. – Не волнуйся за нас с Ма.

- Расскажите про острова! – тут же выпалил Эла.

- Да, острова… Хм, с чего же начать?..

Старик достал палочку, похожую на длинную толстую зубочистку, и, закинув в рот, стал задумчиво гонять между зубами, прикусывая и пожёвывая. От палочки распространился перечный аромат.

- Весь наш мир покрыт водой. Океан глубок. Даже не представляю насколько. Пять километров – считай это только мелкий шельф.

Люди рождаются и могут жить лишь на плавучих островах.

У каждого из нас в районе солнечного сплетения находится центр силы – Источник Дан. Пока ты не продвинулся по пути культивирования до определённого уровня, Источник Дан как бы спит. Но культиватор может зажечь его – и тогда появляется Искра Жизни – новый уровень Источника Дан.

Но, даже не зажёгши Искру Жизни, любой в нашем мире, достаточно познав Источник Дан, может вывести из него часть силы Дан. Она смешивается с водой – и Океан рождает новый остров. И призвавший получает связь с островом, даёт ему имя. Эту связь невозможно разорвать извне, без согласия человека.

Остров всегда служит призвавшему его. Выполняет его волю. Призвать остров можно только один раз в жизни.

Старик замолчал, словно подчёркивая важность своих слов. Потом продолжил, пожёвывая прутик:

- Острова для нас – это всё. Надёжный дом. Защитник. Кормилец. Океан отвергает любую сушу. Не признаёт её над собой. Океан – только океан. Мне приходилось видеть скопления водорослей на воде, и слышать истории о густых плавучих лесах, выросших на них. Но это всего лишь плавучие странники – не более. Какими бы огромными и прочными они не казались.

Внезапно старик умолк, подумал и внимательно посмотрел на Дирка.

- Мне грустно говорить такое кому-то вроде тебя, сынок, появившемуся из другого мира – и кто знает, сколько тысяч лиг пути между твоей родиной и моей, да и вообще можно ли пройти это расстояние ногами – мне ужастно грустно такое говорить, но: мой мир – это полный отстой…

Дирк почувствовал, как что-то внутри его солнечного сплетения оборвалось и закрутилось, словно он падал вниз в огромном вихре.

- Если у тебя нет великих дарований, силы, способностей – здесь остаётся только выживать, - закончил дед Хо.

- Но… - Дирк привстал и твёрдо ухватился за грубую ветку острова, - но я уверен: что-то такое у меня есть. При перерождении, я слышал, все получают…

Он осёкся и судорожно сжал кулак.

- Что? – дед Хо пытливо глянул на молодого человека, свалившегося с неба.

- Я не перерождался… - сипло выдавил Дирк. – Я не перерождался… Этот ящер – он послал меня таким, какой я был. Сказал, что делает это из жалости, чтобы меня убивать не пришлось. Или как-то так… Я тогда ещё обрадовался. Вот я идиот! – заорал Дирк. – Ничтожество! Неужели?! Опять?!

- Погоди! – постарался утешить его старик. – Может быть, у тебя что-то есть, особенное!

- Должно быть! – судорожно забормотал Дирк. – Во всех книгах, во всех легендах – всегда тем, кого подбирали Проводники, давали какие-то способности или силы, которые им потом помогали.

Глава 4. Полностью бесполезен!

- Я в детстве слышал много историй о потерянных людях, попавших в другие волшебные миры, - сбивчиво бормотал Дирк. – Так… Как же там было… Им как-то сразу сообщали, ну, не знаю, добрые феи. Они как-то понимали.

От напряжения шею и плечи у Дирка свело болезненной судорогой. Он не ощущал в себе абсолютно ничего нового по сравнению с тем, что было в его родном мире несколько часов назад. Только боль в разбитой руке чуть стихла.

«Спокойно, - приказал себе мысленно Дирк, - без паники. Ты сможешь. Ты обязан. Что-то должно быть. Надо просто перебрать возможные варианты. Сила есть. Успокойся. Здесь не война, ты сидишь на острове. Думай».

