Пираты Драконьих гор. История третья. Вне закона.

Пираты Драконьих гор. История третья. Вне закона.
Аннотация:
Осень 995 периода. Юго-восток ФНТ. У слушательницы Талинарского летного лицея Талисы Каноды наконец-то появились друзья. И в тот момент, когда жизнь и учеба в чужом городе обрели радостные краски, судьба решила жестоко над ней посмеяться. Соединятся ли пути всех героев первых трех историй "Пиратов Драконьих гор"? И при каких обстоятельствах? Завершающая история первой книги.
Текст:

Глава 1. Я – Талиса Канода.

05.01.О.995

Город Талинар, Независимая Территория Арлидон, ФНТ.


Я устроилась в тенистой рощице на берегу речки Талинарки. Прохладный ветерок напоминал, что уже началась осень. Но Сол все еще вовсю жарил, и укрыться от него в теньке было приятно.

Я, как всегда взяла с собой книжку, но сегодня как-то не читалось. Поэтому я просто так сидела, опершись спиной о ствол дерева, и думала о всяком разном. Я очень люблю вот так проводить время. Когда уроки все сделаны, а до темноты еще куча времени и можно где-нибудь посидеть, почитать хорошую книгу или просто так подумать ни о чем. Это стало моим спасением прошлым летом.

Вы не представляете, как это страшно, грустно и тяжело четырнадцатисезонной домашней девочке оказаться в чужом городе за триста лиг от своего родного Баладора!

Поступать я приехала вместе с папой. Он решил все формальности, заполнил за меня документы. Потом прождал полдня, пока я сдавала вступительный экзамен, и вместе со мной волновался, ожидая результата. А, когда вывесили списки поступивших, схватил меня в охапку и закружил прямо на глазах у оторопевших от этого абитуриентов. Потом он передал плату Семьи за первый курс и устроил меня в общежитие. Вечером мы сходили в местный ресторанчик и отпраздновали начало моей самостоятельной жизни. Папа оставил немножко денег и уехал домой вечерним дилижансом. Он ведь и так с трудом и скандалом вырвал себе отпуск, чтобы съездить со мной.

А я осталась в совершенно чужом городе, в Летном Лицее, о котором так сильно мечтала и который теперь так сильно меня пугал.

Мне просто необходимо было найти что-нибудь устойчивое, то, что поддерживало бы меня.

И я открыла для себя удовольствие от таких вот посиделок с книжками. Я нашла множество укромных уголков в окрестностях лицея. Да и в самом лицее тоже. Например, на чердаке старого корпуса – там было чуточку страшно, сумрачно и пыльно. Но я очистила пятачок возле окошка в крыше, притащила ветхий старый матрац и свила гнездышко на случай непогоды. Это так здорово, когда идет летний ливень, а ты сидишь, укутавшись в одеяло, и при свете масляной лампы читаешь что-нибудь про путешествия или воздушных пиратов.

Хотя для большинства девочек из моего класса такое, наверное, странно и дико.

Я так ни с кем и не подружилась. Догадываюсь, что меня считают занудой и зубрилкой. Но я же не виновата, что учеба так легко мне дается! Особенно точные науки. С детства я очень хорошо считаю в уме, а задачки по физике или навигации как-то сами складываются в голове. Иногда я ловлю себя на том, что знаю ответ, только-только прочитав условия, а потом приходится долго подгонять под него решение. Хотя, наверное, дело не только в учебе. Я и в самом деле очень стеснительная и даже робкая. Понимаю, что это неправильно и завидую веселым и открытым девчонкам, но ничего не могу с собой поделать. Для меня первой подойти и заговорить, или попросить в чем-нибудь помочь так же трудно и невозможно, как саму себя за ухо укусить. А проявлять инициативу и налаживать со мной отношения никто не стал. Вернее, сначала пару раз пробовали, но я так робела, что меня оставили в покое.

Вообще, я чувствую себя здесь совершенно чужой. Кроме меня, конечно, еще есть ребята и девочки из других городов. Талинарский Летный Лицей – очень известное учебное заведение. Единственный лицей в Арлидоне, который готовит командный состав для торгового флота. И, кстати, единственный Летный Лицей во всей ФНТ, куда берут на учебу девушек. Это только у нас в Независимой Территории Арлидон женщины имеют почти такие же права, что и мужчины. Традиции еще из тех времен, когда мы были западной провинцией Великого Арлидара. И эти обычаи даже девять периодов, что мы были под властью Клана Балло Эндо, не смогли изменить.

Ой! Я говорю: «мы, арлидонцы»! Смешно, правда? Ведь я сама – пиккури, из Великой Семьи Потонти, которая входит в тот самый Клан Балло Эндо. Это, и мое сдвоенное пиккурийское имя – Талиса Канода, тоже здорово от меня всех отталкивают. В нашем классе еще только один мальчик из пиккури, все остальные – арлидонцы, то есть - те же арлидарцы. И к ФНТшникам относятся не очень хорошо. Как-никак, мы их пятьдесят два периода назад завоевали, оторвали от Арлидара, оккупировали. Ну да, потом, когда Клан Балло Эндо был задавлен соседями, мы потеряли контроль над завоеванной территорией и местные устроили тихое восстание – просто вытеснили из управления ФНТшников. Опять сделали государственным языком арлидарский, вернули старые законы и обычаи. Только с самим Арлидаром объединяться не стали. Тогда бы их опять задавили ФНТшные кланы. Так и образовалась двадцать третья Независимая Территория – Арлидон. Сами понимаете, особой любви к ФНТ здесь не испытывают. А после того, как прошлым летом был аннексирован Арлидар, антипатия усилилась, и особенно сильно она выросла в последние два месяца, когда в горах Граничного полуострова поднялось восстание.

А я, как видите, все время путаюсь, то говорю «мы», то «они». Чего уж тут, если я и думаю сейчас на арлидонском! Дома-то мы общаемся обычно на пиккано – государственном языке Федерации Независимых Территорий, но и в школе, и с подружками я всегда разговаривала на арлидонском, вот и привыкла.

Вот. Так о чем это я? А, ну да, о том, что ко мне в классе относятся как к чужой. Нет, никто не задирает и не пристает. Наоборот, иногда просят помочь решить задачки или списать. Но не часто. Я никогда не отказываю, но, наверное, это трудно и неинтересно просить о чем-то такую вот замкнутую девочку, лучше у друзей-подружек ответы поискать. Так что меня просто не замечают. Я тихой мышкой сижу в дальнем уголке класса, прилежно учусь, на большой перемене в одиночестве ем принесенную с собой еду. И наблюдаю со стороны за школьной жизнью. Если честно, немножко завидно смотреть, как одноклассники собираются в дружные группки, что-то обсуждают, шутят, ругаются и опять мирятся, как парни и девушки заводят отношения и старательно пытаются это скрывать. Но я, наверное, не стала бы своей, даже если бы этот лицей был в моем родном городе. У меня ведь и в школе особых подружек не было, так, несколько приятельниц. Только во дворе были друзья, и то, постепенно мы отдалились друг от друга.

Вот такая жизнь у меня была все это лето. Она изменилась в начале одиннадцатого месяца.

Я и думать не могла, что выпускные экзамены за первый курс перевернут мою судьбу. Ну да, я сдала их очень хорошо. Все предметы, кроме физкультуры и трудов на семь баллов. А тест по профильному предмету – навигации я написала на 49 из 49. В этом ни в моем классе, ни в параллельном, ко мне и близко никто не приблизился. Я была очень собой довольна. Конечно, пока что это лишь основы навигации. Еще весь следующий курс у нас будет общее образование по всем специальностям и лишь на третьем и четвертом нас разделят на группы по профилю. Но все равно было очень приятно.

И домой я уехала в замечательном настроении. Дилижанс от Талинара до Баладора ехал трое суток, и с каждым днем во мне росла радость. Каникулы! Снова дома! Встречусь с родными и подружками! И – Океан!

Я по нему тоже очень соскучилась. Талинар расположен вдали от побережья. А я так люблю наш приморский городок! Особенно летом. В прошлом периоде весной мне исполнилось десять сезонов, и я наконец-то научилась хорошо плавать. И все лето, чуть ли не каждый день бегала на пляж. А потом долгие осень, зиму и большую часть весны мечтала о купанье в Океане. Но ничего не получилось. Всего несколько раз сходила на пляж в самом конце весны. Но Океан был еще прохладным. Зимнее круговое течение с запада, от полярной шапки, сильно остужает воду. И обычно она достаточно прогревается только ко второму летнему месяцу. Но в это время я уже была в Лицее.

Поэтому, приехав на каникулы, я на следующий же день пошла на пляж.

И жутко застеснялась.

В Талинаре я почти не загорала. Купалась в местной речке редко, и старалась выбирать укромные лесные местечки, укрытые от Сола. Да и занятия у нас оканчиваются уже после обеда, плюс домашнее задание, которое я всегда прилежно делаю. Так что до речки я добиралась уже ближе к вечеру.

А вот днем под белые лучи Сола время от времени попадала. И теперь, оставшись в купальнике, я страшно застеснялась – ноги ниже коленей, руки и лицо с шеей у меня загорели нормально, а вот все остальное тело было белехоньким! Мне просто ужас как захотелось натянуть коротенькую купальную юбочку до коленок, а топик до живота. Жалко они не могут так растягиваться. Мне казалось, что все на меня смотрят. И покраснев так, что ушам стало горячо, я стремглав бросилась в волны. И долго там приходила в себя. Но Океан – это чудо, он лечит любые переживания. И, хорошенько наплававшись, я выбралась на мелкую гальку пляжа и в изнеможении на нее бухнулась. Так я провела целый день.

Вот ведь дура!

Я ведь сама смеялась над отдыхающими, что приезжают к нам летом из северных городов. Как они, дорвавшись до южного Сола, в первый день обгорают до вида ошпаренной макрели, а потом мучаются. Ага. Следующие два дня я пролежала с высокой температурой. Все тело жгло, было ужасно больно поворачиваться и даже укрываться легкой простыней. Мама мазала меня какими-то мазями, меняла на лбу холодный компресс. Папа, приходя с работы, устраивался невдалеке и читал мне вслух книжки, как это мы любили делать в детстве. Днем забегал двоюродный брат Карано Даро и рассказывал разные интересные истории. В общем, все меня дурочку жалели и обихаживали.

И, что вы думаете? Правильно, на третий день я опять пошла на море. Правда в этот раз, наученная горьким опытом, я упросила Карано и мы с ним отправились на вечернее купанье. Мы до ночи плавали и валялись на пляжу, болтая о всяком. У меня такой замечательный брат! Он на сезон меня старше. Сейчас на третьем курсе морского Лицея – будет судовым механиком. Он веселый и открытый. И всегда очень заботливо ко мне относился. Вот бы встретить парня похожего на него. Ой! Тихо-тихо – тут даже намеков на мысли быть не должно. Даже капельку подумать о своем двоюродном брате, как о парне – недопустимо. По законам связь даже между троюродными родственниками – тяжелейшее преступление и карается лишением всех прав – то есть скорой смертью или рабством. Считается, что выходить замуж за родственников до седьмого колена не хорошо. Каждый ФНТшник прекрасно знает свою генеалогию и Семьи, когда договариваются о свадьбе, тщательно сверяют генеалогические древа супругов, чтобы в них не было пересечений. И, найдя их, могут даже отменить свадьбу. Такие уж законы.

А жалко, Карано…

Ну, может быть, правда, повстречаю когда-нибудь похожего на него юношу? Вот бы в Лицее… Но кто же будет со мной, такой боязливой, знакомиться? То есть, нет, пытаются знакомится иногда. Я потому Карано и упросила составить мне компанию, что опасалась, как бы кто-нибудь не начал ко мне приставать. Потому что я, честно говоря, очень боюсь этого. Как-то не по себе становится, и замирает все внутри.

Ох, ладно, лучше об этом и не думать, слишком смутительно.

Вот так и начались мои каникулы. Они очень быстро промелькнули, оставив в памяти калейдоскоп приятных и радостных воспоминаний.

Но, все хорошее когда-нибудь кончается. И двадцать шестого числа последнего двенадцатого месяца лета я села в дилижанс до Талинара. Настроение было паршивое. Прощаясь с родителями и братом, я разрыдалась. Меня утешали, но как-то скованно. И правильно, как тут утешать? Все равно я не откажусь от своей мечты о небе, все равно уеду и вернусь лишь на следующие каникулы в самом конце осени. Да и то ненадолго – после второго курса нас ждут две декады практики на воздушном корабле. И будет почти что зима. Неприветливый серый океан, дожди и штормы. А Следующие лето… Мне тогда уже исполнится восемнадцать. Я закончу Лицей, и, наверное, получу должность помощника навигатора на каком-нибудь корабле. Что тогда будет, как? В любом случае эти каникулы больше никогда не повторятся.

Эти хмурые мысли перекатывались у меня в голове всю дорогу. Приехав, я поселилась в своей комнатке, где кроме меня жили еще три девочки, с которыми я так и не подружилась. И в первый день осени на занятия я пришла грустная. Все кругом радовались встрече после каникул, поздравляли друг друга с Осенним праздником, а я сидела в своем уголке и печально на это смотрела.

На перемене, после первого урока я скрестила перед собой руки и улеглась на них лицом. Закрыла глаза.

- Талиса Канода? Да вон она на парте развалилась, – услышала я насмешливый голос одной из своих одноклассниц.

- Благодарю, - ответил ей тонкий, но какой-то звучный девичий голос.

В моем направлении процокали каблучки. Я подняла голову и снизу вверх уставилась на невысокую стройную девочку моего возраста, с видимым интересом разглядывающую меня. Она носила обычную лицейскую форму – тупоносые туфли, белые чулки, бордовую юбку и курточку, наброшенную на светло-салатную блузку. Но, почему-то было ощущение, что она одета в изысканный наряд. Какое-то врожденное умение подавать себя… Впрочем, это относилось и к внешности. У нее были темно-темно-серые прямые волосы, увязанные в два хвостика по бокам, немного треугольное лицо с узким четким подбородком, небольшим тонкогубым ртом, немного остреньким вздернутым носиком и большими карими глазами под почти черными, резко очерченными бровями. Казалось бы – ничего особенного, но девушка была ослепительно красивой!

Я несколько раз видела ее. Она училась в соседнем классе и была там, похоже, весьма популярной личностью. Вот только имени не помню.

- Ты, Талиса Канода? – не то спросила, не то утвердила она все тем же резковатым голосом.

- Да, - отозвалась я.

- Чиируна из семьи Арно, - представилась она. – Мне надо с тобой поговорить. После уроков возле старого корпуса.

- А? Да… Хорошо, - я так растерялась.

Девочка кивнула и стремительной походкой вышла из класса провожаемая взглядами моих одноклассников. А я еще долго смотрела на закрытую дверь, пытаясь понять: «что это было?».

В этот день моя судьба совершила крутой разворот и встала на новый курс.


Глава 2. Корабли Федерации.

07.01.О.995

Лодан-Хор – столица ФНТ.

- Я слушаю вас, Сиено Калоди, - Алон Бэлла, все так же развалясь в кресле благосклонно кивнул вытянувшемуся перед ним в струнку средних лет чиновнику.

- Господин советник, я подготовил доклад воздухоплавательного отдела возглавляемой вами Службы коммерческой безопасности.

- Хорошо, Сиено, положите бумаги на стол. И расскажите кратко, в тезисах, о чем он.

- Да, господин советник, - начальник воздухоплавательного отдела сделал три шага вперед, положил на край обширного совершенно пустого стола перевязанную тесемками голубую папку. Не оборачиваясь, отшагнул опять к середине кабинета.

Секунду помолчав, быстро облизнул тонкие губы и принялся излагать суть своего доклада:

- Первое. По мнению экспертов нашего отдела, пиратские корабли флотилии Далкина в большинстве своем могли быть построены на верфях Центра Мира. Или переоборудованы из торговых кораблей постройки Арлидара и того же Центра Мира. Однако, некоторые особенности конструкции, линии обвода корпусов гондол, материалы, использованные в обшивке баллонов, наводят на мысли о других источниках.

- Источник кораблей… - задумчиво перебил его Алон Бэлла. – Очень поэтично. Я полагаю, вы произвели анализ, откуда он течет?

- Да, господин советник! К сожалению, у нас очень мало информации о так называемых странах Востока. Но те сведения, которые удалось собрать через торговцев уважаемому главе отдела технической разведки Косиро Банини, указывают на то, что больше всего корабли пиратской флотилии похожи на суда, изготовляемые в городе Котелок и государстве Клинок. А флагманский корабль «Серебряный орел» очень напоминает малый рейдер Святой Белой Империи.

- Вот значит как, - Алон Бэлла пробарабанил пальцами по краю стола. – Я предполагал нечто подобное, потому и дал вам задание провести тщательный анализ. Насколько точны ваши выводы?

- К сожалению, господин советник, как я говорил, у нас очень мало информации о технике восточных государств. Сами знаете, торговые контакты с ними очень-очень редки. Но вскорости мы рассчитываем значительно пополнить сведения. В миссии Федерации по приглашению в Экспедицию есть люди, которые работают на возглавляемое вами ведомство, и мы с господином Косиро Банини потребовали от них максимально внимательно изучить воздушные суда Востока.

- Понятно. Как я помню, миссия должна возвратиться в середине следующего месяца?

- Да, господин советник.

- Тогда организуйте дополнительные исследования и доложите мне уточненные результаты. Что по второму вопросу?

- Смею вам сообщить, что все идет по плану. Оба судна были заложены на верфи Кра-Нитона как резервные корабли Экспедиции. В настоящее время их постройка завершается. Вероятнее всего корабли поднимутся в воздух к концу следующего месяца. Как было запланировано, они окажутся не нужны для Экспедиции, и их уступят для нужд нашей службы.

- Хорошо, Сиено. Я надеюсь, вы, совместно с отделом дальней разведки, уже готовите команды и все необходимое для полетов?

- Конечно, господин советник!

«А я уже подготовил тех, ради кого корабли строились, - подумал Алон Белла. – Настолько, насколько вообще возможно подготовить агентов для внедрения в совершенно чужие страны, о которых так мало известно. Правда, в настоящее время один из этих людей задействован в операции. Но, надо же проверить, на что он способен, перед тем как отпустить его в такой далекий и долгий одиночный полет».

Как же жалко, что вести эту игру предстоит не ему! Да, Экспедиция – это очень важно и невероятно интересно, но сейчас он бы предпочел остаться на своем посту.


Глава 3. Зависть черная и белая.

08.01.О.995

Город Талинар, Независимая Территория Арлидон, ФНТ.

Завершающим уроком в последний восьмой день первой учебной декады была жемчужеграфия. Обычно Чиируна слушала учителя Бальнера вполуха. Она и так прекрасно знала этот предмет. С раннего детства она зачитывалась книжками про путешествия, мечтала стать шкипером исследовательского корабля, и самой вести его к далеким странам. Увидеть зеркальный город Тунарамах, бескрайнюю степь Зеленого Каганата, побывать в Центре мира, и, конечно же, облететь каждую из сорока одной стран Востока, названия которых она могла без запинки перечислить. Ну и, конечно же, пронестись над заснеженными таежными просторами Святой Белой Империи, и над ледниками таинственного Ледяного Дола…

Но все эти мечты блекли перед темой сегодняшнего урока.

- Как вам наверняка известно, совсем скоро начнется Великая Экспедиция, - продолжал вещать учитель Бальнер. – Все корабли построены и укомплектованы, и первые из них уже перегоняются на базу в окрестностях города Даракацитан, который, как вы все должны знать, является самым южным населенным пунктом Карапатрасии, и вообще, всего нашего континента. Кто ответит, на какой широте он располагается?

- Пятьдесят два градуса! – выкрикнул сидящий на второй парте у окна будущий навигатор Люфан.

- Пятьдесят один и восемь десятых, - ехидно уточнила его коллега и соседка со среднего ряда, Хибэлла.

- Пятьдесят один и семьдесят семь сотых, - весомо подытожила Чиируна.

«Интересно, Талиса назвала бы с точностью до тысячных? – подумала девушка. – Хотя, она наверняка промолчала бы».

Чиируна улыбнулась, вспомнив, что завтра она вытащит Талису в поход по магазинам. Ну, в самом деле, нельзя же ходить в том кошмарном платье! Чиируна просто обязана позаботиться о подруге! «Хе-хе-хе».

- Совершенно верно, - продолжал между тем учитель. - Невдалеке от этого города на оконечности мыса Катарашап построена воздушная база. Туда океанскими кораблями завозится огромное количество угля, пресной воды, продовольствия и других припасов. По одному из планов экспедиция может продлиться почти три сезона и корабли возьмут запас топлива достаточный, чтобы пролететь шестьдесят тысяч лиг, то есть в два раза больше, чем надо для достижения южного полюса и возвращения назад.

- А зачем так много? И почему вы говорите об одном из планов? – заинтересованно спросил Негилорн.

«Тоже мне будущий капитан, - мысленно фыркнула Чиируна, - не знать таких важнейших сведений об Экспедиции!»

- Чиируна, ты хотела ответить? – заметил ее гримасу учитель.

Девушка встала, оперлась кончиками пальцев на край стола:

- Существует два основных плана Экспедиции, - начала она менторским тоном. – Если Южным материк - миф, то корабли постараются максимально приблизиться к южному полюсу, а затем по спирали сделают два витка, опускаясь к экватору. И вернутся обратно. В таком случае Экспедиция продлится около шести месяцев. А вот если они найдут Южный континент, то останутся его исследовать на все лето. То есть на лето в Южном полушарии. И прилетят на базу в конце весны будущего периода.

- Садись, Чиируна. Да именно так. Ну, мы, конечно, все надеемся, что Южный континент будет обнаружен и обследован.

- Если они вообще долетят, - тихо проворчал за спиной Чиируны Сониорн – темноволосый немного угрюмый парнишка, так же как и Чиируна обучающийся на шкипера.

- А все-таки, почему решили экспедицию провести? – звонким голосом спросила Лалиша.

Чиируна удивленно посмотрела на подругу. «Она что, правда, не в курсе?»

- Ну как же! – отозвался учитель. - После находки возле города Ширдараша?

- А что там все-таки нашли? - продолжила выспрашивать Лалиша. - А то я что-то слышала, но толком не знаю.

- Прискорбно. Мастера ветров должны больше интересоваться новостями. Особенно такими интересными и важными.

Лалиша изобразила мину раскаянья на своем красивом круглом личике. Захлопала длинными ресницами.

- Кхм, - откашлялся учитель. Лалиша опять применила запрещенный прием из своего арсенала. Мужчины, даже такие пожилые пеньки как Бальнер, редко могли устоять против ее чар.

- Так вот, насчет находок. Рассказываю тем, кто не в курсе. Прошедшей зимой археологическая экспедиция обнаружила развалины древнего города Ширдараша. Вероятно такого же старинного как Тунарамах. Историки склоняются к тому, что он был построен еще до ледникового периода, то есть десять тысяч периодов назад. Во время раскопок были сделаны два важнейших открытия. Одно касается наших с вами предков. Были найдены такие же предметы утвари и каменные стелы с письменами, как и в окрестностях города Карин-Бассан, а это доказывает, что отдаленные предки народа пиккури прибыли на наши земли именно из Карапатрасии. Более того, благодаря этим древнейшим письменам удалось расшифровать Карин-Бассанскую стелу! И теперь нам стало известно, как именно они оказались так далеко от Карапатрасцкого полуострова. Это были остатки гигантского флота, который пытался прорваться в южное полушарие, спасаясь от надвигающихся ледников. Но корабли так и не смогли преодолеть экваториальный пояс с его запредельно высокой температурой, чередой следующих друг за другом тайфунов и хаотично меняющимися течениями. Карапатрасцы были вынуждены вернуться обратно на север. Однако жестокие штормы отнесли их далеко на запад, и несколько кораблей достигли берега нашего континента как раз в районе, где сейчас стоит город Карин-Бассан. Именно их потомки и дали начало нашему народу, расселившись по всей нынешней территории ФНТ.

- Их народу, - уточнил сидящий на первой парте Аредон – еще один будущий капитан и лидер парней класса.

- Нашему, Аредон, - строго ответил учитель. – Мы все живем в Федерации.

- Но мы не пиккури, мы арлидарцы.

- Тогда уж арлидонцы, - уточнил учитель. – Да, предки арлидарцев принадлежали к народам, заселившим Великую Степь с востока. А также, вероятно, к древним племенам, населявшим Драконьи горы еще в доледниковую эпоху. Но это не меняет того, что мы все граждане Федерации.

- К сожалению да, - кивнул Аредон.

- Говори за себя! – запальчиво встрял Данго Ферици – единственный пиккури в классе.

Аредон оглянулся на него и нехорошо улыбнулся. Учитель поднял руку, повысил голос:

- Давайте прекратим спор о политике и вернемся к теме урока! Так вот, раскрытие древнейшей истории народа пиккури – это одно из величайших открытий, сделанных в Ширдараше. А вторым открытием являются сведения о Южном континенте. Эту часть текстов полностью перевести не удалось, но то, что смогли прочитать, указывает на то, что древние Карапатрасцы знали о существовании континента в южном полушарии. О нем говорится вполне определенно. Не как о мифе, а как об известном факте. И, согласитесь, не зная наверняка о его существовании, вряд ли древние отправили бы на юг гигантский флот с переселенцами.

- Который так и не доплыл, - тихо проворчал за спиной Чиируны Сониорн.

А учитель продолжал:

- Именно это открытие стало решающим аргументом за проведение Экспедиции. Разговоры о ней велись уже давно, но средства, которые требуются на ее отправку, просто невероятны. Сорок девять гигантских галеонов, больше двадцати тысяч человек, тысячи гроссов угля, продуктов, и прочих припасов. Решиться на такое было очень трудно, как не мечтали об этом все исследователи неоткрытых земель. К тому же, до последнего времени, отправить экспедицию не было технической возможности. Поэтому она и откладывалась до лучших времен.

- А что, теперь технические возможности появились? – осведомился Касурин.

На него заоглядывались с недоумением.

- Карго, - презрительно бросил Лорад – высокий и мощный парень из группы механиков.

- Так ведь новая котельная установка, - негромко и немного смущенно напомнила Ивелла – единственная девушка-механик во всем Лицее. – Совмещенная с паровиком опреснительная установка и система рекуперации паров. Иначе как бы корабли могли долететь? Им бы не хватило запасов воды даже до экватора.

- Ну, до экватора бы хватило, - вступил в спор Аредон. – Я прикидывал, при полной загрузке пятнадцать тысяч лиг автономного полета.

- Ага, до Южного полюса долететь и усесться на нем куковать – отозвался Лорад

- В любом случае, - прервал спор учитель, - именно технический прогресс последних сезонов сделал возможной эту экспедицию. И мы вскоре узнаем, достаточно ли развита современная техника для того, чтобы осуществить мечту всех жемчужеграфов – преодолеть бурлящий экваториальный пояс и найти загадочный континент.

Идя после занятий домой Чиируна продолжала думать об Экспедиции. Было до боли завидно тем, кто в нее отправится. Девушка, конечно, понимала, что будь она уже хоть выпускницей Лицея, или даже прославленной шкипершей, ей бы все равно не светило поучаствовать в этом предприятии. Всем известно отношения к женщинам в других территориях ФНТ, да и в федеральных структурах. В лучшем случае обслуга или самые малозначительные работники. Это у них в Арлидоне сохранились традиции равноправия. Да и то… Так что летать ей на каком-нибудь торговом кораблике… Завидно и обидно до невозможности!

«Интересно, а как к этому относится Талиса? Ну, не может быть, чтобы она не мечтала о Южном континенте! Надо будет завтра у нее спросить!»

Чиируна невольно улыбнулась, вспомнив о новой подруге. Талиса оказалась совершенно не такой, какой она ее себе вообразила. И это замечательно! Иначе они бы, наверное, не подружились, а стали соперницами.

Когда вывесили итоги выпускных экзаменов за первый курс, Чиируна сразу же обратила внимание на ученицу из параллельного класса. Ну, еще бы! По общему баллу она была пятой из трех классов первого уровня. Чиируна, к слову, заняла второе место, почти вплотную приблизившись к лидеру – Аредону. А когда девушка увидела, что незнакомка с пиккурийским именем по навигации получила 49 из 49 баллов, желание познакомиться с ней окрепло до прочности стали.

«Может быть, я смогу с ней подружиться?» - подумала тогда Чиируна.

Ей ужасно не хватало подруги, с которой она могла быть наравне. Лалиша хорошая девочка, веселая и открытая. Совершенно не обращает внимания на их разницу в успеваемости и происхождении, но она слишком простоватая и ветреная.

Другая девушка, с которой первоначально хотела подружиться Чиируна – Ивелла. Она умница, но думает только о своих механизмах, а в общении чересчур робкая и какая-то безразлично-нерешительная.

А с другими девочками класса отношения не особенно сложились. Чиируне было прекрасно известно, что ее считают задавакой, а высокое положение ее отца еще сильнее увеличивает дистанцию с одноклассницами. А может дело в ней самой, в том, как она к ним относится и что о них думает? Но ведь, в самом деле!..

Лоарниса изображает из себя «звезду класса». Ей слишком нравится привлекать к себе всеобщее внимание.

С Сеилиной прежде были приятельские отношения, как с подружкой Лалиши. Но после той истории с Люфаном, когда Сеилина бросилась утешать отвергнутого Лалишей любовника, дружба превратилась в ненависть. Хотя и раньше Чиируне эта пустышка не особо нравилась.

Хибэлла - зануда и зазнайка, к тому же в эту гадину безответно влюблен единственный парень в классе, который нравится Чиируне.

Каларина такая же милашка, как Ивелла, но та хоть думать умеет. А эта…

Фабория – флегматичная язва, правда, очень симпатичная язва. Чиируна чувствовала, что на самом деле они с ней похожи. Даже слишком. Быть может потому им так и не удалось подружиться? Между девушками установилась неощутимая, но непреодолимая дистанция, сокращать которую ни одна из них не собиралась.

Именно поэтому Чиируна с нетерпением ждала окончания каникул, и в то же время боялась, что Талиса окажется похожей на Фаборию. Ну, или просто не подойдет для завязывания дружбы. И в первый же день занятий, на первой же перемене Чиируна пошла в параллельный класс.

Вид дремавшей девушки, и несколько пренебрежительное отношение, которое она уловила у ее одноклассниц несколько озадачили. Чиируна тогда остановилась напротив ее парты и с интересом разглядывала поднявшую на нее взгляд «соперницу». Невысокая, не полная, но как-то по домашнему округлая, с мягкими чертами лица, большими карими глазами удивленно и немного настороженно глядящими из-под копны шикарных каштановых волос, волнами спадающих на плечи.

Она была совсем не такой, какой Чиируна ее себе напридумывала.

- Ты Талиса Канода? – не то спросила, не то утвердила Чиируна.

- Да, - отозвалась девушка очень мелодичным, но с легкой хрипотцой голосом.

- Чиируна из семьи Арно, - представилась будущая шкиперша. Все заготовленные слова вылетели у нее из головы.

И, чтобы дать себе время собраться с мыслями и скорректировать план знакомства, она придумала отсрочку:

– Мне надо с тобой поговорить. После уроков возле старого корпуса.

- А? Да… Хорошо, - девочка так явно и мило растерялась.

Чиируна кивнула и стремительной походкой вышла из класса. «Неужели она как Ивелла?» - подумала она. Хотя, уже почувствовала - нет. В этой девушке было что-то, что уже успело натянуть ниточку между двумя такими непохожими людьми.


Глава 4. Свистать всех!

08.01.О.995

Над горами Граничного полуострова. Западный Арлидар.

В десятикратно приближающую оптику перископа корабли все еще выглядели точками. Даже зоркие глаза Рурарда не могли бы определить к каким классам они относятся. Но Далкин уже это знал.

Тяжелый бомбовоз и сопровождающие его два стандартных фрегата. И еще одно судно поменьше – размером с небольшой бриг. Именно так сообщили наблюдатели.

Это была идея Лайаны – создать сеть наблюдательных пунктов от самой границы до основных баз повстанцев. В штабе восстания к ней отнеслись скептически – как наладить связь на расстоянии в десятки лиг между постами? Все равно ведь сообщения будут передаваться дольше, чем подлетное время ФНТшных кораблей. Но Далкин, не задумываясь, дал ей добро. За прошедшие четыре сезона он привык полагаться на мнение своей любимой и знал, что если она что-то предлагает – к этому следует прислушиваться.

Так же оказалось и на этот раз. Лайана взяла грузовой барк и отправилась на юг, в Карапатрасцкую пустыню. Она вернулась через две декады, привезя несколько десятков больших овальных зеркал на странных подставках и три десятка пустынников, которых наняла за очень большое, даже по пиратским меркам, жалование.

Зеркала установили на вершинах гор, и к каждому зеркалу приставили пару горцев под командованием карапатрасцкого пустынника. И пираты получили самую быструю и точную систему оповещения, какую только можно придумать в полевых условиях. Карапатрасцы непревзойденные мастера не только в изготовлении зеркал, но и в умении пускать Соловых котят. Они моментально ловили лучи светила и с ювелирной точностью отражали их на расстояние в пару-тройку десятков лиг.

Вот по цепочке таких соланографов и пришло сообщение о приближающейся вражеской эскадре. И о том, какие именно корабли ее составляют.

И теперь предстояло в очередной раз решать сложнейшую задачу – как построить воздушный бой. Судя по всему главной целью фанатов было разбомбить базу повстанцев, которую пираты семь месяцев назад соорудили в самом центре горного массива граничного полуострова. Даже если ее эвакуировать, все равно очень жалко склады с припасами, причальные сооружения, здания казарм и лагерь подготовки повстанцев. Да и соседним селам наверняка достанется. То, как ФНТшники поступают с населением, которое поддерживает пиратов, Далкин знал не понаслышке.

Похоже, придется драться. К сожалению, у Далкина здесь было только пять пиратских суденышек, включая «Серебряного орла». Против четырех военных кораблей этого маловато. Значит, надо максимально повысить шансы.

К счастью база флота, из которой скорей всего и вылетела вражеская эскадра в пятистах лигах от них. Это означает, что корабли противника основательно загружены углем и водой. Они не смогут подняться слишком высоко, и пиратам, если они полетят с минимальным количеством припасов, возможно, удастся занять позицию сверху. Но с каждой лигой полета вражеский фрегат сжигает фунтов двадцать угля и выпускает сотню фунтов водяного пара. И может приподняться еще на четыре-пять метров. Поэтому чем раньше удастся их перехватить, тем выгоднее будет позиция пиратов.

С другой стороны, противник может отступить. Пиратские корабли не смогут их долго преследовать из-за скудного запаса топлива, а ФНТшники, сбросив излишки груза, опять нападут, но уже с более удобного для себя положения. Но тогда им может не хватить запаса хода, чтобы после боя завершить основное задание и вернуться назад.

В общем, воздушный бой это очень сложная физическая задача, решать которую приходится очень и очень быстро.

Что Далкин и сделал. В конце концов, для этого и нужен адмирал эскадры.

И пять пиратских кораблей, спешно выгрузив излишки угля и слив воду, взлетели в небо и взяли курс на юго-запад, навстречу врагу.

Больше всего Далкина беспокоил самый маленький корабль противника. И – не зря. В перископ он увидел, что корабли начали менять построение. Фрегаты стали расходиться в стороны и медленно приподниматься, а маленький кораблик быстро заскользил вверх, набирая все большую высоту.

- Высотник, зиги его побери! – выругался Далкин, оторвавшись от окуляра.

- Плохо дело, - покачал головой старый шкипер Ладенир.

- Еще как плохо, - проворчал навигатор Коотал. – У этой посудины сумасшедший потолок. Сейчас заберется на шесть с половиной лиг и будет нас сверху отстреливать.

- Зато у нее слабенькая машина, - отозвался стармех. – больше двадцати пяти лиг в час ни в жизнь не сделает.

- Сигнальщик, семафорь всем нашим! – скомандовал Далкин. – Действуем по второму плану! Разделиться на две группы. Заходим с флангов!

А до столкновения всего минут пятнадцать…

Корабли ФНТ остановились и приняли защитное построение. Два фрегата разошлись в стороны и повисли параллельно на расстоянии в шестьсот метров борт от борта и на высоте в пять тысяч восемьсот метров. Между ними и ниже на пятьсот метров расположился неповоротливый бомбовоз. А ровно над ним и выше фрегатов на шестьсот метров поднялся высотник – небольшой кораблик с несоразмерно маленькой гондолой, вооруженный всего парой баллист против четырех у фрегатов. Но, несмотря на это, он доминировал над всей окрестной территорией, имея возможность практически безнаказанно обстрелять любой корабль, летящий на уровне фрегатов метров в восьмистах от него.

Пиратские корабли разделились на две группы: в одной «Серебряный орел» и «Бешеная куропатка», а в другой три остальные корабля - «Черный эль», «Смертельный игрок» и «Синий лис». По высоте они располагались совсем чуть-чуть выше фрегатов, но гораздо ниже высотника.

По сигналу семафора с флагмана все они одновременно начали атаку.

13 часов 43 минуты 20 секунд.

(Прошу учитывать, что действие происходит не на Земле. В Жемчужинской минуте 50 секунд длительностью в 1,42 земных. Соответственно - в часе 50 минут, продолжительность которых в 1,185 раза больше Земной минуты. Кроме того метр Жемчужины составляет 1,2 Земных, а лига равняется 1,2 километра. Более подробно об этой планете и принятой на ней системе мер можно прочитать в «Энциклопедии Жемчужины»)

Пиратские корабли в двух с половиной лигах от противника.

Перед вылетом, когда команды спешно готовили корабли, Далкин с четырьмя капитанами и еще несколькими членами штаба уединились в бревенчатом домике на краю поселка. Там они и выработали планы боя. Целых три. Хотя и понимали, что в воздушном сражении никакие планы точно не исполняются.

И вот теперь корабли, разбившись на две группы, не снижая максимальной скорости, начали широкий охват противника с двух сторон.

Далкин, сжав кулаки и заведя руки за спину, напряженно прохаживался посреди командного зала. Больше всего его беспокоил высоко висящий в небе корвет ФНТшников. Даже «Серебряному орлу» его не достать. Сейчас все зависело от того, удастся ли флагману пиратов выйти на дистанцию огня по бомбовозу, не получив при этом слишком больших повреждений.

13 часов 47 минут 00 секунд.

«Серебряный орел» начал сбрасывать ход. Одновременно он совершал плавный разворот, чтобы нацелиться точно в центр вражеской формации.

«Бешеная куропатка» уже основательно вырвалась вперед и сместилась влево от корабля Далкина, производя широкий обходной маневр.

До правой группы кораблей уже больше двух лиг. Они, также как «Бешеная куропатка», заходили на противника сбоку.

13 часов 48 минут 30 секунд.

Все корабли вышли на векторы атаки.

«Бешеная куропатка» заходит почти точно справа. Бомбардиры замерли у рычагов управления баллистами, выцеливая противника. Правда, стрелять им еще не скоро. На всех пиратских кораблях, кроме «Серебряного орла» баллисты с механическим приводом. Даже самые дальнобойные стрелы они способны послать только на триста с небольшим метров. К тому же они очень долго перезаряжаются. Даже с помощью дополнительных матросов, лебедки не выбрать быстрее, чем за шестьдесят секунд. А впятеро более тугие паровые баллисты ФНТшников заряжаются в два раза быстрее. И стреляют почти в два раза дальше.

Далкин возблагодарил судьбу и даже покойного «дядюшку» Шиинара, что купил тогда именно «Серебряного орла». У баллист этого странного корабля тоже имелись паровые приводы. Хотя по мощности они и немного уступала стандартным ФНТшным, и заряжались секунд на десять дольше, но это хоть что-то.

Во второй группе пиратских кораблей «Черный эль» завернул круче всех и теперь шел курсом, нацеленным на правый борт ФНТшного фрегата, тогда как «Смертельный игрок» и «Синий лис» пытались выйти к его левому борту. Единственная надежда пиратов - успеть приблизиться на абордажный бросок и завязать бой на вражеских кораблях до того, как враг превратит в лохмотья их баллоны.

А оба фрегата ФНТ, запустив боковые винты в противоположных направлениях, неторопливо развернулись носами наружу, навстречу приближающимся пиратам, поджидая, когда они окажутся в зоне досягаемости орудий. Высотный корвет повернул в сторону правой тройки нападающих кораблей, почти кормой к судну Далкина. Впрочем, его баллиста может стрелять и назад.

13 часов 49 минут 00 секунд.

«Бешеная куропатка» и «Черный эль» почти одновременно вошли в зоны досягаемости фрегатов ФНТ и Высотника. И те сразу же выстрелили тяжелыми бронзовыми стрелами – самыми дальнобойными из их арсенала.

Стрелам фрегатов понадобилось семь секунд, чтобы преодолеть расстояние в шестьсот метров. Оба корабля получили по две пробоины в баллонах, вторая половина стрел пролетела мимо. А спустя еще четыре секунды одна из двух тяжелых стрел, пущенных с высотника, прошила баллон «Черного эля». Но это не было так уж страшно. Тяжелые стрелы - это всего лишь бронзовые стержни метровой длины и сечением в два сантиметра. (Имеются ввиду жемчужинский метр и сантиметры – так что умножайте на 1,2) Из-за основательного веса и низкого аэродинамического сопротивления они летят дальше всего, но и урон наносят совсем небольшой. Баллонные на обоих кораблях на полную открыли вентили подачи гелия, и газ поступал быстрее, чем улетучивался из проделанных отверстий.

А «Серебреный орел» замедлился уже до одной трети от максимальной скорости и теперь неспешно приближался к противнику.

13 часов 49 минут 30 секунд.

«Бешеная куропатка» наконец-то приблизилась на триста метров к левому фрегату ФНТ и выстрелила в него тяжелыми стрелами. Обе они попали в баллон противника. Но для почти вдвое более крупного военного корабля это не более чем еле заметное неудобство.

А за это время ФНТшники успели перезарядиться. Все три корабля выпустили стрелы практически одновременно, и десять снарядов понеслось навстречу пиратским кораблям.

Четыре из них почти в упор ударили по «Бешеной куропатке». Две ежовые стрелы – с четырьмя тонкими лезвиями, уходящими в стороны от наконечника – проделали серьезные прорехи в баллоне, а две взрывные ударились о гондолу, разбрызгав стекло оперативного зала, убив и ранив нескольких пиратов, а также намертво заклинив правую баллисту. Капитан тоже оказался в числе погибших, и командование взял на себя длинноусый одноглазый навигатор Бранкин.

Второй фрегат две стрелы из баллист правого борта направил в «Черный эль». Но только одна из них, тоже взрывчатая, попала в самый хвост успевшего увернуться корабля капитана Бираана. И еще одну стрелу его корабль схлопотал от высотника. К счастью это был все тот же незамысловатый бронзовый прут.

А баллисты левого борта второго фрегата выцелили только что вошедшего в зону поражения «Смертельного игрока». Обе стрелы нашли свою цель.

«Синий лис» отставал от «Смертельного стрелка» на триста метров и пока что был вне досягаемости.

И в эти секунды «Серебряный орел» неторопливо подошел на расстояние в восемьсот метров от вертикальной оси соединяющий бомбовоз и высотник. И выстрелил.

Далкин сам перепроверил прицелы. Впрочем, это было излишним. Его стрелки – лучшие во всей пиратской флотилии. И они не промазали.

Обе тяжелые стрелы вылетели с небольшим возвышением, и постепенно набирая вертикальную скорость, начали свой долгий в 12 секунд полет к далекому баллону бомбовоза, светлеющему на фоне леса далеко внизу и впереди. А корабль адмирала пиратской флотилии все так же не спеша продолжил свой путь по направлению к центру вражеской эскадры. Он должен был выйти на дальность броска ежовых стрел как раз тогда, когда они будут заряжены в баллисты и до того, как высотник сможет добросить до него «ёжиков».

14 часов 00 минут 10 секунд.

И опять ФНТшники перезарядили орудия почти синхронно.

«Бешеной куропатке» до противника остается всего сотня метров. Пиратский корабль отчаянно тормозит, стараясь выйти к борту фрегата с минимальной скоростью. «Бешеная куропатка», изначально летящая метров на пятьдесят выше врага теперь из-за дыр в баллоне опустилась почти вровень с ним. Еще немного, и стандартный абордаж, с десантированием на находящийся внизу корабль, станет невозможным и придется стягивать корабли борт в борт. Но…

ФНТшник выстрелил. «Бешеная куропатка» уже успела зайти к нему с правого борта и лишь два снаряда улетели ей навстречу. Два «ежа» пронеслись в воздухе и своими шестью тридцатисантиметровыми штырями-лезвиями разорвали обшивку баллона. Корабль ощутимо клюнул вниз.

Спустя пару секунд разрядились и баллисты левого борта фрегата. Они не могли попасть в приближающийся корабль, но нашли другую мишень. «Серебряный орел» вошел в зону поражения. Одна из двух тяжелых стрел проткнула баллон корабля Далкина.

Одновременно с этим отстрелялся и второй фрегат. Две ежовые стрелы попали в идущего почти прямо на него «Смертельного игрока».

А один из двух ежей прорвал оболочку «Черного эля».

Капитан Бираан коротко выругался. Его корабль шел ниже остальных, и теперь уже точно не мог рассчитывать на абордаж.

- Лево руля! – скомандовал он. – Курс на бомбовоз! Закидаем его ежиками, перед смертью, воздушные котята!

И его суденышко, все ускоряя падение, направилось к бомбовозу. А баллисты заряженные ежами, предназначавшимися фрегату перенацеливались на главный корабль врага.

В это мгновение выстрелил и высотник. Его командир справедливо рассудил, что главную опасность представляет собой «Черный эль» и попытался попасть в него. Ему это наполовину удалось. Но в баллисты были установлены тяжелые стрелы, для поражения более далеких кораблей пиратов, и корабль Бираана получил только одну маленькую пробоину от обычной стрелы. А тем временем оба его ежа были выпущены и через десяток секунд успешно пробили баллон бомбовоза.

14 часов 00 минут 20 секунд.

А тем временем «Серебряный орел» с ювелирной точностью вышел на рубеж стрельбы, одновременно перезарядившись, и выпустил в бомбовоз две ежовые стрелы.

Это произошло за секунду до того, как в бомбовоз попали ежи «Черного эля».

- Дело сделано, - сумрачно прокомментировал Далкин. Он не сомневался, что и его стрелы достигнут цели – а значит, вражеский корабль в воздухе не удержится. – Действуем по плану дальше! Восемь румбов вправо! Машину на средний ход!

И корабль начал один из заранее обговоренных маневров, выходя из боя, но так, чтобы напоследок еще раз выстрелить во врага.

В это время «Смертельный игрок» приблизился ко второму фрегату на двести пятьдесят метров и точно всадил в него две ежовые стрелы. Он шел точно на врага.

А вот с «Бешеной куропаткой» дела обстоят хуже некуда. Корабль уже ниже вражеского фрегата. Он почти затормозил, и в настоящее время медленно опускается в полусотне метров от борта противника. И одноглазый навигатор принял единственно возможное решение. По его команде в сторону врага устремились десять абордажных гарпунов. Девять из них впились в галерею и днище вражеского фрегата. «Бешеная куропатка» грузно оперлась на вдвое большего врага, медленно утягивая его за собой к поверхности. Штурмовые канаты скрипели от натяжения, но пока держали. Оба корабля накренились друг к другу. Пираты высыпали на галерею и стреляли из чего только можно в противника. Пули и арбалетные стрелы дырявили тонкую тканевую стену гондолы, выбивали щепки из ее днища. ФНТшники отвечали редким огнем. Не было смысла подставляться под пули. Все равно взобраться вверх пираты не смогут, вернее не успеют…

14 часов 00 минут 40 секунд.

«Бешеная куропатка» сделала еще одно доброе дело. Вряд ли намеренно, но она повернула корпус фрегата так, что он оказался перпендикулярен направлению на «Серебряного орла». А крепление баллист устроено так, что как раз перпендикулярно они стрелять не могут - упираются казенником в борт. Так что по «Серебряному орлу» выстрелил лишь высотник. И промахнулся.

А вот вторым выстрелом ему удалось достать «Черный эль». Еж пробил оболочку, и маленький кораблик капитана Бираана еще быстрее заскользил к поверхности. Шансы выжить у него стремительно улетучивались вместе с вылетающим из отверстий гелием.

Но самая большая трагедия разыгралась не с его кораблем. Второй фрегат встретил надвигающегося на него «Смертельного игрока» четырьмя взрывчатыми стрелами, которые угодили точно в фонарь гондолы. Неизвестно, то ли в командном зале все погибли, то ли кто-то уцелел и решил совершить геройский поступок, но пылающий «Смертельный игрок» сделал свой последний ход. Не сбавляя скорости, он пролетел оставшиеся сто пятьдесят метров и врезался в противника.

Его более низко расположенный баллон прошел под баллоном фрегата, разрывая такелаж, а обломки горящей искореженной гондолы раздавили переднюю часть вражеского корабля.

14 часов 01 минута 10 секунд.

Как раз в это время «Серебряный орел» завершил полный разворот и выстрелил назад в сторону бомбовоза. Стрелки Далкина еще раз подтвердили свое мастерство, обе ежовые стрелы попали в цель.

14 часов 01 минута 20 секунд.

А тут еще один еж, пущенный «Черным элем» добавил дыр в баллоне бомбовоза. Причем капитан Бираан приказал стрелять лишь из одной баллисты. У него в голове возник сумасшедший план.

Из всех трех кораблей боевого охранения только высотник смог отстреляться. Он достал стрелами «Серебряного орла» и «Синего лиса».

Не зря этот корабль так называется, ох, не зря!

«Синий лис» шел метрах в трехстах позади «Смертельного игрока» и таким образом смог избежать вражеского огня. Его капитан прекрасно видел, что нет смысла добивать протараненный фрегат. Если ему и удастся как-то вырваться из смертельных объятий «Смертельного игрока» то все равно он уже не боец. А вот первый фрегат…

Штурмовые тросы рвались один за другим. Они все-таки не выдержали такого большого веса. И «Бешеная куропатка» сорвавшись, канула вниз. Ее ждал долгий путь к поверхности, без надежды приземлиться и выжить.

А фрегат отделался незначительными повреждениями. Только воздух выходил из пробитых пулями и стрелами отверстий в гондоле. Это было очень неприятно на такой большой высоте, но не смертельно.

И капитан «Синего лиса» здраво подумал, что драться с целым фрегатом, пусть даже на пару с «Серебряным орлом», слишком опасно. Тем более, имея над головой высотника. И он, развернув корабль, на полной скорости поспешил прочь. Правда, его догнала еще одна стрела высотника, но это мелочи.

14 часов 02 минуты 00 секунд.

Два корабля пиратов «Серебряный орел» и «Синий лис» улепетывали в противоположных направлениях. «Бешеная куропатка» набирая скорость, падала вниз. «Смертельный игрок» горел, повиснув на вражеском фрегате. Команда ФНТшника пыталась потушить пожар и в то же время выпутать пиратский кораблик из такелажа, чтобы оттолкнуть его. Пока что ни первое, ни второе особенно не удавалось.

А «Черный эль» занял позицию ровно под высотником и над падающим бомбовозом. Капитан Бираан дал команду стравить немного гелия и ускорил падение, нагоняя бомбовоз. Высотник не мог по нему стрелять, не опасаясь попасть по своим же.

А на освободившемся от захвата «Бешеной куропатки» фрегате ФНТ спешно решали, как действовать дальше. И решили догонять подраненный корабль пиритов, который не так уж и быстро пытался убежать.

Потому что Далкин распорядился полный ход машине не давать.

14 часов 05 минут 00 секунд.

Фрегат ФНТ медленно догонял «Серебряного орла». Между кораблями всего лига с небольшим, и с каждой минутой дистанция сокращается на добрую сотню метров.

Далкин прильнул к окуляру перископа. Но сейчас он смотрел не на приближающийся фрегат, а на «Черного эля».

- Что он делает!? – восхищенно вырвалось у адмирала.

Бираан действительно поражал! Его корабль догнал падающий бомбовоз и приземлился гондолой прямо ему на баллон. Маленький пиратский кораблик устроился в центре огромного пузыря, уровнял скорость падения с оседланным врагом, и теперь вся эта конструкция неслась к зеленевшему внизу лесу. Еще минуты три и будет ясно, удалась ли эта хитрость. Вот только падают корабли в горный лес, и вряд ли удастся понять, получилось ли у хитроумного капитана Бираана спасти если не корабль, то хотя бы свою команду.

14 часов 10 минут 20 секунд.

Первый залп фрегата. С максимальной дальности в пятьсот пятьдесят метров. Но «Серебряный орел» внезапно прибавил скорость и вышел из-под огня. Тут же он заложил крутой поворот вправо и начал подниматься. До этого корабль Далкина шел вровень с фрегатом, имитируя, что не может достичь потолка из-за пробоин в баллоне.

14 часов 10 минут 30 секунд.

«Серебряный орел» довернул достаточно, чтобы баллиста правого борта смогла выстрелить в преследователя. Тонкая бронзовая стрела отправилась в полет к баллону противника...

Тут же «Серебряный орел» заложил разворот на левый борт, замедляясь, и в то же время все выше поднимаясь вверх.

14 часов 11 минут 00 секунд.

Расстояние сократилось до пятиста метров. Но «Серебряный орел» уже поднялся на сотню метров над противником и пущенные ФНТшником стрелы прошли ниже него. А вот баллиста левого борта флагмана пиратов свою работу выполнила, и в баллоне врага появилось еще два отверстия – входное и выходное. Пока что этого было недостаточно, но лиха беда начало!

14 часов 11 минут 20 секунд.

ФНТшник стал притормаживать и заворачивать вправо. Его капитан уже понял, что попался в ловушку, и теперь старался из нее выбраться. Вот только и «Серебряный орел» тоже заложил галс вправо, при этом сильно уменьшив скорость. А во врага полетела ежовая стрела. И повреждения баллона стали более существенными.

14 часов 11 минут 30 секунд.

Да, Далкин сократил дистанцию слишком сильно. И две из четырех тяжелых стрел прошили баллон его корабля.

14 часов 11 минут 40 секунд.

Но зато он опять повернул влево, и вторая ежовая стрела пробила оболочку вражеского баллона.

14 часов 12 минут 30 секунд.

А потом Далкин поймал курс параллельный фрегату на расстоянии в пол лиги от него - не больше и не меньше. Да, с такой дистанции он был в состоянии достать его только простыми стрелами, и стрелял лишь одной из баллист. Но каждые сорок секунд в баллоне противника появлялись еще пара небольших пробоин. А вот ФНТшник достать пиратский корабль не мог. Он попытался оторваться, но, как оказалось, скорость «Серебряного орла» была почти такой же, как у фрегата, который к тому же начал терять высоту…

14 часов 15 минут 00 секунд.

И настал момент, когда вражеский корабль опустился настолько, что «Серебряный орел» смог с безопасного для себя расстояния добросить до него ежовую стрелу. Это было все.

Спустя еще несколько минут провожая взглядом быстро падающий ФНТшный фрегат, Далкин приказал:

- Отбой боевой тревоги. Мы их победили!

Он навел окуляр перископа на оставшуюся далеко позади эскадру противника. Точнее, на одиноко удаляющийся от них высотник. Горящий фрегат, освободившийся-таки от остова «Смертельного игрока», сам не удержался в небе и, оставив за собой дымный след, рухнул в лес.

Неравноценный обмен в пользу отряда Далкина - три маленьких пиратских суденышка на три боевых корабля ФНТ. Но у фанатов сотни кораблей, а у Далкина в эскадре было всего двенадцать. Осталось девять.

И надо было принимать меры, чтобы их не стало восемь.

«Серебряный орел» сбавил ход, и на открытую галерею выбрались четверо младших баллонных. Они, разбившись на пары, начали карабкаться по веревочным лесенкам, вплетенным в сетку тросов, охватывающую баллон и соединяющую его с гондолой.

На высоте в пять лиг было ужасно холодно и матросам пришлось закутаться в плотную, со шнуровкой по обшлагам, одежду. На головах -теплые войлочные шлемы с завязками под подбородком, рот и нос закрывали шарфы, а глаза – очки. Баллонные сноровисто вскарабкались вверх и принялись залатывать пробоины.

Один, загнутым концом деревянной лопаточки поддел глубоко врезавшийся в толстую ткань трос сетки. Другой достал из-за спины длинную и широкую доску с привинченными вдоль нее двумя бронзовыми уголками и вбитыми в торец двумя бронзовыми же крючьями. Эти крючья просунул под отведенный с помощью лопатки трос. Таким образом, один конец доски был закреплен.