- Г-господин Хо, - запинаясь начал Дирк, - что насчёт той силы, которая вызывает острова?

- Хорошо, начнём с самого начала, - ответил старик. – Ты должен чувствовать свой Источник Дан – вот тут, в самом солнечном сплетении.

- Как мне это понять?

- Этот как… хм… вроде и орган, часть тела, а вроде и нет. Такое особое пространство, ты его чувствуешь, как особая полость, но если, например, тебе разрезать ножом в этом место, то там не будет ничего такого.

Дирк замолчал на несколько минут, пытаясь мысленно просканировать себя.

- Ничего, - тревожно сказал он, вминая пальцы руки себе под рёбра, словно это могло помочь, - ничего такого не чувствую.

- Даже самые маленькие дети уже могут ощущать Источник Дан и энергию в нём, - сказала бабушка Ма. – И это жизненно необходимо.

- Есть ли в вашем мире такие, кто не имеет Источника Дан от рождения? – сглатывая пересохшим горлом, спросил Дирк.

- Нет, - твёрдо ответил дед Хо. – Как и сказала Ма, развитие Источника Дан – это не просто навыки или умения, это залог самой жизни.

- Может быть, я просто не ощущаю, но он есть, - Дирк отчаянно не желал сдаваться. – Всё-таки, я не из вашего мира. Или у меня что-то другое, но похожее.

Он начал мысленно шарить по всему телу, пытаясь вообразить этот загадочный орган, пытаясь нащупать ту незнакомую силу, которая дарует в этом мире могущество. Но так и не ощутил ничего, кроме обычного пульса да тупой лопоты в покалеченной руке.

- Дедушка Хо, может быть, вы покажете, как это выглядит? Возможно, я что-то пойму!

Старик кивнул и перебрался к самому краю острова. Он вытянул руку, и вдруг поверхность моря прогнулась перед ней, как от удара твёрдой сферой размером с большую обеденную миску. В воздух поднялись брызки, послышался звонкий шлепок. Дирк тупо смотрел на это. Ранее в своей жизни он встречался с магами, но проявление их искусства было чем-то возвышенным и таинственным, а тут несомненная волшебная сила проявилась настолько обыденно, словно старик вдарил в воду не магией, а сухой палкой, подобранной в лесу.

- Ещё разочек, - взмолился Дирк. – И, может быть… ударьте в меня!

Дед Хо кивнул и поднёс свою древнюю сморщенную ладонь к предплечью парня. Дирк впился взглядом в воздух между ними, пытаясь ощутить это нечто.

Снова послышался шлепок, но тише, а на коже на мгновение появилась вмятина от удара, а затем покраснение. Дирк ощутил этот удар – явственный и непреложный. Его ударили чем-то тёплым, гладким и довольно твёрдым, но отчего-то он представлял себе кусок стекла или дерева, но не металла. Но объяснить себе это ощущение он никак не мог.

Но – что самое важное – больше Дирк не ощутил ничего. Эта силы была выше его понимания.

- Я не мог не получить ничего, - растерянно бормотал Дирк. – Ведь ему же нужно это сердце пяти миров. Поэтому…

- Дети! – вдруг осенило Дирка. – Как учат детей? Самых-самых маленьких.

- Объяснять про Источник Дан им не нужно: все его чувствуют, - подумав, сказал дед Хо. – Тренировки… Можно попробовать.

Дирк поднялся, стараясь пошире расставить ноги. Голова немного кружилась, но в общем он уже пришёл в себя после падения сквозь иномировой портал.

- Я буду показывать движения, а ты повторяй, - дед Хо усмехнулся краешком рта, но мгновенно снова посерьёзнел. Его руки и ноги быстро, но чётко и с задержкой в конечных позициях, начали изгибаться. Взмахи чередовались с приседами и наклонами. Это походило на странную гимнастику, но тут же прослеживалось в большей мере, что тот, кто выполнял весь цикл упражнений, словно совершал совершенно определённую работу: что-то брал, выталкивал, сбрасывал и перекладывал.

Дирк, сосредоточившись до того, что почти прокусил губу, повторял эти движения раз за разом. Старик остановился, когда заметил, что его странный ученик точно запомнил последовательность и правильную технику.

Прошёл час или около того. Дирк взмок от напряжения и концентрации, с которой отдавался этим упражнениям. Он мучительно и отчаянно хотел почувствовать ту непознаваемую силу, которой так важно было овладеть ему – и которой владел каждый в этих мирах, начиная с рождения.

Но время шло, а внутри он не чувствовал ничего, с чем мог бы сранить описанное стариком Хо.

Наконец, Дирк остановился и, вымученно улыбаясь, спросил:

- Дедушка, а сколько надо выполнять эти упражнения?

- Ну, часа-двух в день вполне достаточно. Для детей, я имею ввиду. Некоторые начинают в три года, некоторые в пять.

Губы у Дирка предательскизадрожали.

- А сколько надо дней, чтобы что-то проявилось?

- Год или два, у одарённых за три месяца бывает прорыв – так я слышал…

Ноги парня подкосились, и он со стоном рухнул на ветвистый пол. Три месяца! Это в лучшем случае… Эти старики необычайно добры – это он понял сразу. Даже в его мире нищий побирушка, вдруг постучавший в твои двери, не вызвал бы особой радости, а в таком жестоком мире тем более. И уж понятное дело его не будут терпеть в своём доме да ещё и кормить три месяца. А если год или два?!

Дирк обхватил голову руками. На глаза навернулись слёзы. Его просто выкинут в океан, или продадут в рабство, или местным вивисекторам для каких-нибудь опытов.

Дед Хо заметил его состояние и, казалось, понял его мысли.

- А что, Ма, - вдруг сказал он, - научим паренька рыбу ловить и нырять за устрицами и крабами? Да и вообще устал я что-то этих стариков каждое утро вокруг себя видеть! Молодой хоть шуткой повеселит да расскажет про свои страны: видал-то он много ведь.

- Конечно, старый, - улыбнулась сотнями морщинок бабушка Ма. – Я и сама хотела предложить, но ты меня опередил.

Дирк поднял взгляд и потрясённо посмотрел на стариков. Они это серьёзно?!

- Невозможно! – пробормотал он. Затем порывисто подбежал к старикам и бухнулся на колени, сделав несколько поклонов до земли.

- Господин Хо, госпожа Ма! – выпалил он. – Благодарю вас! Пожалуйства, научите меня вашему ремеслу! Я буду работать, сколько хватит моих сил, и я буду упорно тренироваться! Я полностью бесполезный кусок мусора, но благодаря вашей заботе, я верю, что смогу ещё стать человеком!

- Вот и хорошо, - сказал старик Хо, погладив лохматую голову Дирка своей заскорузлой сухой ладонью. – А теперь давай осмотрим твой новый дом!

Глава 5. На новом месте

Дирк встал и перевёл дыхание. В носу всё ещё пощипывало. Но теперь на душе полегчало после добрых слов стариков, он немного расслабил плечи и стал с интересом изучать остров.

- Зовут его Ди Кро, это ты уже знаешь, - улыбаясь, начал старик. – Он хороший остров. Наш помощник.

Из воды рядом появилась длинная, обросшия тиной лоза и немного помохала, затем опять скрылась в волнах.

- Это – место сна, постель, - старик указал на возвышение ближе к центру, устланное грубой зеленоватой тканью, на котором в изголовье лежали пара валиков, набитые чем-то для объёма. Над постелью был навес из тех же веток, что и весь остров, прикрывавший её с трёх сторон. Открытой оставалась четвёртая, обращённая к центру.

Навес создавал довольно плотную тень за счёт листьев, глянцевых и широких, как у фикусов или смоковниц, расших очень густо, пучками и развёрнутых именно плоской частью, чтобы создавать максимальное прикрытие. Кроме того, листья заходили друг за друга на манер рыбьей чешуи, что ещё более усиливало защиту.

Перед навесом из тех же веток с листьями был создан круг около метра в диаметре и полуметра в высоту, заполненный мелким белым песком.