Затем баллонный густо намазал обращенную к баллону сторону доски липкой и вязкой смолой. В это время первый баллонный перебрался к соседнему вертикальному тросу и так же приподнял его с помощью лопатки. Затем он просунул с обеих сторон от деревяшки концы веревочной петли. Второй баллонный всем весом надавил на доску, пытаясь прижать ее к небольшому отверстию от стрелы. Но, благодаря большой разнице в давлении, из него бил мощный поток гелия. И, чтобы перекрыть его, пришлось накидывать на свободный конец доски веревочную петлю и специальным воротом притягивать доску к поверхности баллона. Вскорости это удалось и баллонные поползли к следующей пробоине.

Минут за пятнадцать все отверстия были наскоро залатаны. Теперь можно лететь на базу не опасаясь потерять слишком много драгоценного гелия. Уже на месте, уровняв давление, оболочку основательно залатают. А, главное залатают внутреннюю переборку, разделяющую внутри баллона гелий и воздух. Вот это будет действительно трудная работа, мастерам придется влезать внутрь гигантской сигары…

Но главное дело сделано – корабль будет летать!


Глава 5. Встреча.

09.01.О.995

Город Талинар, Независимая Территория Арлидон, ФНТ.

Я пришла на площадь Согласия и встала в тенек под раскидистым деревом. Чиируна как всегда появится минута в минуту. У этой девушки как будто хронометр внутри спрятан. Никогда не опаздывает, и не приходит заранее. Я вот так не могу. Сколько себя помню, всегда старалась приходить пораньше, чтобы никого своим опозданием не обидеть.

Прохожие скользили по мне взглядами, кто равнодушным, кто заинтересованным, а кто и насмешливым. Ну да, я, наверное, похожа на девушку, которая пришла на свидание. В какой-то степени это так и есть. Чиируна с первой же нашей встречи захватила главенствующую роль, какую обычно в парочках играют юноши. Она особенно и не спрашивает меня, что я хочу, какие у меня планы. Просто ставит перед фактом.

«Завтра отправимся по магазинам, а вечером на день рождения к Лалише». И все тут. Я тогда только глазами захлопала. Попыталась что-то возразить, насчет того, как это я пойду на день рождения к незнакомой девочке? А в ответ получила удивленное: «Но она же моя подруга. И ты тоже. Надо же вас, в конце-то концов, познакомить!»

И я как-то сразу растаяла. От одного только слова «подруга».

Это так странно, еще декаду назад я и не думала, что с кем-то здесь сумею подружиться. Тогда, в первый день занятий я до конца уроков вся извелась. «Почему? Зачем? Кто она такая? О чем хочет со мной поговорить?» Было страшно. «А вдруг она за что-то на меня разозлилась? Может быть, она будет ругаться, или даже побьет? Но за что? Я ведь ее совершенно не знаю?». И спросить о ней было не у кого. То есть, моим одноклассницам она, наверное, известна, но вот так подойти к кому-то и начать выспрашивать…

Я все-таки подошла. На последней перемене к девочке, с которой жила в общежитии. Продираясь сквозь неловкость, тихо спросила:

- А ты… знаешь Чиируну из параллельного?

- А? – озадаченно на меня взглянув. Подняла глаза вверх, вспоминая, кивнула. – Это такая темноволосая с хвостиками? Зазнайка из семьи Арно? А зачем она тебе?

- Ну, просто…

Девочка пожала плечами:

- Она вроде бы отличница. Семья у нее богатая и известная – отец шишка в городской администрации. Хорошо играет в дагоро. Ну, где-то так.

- Спасибо, - я слегка поклонилась и пошла к своему столу.

После последнего урока я поспешила к старому корпусу. Очень не хотелось заставлять себя ждать, да и неизвестность лучше сразу прояснить, чем мучиться. Чиируна уже ждала меня рядом с крыльцом. Похоже, сегодня уроки у них были здесь. Из дверей выходили группки переговаривающихся учащихся.

Увидев меня, девушка быстрым шагом направилась навстречу.

- Пойдем, – кивнула на тенистую аллею, ведущую к беседке на берегу реки. И устремилась вперед, не оглядываясь, следую я за ней или нет.

Зашли внутрь круглого каменного строения. Чиируна привалилась плечом к колонне, посмотрела на меня, чуть наклонив голову, спросила:

- Удивлена?

- Да, - смешалась я.

Девушка слегка улыбнулась, постучала кончиками пальцев по камню ограждения, осведомилась:

- Ты обо мне знаешь?

- Немного.

- А я о тебе нет, - вздохнула она, и продолжила неожиданно смущенно. – Увидела твои результаты на экзаменах. Думала ты такая же, как я, хотела встретиться и поговорить.

- А я не такая как ты, - кивнула я. Мое смущение и страхи как-то внезапно улетучились. Я прямо посмотрела ей в глаза. – Извини, я не умею вот так сразу общаться, но если тебя что-то интересует – спрашивай.

Вот теперь Чиируна заулыбалась по-настоящему. Словно у нее улетучились какие-то опасения.

- Мы подружимся! – уверенно заявила она.

Так оно и оказалось. В тот день мы с ней проболтали допоздна. Сначала в беседке, затем в кафешке, куда она привела меня пообедать, потом в городском парке на укромной скамейке. Меня как будто прорвало. Я никогда и никому столько много о себе не рассказывала. Чиируна была на удивление хорошей слушательницей. Внимательной, заинтересованной, живо на все реагирующей. Когда я утомлялась говорить о себе, она перехватывала инициативу и сама делилась со мной мыслями, наблюдениями, историями из жизни.

Уже начало темнеть, когда мы наконец-то спохватились. Очень не хотелось расставаться. Но было пора. В общежитие я пришла в невероятно приподнятом настроении. Все вокруг виделось совсем не таким как раньше. Мир, как будто наполнился красками. Я поужинала невероятно вкусными пирожками, что купила по дороге домой и уселась за уроки. Но текст учебников совершенно не задерживался в голове. Там билась только одна мысль: «Завтра опять с ней встречусь!»

С тех пор почти каждый день после школы мы до вечера проводили вместе. Ну, кроме тех дней, когда у Чиируны были тренировки по дагоро. Пока она ловила сачком мячик и перекидывала его сопернице, я обычно успевала сделать уроки или посидеть с книжкой на берегу речки Талинарки.

Но после этого мы все равно встречались и отправлялись в неспешные прогулки по городу. Невозможно перечислить все темы, которые мы обсуждали. Но, даже так, нам не хватало времени на общение. Так что я ни капельки не удивилась тому, что на этот выходной Чиируна назначила свидание. Ну, правда, мы как парочка!

За этими мыслями я не заметила Чиируну. Она тихонько подкралась со спины и, выскочив передо мной, громко воскликнула:

- Привет!

Я невольно вздрогнула и отступила на шажок. Тихо ответила:

- Здравствуй.

- Ну что, готова к эпическому походу?

- Ну… да.

Чиируна взяла меня за руку и потянула за собой.

- Вперед! Нас ждут великие покупки!

- Будь у нас побольше времени, я отвела бы тебя к мастерице, что шьет для нашей семьи, - проворчала Чиируна, разглядывая вывешенные над прилавком платья. – Убожество. Пошли дальше.

Я безропотно кивнула. Это был уже второй магазин готовой одежды. Значит, будет и третий.

Не скажу, что я равнодушна к красивым вещам. Всегда приятно хорошо выглядеть. Когда я в первый раз надеваю только что купленный наряд и выхожу на улицу, то испытываю целую гамму эмоций. Кажется, что все только на меня и смотрят. Возникает беспокойство, «а все ли в порядке?» и я начинаю чувствовать себя очень скованно. Но, с другой стороны, я ведь в зеркало себя видела, и ничего так было, симпатично даже. И ловить чужие взгляды становится очень приятно. Эти два чувства как бы кружат во мне, обдавая то холодом, то теплом.

В третьем магазине нам повезло. А может Чиируна сообразила, что в маленьком городке Талинаре качественной женской одежды больше нигде не купить.

Так что она показала продавщице на два платья, и, получив их, повела меня в примерочную.

Там она заставила меня раздеться до белья и, отступив к противоположной стенке придирчиво оглядела.

Я сильно застеснялась, сжавшись под ее взглядом и покраснев.

- А ты красивая, - удовлетворенно сообщила Чиируна. – У тебя очень хорошая фигура. Гармоничная.

- Да ну тебя-а, - я совсем смутилась, и в то же время было очень приятно услышать от нее этот комплемент. – Ты красивее! Ты такая стройная и гибкая!

- Зато ты ми-иленькая! – Чиируна неожиданно подскочила ко мне, крепко обняла, потерлась лбом о мое плечо. – Мя-агкая!

- Да ну тебя! – насупилась я отпихиваясь.

- Ладно, давай мерить наряды! А насчет гибкости, это потому что я спортом занимаюсь. Кстати, а ты?

- У нас не принято, - ответила я из глубины пышного платья, что надевала через голову. – Да я и сама не очень хочу.

- Понятно. Наверное, у тебя одна из шестерок на прошлых экзаменах – за физкультуру?

- Пятерка, - вздохнула я.

- Даже так?! – непонятно чему образовалась подруга. И чуть призадумавшись, предположила. – А единственная шестерка у тебя по трудам?

Я кивнула, одновременно усаживая на тело и разглаживая платье:

- За механизмы всякие. Ну, слесарное дело, и прочее. По домоводству у меня все прекрасно.

- А у меня наоборот, - сообщила Чиируна. – Готовка никак мне не дается! Зато, кроме шестерки по трудам у меня все остальные предметы на семь!

Она показала мне язык. Чуть вздохнула:

- Если бы не эта шестерка, была бы лучшей на курсе. Ну, то есть вместе с Аредоном лучшей, а так он меня обставил!

- Это тот, что из вашего класса?

- Да, будущий капитан. Борец за справедливость. Непревзойденный лидер!

- Ты его не любишь? – спросила я, вертясь перед зеркалом. Платье мне нравилось. И сидело на мне очень хорошо, и фасон такой симпатичненький, и цвет мой любимый - голубой с зеленоватым отливом.

- Есть такое, - подтвердила мое предположение Чиируна. И заговорщически мне подмигнула. – Ты только никому из девчонок этого не говори! А то меня заклюют! Как же можно не любить Аредо-она?! По нему же все девушки сохнут!

Я улыбнулась.

- А тебе, кстати, идет, - заметила Чиируна. – Не знаю даже, есть ли смысл другое платье мерить?

- Ну, раз уж взяли…

Но когда мы подошли к продавцу, и я услышала цену, то, невольно опешила. Осторожно дернула Чиируну за рукав:

- Может быть, еще поищем?

Та удивленно на меня взглянула. Потом, видимо, сообразила, в чем причина:

- У тебя плохо с деньгами?

Я тихонько кивнула, чувствуя, как лицо заливает краска.

Клан отказался платить за мое обучение. Вот не понимаю я этого! Ну и что, что я девушка, а иду учиться на навигатора? Все равно ведь эти деньги верну, когда начну работать! Какая им разница, кем я хочу стать? Нет - отказали. Тогда папа начал оббивать пороги казначейства Великой Семьи Потонти. Они не хотели брать на себя ответствовать и действовать без согласования с казначейством Клана. Но папе все-таки удалось их уговорить. Он смог добиться, чтобы они взяли на себя хотя бы основные расходы. Но за все кроме самой учебы пришлось платить нам самим. И за учебники, и за форму, и за общежитие. На обеды в столовой уже денег не было, да и дороговатые они здесь. Так что еду я готовлю сама на маленькой кухоньке общежития, а карманные деньги, что мне присылают родители, стараюсь экономить. Сейчас я рассчитывала большую их часть потратить на платье, но узнав, сколько оно стоит…

Чиируна открыла сумочку, достала из нее мешочек с монетами и решительно протянула продавщице два маленьких золотых кружочка - пять и два «целых».

- Не на-адо! – нерешительно запротестовала я. Замотала головой.

- А у тебя когда день рождения? – осведомилась Чиируна.

- В седьмом месяце, восемнадцатого. Но до него далеко! И такой подарок…

- А кто тебе сказал, что это на следующий день рождения? - удивилась Чиируна. – Это за прошлый! Ну и за хорошее окончание первого курса, и еще за что-нибудь.

И совсем тихо добавила:

- За то, что я тебя встретила.

И от этого у меня все силы сопротивляться куда-то пропали.

Вчера мы думали, что после магазинов разойдемся по домам, передохнем и встретимся опять после обеда. Но куда там! Мы снова заболтались и времени до похода в гости совершенно не осталось. Поэтому сначала дошли до лицея, и я сбегала в общежитие. В моей комнате никого не было – девочки, наверное, где-то гуляют. Меня это обрадовало и одновременно огорчило. Было страшновато показаться им в обновке, но и похвастаться хотелось: «Я вовсе не такая серая мышка, как вы привыкли считать!»

Кинув старое платье на кровать, и достав из своего шкафчика бумажный пакет с заранее купленным подарком – книжкой кулинарных рецептов клана Энно Уро, я поспешила к Чиируне, и мы отправились к ней домой.

Я приостановилась перед калиткой в зеленой ограде, за которой в глубине просторного участка виднелся большой двухэтажный особняк, выкрашенный в темно-желтый цвет. Он очень красиво смотрелся на фоне зеленого сада и голубого неба.

- Чего затормозила, заходи! – Чиируна подхватила меня под локоть.

Я тихонько пискнула:

- Давай я тебя тут подожду.

Но подруга не удостоила меня ответом и повлекла по дорожке.

- Привет пап! – крикнула Чиируна средних лет господину, сидящему возле крыльца в плетеном кресле и читавшему какую-то книгу. – Я переоденусь и побегу к Лалише!

- Добрый день, - мужчина поднял взгляд от книги, внимательно посмотрел на меня.

Я коротко, но глубоко поклонилась:

- Талиса Канода.

- Карладин, - благосклонно представился он и улыбнулся. – Наконец-то увидел таинственную Талису, о которой дочка всю декаду рассказывает.

Я покраснела до ушей и, еще раз поклонившись, поспешила за подругой в дом.

- Так, пошли в мою комнату! – скомандовала Чиируна. - Сейчас нет времени. Я тебя в следующий раз по дому повожу и познакомлю с мамой и братьями.

- Чииру-уна, а зачем ты обо мне рассказывала? - спросила я чуть ноющим от смущения голосом.

- Как зачем? В кои веки у меня появилась настоящая подружка! Как тут не поделиться?

Комната у Чиируны была большущая, совсем не такая каморка, как у меня в нашем небольшом домике в Баладоре. Она вся была выдержана в бирюзовых тонах. Я стояла посерединке и оглядывалась, пока подруга, распахнув шкаф, перебирала платья, то и дело спрашивая меня: «А может вот это?». Я только беспомощно улыбалась, не зная, что сказать. То есть я конечно бы посоветовала, но наряды вынимались и запихивались обратно с такой скоростью, что я не успевала их толком рассмотреть.

Наконец, Чиируна выбрала красивое темно-бордовое платье, длинное, до щиколоток, и украшенное золотой вышивкой.

Быстренько переоделась, совершенно меня не стесняясь. И вытащила шкатулку с драгоценностями. Взглянула на меня:

- А ты кроме сережек ничего не носишь? Тебе на сегодня чего-нибудь подобрать?

- Нет, не надо! – бурно запротестовала я. Мне бы от подаренного дорогущего платья отойти, а тут еще и ее драгоценностями пользоваться!

Чиируна остановилась, серьезно на меня посмотрела.

- Талиса, у меня, правда, богатая семья. Поэтому деньги для меня не имеют особой ценности. Твое хорошее настроение гораздо дороже.

- Я понимаю, - тихо проговорила я. – Но я так не могу…

- Эх! – громко вздохнула девушка. - Ладно, не буду тебя мучить!

Видимо из солидарности она вынула из шкатулки только тоненький золотой браслетик с поблескивающими красными искрами крошечными рубинами. Застегнув его на тонком запястье, повернулась ко мне:

- Ну - отправляемся!

Лалиша жила в довольно обширном одноэтажном доме. Он скрывался в глубине сада из двух десятков фруктовых деревьев. Перед крыльцом была зеленая лужайка, которую пересекала мощеная ярко-красным кирпичом дорожка. Сейчас в саду, на лужайке и в самом доме было многолюдно. В Арлидоне принято отмечать дни рождения, особенно круглые даты, вроде четырех периодов, два раза. Первый в кругу семьи, второй только с друзьями и сослуживцами. Так что родители Лалиши и ее младшие сестры и брат сегодня отправились к родственникам, оставив дом в полном распоряжении учащихся Летного Лицея.

Все это Чиируна объяснила мне еще вчера.

Невдалеке от калитки прямо на траве расположилась группка ребят.

Чиируна взяла меня за руку и подвела к ним. Шестеро парней вполголоса и как-то напряженно что-то обсуждали. При нашем приближении они замолчали и вопросительно на нас уставились.

- Талиса Канода, - представила меня подруга. – Она из параллельного класса.

И, немного приподняв руку, указывая по очереди, представила мне ребят:

- Лорад, Рохедан, Аредон, Негилорн – все из нашего класса. Тиотерн, эээ… друг Лалиши.

Невысокий блондин сезона на три-четыре старше нас улыбнулся и кивнул.

Указав на последнего молодого человека, Чиируна запнулась. Он был намного старше – наверное, сезонов двадцать пять или даже тридцать. Темноволосый, худощавый, с острыми и резкими чертами лица.

- Даргрид, - представился он хрипловатым голосом. – Я друг Тиотерна. И Аредона.

А Аредон тем временем очень внимательно меня разглядывал. Оценивающе как-то. Причем, не как обычно парни оценивают девушек, а… даже и не знаю, как сказать.

- Ты ведь неплохой навигатор, я не ошибаюсь? – спросил он.

Я смущенно кивнула.

- Она великолепный навигатор! – похвасталась Чиируна. – Лучший в лицее!

Аредон усмехнулся одними губами и многозначительно посмотрел на Даргрида, тихо проговорил:

- Ну вот, теперь есть все.

После этого и Даргрид внимательно меня оглядел. А мне почему-то стало страшно.

- Пойдем дальше! – утянула меня за собой Чиируна.

В саду я увидела еще пятерых человек.

Один темноволосый парнишка валялся на травке, закинув за голову локти, и подремывал.

Еще двое юношей чинно ходили у дальнего угла дома. Они немного смешно смотрелись - такие вальяжные. Один тоненький с прилизанными гладкими волосами, другой плотненький и немного взлохмаченный.

Две девушки устроились в легких креслицах рядом с крыльцом. Одна читала книжку, другая грызла свежесорванный плод мальдиры, которыми было усеяно ближайшее к ней дерево.

- Тот, что валяется – Сониорн, - продолжала вводить меня в курс дела Чиируна. – Те двое о-очень важных молодых человека – Данго Ферици и Котиберн – наша элита. Худой – Котиберн, толстенький – Данго. Потом представлю тебя им, не хочу нарушать их высокоумную беседу. А с девочками познакомлю сейчас.

Высокая девушка, читавшая книгу, подняла лицо и чуть насмешливо на нас посмотрела. У нее было удлиненное овальное лицо в обрамлении светло русых волос подстриженных в каре и серо-зеленые глаза. Умные и немного насмешливые.

- Я – Фабория, - представилась она низким грудным голосом.

Указала книжкой на переставшую жевать и как-то радостно распахнувшую навстречу нам глаза подружку. Очень милую округленькую девочку с длинной темно-русой косой, перекинутой на не по возрасту большую грудь:

- Каларина. А ты, насколько я знаю, Талиса из параллельного?

- Ага, - поклонилась я. – Очень рада знакомству!

- Ну вот, вы и без моей помощи познакомились! – засмеялась Чиируна. – А где все остальные?

- Шоннер сказал, что немного задержится. Но обещал обязательно придти, - ответила Фабория. – Сеилина и Люфан заняты. У них другие важные дела. Остальные помогают Лалише готовить еду.

- Понятно, - Чиируна шевельнула уголками губ. – Дела, значит. Могли бы и прямо сказать.

Фабория кивнула и пояснила мне:

- У Люфана с Лалишей был роман. Но она нашла себе более интересного молодого человека, - Фабория выразительно посмотрела на группку парней, к которым мы подошли вначале. Невысокий светловолосый Тиотерн будто бы почувствовав, что говорят о нем, обернулся в нашу сторону. – Ну и Сеилина, естественно, тоже решила не приходить.

Я ощутила неловкость и постаралась сменить тему:

- А ничего, что Лалиша сама готовит?

- Нормально. У нас арлидонцев так принято! – отозвалась Чиируна, помогая уйти от неприятного разговора. – На свой день рождения девушки сами угощают гостей. Типа хвастовства, что я вот такая замечательная хозяйка.

- Надо же. А у нас не так, - сказала я.

- И правильно! Я тоже так делать не буду! – заявила Чиируна. – Не хватало, чтобы я всех гостей перетравила! Я же тебе говорила, что у меня единственная шестерка на прошлых экзаменах – по трудам, и то, только потому, что учительница меня пожалела, да и со всякой механикой и шитьем у меня все прекрасно. Готовка – не мое!

- Ну, у тебя еще целый сезон, чтобы научиться, - меланхолично заявила Фабория. – У тебя же день рождения где-то в конце сезона?

- Да, - кивнула Чиируна, чуть сверкнув глазами.

«Она что, самая младшая в классе, и из-за этого переживает?» – удивилась я.

- А когда он у тебя? – с искренней улыбкой спросила Каларина, и очень мило засмущалась. – Если не секрет, конечно.

- Двенадцатого, одиннадцатого месяца, - с легким вздохом ответила Чиируна.

- Ух ты! Значит ты младше даже меня! – всплеснула руками Каларина, забыв, что в правой держит надгрызенный фрукт.

- Похоже, у тебя день рождения будет во время практики, - заметила Фабория.

- Ой, как это романтично! – Каларина даже глаза закатила от восторга. – Представляешь, день рождения на воздушном корабле?!

- И тебе все равно придется готовить угощение, - кивнула Фабория. – На весь экипаж.

Чиируна даже кулачки сжала.

- Талиса, пойдем в дом, я тебя остальным представлю.

И, резко развернувшись, пошла к двери.

Каларина озадаченно посмотрела ей вслед, опять укусила мальдиру. Фабория приподняла правую бровь и уткнулась в книжку. А я последовала за подругой.

На просторной кухне кипела работа.

Симпатичненькая круглолицая девочка в фартуке поверх праздничного платья с рюшечками и кружевами стояла у печной плиты и помешивала что-то удивительно вкусно пахнущее в большом котле.

Рядом с печкой, привалившись к стенке, прямо на полу сидел паренек. Волнистые темно русые волосы, зачесанные на пробор. Веселые темно-карие глаза.

Рядом с ним лежала большая куча свеженаколотых дров.

У кухонного стола колдовали над салатами и прочей снедью три девушки.

Первая – с темными прямыми волосами до плеч. В строгой юбке и наброшенном на голубую блузку жакете.

Вторая в изысканном длинном платье, с серебряным колье на шее, и с сережками в которых поблескивали зелеными огоньками маленькие изумрудики. Неторопливые плавные движения тонких холеных рук.

Третья – ее полная противоположность. Среднего роста, с очень коротко подстриженными пушистыми каштановыми волосами. В почти мальчишечьих бриджиках и шерстяной рубашке с закатанными рукавами. Смуглая и быстрая. С четкими резкими движениями.

Она подняла на нас глаза и несмело улыбнулась:

- Здравствуйте, - тихим и немного неуверенным голосом, так не вязавшимся с ее обликом поздоровалась девушка.

- А, ну наконец-то! – обернулась от плиты круглолицая. – Чии, это и есть Талиса, да? Ой, прости-прости, Талиса, я ужасно невежливая! Рада познакомиться!

От такого щебещущего напора я растерялась.

- Ага, она самая, – с довольным видом кивнула Чиируна. И представила меня всем остальным. - Талиса Канода из параллельного класса. А это Лалиша!

Круглолицая девушка чуть присела, картинно кланяясь. Сама над этим весело рассмеялась.

- Хибелла, - Чиируна указала на девушку в жакете. Та без особых эмоций и интереса взглянула на меня и коротко поклонилась.

- Лоарниса, - продолжила Чиируна, указав взглядом на девушку в изысканном платье. Девушка красивой рукой изящно поправила золотистый локон явно специально не заправленный в сложную прическу. Оценивающе оглядела меня с ног до головы, чуть поджала губы. Мне она тоже не понравилась, кстати!

- А это Ивелла, единственная девушка–механик в лицее.

Смуглая девушка в бриджиках застенчиво улыбнулась. А вот она мне как-то сразу приглянулась. Наверное, я почувствовала родственную душу.

- А вон там, в углу, сидит Касурин.

Парнишка поднял руку и помахал мне. Заулыбался.

- Ну вот, вроде бы со всеми перезнакомила – вздохнула Чиируна. – Лалиша, тебе помощь нужна?

- Нет уж! Я знаю, как ты готовишь! Идите лучше с Талисой мальчишек организуйте, чтобы столы и стулья порасставляли на лужайке перед домом. А то попрыгайцы скоро потушатся.

- О! У тебя попрыгаечий соус?! - обрадовалась Чиируна.

- Ага, дядя из предгорий двоих здоровенных привез. Говорит, сам на охоте подстрелил.

Вечер прошел просто замечательно!

Болтали, смеялись, играли в разные игры. Объелись вкуснейшим ароматным тушеным мясом со свежими овощами и салатами. На закуску я, по примеру многих, сорвала себе спелую мальдиру.

Мне было удивительно хорошо. Впервые здесь в Талинаре я оказалась в компании людей, с которыми было приятно общаться. Меня как-то легко включили в свой круг, и я почти совсем не стеснялась. Под конец так осмелела, что на пару с Калариной спела шуточную песенку про двух ведьм, решивших приворожить путешественника.

Расходились уже в темноте. Синь сияла в полную силу, споря в яркости со светом фонарей.

Чиируна, с несколькими юношами и девушками пошли в сторону городских предместий, где обитали, а я в компании с Ивеллой, Шоннером и Рохеданом направилась в лицей. Они тоже были иногородние и жили в общежитии.

Но перед расставанием Чиируна отвела меня в сторонку и спросила:

- Ну, как тебе, нравится наш класс?

- Да, очень! – возбужденно ответила я.

- А ты бы хотела учиться с нами? – серьезно осведомилась подруга.

- Да… А это возможно?

- Я попробую, - улыбнулась она. - Мой папа дружит с ректором, так что думаю - получится. Может быть, даже совсем скоро. Только ваш куратор наверняка будет против – терять такую умную ученицу никому не захочется. Но мы его переубедим!

- Ой, - тихонько охнула я. – Как хорошо бы!

Вот странно. Я ни капельки не сомневаюсь, что и мой класс такой же веселый и дружный. И если бы я попыталась с самого начала стать в нем своей, то не провела бы все лето в одиночестве. Но, время упущено. Это так трудно, когда о тебе уже сложилось мнение, менять его. А здесь… Хотя наверняка все дело в Чиируне. Я с новой благодарностью посмотрела на подружку.

- Успеть бы это в ближайшие дни, - тем временем озабоченно говорила она. – В середине недели у нас будет интереснейшая экскурсия. Представляешь, мы пойдем на настоящий военный корабль!

К общежитию шли молча. Ивелла как всегда рядышком с Шоннером – очень симпатичным рыженьким парнем с простым добрым лицом, покрытым веснушками, и удивительно приятной улыбкой. Я заметила, что Ивелла и на празднике старалась держаться поблизости от него и Лорада. Все трое были механиками, и парни очень трогательно опекали и заботились о своей коллеге. Я перевела взгляд на Рохедана. Он был не таким мощным и высоким как Лорад, но зато кряжистым и, я бы сказала - суровым. Это в пятнадцать сезонов! Правда, странно? Но по-другому не скажешь. Наверное, таким и должен быть будущий боцман, не то, что это прилизанное недоразумение – Котиберн.

Когда мы распрощались у общежития, я внезапно почувствовала сильнейшую усталость. Слишком много всего хорошего произошло в этот день. А, если у Чиируны получится с моим переводом, то, сколько еще замечательного будет в следующие три сезона!


Глава 6. В поход.

09.01.О.995

База повстанцев. Западный Арлидар.

Трорвль передвинул крейсер на три клетки и заменил фишку высоты с пяти лиг на шесть. Брагн задумчиво почесал жиденькую бородку, которую начал отращивать, потянулся рукой к одному фрегату, остановился и сделал ход другим, на правом фланге.

- Ну и зря! – прокомментировал Эртль, внимательно наблюдающий за игрой. – Он же тебе на базу нацелился!

- Не подсказывай! – зыркнул на него Трорвль.

- Но я же по-честному подсказываю! – искренне обиделся парнишка. - И тебе и ему попеременке!

- Брысь! – шикнул на него Брагн. - Я и сам все вижу.

- Ну-ну… Ладно, не буду я вам помогать. Злые вы!

Хлопнула входная дверь. По сеням протопали шаги.

- Привет, абордажники!

Все повернули головы и вразнобой поздоровались с начальством.

Это был сам адмирал Далкин в сопровождении командира абордажников «Серебряного орла» - Рурарда.

Далкин сразу же обратился к Гистеру, горцу из отряда Уберда:

- Рурард говорит, что ты родом из здешних мест?

- Да, адмирал, - кивнул темноволосый горец. – Мой поселок лигах в ста к северо-западу, почти на границе с ФНТ.

Далкин переглянулся с Рурардом. Продолжил расспрашивать:

- А ты хорошо знаешь окрестности?

- Конечно. Я же был охотником. Далеко заходил, все основные тропы мне известны.

- Замечательно. А отсюда дойти до тех мест сможешь?

Гистер пожал плечами:

- А что в этом сложного? Дней семь, если поторопимся.

- Тогда Уберд, у меня есть задание для твоей группы.

Пожилой степняк поднял бровь, отозвался:

- Слушаю, адмирал.

- Отправляйтесь в район нашей последней битвы. Попробуйте поискать выживших с «Черного эля». Если, конечно, им удалось спастись.

- Да адмирал! – уже другим, повеселевшим голосом, ответил Уберд. – Попрыгайцы, всё слышали? Быстро собираться!

- Уря! – тихо, но внятно воскликнул Эртль.

Далкин широко улыбнулся. Но все-таки предупредил:

- Будьте там поосторожнее. Сверху патрулируют корабли ФНТ, в лесу могут быть егеря.

- Не беспокойтесь, адмирал, я проведу отряд скрытно, - уверенно заявил Гистер.

Трорвль тоже обрадовался заданию. Они давно уже не были в деле. Во вчерашнем бою абордажникам так и не пришлось поучаствовать. Так и просидели в кубрике, сжимая оружие, перепроверяя ремешки подвесной системы и пощелкивая застежками тормозных устройств.

Вообще, последний раз они дрались месяцев пять назад. Не то, чтобы Трорвль стал таким кровожадным. Но бесконечное ожидание битвы и вынужденное безделье изматывали сильнее, чем сами сражения. А тут выдалось такое приключение! Пройти по горным лесам и попытаться найти и спасти экипаж капитана Бираана.


Глава 7. Неожиданный полет.

15.01.О.995

Город Талинар, Независимая Территория Арлидон, ФНТ.

Чиируна не обманула подругу. В первый день следующей декады она упросила отца сходить в лицей и поговорить с ректором. Все оказалось даже проще, чем она думала и уже на третий день Талиса пришла в их класс.

Сказать, что ей все безмерно обрадовались, будет преувеличением. Половина учащихся отнеслась к этому с равнодушием или даже без восторга, а другая половина порадовалась, но умеренно. Может быть за исключением Ивеллы, которая уже успела подружиться с новенькой, да Лалиши, проявляющей демонстративное дружелюбие к новой подружке ее Чии.

Но все равно Талиса была почти счастлива. Это лучше, чем полное безразличие, которое она чувствовала в своих прежних одноклассниках.

А через два дня они всем классом отправились на обещанную экскурсию.

Утро выдалось пасмурным и прохладным. Вот теперь действительно ощущалось, что наступила осень. Форменные лицейские курточки, которые раньше носили лишь для внешнего вида, теперь оказались как нельзя кстати.

Корабль был пришвартован на краю маленького воздушного порта располагавшегося на самой окраине города. Это был стандартный фрегат. Его прислали совсем недавно, с началом активных боевых действий на востоке. От Талинара до границы с Арлидаром всего двести тридцать лиг и военное командование решило усилить городской гарнизон на случай прорыва пиратских кораблей флотилии Далкина. Да и не совсем спокойно было в Независимой Территории Арлидон. Очень многие арлидонцы симпатизировали восставшим. Внешне это было незаметно, но брожение шло полным ходом. Поговаривали об арестах активистов и даже раскрытии ячеек подполья в нескольких городах.

Но никакого военного положения или чего-то вроде в Талинаре не ввели. И даже несение службы было чуть ли не безалаберным. Экипаж фрегата поселился в двух небольших пансионатах, а на корабле оставались только вахтенные – один матрос на самом судне и один караульный внизу.

А еще сегодня на корабле был боцман. Ему и поручили провести экскурсию для детишек из местного летного лицея. Для укрепления дружбы с горожанами. Да и самим ребятам будет полезно на настоящем боевом корабле побывать. Глядишь, кто-нибудь из них и решит после учебы пойти в федеральный воздушный флот.

Корабль висел, удерживаемый расчалками, на высоте в три метра от земли. Из кормовой части специально для них опустили грузовой трап. По нему, крутому и ребристому, девятнадцать будущих воздухоплавателей поднялись в темный трюм, заставленный всевозможными припасами. Не задерживаясь, их проводили на открытую галерею, где и началась экскурсия.

Чиируна слушала вполуха. Ну да, интересно конечно, походить по большому кораблю, рассмотреть и потрогать, но она и так знала все его технические данные, причем в объеме гораздо большем, чем им рассказывали. Поэтому она оглядывалась по сторонам.

Ее внимание привлек охранник на летном поле. К нему подошел молодой человек. Знакомый молодой человек. Тот самый Даргрид, который приходил на день рождения к Лалише. Он о чем-то заговорил с постовым, тот настороженно ему ответил, положив руку на эфес палаша. Даргрид, видимо извинился, учтиво поклонился, развернулся, чтобы уйти.

И внезапно провел молниеносный хук справа. Военный подлетел вверх и свалился уже без сознания.

Рядом с собой Чиируна услышала тихий свист. Обернулась. Его издал Люфан, так же как и она смотревший вниз.

Как только раздался свист, Аредон, стоящий рядом с боцманом-экскурсоводом, шагнул тому за спину и, выхватив припрятанный нож, приставил к его горлу.

Лорад прыгнул к вахтенному матросу. Ударил его кулаком в живот, а когда тот согнулся от боли, то ли толчком, то ли ударом перевалил его через леерное ограждение. Парень упал с трехметровой высоты и неподвижно распростерся на земле.

В это время Даргрид перебегал от одного причального устройства к другому. Он останавливался у каждого на пару секунд, чтобы отжать тугой рычаг и высвободить петлю причального каната.

А из-за угла к уже начавшему отрываться от поверхности грузовому трапу со всех ног бежал другой знакомый – Тиотерн, парень Лалиши. Он подпрыгнул, ухватился за край трапа и, подтянувшись, забрался внутрь до того, как корабль, медленно раскачиваясь, поднялся к серому пасмурному небу.

На открытой галерее воцарилось оцепенение. Каларина прижала кулачки ко рту и тихонько пищала. Остальные девочки, широко распахнув глаза, смотрели на происходящее. Котиберн вышел вперед, резким голосом спросил:

- Что это значит?

- Заткнись! – коротко рявкнул Аредон. – Негилорн, Шоннер - связать боцмана! Лорад, Рохедан контролировать ситуацию! Котиберн, Данго Ферици… Сониорн, будете возникать – сброшу вниз!

Негилорн и Шоннер подскочили к боцману, вытащили из карманов куски веревки и быстро стянули ему руки за спиной. Они действовали так сноровисто, что Чиируна сразу поняла – готовились и тренировались.

В этот момент на галерею выбежал запыхавшийся Тиотерн. В его руке тускло посверкивал длинный кинжал.

- Аредон, помощь требуется?

- Нет, все по плану! Даргрид смог заскочить?

- Нет, не успел.

- Я говорил ему, что это не вариант, - тихо прокомментировал Лорад.

- Тиотерн, пристрой боцмана, - скомандовал Аредон.

Парень схватил военного за плечи и куда-то повел.

Аредон обратился к притихшим и сжавшимся от страха одноклассникам:

- Мы угоняем фрегат! Переправим его в Арлидар к повстанцам. Мне нужна ваша помощь. Кто не согласен – сидите тихо, высадить вас сможем только по прибытию, так что не мешайтесь под ногами. Иначе…

И повернувшись к своим соратникам:

- Рохедан, клапан подачи гелия на полный! Лорад, Шоннер… Ивелла – запускайте машину!

Рохедан побежал по направлению к носу судна. Лорад приобнял испуганно приоткрывшую рот Ивеллу, тихонько что-то ей прошептал и повлек в машинное отделение. Следом за ними пошел Шоннер.

А Аредон посмотрел на Чиируну.

- Ты поведешь корабль? – спросил он ее уже почти спокойным голосом.

- А у меня есть выбор? – негромко осведомилась девушка.

- Есть, но я очень на тебя рассчитываю. Без тебя нам всем будет очень трудно.

Чиируна на мгновенье прикрыла глаза. Происходящее никак не укладывалось у нее в голове. Но она была на корабле. На корабле, управление которым она множество раз представляла себе и знала, что сможет им управлять. Она не была патриоткой ФНТ, но и Арлидар был для нее далекой чужой страной. Она открыла глаза и впервые посмотрела на Талису.

У той было какое-то опустошенное лицо. Как будто она упала на взлете. Жизнь, которая, казалась бы, только распахнулась перед ней, теперь стремительно летела вниз.

Чиируна подошла к подруге и порывисто ее обняла, прижала к себе.

Та посмотрела ей в глаза с немой мольбой о помощи.

Откуда-то со стороны пришел голос Аредона, на этот раз тихий и какой-то нерешительный:

- А… ты… Талиса, согласишься проложить курс?

Талиса Канода, все так же смотря в глаза Чиируны, вполголоса ее спросила:

- Ты хочешь… вести этот корабль?

- Да! – неожиданно вырвалось у той.

- Тогда я… тебе помогу, - медленно проговорила Талиса.

- Замечательно! – с видимым облегчением отозвался Аредон. – Раз так, Негилорн, Люфан – к паровику! Поработаете кочегарами.

Люфан, высокий стройный парнишка, с немного капризным выражением лица недобро зыркнул на Талису и проворчал:

- А что кочегаром?! Ты кому доверяешь, мне или ей? Я тоже могу курс проложить!

- У тебя сколько было по навигации? – устало осведомился Аредон. – Двадцать восемь, если не ошибаюсь. А у нее все сорок девять. Так что иди уголь кидать.

Затем самопровозглашенный капитан повернулся к остальным:

- Фабория, я могу на тебя рассчитывать?

Девушка, обнимавшая и утешавшая Каларину, подняла бровь.

- Проведи, пожалуйста, ревизию припасов.

- Хорошо, - согласилась та.

Тихонько чмокнула Каларину в щеку и еле слышно проговорила:

- Будь умницей и не пугайся, я – здесь.

И нырнула в дверь грузового отсека, провожаемая беспомощно растерянным взглядом подруги.

- А я тоже в деле! – воскликнул Касурин. – Мне помочь Фабории?

- Я рад, - улыбнулся Аредон. – Нет, найду тебе другое применение.

Спросил у стоящих плотной группкой девушек:

- Кто возьмется за погоду?

- Не я! – сразу же отозвалась Лалиша. – Пусть лучше Лоарниса! У нее лучше с учебой!

- Вот еще! – высоким голосом ответила «звезда класса» - Я требую, чтобы меня высадили! Я не хочу участвовать в этом безобразии!

К ней подступили на шажок Котиберн и Данго Ферици. Встали плечом к плечу.

- Я вас предупреждал! – грозно рявкнул Аредон. – Кто не с нами – валите в кубрик и сидите там!

Все трое, косо на него поглядывая и вполголоса переговариваясь, ушли вглубь судна.

- Пожалуй, я тоже пойду, - заявила Хибелла. – У вас уже есть хороший навигатор, не буду ей мешаться.

Девушка, высоко подняв голову, проследовала мимо Талисы, за остальными несогласными.

Аредон вопросительно посмотрел на Сониорна.

Невысокий юноша был привычно мрачноват. Он пожал плечами:

- Я бы помог Чиируне, но боюсь, буду только мешать. Она – лучшая.

Аредон широко улыбнулся:

- Иди к Рохедану, побудешь баллонным.

- А я тогда займусь ветром, - звонким голосом сообщила Сеилина – миловидная девушка с прямыми, светло-русыми волосами и симпатичным личиком немного избалованной девочки. – Каларина, пойдем, мне поможешь.

- Уф, - выдохнул Аредон. – Вроде, пока все. Пошли в командный зал.

И в это время внутри корабля протяжно вздохнула паровая машина и огромные воздушные винты начали медленно, но, все убыстряясь, вращаться. Фрегат уже поднялся на добрую сотню метров и, набирая скорость, отправился в полет на северо-восток.


Глава 8. Место катастрофы.

15.01.О.995

Горы Западного Арлидара. Невдалеке от границы ФНТ.

Они притаились на вершине сопки. Уберд внимательно разглядывал в подзорную трубу место падения кораблей.

Впрочем, его и невооруженным глазом было очень хорошо видно. Гигантская клякса сдувшихся баллонов накрыла участок леса в добрые полтораста метров длиной. Серая ткань оболочек двух кораблей лежала неровно, повторяя рельеф и бугрясь там, где под ней оказались деревья. Наверняка многие из них переломаны огромным весом, но некоторые стволы уцелели. В центре куча поднималась значительно выше, в ней угадывались очертания двух судов. Большое, но низкое - явно расплющенное ударом, и поменьше – более округлое.

- Надо идти, - тихо сказал Брагн.

- Ага, прогуляемся, залезем наверх, попрыгаем, руками помашем, – с привычной подначкой прокомментировал Валинт. – Ты вон ту птичку видишь?

Он указал рукой на медленно плывущий над горами патрульный корвет ФНТ.

- Да, поверху мы не пройдем, - согласился Уберд, пряча трубу в заплечный мешок. – Так что придется ползти между оболочками.

- Ты рехнулся? – осведомился Валинт. – Мы же задохнемся там как котята в сундуке! Я не полезу!

- А куда ты денешься? – флегматично спросил командир, и продолжил. – Трорвль, Эртль, вы тоже с нами. Брагн, Гистер остаетесь здесь. Наблюдайте.

Валинт что-то неразборчиво пробурчал, зло поглядывая на Уберда. К его характеру все давным-давно привыкли. Маленький пират больше чем за сезон их совместной службы ни капельки не переменился. Был таким же злобным, язвительным и злопамятным, но свой мерзкий нрав нацеливал в основном на чужих, а внутри команды пытался себя сдерживать, хотя и не всегда. Зато в бою он преображался. Да, он думал прежде всего о себе любимом, но видимо считал, что его драгоценная жизнь зависит от благополучия соратников и всячески их оберегал.

К тому же он не без основания опасался Уберда. Пожилой кочевник с ним не церемонился, но и в случае чего заступался за подчиненного.

Вот и сейчас Валинт ворчал, но быстро и сноровисто собирался, вынимая из мешка, рассовывая по карманам и привешивая на пояс необходимое для вылазки. Трорвль, Эртль и Уберд занимались тем же.

- Всё? Готовы? – спросил Уберд.

Ему вразнобой ответили, что да, и пираты, таясь под начинающими желтеть деревьями, направилась к обломкам кораблекрушения.

Пробираться между оболочками действительно оказалось очень трудно и крайне неприятно. Толстая трехслойная ткань давила сверху, упруго пружинила или проседала под ногами. Она была скользкая из-за пропитки и масляной краски, покрывавшей внешнюю сторону, и совершенно не пропускала воздух. Еще бы, она и гораздо более летучий гелий не пропускает! Пираты не задохнулись только потому, что оболочки легли неровно, и между ними были широкие щели, по которым они и старались двигаться. Но душно было неимоверно! Абордажники промокли до нитки от пота и тяжело дышали.

А еще было очень темно. Ткань практически не просвечивала, и вокруг царила почти полная темнота. А зажигать огонь, даже в закрытом фонаре, они не стали. Временами им приходилось ползти, и разлить горящее масло никому не хотелось. Хорошо, что никто из них не страдал клаустрофобией, но и без того Трорвлю было жутко. Спасал лишь привычный прием – загонять страх в стеклянную клетку и запирать на висячий замок.

Юноша не знал, сколько времени они пробирались. Казалось, что вечность. Несколько раз пришлось менять направление, когда не удавалось протиснуться между слишком плотно прилегающими пластами ткани.

«Какая же она тяжеленная! – подумал Трорвль. – А когда корабль летит в небе кажется, что невесомая!» Он вспомнил занятия в классе-столовой казармы для новобранцев. Им тогда рассказывали об устройстве воздушных судов, и его поразило, что вес квадратного метра оболочки варьируется от пяти до десяти фунтов. Он тогда подумал: «Как это много!». А вот теперь почувствовал на себе. В буквальном смысле.

Но все когда-нибудь кончается, и пробирающийся впереди Валинт уперся рукой в борт гондолы. Он тоже был тканевым, но фактура ее была другой, да и ребра рангоута, ощутимо прогнувшиеся от тяжести навалившегося баллона, отчетливо проступали.

- Сейчас-сейчас, - протянул маленький пират, доставая из-за сапога нож и вспарывая обшивку гондолы.

- Осторожней там! – посоветовал Уберд.

- Не учи, командир, - огрызнулся Валинт и шмыгнул в проделанную дыру.

Все последовали за ним. Наконец-то можно было выпрямиться, встать на ноги на наклонном, но приятно твердом полу. И зажечь фонари.

Тусклый свет масляных фитилей озарил картину полного разгрома. Корабль, не смотря на самортизировавший баллон бомбовоза, очень сильно тряхнуло при посадке. Все кругом валялось разбросанное или переломанное. В настиле пола виднелись трещины, рангоут стен и потолка местами был проломан и просел под тяжестью оболочки.

И не было видно ни одного человека. Вот только попадались подозрительного вида темные потеки. «По крайней мере, без раненых не обошлось», - подумал Трорвль.

Они довольно долго обследовали корабль, пока не нашли прореху в обшивке. К ней вели полосы запекшейся крови. Кого-то волочили.

Заглянув в дыру, Трорвль увидел такую же расщелину между баллонами как та, из которой они сюда попали.

- Ну, пошли наружу, - вздохнул Уберд. – попробуем выйти по их следам.

И первым полез в отверстие. Даже в темноте было не трудно разглядеть дорогу. Слишком много было крови. Этот путь был легче, чем тот, по которому они пробрались на «Черный эль». Видимо уцелевшим пиратам пришлось не один раз по нему проходить, пока вытаскивали раненых и погибших и они по возможности расширили его, даже укрепили в нескольких местах распорками из толстых свежесрубленных веток.

Наконец-то пираты выбрались из душного темного плена. Они оказались почти с противоположной стороны от направления, из которого пришли. Вокруг был лес. И как же чудесно было вдыхать свежий воздух и щуриться от яркого света!

Очень скоро они отыскали покинутый лагерь команды «Черного эля». По обуглившимся остаткам громадного погребального костра, в центре которого громоздились бесформенные кучи, когда-то бывшие пиратами.

Выживших не было видно. Это и понятно, кто же будет оставаться рядом с разбитым судном. Трорвль и так все время был настороже: вдруг послышится шум винтов приближающегося десантного корабля или замелькают в лесу зеленые куртки егерей. Это чудо, что пираты первыми добрались до места крушения. И очень вероятно, что теперь им предстоит соревноваться в скорости с ФНТшниками. А пираты «Черного эля» постараются запутать следы. Так что найти их будет очень не просто.


Глава 9. Небо Арлидара.

15.01.О.995

В небе над Арлидоном, ФНТ.

Поймать в перекрестье ориентир. Сейчас это мельница на холме. До нее далеко – лиг пять, и в окуляре теодолита она совсем крошечная, с медленно вращающимися черточками крыльев.

Так, ровно по центру рисочек.

Оторвалась от окуляра, взглянула на полукруглую шкалу – минус сто сорок три градуса.

Два шага к столу. На нем закреплена навигационная карта - однолиговка. Берусь за линейку, которая скользит по направляющим справа - налево. Двигаю ее на восток, пока она не пересечет маленький значок, обозначающий ту самую мельницу, что я засекла.

Вдоль планки двигается транспортир. Он охватывает деревянную полосу с обеих сторон, так что можно откладывать любой угол от минус двухсот до плюс двухсот градусов. Выставляю окошечко – точно по центру на нужный значок.

Карандашом рисую маленькую рисочку напротив минус сто сорок трех градусов. Планку влево, чтобы не мешалась. Приложив обычную линейку, провожу луч от мельницы через засечку. Он пересекается с таким же лучом, от башни ратуши в поселке Адолир, который я прочертила две минуты назад. От точки пересечения делаю небольшую экстраполяцию на эти самые две минуты. Вот и наше местоположение. Рисую крошечный кружок и ставлю время – 13 часов 32 минуты. Соединяю этот кружок с цепочкой других таких же, тянущейся через всю карту от города Талинар на северо-восток. Скоро эта цепочка упрется в правый край листа, и придется стелить новую карту. Она уже готова – рулон прислонен ко второму столу, где расстелена курсовая пятилиговка, на которой я каждый час отмечаю наш маршрут по координатам с навигационной карты.

Можно сесть и отдохнуть.

Сперва я вычисляла наши координаты через каждые десять минут. Но уже через час такой рабрты поняла, что долго меня на это не хватит. До границы с Арлидаром лететь почти десять часов, и провести все это время, мечась между теодолитом и картой, я не смогу. Все-таки не зря на кораблях у навигатора есть помощник. Он как раз и высматривает ориентиры, указанные в лоции, ловит их в теодолите и сообщает навигатору азимут.

Но помощника у меня нет. Хибелла отказалась во всем этом участвовать, а Люфана я бы и сама не стала просить. Я уже поняла, что он тот еще шалопай, и доверять ему снятие координат не стоит. Лучше уж я сама!

Но, как оказалось, это слишком утомительно. Поэтому я все-таки решила проводить измерения через пятнадцать, а потом и через двадцать минут. Да, за это время корабль пролетает около десяти лиг, и расстояние между кружочками на карте увеличилось с пяти сантиметров до десяти. Но курс у нас почти прямой. Южный ветерок лишь немного сносил нас влево, но я сказала об этом Чиируне и она, отдав несколько команд и чуть повернув штурвал, выровняла судно.

Кстати, подруга тоже немного расслабилась. Вначале она была напряжена как струна. Короткие рубленые фразы, резкие команды, быстрые, порывистые движения. Это была совсем другая Чиируна, незнакомая мне. Она невероятно уверенно взяла на себя управление кораблем, подчинила себе экипаж и заставила всех собраться и делать свою работу предельно четко. Даже Аредон теперь поглядывал на нее с видимым уважением.

Сейчас Чиируна прохаживалась перед большим обзорным окном – застекленным от пола до потолка полукруглым носом гондолы. Смотреть в него невероятно интересно и немного жутко.

Я бывала в оперативном зале всего один раз в жизни. В детстве, период назад, когда летели в столицу Арлидона Ларнисс, и папа упросил боцмана пустить в зал на минуточку дочку, которая мечтает стать навигатором.

Вид безбрежного неба и раскинувшегося простора так ошеломил меня, что я не видела ничего кроме этого. И лишь когда папа тронул меня за плечо и сказал, что пора уходить, быстрым взглядом оглядела помещение, увидела, как бородатый навигатор вычерчивает что-то на карте, поймала насмешливый взгляд шкипера, и, внезапно смутившись, поспешила прочь.

А сейчас я могу любоваться этой красотой часами. Чем я и занимаюсь, пока отдыхаю между замерами координат. Сижу на легоньком стульчике и бездумно любуюсь бескрайним миром, медленно проплывающим под нашим кораблем.

Чиируне тоже явно нравится смотреть в обзорное окно. К тому же, у нас нет лишнего человека, чтобы поставить его наблюдателем. Так что Чиируна взяла эту работу на себя и теперь внимательно оглядывает небо по направлению полета, и, время от времени, приникает к окуляру перископа, чтобы осмотреться по сторонам и за кормой, не нагоняет ли нас кто-нибудь.

А вид впереди просто чудесный. С утра было пасмурно, низкие тучи закрывали Сол. Они, тучи, нам здорово помогли. Мы поднялись на высоту в две лиги и нырнули в них, скрывшись от чужих глаз. Сначала все подернулось дымкой, затем она сгустилась в плотный непроницаемый туман.

Я тогда запаниковала. Как отслеживать курс, если не видно ни одного ориентира? Чиируна это заметила, подошла, обняла меня и погладила по спине:

- Все хорошо, Талиса. Ты умничка! Так быстро успела задать направление! Теперь я справлюсь с управлением и прекрасно проведу нас по компасу.

Я благодарно засопела, успокаиваясь.

Но все равно лететь в облаках было очень неприятно. От вынужденного безделья в голову опять полезли тяжелые мысли. Пока я лихорадочно работала, они отступили, и вот опять…

Было даже не страшно – жутко. Холодный комок распространился по животу, ноги слабели и подкашивались. Хотелось уткнуться во что-нибудь и заплакать. Спасало только соседство Чиируны. Ее громкие команды, которые она отдавала Рохедану и Сониорну, переговоры по слуховой трубе с машинным отделением, требования к Сеилине и Каларине, чтобы они постоянно сообщали ей направление и скорость ветра, влажность воздуха…

Это продолжалось почти час. Затем мы ненадолго вынырнули из облаков, и я суетливо принялась за работу. Я на несколько секунд потерялась, не могла найти подходящие ориентиры… Но, ничего, справилась и успела снять целых три азимута, точно определив наше местоположение.

Мы опять нырнули в белесую мглу. Но уже ненадолго. Еще минут десять, и корабль вновь выплыл из облака. И мы увидели, что погода налаживается. Разрывы в тучах становились все больше, они расходились, открывая участки чистого ярко-синего неба. И, вскорости, вокруг нас уже плыли отдельные пушистые белые облака, похожие на большущие клочья ваты. А под ними раскинулся освещенный ярким белым светом простор с зеленью лугов, темно желтыми прямоугольниками полей, темно-зелеными, с легким оттенком осенней желтизны, рощицами, сверкающими лентами рек, пестрыми пятнами поселков и городков. Мой родной Арлидон, над которым мы проплываем, и который теперь покидаем.

От этой мысли опять сжало сердце. Снова навалилось тоскливое ощущение потери, того, что прошлая жизнь безвозвратно ушла, и больше уже никогда не вернется. Если нам удастся угнать корабль к пиратам – то, что дальше? Остаться у них в диких горах? Это так страшно! Попробовать вернуться? Но как меня встретят? Как преступницу?

А если наш корабль перехватят? То, то же самое – арестуют и будут судить. И очень хорошо, если дело ограничится штрафом и запретом учиться в лицее. А если… Вот об этом думать еще ужаснее, чем о том, чтобы оказаться у пиратов…

В любом случае моя школьная жизнь, которая таким чудесным образом наладилась, теперь оборвалась. Навсегда…

Тоненькая дверь, ведущая из зала в коридор, тихо скрипнула. В нее, держа в обеих руках поднос, протиснулась Лалиша. Она добровольно назначила себя судовым коком, и нам предстояло проверить, правильно ли поступил Аредон, что доверил ей эту обязанность.

Лалиша огляделась, ища глазами куда поставить еду, и двинулась к навигационному столу.

- Эй, эй! – запротестовала я, вскочив и грудью став у нее на пути.

- И куда мне их тогда взгромоздить, скажи на милость? – осведомилась девушка, кивая на четыре тарелки, наполненные до обалдения приятно пахнувшим супом.

- А-а… - протянула я, глотая слюнки. – Ладно, давай на вон тот стол с курсовой картой.

Я указала рукой на небольшой столик, на котором была расстелена пятилиговка.

- Только осторожно, пожалуйста!

- Да уж постараюсь.

Лалиша пристроила поднос на краешке стола и переставила тарелки прямо на карту.

Все повернулись к нам и даже сделали пару шагов.

- Не-не! – замахала рукой Лалиша. – Сеилина, Каларина, Сониорн – брысь в кают-компанию! Капитан приказал здесь кормить только тех, без кого корабль не может лететь!

- А без меня может? – спросил Рохедан.

- Ни в жизнь! – отозвалась Лалиша. - Тебя, Чиируну и Талису велено закармливать на месте!

- А четвертая для кого? – спросила Чиируна, кивая на лишнюю тарелку.

- Аредон сказал, что сейчас к вам подойдет. Ладно, давайте, кормитесь, я потом второе принесу! А вы все - вперед за мной!

И подталкивая девочек и парня, вышла обратно в коридор.

Мы пододвинули легонькие стулья к столу и принялись за еду. Как все-таки прекрасно поесть горячего и вкусного супчика, после трех с половиной часов шастаний между теодолитом навигационным столом. Так расслабляющее и умиротворяющее. Я даже решила, что следующую сверку маршрута сделаю попозже, после еды. Ну не прерываться же!

Дверь в коридор опять открылась, и к нам присоединился капитан.

Вид у Аредона был усталый и замученный. Он, молча, подошел и уселся на заранее принесенный Рохеданом стул. Откинулся на нем, оглядел наши лица.

- Ну как вы? Держитесь?

- А куда мы денемся, – отозвался боцман. – Только не знаю, сколько девочки выдержат. Талиса так и шмыгает от приборов к картам. Чиируна все вышагивает перед обзорным окном. Ты бы сказал им, чтобы экономили силы, а то меня не слушаются.

- Говорю, - серьезно кивнул Аредон. – Девочки, экономьте силы. Уж вам-то в первую очередь известно, насколько долго нам еще лететь. Кстати…

Он чуть подвинул в сторону свою тарелку, разглядывая курсовую карту.

- Я смотрю, идем почти идеально.

- Могли бы и быстрее, - заметила Чиируна. - Еле держим крейсерскую скорость, о максимальной я и не говорю.

- Ну, тут ничего не поделаешь, - сумрачно ответил Аредон. - Лорад не хочет перегружать машину.

- Да что с ней будет?! – возразила Чиируна. – Она не на такие смешные нагрузки рассчитана!

- Да, но сама понимаешь, для наших механиков это первый настоящий полет. Они не хотят рисковать. Если что-то сломается, починить не сможем. А к тому же надо и кочегаров пожалеть. Я направил к ним и Касурина, но даже втроем трудно.

- Меньше десятой гросса угля за час? – удивилась Чиируна.

- А ты сама попробуй! – вступился за ребят Рохедан.

- Можно подумать, мне неизвестно, что такое тяжести таскать! Знаешь, сколько я на тренировке с утяжеленным сачком бегаю?

- Ладно, ладно! – успокаивающе поднял руки Аредон. - Но ребятам, правда, нужно силы беречь. Как и вам с Талисой. Только до границы лететь еще… часов шесть, семь?

Он вновь склонился к карте.

Я взглянула на хронометр, сообщила:

- Уже меньше шести.

- Хорошо… Кстати… - Аредон внимательно изучал проложенный мной курс. – Мы пролетим рядом с Никодорном?

- Да, в шести лигах от окраины, - подтвердила я.

Аредон подергал уголком губ.

- Нет, не пойдет. Обойди его лигах в пятнадцати с севера. Нет, в двадцати.

- Тогда будем дольше лететь, - предупредила я.

- Ничего страшного, два десятка минут погоды не сделают. А еще я хочу подлететь к границе в сумерках. Потому и не тороплю механиков. Там наверняка патрулируют корабли федералов, и мимо них лучше в темноте пройти.

- Все равно нас обнаружат, если захотят, - подала реплику Чиируна. – Вообще, что за тупую авантюру вы устроили?!

- У нас получится, - криво улыбнулся Рохедан.

Чиируна пожала плечиками и вернулась к поеданию супа.

После обеда мне пришлось прокладывать новый курс. На этот раз было гораздо сложнее. Раньше мы двигались почти по прямой, а сейчас предстояло провести широкую дугу с выходом на старый маршрут. Но я справилась!

Городок Никодорн едва виднелся на краю горизонта далеко справа, когда Чиируна замерла на полушаге, напряженно вглядываясь в небо в левой части обзорного окна. Схватила подзорную трубу, принялась что-то высматривать.

Резко обернулась к насторожившемуся Рохедану:

- Корабль, лигах в двадцати! Зови Аредона!

Боцман, не проронив ни слова, кинулся из зала. Через минуту он вернулся с запыхавшимся от бега Аредоном.

- Что за корабль?

- Откуда мне знать?! - напряженным до звона голосом ответила Чиируна.

Капитан кинулся к перископу.

- Дай направление.

- Градусов тридцать.

- Та-ак. Где же ты?.. Где?.. А! Есть! – Аредон застыл, уткнувшись лицом в окуляр. – Еще слишком далеко. И… он или идет встречным курсом или висит - не вижу смещения. Это плохо.

Оторвался от перископа, скомандовал:

- Чиируна, уводи нас вправо!

Поднялась суматоха. Чиируна отдавала приказы, Аредон ругался в слуховую трубу, требуя увеличить ход, Рохедан вперился в перископ, разглядывая неизвестных корабль. Сониорн, стоя у вентилей подачи гелия и рычагов управления клапанами, внимательно оглядывал небо через смотровое окно.

Все это я замечала краем глаза. Когда отрывалась на несколько секунд от окуляра теодолита, в который ловила попеременно два намеченных заранее ориентира, снимала показания с прибора и, делая в уме молниеносные расчеты, выкрикивала для Чиируны углы курса и координаты по привязке.

- Он начал двигаться наперехват! – прокричал Рохедан.

Как холодной водой окатили. И ноги опять подкашиваются. Я схватилась до боли, до белизны пальцев, за поворотные ручки теодолита.

- Рохедан, засекай скорость! – приказала Чиируна. – Талиса, расчет курса! Прими, что это такой же фрегат.

Я метнулась к столу, сняла с держателей планшет, дрожащими пальцами взяла карандаш и принялась судорожно вычерчивать и рассчитывать наше движение. Вскоре я выкрикнула:

- Держи пока на девяносто пять градусов!

И тут крик Сониорна:

- Над городом второй поднимается!

Он рукой указывал в направлении Никодорна. Мы к этому времени повернули почти что к нему и приблизились лиг на пятнадцать. Поэтому маленькая черточка воздушного корабля, плавно поднимающаяся над городком, была хорошо видна даже невооруженным глазом.

- Талиса! – отчаянно крикнула Чиируна.

Я опять уткнулась в лист планшета. Продолжая считать, севшим голосом проговорила:

- Пока… поверни… на восемьдесят пять. Сеилина – скорость?!

- Двадцать шесть – звонкий девичий голос. – Растет.

А я закончила предварительный расчет:

- Чии, держи на восемьдесят два, - обернулась и посмотрела на вопросительно глядящего на меня Аредона. – Мы проскочим между ними. Наверняка. Но… Дальше все от скоростей зависит.

Он медленно кивнул, опять обернулся к переговорной трубе:

- Давайте, парни! Лорад, выжми все, что сможешь!

Мы проскочили. Был жуткий момент, когда преследователи оказались с обеих сторон на расстоянии всего в пять лиг. Теперь уже было ясно видно, это действительно военные корабли. Такие же как наш стандартные фрегаты. Они шли немного выше нас. Это очень плохо, значит, даже при одинаковой нагрузке на машины враги будут лететь быстрее чем мы. А учитывая, что наши механики никогда раньше не управлялись с настоящими механизмами…

Так и оказалось. Когда вражеские фрегаты стали на почти параллельные нам курсы, я смогла рассчитать разницу в скоростях…

Сделав этот расчет, я легла грудью на стол и уткнулась лицом в согнутые локти.

- Талиса, - тихонько позвала Чиируна.

- Две с половиной лиги в час, - не поднимая головы, ответила я. Всхлипнула, потерлась лицом о жесткие рукава курточки. Они очень плохо вытирали слезы. Поэтому, когда я подняла голову, окружающее немного расплывалось у меня перед глазами.

- Лорад! Попробуй хоть немного ускориться еще! – каким-то умоляющим и оттого мальчишечьим голосом прокричал Аредон в переговорник.

- Два часа… - как-то растеряно проговорила Чиируна. Она сгорбилась, опершись на стойку с компасом.

Сбоку к ней подошел Сониорн, положил руку на плечо.

Знаете, что самое тяжелое? Погоня, от которой не спастись. Именно тяжелое. Потому что страх со временем ослаб. Зачем бояться, если все равно ничего не можешь сделать? И он перерос в какое-то тоскливое чувство похожее на холод. Такой, что пронизывает все тело, сковывает и отупляет. И от него никак не спастись. Я старалась загрузить себя работой, опять участила снятие координат, постоянно следила за скоростями нашего корабля и преследователей, вычерчивала и корректировала постепенно сходящиеся курсы. Это немного отвлекало, но не спасало. Особенно когда неумолимая математика выдает все меньшее и меньшее расстояние между кораблями…

Остальные тоже как-то потухли. Я заметила, какие у парней и девушек стали скованные движения, какие застывшие лица. В оперативный зал собрались все, кто не был занят в машинном отделении. И капитан Аредон, и Фабория и Лалиша, и даже Тиотерн. Не пришли только наши отказники. Они продолжали сидеть в кубрике.

Зато подошел Лорад. Они втроем с Тиотерном и Аредоном пытались разобраться в управлении баллистами. Но, пока что у них ничего путного не получалось. Наш лицей гражданский, лишь на последнем четвертом курсе будут немного рассказывать о вооружениях… Будут другим рассказывать о вооружениях…

Но в конце концов у ребят получилось запустить паровой привод и натянуть тетиву, получилось разобраться с системой заряжания, и даже удалось выстрелить. Но как правильно рассчитывать угол возвышения никто не знает.

Я подумала: «Может быть, предложить им помощь? Я с физикой хорошо дружу». Но не стала. Если начнется бой, то у меня будет и без того море работы. А Аредон вроде как лучший курсант на потоке, наверное, и сам сможет справиться.

За всеми этими делами незаметно текло время. С того момента, когда мы увидели первый фрегат прошло больше двух часов, и теперь до преследующих нас кораблей меньше лиги. А до границы с Арлидаром - лиг шестьдесят. Да и что изменилось бы, пересеки мы эту черту на карте?

Местность под нами заметно поменялась. Постепенно повышающаяся холмистая равнина сменилась предгорьями, а затем и настоящими горами. Пологими, и не очень высокими сопками, покрытыми густым лесом.

Рохедан даже предложил спуститься, попробовать сесть, и спрятаться в лесу. Но было уже поздно. Пока мы будем снижаться, вражеские фрегаты нас нагонят и расстреляют. К тому же и садиться вечером в горах, не имея опыта в посадках…

Да, тем временем наступил вечер. Сол опустился к самому горизонту за нашей кормой, и подсвечивал горные склоны мягким желтоватым светом. Я подумала, что ребятам, когда они будут пытаться отстреливаться, будет трудно прицеливаться против Сола. А мы как на ладони…

И даже промелькнула мысль: «Скорей бы все кончилось. Пусть нас собьют». Я сама ей испугалась, тяжело задышала, боясь как бы не накликать беду… Все-таки очень хочется жить.

Левый фрегат едва умещается в поле зрения дальномера. Я осторожно и плавно подкручивала колесико точной настройки, добиваясь, чтобы двоящееся изображение совместилось. Есть. Отвела лицо от мягкого окружия окуляра, посмотрела на шкалу.

- Шестьсот пятнадцать!

- Скоро, совсем скоро… - пробормотал Лорад, не отрываясь от прицела.

- Лорад, может ты все-таки пойдешь к котлу? – спросил Аредон. - Мы с Тиотерном…

- Нет, я лучше постреляю, - отозвался темноволосый гигант. – Ивелла с Шоннером сами справятся.

- Тогда, Тиотерн – замени у дальномера Талису, ей и без того будет чем заняться.

- Хорошо, - невысокий светловолосый парень сделал пару шагов ко мне. – Показывай, что тут делать.

Я уступила ему место, сбивчиво затараторила:

- Глядишь в окуляр, крутишь вот это колесико, когда изображение станет четким, смотришь на шкалу. Она как у микрометра, ты знаешь, как ее читать?

- Знаю, - буркнул он.

- Вот… Здесь смотришь расстояние. По вон той шкале засекаешь возвышение, по этой – азимут. Главное старайся навести резкость на самый нос корабля…

- Все ясно, Талиса, - кивнул тот и приник к окуляру.

Я отошла к своему столу, прикрепила на планшет чистый лист.

- Что же они не стреляют? – напряженным голосом спросил Аредон. – Уже могли бы нас достать.

- Значит, не хотят портить корабль, - спокойно заметил Лорад.

«Сколько уже?», - подумала я, глядя на хронометр. Секундная стрелка медленно ползла по пятиконечному циферблату, разделенному на пятьдесят делений.

Каждую минуту они будут на пятьдесят метров ближе. Прямо-таки нумерология какая-то…

- Давай-ка я стрельну, - проговорил Лорад.

- Рано, не достанешь, - отозвался Аредон.

- Пусть, - возразил со своего места Рохедан. – У нас все четыре баллисты заряжены, можно по очереди стрелять. А пристреляться надо.

Лорад нажал на рычаг, и корабль едва заметно вздрогнул.

Аредон кинулся к свободному перископу.

- Ниже, метров на… сто или сто пятьдесят.

Лорад открыл клапан паровика, и мощные цилиндры принялись неспешно натягивать тетиву.

- Сониорн, - окликнул Аредон. – Рохедан с баллоном сам справится. Будешь перезаряжать баллисты после выстрелов. Лорад покажи ему.

Еще более хмурый, чем обычно, паренек подошел к рычагам управления орудием и под руководством Лорада зарядил во взведенную баллисту новую стрелу.

- По-моему они замедляются, - послышался голос Тиотерна.

- Дистанция?! – резко выкрикнула Чиируна.

- Так… эээ… четыреста девяносто один.

- Держи резкость, я скажу, когда следующий замер… так, еще… давай!

- Четыреста семьдесят пять!

- Да, замедляются! – Голос Чиируны звенит от напряжения. – Ребята, приготовьтесь, сейчас будут стрелять!

- Второй тоже тормозит! – крикнул Аредон. – Выстрел!

Чиируна резко повернула штурвал, корабль нехотя начал неспешный разворот.

- Держи прежний курс! Они все равно не промажут! - окрик Аредона

- Вам же дуракам дистанцию сократить надо! – ругнулась Чиируна.

- Я сказал – держи ровно! – рявкнул Аредон. – Я – капитан.

Чиируна промолчала.

А первая стрела почему-то пролетела мимо. На такой дистанции, странно…

Лорад тем временем выстрелил из второй баллисты правого борта.

- Недолет. Метров семьдесят не хватает, - прокомментировал Аредон. – Они слишком высоко идут…

- Тиотерн, давай расстояние каждые двадцать секунд, - скомандовала Чиируна. – Талиса, не спи - считай!

Я очнулась от оцепенения. Схватила карандаш.

- 454!

- Талиса, скорость?

Я торопливо подсчитала:

- Тридцать пять в минуту!

- Левый стреляет! – крикнул Тиотерн.

Руки Чиируны потянулись к штурвалу. Но остановились. Подруга сморщилась, как от зубной боли, зло посмотрела на Аредона.

Жестокий удар, рывок, грохот. Я еле устояла на ногах, схватившись за стол. Сеилина с размаху села на пол, заскулила. Сониорна отбросило на середину зала.

- Баллиста! – заорал Аредон. - Они бьют взрывными по баллистам! Сониорн, ты как?

Парнишка встал на четвереньки, помотал головой:

- Так себе…

- Четыреста тридцать девять,– послышался голос Тиотерна. - Прости, я задержался.

- Правый стреляет! – выкрик Аредона.

- И левый… - как-то слишком спокойно отозвался Тиотерн.

- Лорад, от баллисты! – крикнула Чиируна.

Я изо всех сил вцепилась в стол.

Два взрыва почти одновременно с обеих сторон. Меня мотнуло из стороны в сторону.

В разорванную оболочку левого борта хлынул, завывая, поток встречного воздуха, вихрем поднял со стола листы бумаги, взъерошил мне волосы. Мотнув головой и откинув пряди с лица, я оглядела зал.

Девушки сгрудились возле Фабории, которая нашептывала что-то успокаивающее Каларине. Лорад, едва успевший отпрыгнуть от борта зажимал рукой кровоточащий левый локоть.

Сониорн все так же на четвереньках. Аредон и Тиотерн приникли к окулярам.

Чиируна широко расставив ноги, вцепилась в стойку компаса. Зло спросила:

- Доволен!? Могли бы и уклониться!

- Дура! И подставились бы под стрелу не бортом, а серединой корабля?

- Тогда, может, вообще, лечь в дрейф? – со злой насмешкой в голосе. - Чтобы им удобнее было целиться?

- Хватит ругаться! - встрял Рохедан. – Лорад, что у тебя?

- Царапина, - проворчал он. - А вот одна из левых баллист тоже накрылась.

- Девочки, - обратился Рохедан к перепуганным одноклассницам, – посмотрите, что у Лорада.

- Ага, - отозвалась Лалиша и подбежала к гиганту, захлопотала над его раной.

А в это время еще один сильный толчок, и корабль, как-то странно вздрогнув, начал заворачивать вправо. Центробежная сила плавно накренила все в сторону левого борта.

Из переговорной трубки какие-то голоса. Чиируна прижалась к ней ухом, подняла руку, вслушалась, отстранилась от нее, устало проговорила:

- Правый винт. Я командую глушить машину.

- Погоди… - как-то растеряно проговорил капитан. – А! Ладно, командуй.

- Стоп машина! – громко крикнула Чиируна в переговорник.

- Четыреста двенадцать. Было… - встревоженный голос Тиотерна. - Фрегат быстро движется в сторону, не могу удержать в перекрестье!

- Не он, а мы, - спокойным, даже меланхоличным голосом поправила Чиируна.

Устало опустив плечи, подруга подошла ко мне, приобняла, уткнувшись лицом в шею.

- Чии, а как же корабль? – тихо спросила я.

- Бесполезно. С одним винтом… Остается только ждать, когда это закончится.

И мы ждали. Вражеские корабли больше не стреляли. И мы, и они замедлились, уходя в дрейф. Тиотерн вновь принялся сообщать расстояние, хотя его уже никто не слушал. Рохедан, Аредон и Лорад достали позаимствованные из корабельного арсенала палаши. Сониорн сидел на полу, привалившись к стене. Девочки бесцельно бродили по залу, вполголоса переговариваясь. А мы с Чиируной стояли обнявшись. Я чувствовала, что это нужно нам обоим. Тепло хоть немного защищало от страха неизвестности.

А корабли противника подошли к нам с обеих сторон на расстояние метров в семьдесят.

- Может попробовать выстрелить? - спросил Лорад. - Две баллисты еще исправны.

- Не стоит, - отозвался Аредон, - Они заметят шевеление и стрельнут первыми.

- Тогда ждем, - кивнул механик.

И дождались.

Серия слабеньких толчков слилась в одно колебание. Громкий стук с обоих бортов.

- Абордаж! - прокричал Аредон и кинулся к люку. Распахнул его.

В сумрак зала хлынул желтый свет заходящего Сола. Аредон замер в проеме. И вдруг вздрогнул всем телом. Судорожно схватился за дверцу и медленно сполз на пол. В нем торчали сразу три стрелы.

Визг Сеилины.

И негромкие шлепки, сменяющиеся тупыми ударами. В ткани обшивки образовалось несколько маленьких ярких отверстий, а в пол зала воткнулся с десяток стрел. И не только в пол.

- А-а! – не то вскрик, не то всхлип.

Я вывернулась из объятий Чиируны, посмотрела направо.

Каларина удивленно и как-то обиженно склонила голову и смотрела на стрелу, воткнувшуюся ей над самой левой грудью.

Начала медленно падать. Фабория еле успела подхватить подружку, села с ней на пол, замычала, с силой прижимая к себе как-то сразу обмякшее тело.

Все замерли переводя взгляды с Аредона на Каларину.

А у меня… почему-то сразу намокли глаза, и растеклась такая слабость, что я удержалась на ногах, лишь всем весом облокотившись на стол.

Все последующее было каким-то смутным, обрывочным.

Крики, стук подошв, ворвавшихся в люк солдат.

Рохедан падает на пол, держась за проткнутое бедро. Лорад, с приставленным к горлу острием, выронивший клинок и поднявший вверх руки. Визжащая от страха, забившаяся в уголок Сеилина. Фабория, продолжающая обнимать неподвижную Каларину. Сониорн и Лалиша как-то безучастно за всем этим наблюдающие.

И жесткая рука, схватившая меня за предплечье. Ухмыляющаяся рожа:

- Капрал, смотри какие тут кралечки! Может призадержимся?

Чиируна бешеной кошкой налетевшая на него сбоку, и отброшенная одним взмахом руки.

- Отставить, Корино Атару! Никого не трогать! Вяжем и в кубрик! А ты парень – брось бронзовку.

Это он Тиотерну. Тот в дальнем конце зала. Держит палаш. Нет, уже не держит, бросил его на пол и тоже, как Лорад, поднял руки.

Десантник, что держал меня, грубо заломил мне руку, заставив повернуться к нему спиной, перехватил вторую руку, сноровисто обмотал запястья ремешком. И все-таки не удержался, притянул к себе, облапил. Невыносимо противно.

- Корино Атару, я же сказал, - спокойный, даже ленивый голос капрала.

Удар мимо моего уха. Солдата отбросило в сторону. Я, увлекаемая им, пошатнулась, чуть не упала. Но меня поймали сильные руки, крепко взяли за плечи.

- Пойдем, девочка, тебе и без того не сладко придется.


Глава 10. Удачная неудача.

16.01.О.995

Город-государство Котелок.

Постукивая на стыках рельс, и чуть-чуть раскачиваясь, трамвай взбирался по пологому склону холма. Пантиир устроился в последнем третьем вагончике, подальше от попыхивающего серым дымом крошечного паровозика. Пожилой шпион уселся на мягкое креслице у окна и с интересом разглядывал проплывающий мимо город.

Казалось бы, за месяц, что он провел в Котелке, он должен был надоесть. Но, этот город был настолько особенным и ни на что не похожим, что Пантиир до сих пор не мог к нему привыкнуть, хоть и встроился в ритм его жизни, освоился с транспортом, обошел и объездил его вдоль и поперек.

Сейчас Пантиира звали Никоомон, и был он торговым представителем завода корабельной механики братьев Витооронов из княжества Великая Седловина.

А до этого Диираноном из торговой республики Виловодск, и Сааторном из фазендария Желтые Просторы.

Такой вот долгий и сложный маршрут внедрения. Пантиир считал, что подобная осторожность избыточна. Хотя… Агентство защиты Котелка всегда славилось профессионализмом.

Трамвай с легким скрипом замедлил ход и притормозил у остановки.

Два человека сошли, и столько же село в вагончик. Пассажиров немного, это и понятно: середина декады и разгар трудового дня. Пантиир вспомнил, как были набиты трамваи несколько дней назад во время Осеннего праздника. Не протолкнуться!

Котелковцы – странный народ. Они деловитые и целеустремленные. Ходят быстрым шагом, никогда не останавливаясь, чтобы поглазеть по сторонам или завести ненужную беседу. Органически не переваривают бездельников. Зато в нерабочее время, на выходных и на праздники отрываются по полной! Целую декаду, в начале осени, никто не работает, кроме, конечно, всевозможных таверн, ресторанов, театров, и прочих увеселительных и культурных учреждений. Улицы и многочисленные парки заполняют празднично одетые и непривычно неспешно фланирующие люди, город украшается гирляндами, которые в темное время расточительно сверкают настоящим электрическим светом!

Кроме того Осенний праздник славится сельскохозяйственной ярмаркой, на которую съезжаются торговцы из всех окрестных государств. В парках и на площадях расставляют пестрые шатры, в которых можно купить всевозможные продукты и напитки, и тут же их продегустировать. Очень вкусный праздник.

Пантиир изо всех сил постарался совместить приятное с полезным, окунувшись в праздничный водоворот, и одновременно пытаясь незаметно окучивать господина Китаара и его окружение.

Жалко, что и это не помогло.

Пантиир невесело вздохнул. На этот раз его миссия провалилась. Ему так и не удалось завербовать представителя Котелка в Великой Экспедиции. Если бы он действовал более напористо… Но руководство дало строгое указание: «Прежде всего, не привлекать внимание местной службы безопасности!». Так что приходилось работать предельно осторожно и косвенными методами. Потому и такой результат. Впрочем, господин Китаар дал понять, что может быть что-нибудь и расскажет любопытствующему торговому представителю, по возвращении. Таким образом, полной неудачей шпионскую операцию назвать нельзя. И тем не менее…

Сейчас Пантиир ехал в Верхний город, чтобы купить билет на завтрашний лайнер до города Стрела Дорог – столицы княжества Великая Седловина. А потом по обратному маршруту, меняя имена, пока не окажется в родной северной стране. Потому что сегодня днем два корабля ФНТ, что привезли «Делегацию по приглашению в Экспедицию», взяв на борт представителей Государств Востока, отправятся на запад, в долгий обратный полет к далекой Федерации Независимых Территорий.

Между тем трамвай пересек широкий проспект второго бульварного кольца и въехал в Верхний город. На смену небольшим домикам, мастерским, магазинчикам и тавернам пришли торговые центры, развлекательные заведения, и, обнесенные высокими заборами, заводы и фабрики. А еще, конечно же - жилые дома. Трех-, четырехэтажные основательные кирпичные здания с большими закругляющимися вверху окнами. Там, в благоустроенных квартирах, жила настоящая элита города – рабочие и инженеры заводов, ученые конструкторских бюро и научных институтов, работники торговых контор и банков. Да, местная аристократия была лишь посеребрением на стали. Представители именитых родов, да и сам герцог, на самом деле мало что решали, они были скорее символом, чем содержимым власти и служили городу главным образом в армии и государственных учреждениях. А истинная власть была у технократии – у «Совета по промышленности и науке». Единственные, кто всерьез ее оспаривали, были «Трудовые советы», защищающие интересы рабочих и служащих. Но они занимались только своей сферой: следили, чтобы никто не ущемлял права работников, да не жадничал с зарплатой и социальными отчислениями.

Не даром официальное название этой страны было: «Свободный Город, Социальное Герцогство Котелок». Пожалуй, больших прав у граждан не было даже в южных пролетарских республиках – Твердыне, Мышиных Норах и Сладких Холмах.

Трамвай опять замедлил свой ход. Пантиир встал и направился к выходу. Когда вагон остановился, он надавил на рычаг, открывающий дверцу, и спустился по коротенькой лесенке на мостовую. Она, как и все проспекты города была покрыта гладкой гранитной плиткой, чистой и укатанной до такой степени, что лоснилась и сверкала в утренних лучах Сола. Пантиир даже прикрыл глаза от яркого света. Но все-таки наметанным глазом отследил других пассажиров, вышедших на этой же остановке. Вроде бы никого подозрительного. Он за время своего пребывания в Котелке порой чувствовал, что за ним наблюдают, но каждый раз обнаружить хвост или хотя бы подтвердить свои опасения у него так и не получалось.

«Старею, - подумал шпион, - то ли паранойя прогрессирует, то ли теряю хватку…»

Подстраиваясь под ритм прохожих, Пантиир ускорил шаги, направляясь к одному из больших городских парков, по совместительству служившим воздушным портом. В Котелке только пассажирских портов было целых три, плюс десяток торговых и парочка военных. В небе постоянно пролетало, садилось или поднималось несколько воздушных судов. Такой интенсивности полетов не было, пожалуй, ни в одном другом городе Восточных Государств.

По широкой аллее, усаженной высокими раскидистыми деревьями, Пантиир прошел к зданию воздушного вокзала и, отстояв небольшую очередь, купил билет на лайнер.

Неторопливо выйдя из здания, он приостановился, раздумывая, куда бы пойти сегодня. Дела были сделаны, и у него оставался целый свободный день. Хотелось провести его максимально приятно, чтобы попрощаться с этим замечательным городом. Следующий раз он побывает здесь наверное только после возвращения Экспедиции, то есть или поздней осенью, или уже в конце следующей весны, в зависимости от того найдут ли путешественники мифический Южный континент.

ФНТ затеяло грандиозное предприятие, и щедро пригласило участвовать в нем представителей нескольких восточных государств. И, конечно же, Святой Белой Империи. Разумеется, никто не испытывал иллюзий насчет того, что среди приглашенных будут шпионы. Поэтому руководство Тайного приказа Империи решило поступить хитро – и отправить в экспедицию совершенно чистого человека. Ученого, который никоим образом не был связан с разведкой. Пусть безопасники ФНТ крутятся вокруг него и опекают. А настоящих агентов решили завербовать из представителей других Государств Востока. Пантииру выпало окучивать представителя Котелка – Китаара. Наверняка, другие агенты то же самое пытались провернуть в других странах.

Но теперь дело сделано, или, вернее, провалено, и можно просто отдохнуть.

В этот момент к Пантииру подошел молодой человек, сезонов тридцати, высокий и худощавый с острыми глазами профессионального стрелка или…

- Господин Никоомон, если не ошибаюсь? – осведомился он хрипловатым голосом.

- Да, чем могу служить? – внешне беспечно ответил Пантиир, внутренне мобилизуясь.

- Если вы не против, я хотел бы с вами поговорить об одном интересующем нас деле.

- А с кем имею честь разговаривать?

- Ох, простите, за невежливость! – воскликнул молодой человек и представился. – Саарнэл. Капрал Агентства защиты Котелка, миграционный отдел.

- У меня какие-то проблемы по части миграционного отдела? – невинно осведомился Пантиир, в то же время лихорадочно пытаясь вспомнить, где же он встречал это знакомое имя. – Я, вроде бы ничего не нарушал, виза на три месяца, а завтра я улетаю на Родину.

- Нет, с миграционным отделом все нормально, - улыбнулся Саарнэл. – Извините за нескромный интерес, а на которую Родину вы улетаете господин Никоомон, или Дииранон, или Сааторн? Простите, не знаю вашего настоящего имени.

- Я вижу, нам действительно есть о чем поговорить, - медленно проговорил Пантиир.

Они устроились в небольшой музыкальной таверне, расположенной в подвале трехэтажного дома. Впрочем, в Котелке большинство таверн и ресторанов были музыкальными. По вечерам там выступали многочисленные любительские и редкие профессиональные группы. Пантииру нравилась музыка Котелка, она была очень ритмичная и живая, в ней ощущались отзвуки паровых машин и заводских станков. Музыка Котелка очень быстро вобрала в себя новые веяния и новые электрические инструменты, созданные в ФНТ и теперь стремительно распространявшиеся по государствам Востока, но сохранила традиции и оставалась лиричной и мелодичной.

К сожалению, все концерты происходили по вечерам, и сейчас на маленькой сцене в углу зала лишь одиноко перебирал струны каларии молодой парнишка. Тихие звуки создавали приятный фон для очень непростой беседы.

- Я рад, что вы не стали отнекиваться и возмущаться оскорбительными обвинениями, - с легкой улыбкой проговорил Саарнэл, когда расторопная официантка поставила на стол две кружки золотистого сидра и пару тарелочек с сырной нарезкой.

- А зачем? – отозвался Пантиир. – Если вы отследили всю цепочку, то нет смысла отпираться. Признаться, я всегда уважал ваше Агентство. И мне очень интересно, что ему нужно от старого усталого агента другой страны, который не сделал ничего предосудительного и собирается вернуться на Родину.

- МНЕ нужно кое-что от ВАШЕЙ конторы, - выделяя эти два слова, отозвался капрал.

- То есть, вы хотите сказать, что разговариваете со мной по собственной инициативе?

- Нет, я хочу сказать, что к нашей беседе Агентство не имеет никакого отношения. Насколько мне известно, там так и не заинтересовались вашей персоной.

- Вот значит как… То есть вы сами смогли отследить все мои действия? Как это вам удалось?

- Ну, не то, чтобы я все делал в одиночку. У меня есть друзья и в Котелке и за пределами города.

- Тогда изменю вопрос. Что нужно ВАМ от меня и моего начальства?

Пантиир отпил глоток из приятно прохладной кружки. Котелковский сидр, так же как эль не зря славятся по всему Востоку. Да что там по Востоку, и в Центре Мира можно было купить эти напитки, если конечно вы очень богатый человек. И теперь возможность пить этот чудесный янтарный пузырящийся нектар по цене в пятьдесят медных «шариков» за пинту ужасно радовала пожилого шпиона. Он совершенно не в тему подумал, что обязательно купит в дорогу разрешенный таможней бочонок.

- Я хочу заключить с Тайным приказом Святой Белой Империи определенное соглашение, - осторожно подбирая слова, проговорил Саарнэл.

Пантиир поднял брови, как бы удивляясь, почему это его собеседник думает, что он работает именно на эту страну. Впрочем, если тот отследил его маршрут от Златополья…

- Я хочу, чтобы ваши кураторы забыли о существовании Даолирана. В этом случае я не передам сведения о вас своему начальству и не буду всеми силами стараться навредить вашей деятельности в Котелке. Конечно, если этого не потребует мой долг перед городом.

- Понятно… - протянул Пантиир и надолго занялся содержимым своей кружки.

Ему срочно надо было подумать.

«Значит Даолиран. Наверное, было ошибкой пытаться использовать его в своих целях». Перед отправкой на эту миссию Пантиир просмотрел дела нескольких потенциальных агентов, проживающих в Котелке. Даолиран был одним из них. Уроженец Империи. В прошлом пилот разведывательного высотного корабля. Двенадцать сезонов назад потерпел аварию в Ледяном Доле. Выбрался оттуда с помощью местного паренька. Повстречал в Медвежьих горах, на восточной окраине Империи, двоих активистов по защите диких зверей из Котелка…

«Так! Вот почему, мне было знакомо имя Саарнэл!»

Да эти защитники природы были Саарнэл и его сестра Карнаэла! Они все вчетвером, вместе с тем парнишкой… у него еще такое непроизносимое ледольское имя… Сцализар… или Сцалиразд… Не важно. Так вот, их посчитали шпионами и устроили погоню. Но они убежали, убив агента безопасности, в Котелок, где и жили до сих пор. Вернее до недавних пор. Сестра Саарнэла умерла прошлой зимой, рожая сына.

Пантиир вспомнил, что при его попытке вновь завербовать Даолирана тот выгнал его из дома и чуть ли не побил за то, что считал Тайный приказ Империи виновным в смерти жены. На этом их краткий контакт и закончился, и Пантиир не обратил на него особого внимания. Еще одна мелкая неудача, не более.

А оказалось…

- Мне очень жаль, что ваша сестра умерла, - с сожалением в голосе проговорил он, обращаясь к Саарнэлу. - Но моей вины в этом нет, да и наш агент, ранивший ее, тоже погиб в перестрелке. Я считаю это прискорбным инцидентом и как раз хотел сказать об этом вашему зятю.

- А он не захотел вас слушать, - кивнул Саарнэл. – И правильно сделал. Просто оставьте его в покое. Забудьте о его существовании. Он сейчас всего лишь хозяин небольшой мастерской, гражданин Котелка, и не имеет никакого отношения к своей прежней Родине.

- Я думаю… это справедливое требование, - медленно подбирая слова, произнес Пантиир, еще раз внимательно оглядывая собеседника.

Тому на вид было сезонов тридцать. Высокий, темноволосый, с резкими чертами лица и проницательными глазами. В нем чувствовались и ум и решительность. Очень интересный молодой человек.

- Вот и замечательно, - капрал Саарнэл откинулся на спинку добротного тяжелого стула. – Значит, мы договорились?

- У меня есть встречное предложение, - начал Пантиир.

- Нет, я не буду работать на Империю.

- А я говорил про Империю? – удивился старый шпион, и продолжил. – Вы в одиночку сумели провести расследование моей личности. Это впечатляет. Поэтому у меня есть к вам предложение. Оно не касается моей службы, и я постараюсь, чтобы о нем никто не узнал.

Саарнэл с сомнением хмыкнул.

- Дело в том, что мне интересно то, что творится в вашем городе. Я считаю его ключевым в событиях, которые происходят и будут происходить в Мире. И мне бы очень хотелось иногда обмениваться мыслями с человеком, который обладает такими способностями, как вы.

- Обмениваться? И только мнениями?

- Да. Именно так. Со своей стороны я буду рассказывать о том, что делается в Святой Белой Империи, и какие мысли и вопросы это у меня вызывает. Меня, как человека, который жил вдалеке от своей страны так долго, очень многое настораживает. Было бы полезно время от времени обсуждать это с кем-то посторонним, но умным.

- Ну, что ж… - Саарнэл пробарабанил пальцами по столу. – Мне кажется, это любопытное предложение. Только не рассчитывайте, что я буду делиться с вами секретными сведениями.

- Разумеется, - сухо кивнул Пантиир. - Так же как и я с вами.

И протянул над столом ладонь.

Саарнэл секунду подумал и ответил тем же. Их ладони тихонько ударились друг о друга, скрепляя странный союз, который так многое изменит в грядущем.


Глава 11. Бег в ночи.

17.01.О.995

Город Никодорн. ФНТ.

Зал суда перегорожен решеткой. Она идет от стены к стене. На левой половине за обширным столом восседают судьи. Сегодня их двое: от Великой Семьи Потонти и от администрации Независимой Территории Арлидон. Кроме того сбоку от них примостился судейский секретарь.

И это все люди, которые решают судьбу арестованных. Их и так на одного больше, чем обычно. Это потому, что среди ребят есть как арлидонцы, так и пиккури из клана Балло Эндо. Судебная система ФНТ не предусматривает ни адвокатов, ни прокуроров, ни присяжных заседателей. Все решает единственный человек – судья назначенный кланом.

Он может вынести одно из трех решений. Полное оправдание. Назначение штрафа, иногда сопряженное с какими-нибудь ограничениями в гражданских правах, вроде запрета учиться в лицее – то на что надеялась Чиируна и ее одноклассники. И третий приговор, которым карались любые серьезные преступления – объявление вне закона. Самое страшное, что только может произойти с человеком.

Кроме судей на левой половине зала стоят три охранника – два с арбалетами, и один с длинным копьем, которым он может через решетку проткнуть любого из подсудимых. В помещении сумрачно. Окон в нем нет, да и все равно на улице уже поздний вечер. Тусклый свет четырех больших масляных светильников разбрасывает тени, играет оранжевыми отблесками на лицх.

Всех бывших студентов впихнули в правую половину зала через дверь в его торце. У ребят и девочек связаны за спиной руки. Все осунувшиеся и растрепанные. Двое суток, что провели они в подвале суда не прошли даром. Их разместили в четырех камерах - небольших нишах, разделенных бронзовыми решетками. Парней по пять человек, а девочек по четыре. К сожалению Чиируна и Талиса оказались в разных камерах. Им обоим очень не хватало возможности хотя бы просто посидеть рядом…

Сейчас в зале суда они протолкались друг к дружке и теперь стояли плечо к плечу, ожидая решения.

Судьи о чем-то тихо переговорив, встали. Судья Семьи Потонти вежливо кивнул своему коллеге, признавая за ним право огласить приговор. Тот откашлялся и произнес:

- Все подсудимые признаются виновными в захвате военного судна и попытке переправить его пиратам и бандитам, поднявшим мятеж в Арлидаре. Все объявляются вне закона!

Наступила мертвая тишина. И в ней громом послышался выкрик Данго Ферици:

- Это неправда! Мы не участвовали в этом! Мы были заложниками!

Судья Семьи Потонти кивнул стражнику и тот, ловко перевернув копье, лениво ударил между бронзовых прутьев тупым концом в живот парнишке. Данго Ферици охнул и упал на пол, скорчившись и поджав колени к груди.

Судья объяснил:

- Когда десант захватил судно, вы сидели в кубрике. Дверь не была заперта. Вы вполне могли и были обязаны всеми средствами противиться этому преступлению. Если бы вы погибли, борясь с угонщиками, или получили серьезные ранения, возможно, приговор был бы смягчен. Но вы ничего не предпринимали, позволив злоумышленникам осуществить свой преступный замысел. Так что решение одно для всех.

Он повернулся и дернул за свисающий с потолка шнурок. В соседнем помещении послышался звон колокольчика. Вторая дверь, в противоположном конце половины зала с осужденными, открылась и двое здоровенных мужиков схватили за плечи самого близкого к ним – Шоннера. Заломив ему руки, вывели из помещения. Дверь захлопнулась. Спустя долгую минуту раздался громкий крик боли. А еще через минуту все повторилось и те же охранники схватили и вывели следующего – Касурина. Опять отчаянный вопль.

Чиируна почувствовала, как Талиса прижимается к ней, дрожа всем телом. Ей и самой было очень страшно. Ведь она знала, что делается в следующей комнате…

Их очередь наступила не скоро. В зале кроме них оставалось только четверо – плачущая навзрыд Лоарниса, белая как полотно Хибелла, Сжавшийся в комок Негилорн, и Сониорн, старающийся держаться рядом с Чиируной. Она уже заметила, что парнишка, молча но упорно, пытается ее оберегать.

Когда стражники потянулись к девушкам, он выступил вперед, но охранник оттолкнул его и схватил Чиируну за локоть. Второй вцепился ей в плечо, и они грубо потащили девушку к выходу. В дверях Чиируна оглянулась на потерянно стоящую Талису и попыталась ей улыбнуться. Вряд ли это у нее хорошо получилось.

Комнатка была небольшой. В ней также было две двери, та, в которую втащили Чиируну и другая - напротив, из-за которой раздавались звуки многоголосого плача и неразборчивых выкриков.

Но не это приковывает к себе внимание девушки. Большая жаровня, возле которой стоит высокий жилистый мужчина. На углях жаровни он держит тускло светящийся красным металлический прут.

Чиируна хочет зажмуриться, но почему-то не может. Охранник, держащий ее за локти, с силой их сжимает, сведя вместе лопатки и выгибая тонкую девушку дугой, а второй жестко и плотно охватывает ее с боков за голову, прочно фиксирует. Чиируна не может и пошевелиться. А палач неторопливо вынимает прут из огня и, повернувшись к ней, точным и плавным движением тыкает девушку клеймом в середину лба.

Жгучая боль пронзает ее насквозь, отдаваясь в висках, затылке. Чиируна слышит свой крик, из глаз хлынул поток слез.

А ее уже тащат к двери. Рывок сзади, и она чувствует, что руки свободны от пут. Дверь перед ней распахивается, и ее выпихивают в толпу таких же плачущих и кричащих одноклассников. На лбах у всех выжжены маленькие треугольники острой вершиной вниз. Знак «Вне закона».

Через пару минут к ним вытолкнули Талису. Она тут же упала на колени, уткнулась лицом в ладони, громко плача.

Сквозь боль и пелену слез Чиируна оглядела помещение. Оно было похоже на зал суда. Тоже перегорожено вдоль решеткой, за пределами которой лениво прохаживаются двое стражников. Они с видимым интересом рассматривают осужденных, отпуская мерзкие замечания насчет девочек и того, что их вскорости ожидает.

В противоположной стороне расположена широкая дверь, сейчас закрытая, а за ней слышится гул голосов. Чиируна поняла – охотники.

Когда всех заклеймят и загонят в эту клетку, дверь откроют и сюда ворвутся они…

Охотники есть в любом городе. Им может стать любой, кто только пожелает, кому захочется потешить звериные инстинкты. Люди, объявленные вне закона, лишаются всех без исключения прав. Их даже нельзя купить или продать. С ними можно делать все, что заблагорассудится, и никакие действия не будут противозаконными. Поэтому всегда находятся те, кто не прочь поразвлекаться, совершая то, за что в ином случае их бы самих объявили вне закона. Впрочем, рано или поздно, многие охотники выходят через эту же дверь с клеймом на лбу и с ожиданием жестокой расправы в наполненных ужасом глазах.

А сегодня на площадку перед судом сошлись, наверное, все окрестные охотники. Еще бы, такая редкостная дичь – восемнадцать подростков, восемь из которых совсем молоденькие девушки.

Открылась дверь из комнатки с палачом, и в клетку выпихнули поскуливающего Негилорна. Последнего из них.

Чиируна сжала кулачки, вся напрягшись.

«Вот и все! - промелькнула у нее мысль. – Хоть бы быстрее умереть!»

И в этот момент за спинами солдат приоткрылась дверь, ведущая в служебные помещения. На пороге появился еще один охранник. Очень знакомый охранник. Стройный темноволосый мужчина сезонов тридцати с острыми четкими чертами лица.

Бронзовый клинок тускло блеснул в руке, и Даргрид стремительным выпадом пронзил одного из солдат. Выдернул меч из падающего тела, прочертил лезвием широкую дугу - и голова второго охранника, почти отделенная от туловища, запрокинулась назад. Из перерубленной шеи хлынул темно-красный фонтан, тело упало на пол и забилось в конвульсиях.

А Даргрид переложил палаш в левую руку, достал из кармана ключ и, торопливо отперев замок, распахнул в решетчатой стене небольшую дверцу.

- Быстро за мной! – жестко, но вполголоса приказал он.

Все сгрудились у узкого прохода, пропихиваясь на свободу. Даргрид отступил к двери в коридор. Один за другим осужденные пробегали мимо него. Но не все.

Лоарниса, вся в слезах, растрепанная и утратившая последние остатки своей изысканности и утонченности, набросилась на Даргрида.

- Это все ты! Из-за тебя! Ненавижу! Гад! Гад! Гад! - ее кулачки забарабанили по его груди.

Даргрид коротко размахнулся и обрушил на ее подбородок сильнейший удар. Девушка подлетела в воздух и, ударившись о стену, сломанной куклой свалилась на пол.

- Стоять! – гаркнул Даргрид, кинувшемуся было к ней Шоннеру. – Нам бежать через весь город. Поможешь ей – попадешь к охотникам.

Шоннер в нерешительности остановился, его взял за локоть Лорад:

- Идем, надо спасать тех, кого сможем.

Они устремились вглубь здания. Пронеслись по каким-то коридорам, пустым комнатам и выбежали на задний двор. Там стояли еще двое повстанцев.

Даргрид крикнул Тиотерну:

- Бегом по Садовой! На юго-восток, и по второму маршруту! Все помнишь?!

Тиотерн кивнул. Даргрид хлопнул его по плечу, сунул что-то маленькое в ладонь.

- Удачи!

- И тебе! – отозвался Тиотерн, и, обращаясь к сгрудившимся в тесную стайку подросткам. - Все за мной!

- Я не могу! - выкрикнул Рохедан, держась за раненную ногу. – Я попробую их отвлечь.

- Хорошо! Давай на Север! – приказал ему Даргрид. – А мы с ребятами на юг. Всё! Бежим!

И они побежали, продавливая становящийся упругим воздух, по темным улочкам, освещенным лишь полной Синью. Непонятно откуда взялись силы. Чиируне даже приходилось притормаживать, чтобы не умчаться вперед. Но надо было держаться рядом с Талисой.

А далеко за их спинами, озадаченный странной тишиной в выпускном зале, палач открыл дверцу и обнаружил, что осужденные сбежали. Только в углу лежала без сознания одна из девочек. И оба охранника валялись в лужах крови.

Поднялся переполох. В здании суда все бегали, суетились. Как будто забыв о том, что надо сообщить о случившемся охотникам. И те узнали о произошедшем лишь через двадцать минут после побега. Это основательно увеличило шансы на удачу.

Рохедан затаился на северном краю площади. Он ждал, когда охотников известят о побеге. Ждал очень долго. Ужасно противно болела нога. Рану дергало и жгло. Сильнее чем заклейменный лоб. Он, конечно, мог бы использовать это время для того, чтобы где-нибудь спрятаться. Но Рохедан не хотел провести остаток жизни в роли дичи, на которую все охотятся. Да и хоть чем-то помочь своим друзьям – хорошая цена за смерть.

Наконец толпа на площади – не меньше полусотни человек – всколыхнулась. Часть ее влилась в раскрывшиеся двери здания и на площадь кого-то вынесли, сгрудились вокруг.

Но часть охотников, сбиваясь в группки, явно готовилась к погоне.

Несостоявшийся боцман глубоко вздохнул и вышел из тени на яркий свет голубой луны.

Его заметили, и тогда он, развернувшись, побежал.

Рохедан усилием воли прогнал боль в раненой ноге и припустил со всей возможной скоростью. Сзади раздавался топот и выкрики.

Его догнали минуты через две.

Совсем немного времени ему удалось выиграть для своих одноклассников, но кто знает, может быть им именно этих минут хватит, чтобы спастись?

А Лоарниса… Она прожила еще шесть часов. Под конец, перестав даже мечтать о смерти.

Бежали уже минут десять. Вокруг Чиируны слышалось сиплое прерывистое дыхание. Она видела, как ее одноклассники сдают. Талиса шаталась из стороны в сторону, Сеилина и Фабория были не в лучшем состоянии, да и некоторые из ребят ели держали темп. Особенно трудно было Данго Ферици – плотненькому и невысокому.

Чиируна прибавила ходу и догнала бегущего впереди Тиотерна. Подстроившись под его ритм, и, стараясь не сбить дыхания, короткими фразами выдохнула:

- Девочки. Дальше не могут. Сбавь скорость.

Он обернулся, оценивающе поглядел на отстающих и притормозил. Перешел на быстрый шаг.

Остальные последовали его примеру. Тиотерн громко сказал:

- Надо успеть до речки Сиреневки. Еще две лиги. Если доберемся, может быть, спасемся. Нет – погибнем. Двигайтесь так быстро, как сможете. Кто отстанет, ждать не будем, оставим охотникам. Вперед!

Его выслушали молча, и, перемежая перебежки со скорым шагом, маленький отряд продолжил движение по залитой светом огромной луны дороге, плавно изгибающейся между всхолмленными лугами и небольшими рощицами. Этих рощиц становилось все больше и вскоре деревья слились в лес. Дорога пошла под уклон, уперлась в мостик, перекинутый через узенькую – метров десять – мелкую речушку.

- Заходим в воду и идем вниз по теченью! – скомандовал Тиотерн.

Чиируна немного удивилась. Это значит, они сменили направление с юго-восточного на юго-западное. Совсем в противоположную сторону от границы с Арлидаром. Но тут же она поняла – все правильно – здесь их будут искать в последнюю очередь.

Вода была холодная, но не настолько, чтобы нельзя было по ней идти. Хуже другое – камни, которые устилали дно, и тонкий налет ила, покрывающий их и делающий скользкими. Света Сини было недостаточно, чтобы их различить, поэтому беглецы то и дело спотыкались, и время от времени кто-нибудь из них падал. Хорошо еще, что ночь выдалась теплая, как будто вернулось лето.

Чиируна заметила, что одноклассники постепенно разбились на группки. Смертельная опасность уничтожила условности и проявила истинные чувства, до того скрываемые порой даже от самих себя. Понятно, что Люфан шел рядом с Сенилиной. Но вот Лорад явно опекал Хибеллу, помогал ей идти. Чиируна вздохнула, но уже без особых чувств. Ей давно уже нравился этот высокий сильный и сдержанно спокойный парень. Но что уж тут… Тем более, что рядом с ней и Талисой опять шел Сониорн. Она не знала, как себя с ним вести. Впрочем, сейчас это было самое меньшее, что ее волновало.

А вот еще одна парочка - Шоннер и Ивелла, были вовсе не парочкой. Это просто дружба. Чиируна очень хорошо помнила, как Шоннер потемнел лицом и поник плечами, когда услышал о гибели Каларины. Вот так-то…

Эти мысли слегка отвлекали от окружающего. От бесконечного похода по щиколотку в воде, спотыканий и попыток не упасть самой и вовремя подстраховать идущую рядом Талису.

Конечно же, Чиируна не следила за временем, но они брели по Сиреневке полтора часа.

Охотники разбились на небольшие отряды и обшаривали окрестности, но в их сторону не пошла ни одна группа.

На очередном повороте речушки Тиотерн остановился и поднял руку. Указал на вдающийся в русло полого наклоненный скальный уступ:

- За мной, по камням и на юг. Старайтесь идти след в след.

Они покинули речку и, растянувшись в колонну, по едва заметной тропке углубились в лес. Двигаться по ровной дороге было гораздо приятнее, если бы только башмаки не пропитались водой. Они стали тяжелыми и противно склизкими. Но все равно скорость движения явно возросла.

Они шли еще целый час. Даже натренированная Чиируна чувствовала что больше идти не может, ноги ватно подгибались, в то же время налившись свинцовой тяжестью. Как держались остальные, остается тайной. Наверное, только страх того, что с ними произойдет, если попадутся охотникам, удерживал ребят и девочек на ногах.

Они вышли на круглую полянку, венчавшую вершину невысокого холма.

- Привал! – хриплым голосом приказал Тиотерн. – Лорад, Шоннер, со мной.

Все попадали на траву, а трое парней отошли к дальнему краю поляны, и принялись ковыряться в земле. Чиируна приподнялась на локтях пытаясь разглядеть, что они делают.

А ребята, срезав и подняв квадрат дерна, вытянули из замаскированной ямы три заплечных мешка, отнесли их к валяющимся на земле товарищам.

Тиотерн вытащил из своего рюкзака и раздал каждому по плитке плотной сладкой и удивительно сытной еды. По вкусу Чиируна поняла, что это смесь меда, каких-то орехов и таруно (Жемчужинский аналог шоколада).

Лежать было так хорошо. Но длилось это совсем недолго. Уже минут через десять Тиотерн погнал их дальше.

- Надо пройти как можно больше, - пояснил он. – Сильнее запутать след и добраться до главной захоронки с припасами. Придется идти всю ночь.

Беглецы, кряхтя, поднялись, и побрели дальше. Странно, но никто не возражал. Даже Котиберн и Данго Ферици. Похоже, и им очень хотелось жить, а то, как Даргрид обошелся с Лоарнисой, подсказывало, что лучше помалкивать.

Через пару лиг они уперлись в широкий ручей, и, по приказу Тиотерна, растянувшись в длинную колонну, больше часа они шли по его руслу вверх по течению. Теперь уже на запад. А потом, не переходя его, по очередной неприметной тропинке поднялись вверх по склону и затерялись в лесу.

Ночь давно уже перевалила через половину. Синь склонялась к закату, а на востоке взошел тоненький серпик Янтаря. Света от него не было практически никакого. Так что еще час-два и мир погрузится в кромешную тьму, освещаемую кроме второй луны только малюсеньким хоть и полным Змеиным глазом да россыпью ярких звезд и туманностей. Передвигаться по лесу станет совсем трудно. Это объяснил Тиотерн на еще одном привале.

Его слушали с усталыми опустошенными лицами. А когда самопровозглашенный командир скомандовал подъем, Сеилина осталась сидеть, привалившись спиной к дереву.

- Я остаюсь, - безразличным голосом сообщила она.

- Не глупи! – голос Люфана тонкий и злой.

- Нужно пройти еще немного, - поддержал его Тиотерн. - Часа два и мы дойдем.

- Не важно, - отозвалась девушка. - Я дальше не пойду, и будь что будет.

- Я говорил, что мы не можем никого нести? – спросил Тиотерн.

- Говорил, и я не прошу. Просто оставьте меня в покое! – сорвалась Сеилина и, подтянув колени к груди, уткнулась в них лицом, тихонько заплакала.

- У нас нет времени! – напряженно проговорил Тиотерн. – Или ты соберешься, или…

Не переставая плакать, Сеилина помотала головой.

- Уходим! – зло приказал Тиотерн. И пошел вперед. Бросил не оглядываясь. – Мы никого не будем ждать.

И беглецы один за другим потянулись за ним. Когда Люфан, что-то пробормотав, последовал за остальными, Чиируна поняла, что действительно - все. Крепко взяла Талису за локоть.

- Пойдем.

И услышала голос Касурина:

- Я составлю тебе компанию.

Парнишка сел рядом с Сеилиной, неуклюже погладил ее по голове. Едва заметно улыбнулся на вопросительный взгляд Чиируны.

- Все в порядке. Я так решил. Не могу оставить ее одну. Удачи вам.

И таким знакомым жестом помахал рукой.

Через два часа, когда недавно сгустившаяся темнота начала сменяться отсветами рассвета, вконец измученные путешественники добрались до маленькой охотничьей хижины больше смахивающей на сарай.

Из тайника были извлечены еще шесть плотно упакованных рюкзаков, и наскоро пообедав, парни и девушки устроились спать, завернувшись в вытащенные из рюкзаков одеяла. На всех их, правда, не хватило, но некоторые из ребят отдали свои девочкам. Чиируна с удивлением заметила, что даже Данго Ферици передал одеяло Фабории, которая была весьма этим удивлена. А вот Люфан и Котиберн сделали вид, что никого кроме них не существует и, укутавшись в доставшиеся им одеяла, преспокойно уснули.

А Касурин и Сеилина сидели, прижавшись плечами. Поначалу девушке было обидно, что рядом с ней не Люфан. Она в глубине души надеялась, что ее парень останется с нею. Но… видать ему слишком хотелось выжить. Сеилина с удивлением ощутила злость на него.

«Четыре месяца встречаться и вот так бросить умирать?»

Но рядом было теплое плечо другого парнишки. Которого она никогда всерьез не воспринимала, и который оказался таким неожиданно сильным и внимательным. Она с благодарностью посмотрела на него и плотнее прижалась. Ей очень захотелось сделать для него что-нибудь хорошее, но сил ни на что не было. Разве что вот так обнять его за шею и потянуться губами.

А у Касурина силы нашлись.

Когда в полдень на поляну вышел отряд охотников, девушка и парень спали плотно обнявшись. Услышав громкие голоса, Касурин вскочил и заслонил собой любимую. Обеими руками он сжимал рукоятку большого охотничьего ножа.

Пятеро мужчин неторопливо приближались, охватывая его полукругом. Двое из них целились в Касурина из арбалетов, у остальных были тяжелые абордажные сабли.

Касурин облизал внезапно пересохшие губы и принял решение. Он уже давно об этом думал…

Резко повернувшись, он опустился на колени возле продолжающей спать девушки, занес над ней нож. И замер. Сделать последнее движение было просто невозможно. Лицо Сеилины было таким безмятежным. Легкий румянец на щеках, полуоткрытые губы. Касурин зажмурился и еще сильнее замахнулся для удара.

И в этот момент подскочивший охотник рубанул его по рукам. А еще один вогнал клинок в спину юноши…

Сеилина прожила еще девять часов. Она не знала, что тем самым подарила жизнь своим одноклассникам, которые, проспав до тринадцати часов, собрались и продолжили свой путь, успев оторваться от преследователей на пятнадцать лиг.

Тело ломило, а сон на дощатом полу не способствовал восстановлению сил. И это ощущала Чиируна, всегда гордящаяся своей замечательной спортивной формой. Другим было гораздо хуже. Талиса бледная с темными кругами под глазами. И ярко алеющим припухшим треугольником на лбу. Ее длинные волосы прилипали к ране и бередили ее.

Тиотерн порылся в своем рюкзаке и, вытащив мешочек с медикаментами, подозвал к себе Лалишу. Она, оказывается, была не только прекрасным поваром, но и неплохо разбиралась в медицине.

- Ну, дык, когда у тебя трое младших братьев и сестер, которые носятся как угорелые и то и дело прибегают с царапинами и ушибами… - пояснила она, ковыряясь в лекарствах. Нашла мазь от ожогов и обошла всех одноклассников, осторожно смазывая следы клейма.

Чиируна помогла Талисе завязать волосы в «конский хвост». Он получился пышный и толстенный – все-таки у подруги шикарные волосы. Другие девочки, у которых тоже были длинные прически, поступили так же, а Ивелла повязала надо лбом полоску ткани, которую спорола с подола юбки.

Видок у всех был тот еще. Перемазанные, грязные. Брюки у парней заскорузли. Гольфы и чулки у девочек приобрели серый пятнистый цвет. Форменные бордовые юбки, длинной до коленей, обтрепались и местами разлохматились по подолу.

- Зато хорошо замаскировались, - усмехнулся Лорад, - а то сверкали бы белыми чулками на весь лес.

Наконец, закончив сборы, выдвинулись. Время уже перевалило за полдень, нужно было постараться как можно дальше пройти до темноты. Вчерашний ночной поход показал, что ночью по лесу передвигаться слишком трудно. Тем более что полнолуние закончилось, и сегодня Синь будет светить лишь на половину, а следующей ночью у нее вообще новолуние.

Рюкзаки достались всем парням, и остался еще один. Чиируна взяла его. Так было правильно. А еще она застегнула поверх юбки ремень с тяжелым тесаком в кожаных ножнах. Парни вооружились из припрятанного в той же захоронке арсенала. У них появилось даже четыре многозарядных арбалета и штурмовой револьвер, который забрал себе Тиотерн. С оружием было как-то спокойнее, даже настроение немного поднялось. Так что в путь они вышли почти бодро, настолько это было возможно после сумасшедшего ночного перехода.

А тропа, которую выбрал Тиотерн, становилась все извилистее. Горы поднимались выше, крутые склоны заросли густым лесом. С трудом переставляя ноги, усталые подростки преодолевали лигу за лигой. Через пару часов они устроили привал и, свалившись, кто где стоял, провалялись минут двадцать. А потом безжалостный Тиотерн повел их дальше.

Искать место для ночлега они начали рано, когда Сол только-только сел в седловину за их спиной. Спустились в балку между двумя склонами. По ней протекал маленький ручеек. Ребята насобирали сухие ветки и разожгли почти бездымный костерок. Он очень быстро прогорал, и на ночь его решили не оставлять. Было все еще тепло. Правда одеял опять не хватило и пришлось сбиваться в кучу.

На следующий день им предстояло очень сложное испытание…


Глава 12. Поиски.

19.01.О.995

Западный Арлидар.

Четыре дня они ходили по лесу. Несколько раз Гистеру казалось, что он нашел след, но выяснялось, что он ошибался. Пираты начинали нервничать. Операция, которая виделась им легкой прогулкой, затягивалась. И, вскорости, придется принимать решение – продолжать поиск или возвращаться. Уберд определил срок в десять суток. Если они не выйдут к команде «Черного эля» до 25 числа, то вернутся на базу.

Его отряд два раза прочесал лес полукружной дугой от юга до севера в восточном направлении. Очевидно, что выжившие пираты, если они хотят добраться до своих, должны идти на восток. Вот только, очевидно ли?

- Что ты имеешь в виду? – озадачился Уберд.

- Мы решили, что потерпевшие крушение будут пытаться выйти к нашим, - пояснил свою мысль Трорвль.

- Естественно, - кивнул командир.

- А если у них большинство ранены и переломаны? Если они не могут нормально двигаться?

- А что это меняет?

- То, что им нужно затаиться и подлечиться, - подхватил Брагн. – Я тоже об этом подумал.

Молодые кочевники обменялись улыбками.

- И тогда… - раздумчиво проговорил Уберд. – им лучше обмануть тех, кто будет их искать, и пойти совсем не туда, куда от них ожидают?

- Вот именно! – облегченно подтвердил Трорвль. Его обрадовало, как быстро другие поняли его идею.

- Значит на запад? – осведомился Гистер.

- Да. Попробуем передвигаться так же как раньше, но в западном направлении, - кивнул Уберд. Сделаем полукруг с центром в месте падения. Если не найдем следов – расширим радиус и еще раз пройдемся. Все согласны?

Эртль активно закивал. Валинт меланхолично пожал плечами.

- Тогда, подъем, котята!


Глава 13. Горные тропы.

19.01.О.995

Восточный Арлидон. Невдалеке от границы.

Меня разбудили голоса. Несколько секунд я лежала, замерев, как испуганный зверек, пока не поняла, что разговаривают Шоннер с Тиотерном.

Успокоилась, открыла глаза, села. Обе мои соседки уже встали. Ночью меня справа грела Чиируна, время от времени вздрагивая во сне. Я тогда наполовину просыпалась и плотней обнимала подругу, успокаивая ее и себя. А слева тихо посапывала, уткнувшись в меня, и временами постанывала во сне, Ивелла.

Оглянувшись, я увидела, что кроме меня все уже встали. Я даже запаниковала капельку, ругая себя: «Ну почему я такая соня?!»

Попыталась подняться, и не смогла. Тело ныло и болело. Особенно ноги. Они одеревенели как два полена. Я уставилась на них с мыслью: «И как же я буду на них ходить?»

- Давай-ка я тебя еще разок разомну, - раздался знакомый голос сверху.

Я подняла глаза и вымучено улыбнулась подруге.

- Да ну, я как-нибудь…

- Ложись на живот, и не вякай.

Я послушалась, и подружка, устроившись рядышком, принялась разминать мне икры.

Она это делала уже в который раз. Впервые Чиируна сделала мне массаж на первой ночевке, или дневке, не знаю, как правильно назвать. Когда мы разобрали найденные в тайнике одеяла и укладывались спать, она подползла ко мне и, заставив так же как сейчас лечь ничком, стала массировать икры. Сначала было очень больно, зато потом наступило такое блаженство. Боль и усталость как будто улетучивались под ее маленькими, но сильными ладонями. Я подумала, что надо бы отплатить ей тем же… Вернее мне приснилось, что я так подумала, потому, что я тогда отрубилась. Наутро, когда Чиируна повторила операцию, Тиотерн одобрительно хмыкнул и посоветовал всем взять с нее пример. Многие его послушались, кстати сказать.

Сейчас я, благодарно вздохнув, заставила отнекивающуюся подругу тоже улечься и неумело взялась разминать ее тонкие, но плотные икры.

- Да ладно, я и так в норме. Видишь, я говорила, что спорт очень полезное занятие!

- Говорила, говорила, - кивнула я, не давая ей подняться. – Тебе еще рюкзак тащить, так что… не вякай… вот!

Тиотерн объяснил, что сегодня нам предстоит очень большой и сложный переход. Мы должны спуститься с перевала и пройти вдоль обширной долины.

Поэтому, наскоро позавтракав и собравшись, мы, не откладывая, зашагали по тоненькой извилистой тропке. Она змейкой вилась по склонам гор. Слева уходил ввысь поросший кривыми, цепляющимися за камни деревьями, склон, справа – крутой откос, далеко на дне которого, зажатый между соседними горами, тек стремительный ручеек. Лес был еще зеленый. Только некоторые деревья начинали желтеть. Вообще, стоило порадоваться, что мы идем в это время года. Знаете, я больше всего люблю именно конец лета и начало осени. Когда летняя жара уже ушла, а воздух свежий и слегка прохладный. Представляю, как бы мы намучались, если бы эти события произошли месяца три назад!

То ли Чиирунин массаж так хорошо помог, то ли я просто расходилась, но постепенно мне удалось войти в ритм, и теперь я двигалась вполне себе бодро. Мы шли не очень быстро, экономя силы. Я оказалась в середине колонны. Сзади шла Чиируна, наверняка чтобы меня подстраховывать. Впереди маячила спина Котиберна. Он шел, ссутулившись, его всегда прилизанные темно-русые волосы теперь растрепались. Мне даже стало немного жалко его. Угораздило же этого аристократического юношу оказаться среди нас.

С перевала мы спустились через полтора часа. Без десяти девять мы устроили привал. Я так точно называю время потому, что у меня в кармашке юбки лежит маленький хронометр. Именно хронометр, а не часы. Мне его Папа подарил на каникулах за прекрасное окончание первого курса. Вспомнив о родителях, я опять загрустила. Интересно, знают ли они уже о том, что случилось? И почему никто не приехал на суд? Ладно, мои – им из Баладора добираться, а остальные? Ведь Даргрид же успел. И не только прилететь, но и организовать побег. Странно это все…

Нормально отдохнуть Тиотерн нам не дал. Поднял нас и погнал вперед. Вскорости мы вошли в долину Садаринки. Это довольно просторный и очень длинный распадок между двумя горными хребтами, тянущимися параллельно друг другу с востока на запад. По долине протекает та самая речка Садаринка. Вдоль нее расположились парочка поселков и несколько хуторов. А все пространство долины занято многочисленными садами. Вот по ним, прижимаясь к лесистым склонам южного хребта, мы и двигались. Хотя мы перемещались по междурядью, а не по дороге, но все равно идти по ровной поверхности было куда как приятнее, чем вверх-вниз по горным тропкам. Но двадцать лиг это двадцать лиг. Под конец пути мы еле передвигались, полностью вымотавшись. И это не смотря на два больших привала и множество остановок. Несколько раз нам приходилось прятаться и дожидаться пока по проходящей в лиге от нас дороге проследуют какие-то люди. А еще мы беззастенчиво рвали и поедали разные фрукты и собрали десяток фунтов орехов. Так что на большом привале консервы даже и не доставали.

Сол уже опустился к горизонту, насквозь простреливая пожелтевшими лучами долину, когда мы добрались до ее оконечности. Там, на опушке леса стоял маленький покосившийся домик. Сразу было видно, что он заброшен.

Именно он и был нашей целью.

- Здесь последняя захоронка, – объяснил Тиотерн.

Войдя в дом, все повалились на пол. Даже наш проводник. Впрочем, Лорад, устроившийся рядом с ним, нашел силы на разговор:

- Неужели ты помнишь весь маршрут?

- Конечно, - ответил Тиотерн хриплым голосом и, закашлявшись, потянулся к фляжке. Жадно отпил несколько глотков, протянул ее Лораду. – Я бы мог нарисовать его, будь такая надобность. Помню все тропы, ориентиры.

- Но это же столько всего нужно запомнить! – встрял в разговор Негилорн.

- Да, я заучивал долго.

- А почему именно этот? – спросил Лорад.

- Почему именно его запомнил, или почему именно по нему веду? – уточнил Тиотерн. – Веду по этому маршруту из-за того, что так Даргрид приказал. Из Никодорна есть два маршрута. Из Талинара тоже два – один в Никодорн и один напрямую к границе. Я выучил все четыре пути.

- Вы их заранее подготовили?

- Заранее, но не для этой операции. Задолго до того, как решили угонять фрегат. Этими путями мы планировали переправлять людей, которые захотят участвовать в восстании. Ну, или спасать таких, как мы. Вот и пригодилось.

- Понятно, - пробормотал Лорад и сомкнул веки.

Но через полминуты, не открывая глаз, продолжил:

- У меня еще вот какой вопрос. Как ты думаешь, почему Даргрид успел подготовить наше спасение, а никто из родственников не прилетел? И почему нас так торопливо судили в Никодорне, а не отправили в Талинар или даже в столицу? Дело-то нешуточное!

Я насторожила ушки. Меня ведь это тоже интересует!

- Угу, - ответил Тиотерн. – Но я знаю часть ответов. Даргрид когда прощался, сунул мне вот это.

Тиотерн достал из кармана куртки в несколько раз сложенный листок. Развернул его, поднес к глазам. Прочитал:

«Вас судили по решению федеральных военных. Им нужно громкое дело и жестокое наказание. Поэтому они торопятся. Если бы о вас узнали в Талинаре, то могли бы как-то воздействовать на судью или подкупить охотников. Среди твоих детишек есть парочка из очень богатых и влиятельных семей. Поэтому так торопились. Но они связывались со службой безопасности в Талинаре, просили передать досье о вас с рейсовым кораблем. А у меня свой человек на телеграфе. Он рассказал мне о запросе, и я тем же рейсом к вам прилетел. Удачи вам в пути! Береги ребят».

- Вот так, – закончил Тиотерн и спрятал листок.

- Интересно, а ему самому удалось скрыться из Никодорна? – проговорил Лорад.

Даргрид с двумя подпольщиками уходил на северо-восток от Никодорна. На следующий день после побега они двигались по сельской дороге, петляющей между покрытых лугами холмов, когда пролетающий невдалеке шлюп резко завернул в их направлении и начал снижаться.

- Бежим! - закричал Даргрид, устремляясь вверх по склону. Но шлюп, не смотря на свою тихоходность, летит быстрее, чем бегущий человек. И его паровичок не устает, у него не сбивается дыхание.

Жители ближайшей деревни с интересом наблюдали за погоней и ее кровавым окончанием.

Больше Даргрида и его соратников никто не видел.

Передохнув, мы принялись за ужин, который как обычно приготовила Лалиша при содействии Хибэллы и Ивеллы.

Чтобы из долины не заметили свет зажженного фонаря, мы устроились в комнатке, из которой окошко смотрело в сторону леса. На этот раз припрятанные в погребе рюкзаки брать не стали. Решили, что девочкам их не утащить. Правильно решили, кстати! Но достали из вещмешков и упаковали в наши еще несколько одеял, чтобы на всех хватало, и переложили к нам часть продуктов. Назавтра уговорили Тиотерна до обеда отдохнуть здесь, в относительном комфорте.

После ужина я уселась возле стенки в дальнем углу комнаты. Чиируна пошла поговорить с Тиотерном и Лорадом.

Рядом со мной опустился Котиберн. Интересно, он что почувствовал, что я его недавно жалела?

- Ты как? – спросил он вполголоса.

Я пожала плечами.

- Я думаю, что мы не дойдем, - сумрачно проговорил юноша. – Нас догонят и убьют. Знаешь, мне так обидно! Вся жизнь коту под хвост. А я ничего не успел… Даже…

Мне опять стало его жалко, но я не могла придумать, что ответить, как его утешить.

Котиберн пододвинулся ко мне, прижался плечом.

- Извини, мне так не хватает тепла, - пробормотал он.

Взял меня за руку. Его ладонь была холодная и влажная. Мне было неприятно, но не отбирать же руку, особенно когда он так говорит. А юноша продолжал:

- У меня ведь так и не было девушки… Так обидно умирать, ни с кем даже не поцеловавшись ни разу. У тебя… ведь нет парня?

Меня холод прошиб. Сидящий рядом юноша стал внезапно невероятно противен! Я выдернула руку и с трудом встала. Подошла к группке ребят в центре комнаты. На смену холоду пришел жар. Я чувствовала, как пылают у меня щеки, и бьется сердце. «Нет! Только не так, и не с ним! И вообще не об этом надо сейчас думать!»

Котиберн ко мне больше не подходил.

Перед тем как укладываться, я вышла из дома. Было очень страшно одной в ночном лесу, но необходимо было кое-что сделать.

Когда я возвращалась от кустиков, то от стены дома отделилась темная фигура. Я сбила шаг. Фигура качнулась ко мне. Котиберн крепко меня обнял, неумело ткнулся слюнявыми губами куда-то мне в щеку. Я пискнула и попыталась вырваться. Но он был сильнее меня. Я ощутила панику и уже готова была закричать, когда сбоку увидела еще один силуэт.

- Что вы тут делаете? – раздался хрипловатый с пробивающимися высокими нотками голос.

- Люфан, помоги, - взмолилась я, все еще стараясь говорить вполголоса.

- Ух ты! Котиберн, ты не прав! Нельзя думать только о себе!

Еще одна рука схватила меня пониже спины.

Вот тут я закричала!

- Чи…

Ладонь Люфана зажала мне рот, а какой-то маслянистый голос зашептал в ухо:

- Тихо, тихо, все будет просто замечательно. Сейчас мы втроем отойдем в лесок…

- Ах вы! – знакомый звучный голос.

Чиируна налетела на парней. Оторвала от меня Люфана, лягнула его коленом. Тот засипел, свалился на землю, скорчившись.

Котиберн отпихнул меня так, что я с размаха села в траву. Ударил Чиируну в плечо. Ту развернуло, она отшагнула назад, удерживая равновесие и готовясь на него наброситься.

- А ну стоп! – грозный окрик Лорада. Он сделал пару шагов к нам, взял Котиберна за грудки и с силой припечатал к бревенчатой стене.

- Ах, ты - паскудыш!.. Еще раз что-то такое – переломаю ноги и оставлю в лесу подыхать! Понял меня?!

Тот что-то промямлил. Лорад сильно ударил его кулаком под дых и отпустил.

А Чиируна подошла к все еще валяющемуся в позе эмбриона Люфану с омерзением прошипела:

- Вот же гад! Только что потерял Сеилину и… тут же…

- Она меня бросила! – прохныкал парень. - Так же как Лалиша! Ушла с Касурином!

- Это ты ее бросил! – взвилась Чиируна и пнула его по ребрам. – Сволочь! Подонок!!

Лорад, схватил ее в охапку и оттащил от скулящего Люфана.

Она повырывалась и затихла. Повисла в его руках.

- Спасибо, Лорад, - прошептала она со слезами в голосе, и, когда он ее выпустил, повернулась к нему лицом и расплакалась, уткнувшись ему в грудь.

Гигант осторожно погладил ее по голове, не зная, что предпринять.

А я сидела на земле и смотрела, как из дома выглядывают остальные наши. Как порывисто дернулся к Чиируне Сониорн и остановился на пол шаге. И как Хибелла отвернулась и зашла обратно.

А потом раздался хмурый голос Тиотерна:

- Еще раз что-то такое произойдет – выгоню из отряда! И хватит орать на всю долину. Хотите с охотниками пообщаться? Все в дом – и спать!

Как я уже говорила, мы решили отдохнуть до обеда, и, казалось бы, утром можно было заспаться допоздна. Но не тут-то было. То ли я уже привыкла вставать рано, то ли организму хватило сна, но поднялась я в половине восьмого. Как огромная гусеница выползла из кокона, который устроила себе из одеяла. Вы, наверное, знаете, что такое туристическое одеяло? Их изготовляют из шерсти анри – горных буйволов. Ее сваливают в плотный, тонкий и удивительно теплый войлок. И выкраивают из него квадратные полотнища со стороной где-то в метр семьдесят сантиметров (около двух Земных метров - прим. автора). Так что я могу замотаться в него на пару оборотов. Только тогда жарко, так что я сделала кокон попросторнее.

Я была не первой, кто проснулся, но многие еще дрыхли. Рядом со мной едва заметно, но мерно покачивался кокон с Чиируной внутри. Я осторожненько, чтобы не разбудить подругу, встала и пошатывающейся походкой пошла к компании из Тиотерна, Лалиши и Шоннера. Потерла заспанные глаза, тихонько посетовала:

- Умыться бы…

- Скоро сможешь, – тепло улыбнулся Шоннер. – Негилорн пошел за водой к ручью.

- Ага, - благодарно вздохнула я, уселась рядом с ними.

И в этот момент раздался далекий крик. В нем было столько отчаянья!

Мы все подскочили. Многие из спящих зашевелились. Из одного из коконов высунулась всклокоченная голова Лорада. Гигант ошарашено озирался. Из соседнего с ним одеяла появилась Хибелла.

Тиотерн выхватил из кобуры револьвер. Шоннер метнулся за прислоненным к стене десантным арбалетом. Быстро задвигал левой рукой, взводя пружину. С тихим щелчком из обоймы выскользнула одна из семи стрел и зафиксировалась на стопор. Лалиша кинулась расталкивать спящих.

А Тиотерн с Шоннером выскочили из дома. За ними выбежал Лорад, тоже подхватив по дороге арбалет. А следом за ним и Хибелла. Я заметила, что последнее время она как будто прикипела к статному механику, стараясь быть как можно ближе. Она так нуждалась в защите.

Я очень осторожно выглянула из окна. Метрах в ста от нас по дороге к домику бежали фигурки. Я насчитала пятерых. В руках у них что-то было. Арбалеты, догадалась я. Это - охотники?! А они все ближе и ближе. Уже хорошо различимы лица, перекошенные в злом азарте. И вдруг…

Коротко тренькнула тетива, и один из нападавших споткнулся, упал. Они остановились и, пригнувшись, торопливо открыли ответный огонь. В обе стороны полетели тяжелые бронзовые болты. Очень громко загрохотали выстрелы из револьвера.

Бой был молниеносный. Перевес сил был явно у нас. У противника были обычные арбалеты, которые очень долго перезаряжаются, а у наших – военные многозарядки. К тому же в бой вступил и Сониорн. Ему вчера Тиотерн отдал арбалет, который раньше был у Люфана.

Врагам надо было сразу броситься вперед, и завязать рукопашную, но никто не хотел рисковать получить стрелу в упор, да и револьвер Тиотерна не располагал к геройству. Но в перестрелке они тоже проигрывали. Под градом наших стрел один за другим упали еще двое охотников. Оставшиеся прекратили стрельбу и кинулись назад. Стрела догнала одного из них и клюнула на излете в спину. Раненый охотник пошатнулся, едва не упав, но выровнялся и вместе с соратником скрылся за деревьями.

- Шоннер, Лорад, за мной к ручью! – выкрикнул Тиотерн. – Сониорн, собери все болты, какие успеешь отыскать. Остальные – хватайте вещи, и в лес! Идите по тропе, мы догоним.

- Я… не могу… - раздался голос Лорада. – Хибелла ранена.

- Ясно… - голос у Тиотерна все так же напряжен. - Тогда мы вдвоем. Шоннер, бежим!

Я выскочила вслед за метнувшейся из дома Лалишей и увидела, что Лорад сидит на корточках подле привалившейся к стене очень бледной девушки. Из левого плеча у нее торчит тонкий бронзовый стержень с коротким жестким опереньем на конце.

- Так, что тут у нас, - нарочито беспечно проворковала Лалиша. – Лорад - нож!

Он протянул его. Лалиша острием, очень осторожно разрезала ткань курточки и блузки возле самой стрелы. Но совсем не задеть ее у девушки не получилось. Хибелла коротко вскрикнула, завозилась.

- Тихо, тихо, Хиби. – успокаивающе промурлыкала Лалиша, продолжая осторожно отпарывать рукава одежд. – Лорад, придержи ее. Фабория, быстро принеси бинты!

От вида крови и воткнутого в живого человека бронзового стержня меня мутило, но я не отворачивалась.

А Лалиша внимательно осмотрела ранку, дождалась, когда Лорад крепко сжал плечо и руку девушки, цепко схватилась за стрелу и, откинувшись назад, выдернула ее. К счастью наконечник у болта был охотничий, тонкий и без зазубрин. Из раны сразу же заструилась кровь. Хибелла громко закричала, попыталась вырваться. Но хватка Лорада была сильной. А Лалиша уже прижимает тампон и начинает бинтовать.

- Эй, кто не занят, бегом сюда! - послышался из дома голос Чиируны.

Я, как будто очнувшись, побежала внутрь.

Там царила суета. Скатывались и упаковывались в рюкзаки одеяла, складывались вытащенные для завтрака продукты.

- Девочки! - продолжала командовать Чиируна. – Рюкзаки придется нести всем. Так что впрягайтесь. Лалише я тоже оставила, пусть понесет Лорадов. Ему надо будет заботиться о Хибелле. Быстро, быстро! Выходим.

Я навьючила на себя увесистый рюкзак и, согнувшись под тяжестью, вышла наружу. Лалиша уже закончила бинтовать, и Лорад осторожно помогал Хибелле подняться. Подхватил ее под правую руку, почти взвалив на себя, пошел по тропе. Мы выстроились в колонну и, стараясь подстраиваться под скорость Лорада, двинулись в лес.

Тиотерн и Шоннер догнали нас минут через десять.

- Негилорн погиб, - сразу же объявил Тиотерн.

Они отобрали рюкзаки у Фабории и Ивеллы. Шоннер, извиняясь, буркнул мне:

- Через полчасика отдашь свой рюкзак Ивелле. Будете нести его по очереди, хорошо?

Я кивнула.

Как только Шоннер отошел, Ивелла подошла ко мне и тихонько прошептала:

- Ты, как только устанешь, скажи, и я рюкзак заберу, ладно? Я ведь довольно сильная, все время с бронзовками вожусь.

- Спасибо, - тоже шепотом поблагодарила я. А сама подумала, что ничего подобного! Через полчаса и ни минутой раньше!

Этим днем мы двигались, ориентируясь на Хибеллу. Она сначала шла медленно, потом ближе к обеду расходилась. Но ближе к вечеру стала как-то быстро сдавать. Это кончилось тем, что Лорад по переменке с Тиотерном и Шоннером практически несли ее. И, в конце концов, ребята сдались. Тиотерн объявил, что пора разбивать лагерь.

К счастью преследователи так и не появились. Наверное, наш вооруженный отпор ошеломил охотников, и они решили сначала собраться в большой отряд.

Хибеллу перебинтовали и уложили на охапках травы, которую мы надергали на полянке. Лалиша хлопотала возле нее и часто меняла ей компресс на лбу.

Утром, сделав перевязку, Лалиша тихо, но отчетливо произнесла:

- Плохо. Ей нужен нормальный врач. Мы… не сможем ей помочь.

- Я донесу, - сумрачно возразил Лорад.

- Дело не в этом. Нужны серьезные лекарства, покой и хороший уход.

Лорад посмотрел на свою любимую. Та лежала с закрытыми глазами, на лбу поблескивали бисеринки пота. Механик поднял взгляд на Тиотерна:

- Мы же ее не бросим?

Тот отвернулся, через силу проговорил:

- Прости, друг, но я должен заботиться о тех, кого смогу спасти. Ее мы не доведем.

- Тогда я остаюсь.

- Это… твое право, - хмуро ответил Тиотерн. - Только… этим ты ей не поможешь.

- Но нельзя же оставлять ее одну умирать в лесу! – крикнул гигант, сжимая кулаки. Я… Я не могу так! Я… Тогда я отнесу ее в поселок!

- Ты же знаешь, что вас там ожидает, - тихо проговорил Шоннер.

- Может быть… Но есть ведь шанс, что я встречу нормального человека? Не все же сволочи, вроде охотников.

- Хорошо… - кивнул Тиотерн. Возьми один из рюкзаков и арбалет.

- Нет, мне достаточно будет этого груза, - не согласился Лорад и нежно погладил Хибеллу по волосам. – Вам они нужнее.

Это «вам», неожиданно меня подкосило. Я закрыла лицо руками и заплакала. Он уже разделяет себя с Хибеллой и всех остальных.

Через полчаса мы разошлись в противоположных направлениях. Нас осталось одиннадцать из тех двадцати, что улетели на фрегате…

Лорад донес Хибеллу до поселка. И даже отдал ее на попечение местного лекаря, который оказался на удивление хорошим человеком. Механик попытался спрятаться на окраине, чтобы понаблюдать за домом лекаря и дождаться, когда его девушку подлечат. Но его заметили и в коротком бою, тяжело ранив двоих нападавших, Лорад погиб.

Наверное, ему было бы легче, узнай он, что тем самым он окончательно убедил их командира, что не стоит преследовать такую опасную дичь, пока не прибудет подкрепление. Это задержало погоню еще на два дня.

А Хибелла в тот раз выздоровела. Подлечившись, она покинула дом рисковавшего ради нее лекаря и попробовала добраться до родного Талинара. Этого ей осуществить не удалось.

Она прожила еще два сезона, поменяв десяток хозяев. Во время Весеннего праздника она получила тяжелейшие раны. Именно тогда ее отыскал старший брат, который до тех пор не прекращал поиски. Он забрал сестру и привез ее домой. В нарушение правил, и рискуя самим оказаться вне закона, ее родители сделали все, чтобы вылечить дочку. Но было слишком поздно. Единственное утешение было в том, что умерла она дома, среди близких людей.

На привале я устроилась рядом с Чиируной. У той было какое-то опустошенное лицо. А в глазах боль и тоска.

- Может быть… - начала я, - у них все получится? Если они доберутся до Талинара, то смогут выжить. Я слышала, что иногда семьи обмениваются внезаконниками. Ты знаешь об этом?

Чиируна нехотя кивнула.

- Интересно, а мы бы так могли?.. – подумала вслух я.

- Наверное, - без особого интереса отозвалась Чиируна. - Думаю, папа организовал бы, что-то такое. Меня бы отдали в рабство твоей семье, а тебя взяли к нам. И мы бы жили под замком всю оставшуюся жизнь. Не выходя из дома. Нас бы опекали и баловали, как птичек в клетках. Наверное, потому нас и судили так быстро, чтобы никто из родных не устроил чего-нибудь вроде этого. Чтобы никто из нас не спасся. Только знаешь… Я уж лучше уйду к пиратам. Или останусь лежать на этой тропке.

Я медленно кивнула ей. Хотя для себя еще не решила, что было бы лучше. Уж очень сейчас тяжело. И не из-за бесконечной ходьбы.

Два дня мы шли без особых приключений. Горы постепенно становились выше, но оставались сравнительно пологими. Их покрывал чистый и прозрачный лес с огромными деревьями и почти без подлеска. Можно было бы идти и не по тропе, но Тиотерн строго придерживался известных лишь ему одному ориентиров, и если едва заметная тропка терялась, старался отыскать ее продолжение.

Утром двадцать третьего числа он сообщил, что сегодня мы перейдем границу с Арлидаром.


Глава 14. Патруль.

23.01.О.995

Над границей с Арлидаром.

Молодой господин, отзывающийся на имя Фатори Савьено, прохаживался по галерее правого борта.

Горно-десантный бриг, заглушив машину, медленно дрейфовал в слабеньком юго-восточном ветерке. В двух лигах под ним бугрилась гигантскими складками обширная горная страна. Она спускалась по обе стороны от цепи Драконьих гор, что простиралась на три тысячи лиг с севера на юг, от полярной шапки, до Граничного полуострова Арлидара.

Отроги горных хребтов далеко вдавались в равнины ФНТ, змеясь как щупальца чудовищного кракена. Щупальца, покрытые темно-зеленой, с проплешинами желтых и багряных осенних пятен, шерстью. Узловатые и бугристые.

«Шерстяные щупальца… Не очень красивое сравнение, - подумал Фатори Савьено, - но оно хорошо подходит под мое настроение».

Он ждал и волновался. Первая по-настоящему серьезная и полностью самостоятельная операция в его жизни приближалась завершающей фазе.

«Только бы никто не напортачил в самом конце!» – взмолился он.

Остановился, схватился руками на леер, напряженно вглядываясь вниз.

Наверное, они где-то там. Если смогли дойти, если успели добраться. Теперь только ждать, и очень быстро действовать, когда настанет нужный момент.

- Дым на девять часов! – раздался голос одного из десятка наблюдателей, расставленных с подзорными трубами по обоим бортам. – Удаление семь лиг.

Молодой человек, которого сейчас звали Фатори Савьено, встрепенулся и вперился взглядом в указанном направлении. Ему показалось, что он уловил едва заметную струйку дымка. Подняв подзорную трубу и приникнув к ней, он с трудом отыскал его. Да, без сомнений, это то, чего он ожидал с таким нетерпеньем!

Худощавый темноволосый мужчина с острыми чертами лица сложил трубу и скорым шагом направился в оперативный зал. Чтобы отдать давно уже заготовленные приказы.


Глава 15. Последние шаги.

23.01.О.995

Граница ФНТ и Арлидара.

- А я говорю, что это слишком опасно и глупо! – голос Чиируны звонок от напряжения.

- Нам надо просохнуть! И еду приготовить! – тоже на повышенных тонах отвечает Тиотерн.

- Но ты же сам говоришь, что до границы всего пара лиг! И дрова сырые!

- Ну и что ты предлагаешь? Идти дальше мокрыми и голодными? И на сколько нас хватит? Нам надо за сегодня не просто дойти до границы и пересечь ее, но и уйти на территорию Арлидара хотя бы лиг на пять! Ты на это способна?

- Я - да!

- А твоя подружка? А Лалиша, Ивелла, Фабория? Да и ребята тоже не бронзовые! Так что все, я приказал костер, значит - разжигаем!

- Командир… нашелся, - бурчит Чиируна, отворачиваясь и всем видом показывая, что она все равно не согласна с этим идиотским распоряжением.

Они промокли. Утром, прошел короткий, но сильный ливень, такие здесь случаются ранней осенью. К тому же время приближалось к обеду, и стоило перед большим переходом через границу хорошенько отдохнуть и подзаправиться. Так что Тиотерна понять не сложно. Но разводить костер из влажных веток, рядом с границей?! Пускай это только черта на карте, но наверняка же есть патрули, есть воздушные корабли.

Да, Тиотерн сам залез на высокое дерево на вершине сопки и, спустившись, успокоил – ни одного судна вблизи не видно. Но кто поручиться, что пока они сушатся и кормятся, вражеский корабль не пролетит невдалеке?

В общем Чиируна продолжала кипеть, так что только пар из ушей не шел. Но когда ребята развели жаркий костер, вместе с другими девочками ушла за кусты. Быстро стянув холодно липнущую к телу одежду, завернулась в одеяло и, спотыкаясь об него, выбралась обратно на полянку. Путаясь в плотном войлоке и, пару раз чуть не уронив с себя одеяло, она развесила вещи на заранее воткнутых вокруг костра кольях. Уселась рядом с Талисой, сумрачно глядя на источающий пар и белый дымок огонь.

Талиса выпростала из складок одеяла голую руку и тихонько погладила ее по плечу.

Чиируна благодарно вздохнула, проговорила:

- Спасибо, я уже успокоилась. Почти. Но все равно мне это очень не нравится. Будет обидно попасться в самом конце пути…

- Ну, тут уж, что будет, то будет, - философски отозвалась подруга. - Тиотерн тоже в чем-то прав. И, заметь, кроме тебя никто не стал возражать.

- Сониорн явно был готов меня поддержать.

- Это потому, что Сониорн. И - тебя, - улыбнулась Талиса.

Чиируна уткнулась лицом в колени.

Вскоре, перебивая запах дыма и влажной ткани, распространился аромат еды. Лалиша с Ивеллой сготовили очень аппетитное и сытное варево, и все, расхватав миски, принялись его уплетать.

Обычно большой привал длился около часа, но на этот раз он растянулся раза в полтора дольше. Надо было дождаться, когда высохнут вещи. Поэтому после обеда все продолжали отдыхать. За шесть дней похода подростки уже втянулись в ритм. Пусть он и был невероятно изматывающим, но желание как можно скорее добраться до безопасных мест гнало их вперед. А еще они научились ценить и стараться на полную использовать такие вот передышки. Так что все сидели или лежали, расслабившись. Максимум переговаривались вполголоса.

Ивелла как всегда перешептывалась с Шоннером. Лалиша растянулась и подремывала. Фабория отрешенно смотрела на огонь. Данго Ферици сидел, прислонившись к соседнему дереву. Выражение лица у него было спокойное и даже умиротворенное. Чиируна подумала, что этот парнишка здорово изменился. Вместе с лишним жирком с него сошел лоск «истинного пиккури», которым он раньше отгораживался от окружающих. И оказалось, что под этой маской вполне симпатичная личность. Не без снобизма, но и Фабория была той еще язвой и не страдала недостатком самомнения. Так что они друг другу подходят…

А вот Сониорн… Чиируна поймала его взгляд. В нем был легкий вопрос: «как ты?». Она тихонько кивнула: «нормально», и потупила глаза. Чиируна честно пыталась отыскать в себе какие-нибудь романтические чувства к этому юноше, но пока что не получалось. Симпатия – да, благодарность за то, что все время старается быть рядом – несомненно. Но большее…

Впрочем, сейчас не до этого. Вот если они окажутся в безопасности, тогда… может быть что-то и поменяется?

Чиируна как будто специально не обращала внимания на еще двух своих одноклассников. После той грязной выходки они для нее перестали существовать. Остальные тоже стали относиться к Люфану и Котиберну еще хуже, чем раньше. Даже Данго Ферици демонстративно держался с ними холодно. И двое парней, чувствуя это, теперь постоянно были вместе. Вот и сейчас они тихо о чем-то переговаривались сидя на самом краю поляны.

Наконец-то вещи просохли. Парни и девушки разошлись в противоположные стороны от полянки, чтобы переодеться в пропахшую дымом одежду. Собрались, и по пологому склону горы спустились в лощину, где проходила невидимая глазу граница.

Так уж повелось, что в ФНТ не было традиции обустраивать свои рубежи. Так, редкая цепочка постов, да раз в пару дней проходящие дозоры. И, конечно же, барражирующие над горами патрульные суда. Впрочем, что можно разглядеть в плотном покрове леса с высоты в пару-тройку лиг?

Отчасти это делалось специально. Дело в том, что охрана границы до последнего времени была обязанностью администрации Независимой Территории Арлидон. А в ее руководстве почти все были вовлечены в незаконный, но невероятно прибыльный бизнес. В морских портах ФНТ работает строгая и придирчивая таможенная служба. И контрабандисты из Центра Мира и других восточных государств решили с ней не связываться. Весь поток контрабанды шел морем в Арлидар. Там он перегружался на воздушные корабли и вьючные караваны и пересекал границу с Арлидоном, растворяясь в этой Независимой Территории и расходясь из нее по всей Федерации.

Поэтому горы между двумя странами опутывала сеть путей, от вполне обустроенных лесных дорог, до едва приметных тропок, по одной из которых шли ребята. Надо сказать, что подпольщики выбрали для «маршрута № 2» одну из самых малоиспользуемых тропинок, а охотники двинулись главным образом по хорошо известным маршрутам. Это было еще одной из причин, почему их отчаянная попытка спастись пока что удавалась.

А что до так называемых «арлидарских пиратов», то на самом деле это были в первую очередь контрабандисты, и они гораздо чаще возили запрещенные грузы, чем нападали на торговые суда. Хотя, если у них подворачивалась возможность кого-нибудь ограбить… Оттого операция по аннексии Арлидара и разгрому пиратства вызвала в Арлидоне очень большое недовольство не только у простых граждан, но и у властей.

Теперь, после начала восстания, охранять границу взялись федеральные военные. Но их и так совсем немного, к тому же большинство сил было брошено на удержание контроля над Арлидаром и Карапатрасией, на востоке и Дилайей с Краегорьем на западе. Поэтому границу всерьез еще не охраняют.

И ребята перешли ее, так никого и не повстречав.

Сразу после этого тропа начала плавный затяжной подъем на перевал, делая петли по склонам гор. Беглецы шли так долго, как только могли. Но, вконец обессиленные, вынуждены были остановиться, лишь только достигнув седловины. Было шестнадцать часов, до наступления сумерек оставалось часа три, но продолжать поход ребята просто не могли. Поэтому Тиотерн распорядился обустраивать лагерь. Парни, еле передвигаясь, насобирали валежника и разожгли огонь. Чиируна попыталась опять возражать, но ее никто не стал слушать. Всех охватило тупое равнодушие и усталый фатализм. Запалив костер, юноши и девушки уселись и улеглись вокруг него, решив, что сначала надо хоть немного отдохнуть, а всеми остальными делами они займутся потом.

Чиируна устроилась в сторонке, бездумно огляделась. Лес кругом был чистый и прозрачный. Высокие прямые деревья, с уже заметно желтеющими кронами, редкий кустарник подлеска, земля, покрытая толстым ковром увядшей в прошлые периоды листвы. Она остро пахла прелью.

Небо все еще закрывали тучи, хотя утренний дождь больше не повторялся. Воздух был прохладным и влажным. Стояла та особая тишина, которая бывает лишь в совершенно диких горах. Ее наполняли едва слышные звуки: тихий шелест листвы в слабом ветерке, щебетание птиц, едва слышимое шуршание, какие-то отдаленные неясные постукивания или потрескивания.

Темно-зеленые фигуры появились беззвучно.

Первой их заметила Ивелла. Девушка застыла на мгновение, дернула за рукав Шоннера, указала куда-то рукой.

Все заоглядывались привстав. Внизу по склону, по которому недавно поднялись ребята, двигалось несколько силуэтов. «Наверное, семеро, - подумала Чиируна. – Егеря!»

Так оно и было. Четыре часа назад, десантно-штурмовой бриг, с которого заметили тоненький дымок, опустился к верхушкам деревьев и на самой маленькой скорости, почти беззвучно заскользил в сторону перевала. Не долетая до него пару лиг, он опустился совсем низко и высадил барт егерей. Семь семерок одетых в темно-зеленую форму лесных десантников веером разошлись в направлении района, через который должны были пройти беглецы. Им были даны определенные и четкие распоряжения, как с ними поступать.

Ребята засуетились. Бежать или попытаться отбиться? И то и другое казалось одинаково нереальным. Это ведь не охотники какие-нибудь, а настоящие опытные солдаты!

А фигурки широкой цепью подошли метров на семьдесят и открыли огонь.

Засвистели стрелы. Они летели над головой или наоборот ниже цели. Чиируна подумала, что стреляют десантники на удивление неточно. Вот только…

Громко вскрикнула Ивелла. Чиируна обернулась и увидела, что девушка упала на землю, схватившись за правое бедро, из которого чуть выше колена торчит стрела. Она как-то жалобно посмотрела на Чиируну, обвела взглядом остальных своих одноклассников, которые пригнувшись, расхватывали рюкзаки, готовясь бежать.

В подтверждение этого послышался окрик Тиотерна:

- Быстро уходим!

- Я ведь теперь не могу, да? – со слезами в голосе спросила Ивелла.

- Прости… - Тиотерн опустил глаза, но тут же вскинулся. – Не задерживаемся!

А десантники остановились на дистанции эффективной стрельбы и ослабили обстрел. Лишь изредка пролетал очередной болт, все так же не точно. Чиируна увидела, что егеря расходятся в стороны.

«Они хотят нас окружить! – поняла она. – А не стреляют на поражение, чтобы взять живьем!»

Тем временем Ивелла, улегшись на левый бок, и вытянув раненую ногу, облизнула пересохшие губы и сказала, обращаясь сразу ко всем:

- Оставьте мне арбалет. Я постараюсь…

Сониорн взглянул на Тиотерна. Тот кивнул. И темноволосый парень передал свой арбалет и запасную обойму девушке. Сумрачно спросил:

- Знаешь, как обращаться?

- Я – механик, - с вымученной улыбкой ответила Ивелла, и с явным усилием принялась взводить тетиву.

Рядом с ней уселся на землю Шоннер. Достал свой арбалет.

- Не надо, - запротестовала Ивелла. – Шон, пожалуйста, беги со всеми!

- Я уже не спас Каларину, - грустно ответил парень. – Еще и тебя – это слишком. Я остаюсь с тобой, сестренка.

- Так, хватит глазеть! – прикрикнул Тиотерн. – Иначе они зря…

И первым бросился по тропке вдоль по склону, противоположному тому по которому поднимались егеря.

Чиируна последний раз взглянула на остающихся одноклассников.

Ивелла встретилась с ней глазами. Из них ушла обычная для нее нерешительность. Осталась только боль и прощальная печаль.

Чиируна коротко всхлипнула и поспешила за остальными беглецами.

Минут пять они неслись по петляющей по склону тропе. И вдруг, бегущая впереди от Чиируны Фабория, запнулась за торчащий из земли корень и, вскрикнув, сорвалась с тропы.

Мгновение, и она уже катится вниз по крутому склону в пару сотен метров высотой. Данго Ферици не раздумывая, прыгает за нею. Пытаясь сохранить равновесие, спускается боком, прыжками, но не удерживается на ногах и, тоже пару раз перекувыркнувшись, скользит вниз.

Ребята, остановившись, смотрят на своих товарищей, скатывающихся в лощину.

- Нет времени вытаскивать! – в голосе Тиотерна горечь и злость. – Уходим.

И, лишь раз оглянувшись назад, Чиируна побежала дальше. Их осталось семеро.

Септер Виларио Палинти хмурился. Задание, которое пришлось выполнять, ему совершенно не нравилось. Одно дело драться с пиратами или даже усмирять восставших горцев. А совсем другое - вот так стоять и смотреть на двух застреленных ими подростков.

Парень лежал, уткнувшись лицом в жухлую листву, так и не выпустив из рук арбалет с опустевшей обоймой. Наконечник болта, который попал ему в грудь и глубоко вогнанный в тело, когда он упал на него, прорвал ткань куртки на спине.

А рядом с ним лежала, откинувшись, совсем молоденькая девушка, скорее даже девочка. Ветерок чуть-чуть ерошил ее коротко подстриженные пушистые каштановые пряди. А широко распахнутые темно-карие глаза неподвижно глядели в небо.

Стрела попала ей в середину груди чуть слева.

Это была его стрела, септера Виларио Палинти. Он все-таки великолепный стрелок. Хотел, чтобы девушка не мучилась, и это у него получилось. Они дали этим двоим истратить все свои болты, прикрывая отход друзей. И лишь после этого двумя точными выстрелами завершили бой.

Это напоминало их бегство из Никодорна. Они неслись, пока были силы, потом перешли на быстрый шаг. И даже когда уже начало темнеть, они все равно продолжали медленно плестись. К их удивлению погоня так и не появилась. Окончательно растратив остатки сил, они обосновались в узкой лощине, кое-как достали из рюкзаков одеяла и, сгрудившись, забылись тяжелым сном. Наутро, пожевав сухие припасы, они, шатаясь от усталости, продолжили свой путь. Никто не разговаривал, все еле передвигались, потухшие и вымотанные до предела.

Они делали короткие привалы и шли, шли, шли. На обед устроились на вершине очередной сопки. Опять на ней была полянка, как лысина на темечке.

Развели костер. На этот раз Чиируна даже и не пыталась напоминать, чем это для них закончилось прошлые два раза. Она поняла, что ей, наверное, уже без разницы, удастся спастись или нет.

Устало улегшись навзничь, девушка бездумно смотрела в небо, которое закрывали колышущиеся кроны деревьев.

Чиируна подумала, что почему-то всегда первыми гибнут лучшие: Лорад, Шоннер, Касурин… А остаются в живых всякие Котиберны и Люфаны. Это так несправедливо! А все из-за девушек, которых парни пытаются защитить. Рыцари… И она твердо решила, что ни за что не позволит из-за себя погибнуть Сониорну. С него ведь, дурака, станется, броситься следующий раз защищать ее. Так что нет, не допустит! Пусть пока она и не разобралась в своих чувствах, но это решила крепко-накрепко.

Обед всех немного взбодрил, но, то ли у Лалиши тоже не было настроения, то ли душевная тяжесть давила, но он показался безвкусным. Еще немного передохнув, беглецы побрели дальше.

Двигались совсем медленно, едва переставляя ноги, просто чтобы отмотать еще одну лигу, затем еще одну… Через пару часов устроили привал. Остановились на небольшой прогалине, окруженной плотным высоким кустарником с какими-то лиловыми ягодами. Как всегда, молча, повалились на землю. У Чиируны не было сил даже на то, чтобы поговорить с Талисой. Ее подруга, видимо, испытывала то же самое, и в голове у нее крутились те же безрадостные мысли. Чиируна вздохнула и закрыла глаза.

Она даже капельку вздремнула. Но чья-то рука легонько потрясла ее за плечо, а извиняющийся голос Талисы пробормотал:

- Чии, пора, просыпайся. Мы выходим.

Чиируна промычала что-то в ответ и с покряхтыванием села. Окинула взглядом неспешно собирающихся ребят. И, краем глаза, заметила легкое шевеление кустов.

Раздался громкий шорох и на прогалину вышли преследователи.


Глава 16. Незапланированные встречи.

24.01.О.995

Западный Арлидар.

Они вышли сразу со всех сторон и нацелили на нас взведенные арбалеты. Причем, каждый выбрал собственную мишень. То есть, кому-то из нас внимания не досталось, потому, как нападавших было только шестеро. Но я не стала выяснять, кто этот счастливчик. Потому что прямо мне в грудь смотрел наконечник стрелы. Арбалет держал юноша чуть старше меня, с открытым симпатичным лицом и удивительными ярко зелеными глазами, в которых поблескивали озорные искорки. Но я была уверена, что если сделаю какую-нибудь глупость – он выстрелит не задумываясь.

- И кто тут у нас? – раздался хриплый басок с очень сильным незнакомым акцентом. Это спросил самый старший из них, бородатый кряжистый мужик с огромными покрытыми рыжей шерстью ручищами. Арбалет в них казался игрушкой.

- Командир, смотри, какие тут цыпочки! – встрял стоящий рядом с ним щупленький мужичек с какой-то хищной и неприятной мордочкой. – Давай может, того, позабавимся, а?

Я сжалась от страха.

- Замолкни! – не поворачиваясь, рявкнул на него здоровяк. – Детишки и так перепуганы, могут сдуру что-нибудь выкинуть… Так кто вы?

- Да внезаконники же! – проворчал щупленький. – Отбросы. Их каждый ФНТшник может убить или еще что-нибудь поинтересней сделать, и ему ничего за это не будет. Дичь. Видишь у них треугольники на лбах?

Рыжебородый с видимым состраданием посмотрел на мой лоб.

- Вижу.

А я вдруг поняла, что именно меня в этой компании зацепило. Рыжебородый… У него и шевелюра тоже огненного цвета. И еще трое из них – рыжие!

Нет, я, конечно, встречала рыжих, но это такая редкость, а тут четверо из шести… А еще у этих были необычные глаза. Яркие. Синие, голубые, фиолетовые, и ярко зеленые у того, что прицелился в меня.

«Это не охотники! – пронеслась в голове радостная мысль. – И я знаю, кто они!»

Потому что я вспомнила главу из учебника жемчужеграфии, про жителей Зеленого Каганата.

- Вы – пираты? – прямо спросила я у паренька напротив.

- Ага! – ответил он и широко улыбнулся.

Все как-то разом расслабились.

- Ну? Объяснять будете? – опять спросил их вожак.

- Мы бежим из ФНТ к повстанцам, – вступил наконец-то в разговор Тиотерн. - Пытались угнать к вам фрегат, но нас перехватили и объявили вне закона.

- Фрега-ат угнать! – протянул предводитель насмешливо. – И далеко вы улетели?

- Двести восемь лиг, - не задумываясь, ответила я. И с удивлением заметила в своем голосе гордость и некоторый вызов.

- Ого! – отозвался зеленоглазый. – Слышишь Трорвль, а на вид совсем детишки, правда?

Другой парнишка – крепкий и ловкий, синеглазый и такой же рыжий, согласно кивнул и перестал целиться в Чиируну. Проговорил что-то на незнакомом языке, казалось состоящем из одних рычащих согласных.

Командир недовольно зыркнул на него, но нехотя пророкотал:

- Ладно. Давайте договоримся: вы ведете себя тихо, а мы уберем оружие. Лады?

Тиотерн медленно уселся на землю, демонстративно расслабился.

Пираты опустили арбалеты, но убирать их не стали.

- И как вы смогли угнать корабль? – спросил еще один кочевник. Высокий, по возрасту как наш Тиотерн. У парня были невероятно красивые волосы – светло-рыжие, почти соломенные, длинные, почти до плеч как у девчонки. А еще - фиолетовые глаза.

- А мы тоже пираты! – озорно улыбнулась ему Лалиша.

Парень ответил ей улыбкой.

- Эти ребята из Воздушного лицея в Талинаре, – пояснил Тиотерн. Мы захватили корабль, а они его вели. В основном вот эти девочки – Чиируна и Талиса.

Он кивнул на нас.

Бородатый поднял брови, с уважением проговорил:

- Надо же! - и повернулся к Тиотерну. – Ну, парень, рассказывай, как было дело.

Мы все сидели вокруг наскоро сооруженного костра, и Тиотерн вел длинный подробный рассказ о наших злоключениях. Порой Чиируна и Лалиша что-нибудь вставляли от себя. А я просто слушала и поглядывала на пиратов. Они как-то не походили на то, как я их себе представляла. Ну за исключением того плюгавенького и их командира.

Тиотерн уже заканчивал, подошел к нашей последней стычке с егерями, когда от кустов раздался грубый надтреснутый голос:

- Какая интересная компания собралась.

Сидящий напротив меня синеглазый кочевник по имени Трорвль резко крутанулся, ловко уходя в сторону и вскидывая арбалет. Другие пираты последовали его примеру.

- Да ладно вам! – в голосе незнакомца насмешка. - Всполошились как перепуганные котята. Я к вам на огонек.

Из-за кустов вышел невысокий мужик, весь обросший сивой гривой, от макушки до клочковатой бороды. А еще у него были шикарнейшие длинные усы! Левая рука у него была на перевязи. А правой он приветливо взмахнул:

- Валинт, старый пройдоха, что не узнаешь своего собутыльника?

- А, капитан Бираан, - скрипучим голосом отозвался маленький пират. – Мы тут тебя по всем горам ищем, а ты по лесу гуляешь!

- Плохо ищете! – отозвался пиратский капитан и приблизился к костру. Уселся среди остальных. – Я так и подумал, что Далкин кого-нибудь пошлет за нами. Сами-то мы добраться до базы не можем. На ногах кроме меня только трое, и шестерых надо нести. Переломались знатно…

- И где вы спрятались? – осведомился командир.

- Да невдалеке. Лигах в пяти отсюда, в ущелье. А я глажу сегодня - дымок поднимается. Думаю, схожу-ка на разведку. Набрел на стоянку. Костер еще дымится, а вдалеке мелькают какие-то личности. Вот я за вами тихонько и проследил.

- Уф, – выдохнул рыжебородый. - Значит все. Осталось забрать вас и вернуться домой! Ребята, вам, кстати, придется нам помочь раненых волочить.

- Конечно, – улыбнулся Тиотерн.

- Так, сейчас уже почти семнадцать, - озабочено проговорил предводитель, взглянув на карманные часы. - Давайте-ка быстро собираться, и выходим. До темноты надо дойти до стоянки «Черного эля».

И резко встал. Но, на секунду приостановился, посмотрел почему-то на меня.

- Да, мы ведь так и не познакомились. Меня зовут Уберд. А ты – Талиса?

- Да. Я – Талиса Канода!

0
08:04
602
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Анастасия Шадрина