- Здесь мы готовим еду, - пояснил дед Хо. – Ди Кро создаёт снижу жар, прогревает песок, а мы запекаем рыбу и мидии, или коптим. Песок просеиваем и меняем по мере надобности. Ди Кро может зачёрпывать понемногу со дна.

Старик сказал эти слова с ноткой гордости. Похоже, так могли далеко не все острова.

- Здесь, наверное, самое мелкое место в нашей империи, но всё-таки не менее тридцати метров, а острова, не достигшие ранга Ди, не способны отращивать столь длинные лозы и щупала. Но Ди Кро может!

Далее старик указал на прикрытый импровизированной крышкой из веток с листьями погребок:

- Опреснитель. Ди Кро засасывает сюда через фильтры и тонкие мембраны океанскую воду. Рядом есть небольшой отдел для хранения продуктов – там он поддерживает холод. Большая часть островов делает плиту и погреб раздельно, однако Ди Кро знает, как разделять энергию на две части - на жару и холод. Это экономит его силы.

- А там, - он указал на небольшое возвышение напротив, похожее на стульчак, чуть прикрытое сверху ветвями, - отхожее место. И помойка, одновременно. Обычные отходы мой мальчик перерабатывает влёт. Умница.

По воде пошли пузырьки, и парочка щупал выпросталась из воды и принялась танцевать.

- Радуется! – улыбнулся старик. – Там же, где перерабатывательная камера, есть и фильтр ила, его видно только с воды. Он, конечно, небольшой, но некоторые и этого лишены. Так Ди Кро добывает пищу для себя.

Глубоко внутри, у самого киля, заложена питательная камера, куда всё это собирается, разлагается на отдельные элементы, ну а дальше либо идёт в рост ветвей, либо в энергию. Честно сказать, знать-то я про это знаю, но своими глазами не видел. Да и как это увидешь? Разве что в бою, когда остров разбит практически пополам.

Вообще-то, он крепкий, ты не думай. Даже ветки щупал изгибаются, но и металлом прорубить их ой как трудно, а уж остов острова – только сильной магией.

- Ну, вот, - продолжил дед, - почти и всё. Ещё важное – якоря, сетки и удилища, щупала и клешни, и ковши с крюками. Это вся с боков и внизу, под водой. Для ловли рыбы, раков и планктона. Ну, и вот, если песка, например, зачерпнуть, или мидий, или угря – если повезёт.

В самом центре было нечто вроде плетёнки-шахматки из очень толстых ветвей размером метр на метр. Дед заметил взгляд Дирка.

- А! – поднял он палец вверх. – Тут самый Ди Кро и есть! Там, внутри, в самой глубине есть как бы скопление прозрачных шаров. Из чего они – я ни знаю, и думаю, никто не знает! Разве что сам Хаос! Крепости те шары необычайной – крепче алмаза, крепче разных магических кристаллов. А внутри они пустые, и в них – тоже, отчего не заню – огромная подъёмная сила. Они-то и держат Ди Кро и нас на плаву. И ещё можно навалить песку целую гору метров на двадцать-тридцать – и всё равно будут держать.

А в самой глубине этиго скопления щарок находится что-то. Не знаю, как описать. Сердцевина, понимаешь?! Можно назвать это мозгом, но вряд ли это выглядит как наш человеческий мозг. Но как-то вот так. И из него сквозь шары тянутся толстенные ветки, а уж они дальше разделяются на ветки поменьше и так далее. По веткам перекачиваются питательные вещества, а также поступают приказы к органам.

Хотя снаружи нам кажется, что острова похожи на плавучие лепёшки, но это не так. Под водой столько же по объёму, а иногда и намного больше. Остров больше похож на половинку колобка или дольку ореховой скорлупки. У него есть носы - небольшие сплюстнутости с севера и юга, чтобы легче плыть и чтобы не приходилось бы разворачиваться на сто восемьдесят градусов при смене курса.

Ещё имеется киль – такое утолщение понизу от одного носа до другого. Это для устойчивости и более быстрого хода. Говорят, с прорывом в культивировании, острова развивают киль во что-то более совершенное – но сам я такого не видал.

- Я уже попросил Ди Кро вырастить для тебя лежанку и хотя бы небольшой навес рядом с нашим, - продолжил обстоятельно старик. – К завтрашнему вечеру всё будет готово. Кстати, под лежанками тоже тепло, так что, хоть ночи бывают холодными, но не волнуйся – не замёрзнешь. Потом сделаем тебе жилетку и штаны поплотнее. Твои-то из красивой ткани, спору нет, но, боюсь, быстро порвутся. Даже наши изнашиваются за несколько месяцев. Ди Кро растит специальные плоские и тонкие ветки, я их срезаю и Ма плетёт одежду, циновки и прочее что потребуется.

Дирк с благодарностью поклонился. В его душе всё больше росло тёплое чувство к двум старикам, которые буквально спасли его, приняли, как родного. Его, совершенно незнакомого человека, даже не их сородича, даже не из их мира. От этих размышлений его желание отплатить им добром разгоралось, как лесной пожар под напором сильного степного ветра.

Меж тем дед Хо продолжал обучать его нехитрым премудростям жизни на живом острове посреди безбрежного океана.

- Воду из опреснителя черпай прям руками, она фильтруется постоянно. Не волнуйся, уж за этим острова следят очень тщательно, так что даже посреди облака яда смогут набрать питьевой воды.

Крупные кости откладывай вот сюда: может на что и сгодятся. Если от немагических рыб, то Ди Кро умеет их приращивать к своим щупалам.

Пока не окреп, как устанешь – иди в тень, отлежись.

- А есть у вас огонь, свет? – вдруг спросил Дирк.

- Огонь мы знаем, как добыть, есть несколько способов даже для таких бедняков, как мы, - ответил дед Хо. – Но только нужен особый очаг, чтобы самому Ди Кро не нанести вреда – каменный. Но он нам не по нашему достатку. Достигнув Ди ранга, остров может и сам вырастить такой. Но главное – нужно топливо для огня. Большие острова могут вырабатывать жир, масло или даже ценные породы древесины – но то в городах…

А вот что касается света, то у нас есть плетёнка со светящимися жуками. Ди Кро их подпитывает и хранит у себя в тайнике. Но мы почти никогда её не достаём.

- Почему? – оторопело спросил Дирк.

- Понимаешь… Даже среди такой бедноты не у всех острова одинаковы. Ди Кро умеет разводить таких жуков, а многие другие – нет. Если увидят ночью свет – будут завидовать. Могут и напакостить, а может и чего похуже. Ладно, ты поешь пока. Потом отдохни как следует, а завтра с утречка преступим к обучению.

Дирк согласно кивнул и взял печёную рыбу. Отчего-то она показалась ему невероятно вкусной. Он бы съел её вместе с чешуёй и костями, если бы только смог. Рыба была внушительной, размером с его предплечье, но парень умял её буквально в считанные минуты. А затем почувствовал невероятную истому во всём теле.

Это была реакция, его отпустило - даже не столько после падения через иномировой портал, а сколько после событий последних дней, когда он считал свою жизнь практически конченой. Он не видел выхода из тупика, и вснезапно перед ним воссиял свет. Невидимый, но он освещал его путь и согревал.

Так он и лежал в тени навеса в некотором забытьи, глядя на волны и убаюкиваемый легчайшим покачиванием острова. Так прошёл день, и на Океан опустилась ночь. Небо загорелось странными далёкими скоплениями звёзд и туманностей, а также, словно луны, сияли освещённые полусрезанные диски других далёких миров – Песка, Лавы и Льда. А Миста оставалась тёмной и таинственной, и даже свет светила падал на неё как-то слабо, будто рассеиваясь при приближении. Зато сквозь плотные тучи прорывался её собственный таинственный свет…

Конец ознакомительного фрагмента.

Уважаемые читатели, ссылка на готовый роман есть на заглавной странице моего личного сайта, указанного у меня в профиле

Другие работы автора:
+1
132
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации