Галактина и Безликий Чтец

Автор:
Олег Бутрамьев
Галактина и Безликий Чтец
Текст:

Галактина всегда просыпалась ровно в семь утра. Но в этот раз её на восемнадцать минут раньше разбудило ощущение, что рядом появился смертельно опасный враг. Упершись руками в подлокотники кресла, она подняла голову со страниц лежащей на столе книги. Выпрямила спину, смахнула упавшие на лицо волосы и увидела Безликого Чтеца. Он был одет в старинный бурый плащ и мятую широкополую шляпу того же цвета. Он сидел на полу посреди зала и читал первый том «Небесной колесницы», держа фолиант пухлыми шестипалыми руками. Его шаровидная, скорее всего, лысая голова была лишена ушей, носа и подбородка. Судя по всему их не существовало изначально, так как на гладкой болезненно-жёлтой коже Галактина не заметила ни шрамов, ни складок, ни морщин. Приоткрытый безгубый рот напоминал косой некровоточащий порез. Над ним темнела пустая глазница. Почти пустая. Глаза в ней не было, зато поблёскивал круглый монокль, цепочка которого крепилась к переднему краю шляпы.

Галактина давно знала, что её встреча с Безликим Чтецом неизбежна, но, как ни старалась, не смогла подготовиться к ней. И теперь чувствовала себя так, будто уже потерпела поражение.

Враг повернулся к ней. Монокль выскользнул из глазницы и закачался на цепочке, словно маятник часов.

– Ти-и-ина, – по-змеиному прошипел Безликий. – Скоро я уничтожу твою Библиотеку. И тебя.

Галактина встала и подошла к зеркалу. Оправила платье, взяла с полки агатовый гребень и принялась неторопливо расчёсывать волосы.

Пару минут Безликий Чтец наблюдал за ней. Потом сунул монокль обратно в глазницу и продолжил чтение. Переворачивая листы, он слюнил пальцы языком. Коричневым и пупырчатым.

– Мерзкая у тебя привычка, – проговорила Галактина, поглядывая на врага в зеркало. – Ты обречён.

Положив гребень на место, она пересекла зал и открыла Восточную Дверь. Устремила взгляд вниз, в Долину Лабиринта.

– Правильно, – не оборачиваясь, шепнул Безликий Чтец. – Спасайся, пока можешь.

Некоторое время Галактина задумчиво рассматривала узор ходов. Потом закрыла Восточную Дверь и собралась проверить, как обстоят дела за Южной. Но когда шла мимо Стола Читателей, Западная Дверь вдруг распахнулась сама собой. За ней виднелась бежевая стена, залитая безжизненным светом электрических ламп. Галактина замерла, прислушиваясь к раздражённым голосам, раздававшимся в коридоре.

– Я же говорю, она возле рынка на соседней улице, – сказал знакомый женский голос. – Такое старое пятиэтажное здание с колоннами у входа.

– А я говорю, что мне нужна библиотека, находящаяся здесь, – сказал незнакомый мужской голос. – Это ведь двенадцатый этаж?

– Да, но в нашей больнице нет библиотеки.

– Мой сосед по палате брал здесь книгу!

– Наверное, он что-то напутал. Переспросите у него и всё выяснится.

– Не получится. Он вчера умер.

Тут зазвонил телефон. Издал две трели и смолк.

– Онкологическое отделение, – сказала женщина. – Здравствуйте… Нет, она сейчас на процедурах… Да, мобильник там включать нельзя…

Мужчина не стал ждать окончания разговора. Шаркая, он двинулся по коридору и вскоре вошёл в Библиотеку. Невысокий седой старик в синем спортивном костюме и зелёных шлёпанцах. Утомлённый, небритый, с тёмными набрякшими веками.

Переступив порог, посетитель застыл от изумления. Зал Библиотеки был круглым и просторным. Повсюду лоснился идеально отполированный мрамор. Белый с чёрными прожилками. Из его многочисленных плит сложили подобный катку пол, сводчатый потолок и высокие стены с полками. На четырёх цепях висела огромная золотистая люстра с двенадцатью хрустальными шарами, в которых горели свечи. Формой она походила на шестиконечную звезду.

Окна также были сводчатыми. В Северо-Восточном стоял чёрный витраж с млечными изображениями спиральной галактики, раскрытой книги и черепа, выглядевшего как человеческий, только с тремя глазницами. Галактика находилась в верхней части витража, книга в нижней, а череп в средней.

За прозрачными стёклами Юго-Западного Окна под пасмурным небом раскинулся унылый непримечательный город.

Все полки были заняты аккуратно расставленными книгами в чёрных, белых или чёрно-белых переплётах без названий и номеров на корешках.

Кроме той двери, которой воспользовался старик, имелось ещё две. Все деревянные, чёрные и с округлыми верхушками.

Перед Южной Дверью вместе с шестью мягкими стульями расположился круглый сандаловый стол с изогнутыми ножками. На нём в специальном углублении светился тринадцатый хрустальный шар.

На другой стороне зала стоял ещё один стол из той же древесины. Прямоугольный и громоздкий, без ножек, но с четырьмя выдвижными ящиками. По его бокам вились резные арабески. На столешнице лежала толстая книга в серой обложке.

Компанию этому столу составляло белое кресло с такой высокой спинкой, что она почти упиралась в потолок.

За креслом на стене между полками висело большое овальное зеркало в позолоченной раме. Над ним приятно тикали белые часы с чёрными стрелками и алыми римскими цифрами.

Осмотрев зал, старик не менее удивлённо воззрился на подошедшую Галактину. Он, как и все обычные люди, не мог видеть её истинного облика. Для простых смертных она была стройной тридцатилетней женщиной с добродушным светлым лицом, задумчивыми серыми глазами и тонкими губами. Роскошные волосы свободно струились до талии. Угольно-чёрные, но с тремя млечными прядями.

Одета Галактина была в закрытое чёрное платье с узкими белоснежными рукавами. Подол почти касался пола. Серебристый пояс обхватывал талию. На правом указательном пальце красовался золотой перстень с круглым янтарём. На другой руке Галактина носила серебряное кольцо с тёмно-серым овальным агатом. Ухоженные ногти покрывал чёрный лак.

Старик улыбнулся, показав идеальные, наверняка, вставные зубы. К счастью, Безликий Чтец был для него невидим.

– Нашёл, - сказал старик. – А медсестра зачем-то наврала мне, что здесь нет библиотеки.

– Вы пришли взять книгу? – спросила Галактина.

– А вы библиотекарша? – вопросом на вопрос ответил старик и тут же смущённо поправился. – То есть библиотекарь?

Теперь улыбнулась Галактина.

– Я хозяйка Библиотеки. Так вам нужна книга?

– Да, – кивнул посетитель. – Понимаете, я…

– Тогда вы должны сесть за Стол Читателей, - перебила Галактина, указав на круглый стол. – Это непреложное правило.

Старик пожал плечами, прошаркал мимо Безликого и сел на стул. Хозяйка закрыла дверь, прошла за посетителем и стала рядом. Он пригляделся к светильнику и нахмурился. Толстая жёлтая свеча бодро горела в хрустальном шаре, хотя у того не было отверстий.

– Это какая-то электроника? – спросил старик.

– Нет. – Галактина сложила руки на груди. – Не отвлекайтесь, пожалуйста.

– Извините… – Читатель перевёл взгляд на хозяйку. – Вы будете смеяться надо мной, но мне нужен «Остров сокровищ» Стивенсона. Причём такое издание, в котором есть карта этого самого острова. Я не читал эту книгу ни в детстве, ни в зрелости. И вот хочу наверстать упущенное. Да так сильно хочу, что даже подумываю, а не рехнулся ли я.

– Нет, не рехнулись, – уверенно сказала Галактина. – И смеяться над вами я не буду. Но меня, признаться, поражает, что вы до сих пор не прочитали «Остров сокровищ». Какие беды помешали вам?

– Беды? – Старик снова сдвинул брови. – До недавнего времени у меня не было бед. Но… Мои родители… Они с большим трудом выбрались из нищеты и, едва мне исполнилось шесть лет, стали требовать от меня, чтобы я был успешным. Они требовали, чтобы я хорошо учился в школе и с отличием окончил университет. Желали, чтобы я сделал карьеру банкира и получал много-много денег. Они почти не давали мне играть с друзьями, ходить в кино и читать те книги, которые казались им бесполезными. В том числе «Остров сокровищ». Они даже мысли мои старались контролировать. Я постоянно слышал от них: «Ты не о том думаешь! Думай о деле! Не витай в облаках! Мечты на хлеб не намажешь! Ты должен уметь зарабатывать на жизнь!»

Старик фыркнул.

– Зарабатывать на жизнь! Какое отвратительное выражение! Родившись, человек уже живёт! Он обречён на жизнь! И тем не менее он, оказывается, должен, просто обязан зарабатывать на неё!.. Ну что же, я зарабатывал. После университета я действительно стал преуспевающим банкиром и только тем и занимался, что зарабатывал на жизнь, которая в общем-то не приносила мне радости, не говоря уже о счастье. Бизнес привязал ко мне свои пылающие нити и без конца дёргал за них. Я превратился в марионетку. И даже когда у меня появлялось свободное время и я брался за какую-нибудь художественную книгу, то не мог сосредоточиться на том, что читал. Мысли о делах будто заслоняли собой страницы. Поэтому в какой-то момент я прекратил попытки насладиться литературой, решив, что надо, как и считали родители, всецело отдаваться работе, а не читать о приключениях вымышленных людей. И многие годы я не сомневался, что это абсолютно правильное решение… Однако теперь, когда я отошёл от дел, меня терзает безумное ощущение, что я и не жил вовсе, а только зарабатывал на жизнь, которой не случилось. Но мне почему-то кажется, будто всё враз изменится, когда я прочту «Остров сокровищ». Глупо, да?

– Нет, это не глупо, – сказала Галактина. – Это печально. Это беда.

– Значит, у вас есть шедевр Стивенсона? – спросил посетитель. – Я мог бы прочитать его по мобильнику в Интернете, но душа требует старой доброй бумажной книги. Я хотел было заказать её в магазине, но тогда придётся ждать дней десять. Поэтому надумал идти в библиотеку. И мой сосед по палате, с которым я подружился, настойчиво рекомендовал вашу. Уверял, что здесь хранятся редкие, особенные издания.

– Да, это так, – подтвердила Галактина. – Правда, «Острова сокровищ» у меня нет. Зато имеется произведение, способное помочь вам гораздо лучше.

На лице старика отразилось разочарование. Он собрался что-то сказать, но хозяйка заговорила снова.

– Верьте мне, – попросила она. – Верьте и не пожалеете. В любом случае вы всегда можете воспользоваться библиотекой на соседней улице.

Галактина двинулась вдоль стены, внимательно разглядывая книги на полках. За пару шагов до Восточной Двери остановилась, взяла фолиант в чёрно-белом переплёте и пошла обратно.

Старик поинтересовался:

– Как вы разбираетесь, где какая книга? Они ведь такие похожие. Неужели помните местоположение каждой?

– Что-то помню, а что-то чувствую, – сказала Галактина и положила книгу на стол.

Названия не было не только на корешке, но и на других внешних частях переплёта. А выглядел он совершенно новым, без царапин и потёртостей. Читатель открыл фолиант на титуле, обнаружив там искусное серое изображение инвалидной коляски, двурогого якоря и пышного кучевого облака. Будучи соединён цепью с небесным паром, якорь насквозь пробил сидение коляски, зацепившись за неё одним рогом.

Перевернув лист, посетитель хмыкнул. На второй и третьей страницах чернели строчки первой главы неизвестного сочинения. Шрифт был красивым, вроде готического.

– А как называется книга? Кто автор?

– Я, – ответила Галактина и обвела взглядом зал. – Все находящиеся здесь книги созданы мной. Эту я назвала «Причалом скорби».

Старик нахмурился пуще прежнего.

– Шутите? Вы не могли написать эти книги. Их же сотен пять!

– Шестьсот девяносто девять, – проговорила хозяйка Библиотеки. – И я не только написала их, но и перечитала каждую несколько раз. Мне приходится перечитывать их, ведь со временем я забываю, о чём они. Это и плохо, и хорошо. Плохо, потому что я не люблю забывать. А хорошо, потому что мне нравится читать свои книги.

– Шутите! – повторил старик. Утвердительно и с недовольством.

Он собрался встать, но Галактина властным жестом остановила его.

– Вам нужна карта? В «Причале скорби» вы найдёте двенадцать. С этой книгой вам суждено совершить чудесное путешествие. Оно очистит и обновит вас. Оно подготовит вас к новым необыкновенным странствиям.

– Двенадцать карт? – пробормотал читатель. – Чудесное путешествие?

Он хотел полистать книгу, но не смог. Листы намертво склеились друг с другом.

– Следующая пара страниц не откроется, пока вы не прочтёте первую, – сказала Галактина. – Почти все мои книги такие.

– Что, опять электроника?

– Отнюдь.

Хозяйка, словно фокусник, взмахнула рукой и в её пальцах из ниоткуда появилась новенькая стодолларовая купюра.

– Любой банкир, бывший он или нет, не откажется от прибыли. Поэтому я сделаю так…

Улыбнувшись, Галактина без труда открыла фолиант в самом конце и, как закладку, пристроила банкноту между последних страниц. Закрыла книгу и пододвинула ближе к старику.

– Деньги-то зачем? – не понял тот.

– Затем, что суета всё ещё держит вас на привязи. Но одну из нитей мы заставим послужить благому делу. Вы сможете забрать сто долларов себе, если внимательно и по порядку прочтёте все страницы «Причала скорби». Знание об этом не позволит вам отвлекаться от чтения.

– Что мне какие-то сто долларов? Я не нуждаюсь в деньгах.

– Не нуждаетесь, – кивнула Галактина. – Однако от прибыли всё равно не откажетесь. Мир, в котором вы живёте, сделал из вас хорошего банкира. А я сделаю из вас хорошего читателя.

– Что ж, ладно, - старик тоже кивнул. – Где я должен расписаться?

– Нигде.

– Почему? Я ведь беру книгу, а вы меня совсем не знаете. Не знаете, как меня зовут.

– Мне ваша подпись не пригодится. Равно как и ваше имя. А мои книги всегда возвращаются ко мне.

Галактина глянула на Западную Дверь. Та приоткрылась, будто от сквозняка. Вновь послышался голос медсестры. На сей раз тихий и спокойный. Слова звучали неразборчиво.

Взяв «Причал скорби», старик встал и спросил:

– Когда мне принести книгу?

– Когда она будет вам не нужна, – ответила Галактина.

Банкир потрогал купюру, усмехнулся и пошёл к выходу. За порогом обернулся и поблагодарил хозяйку. Она пожелала ему приятного чтения и закрыла Западную Дверь.

Безликий Чтец захлопнул книгу и швырнул её на пол. Она упала с таким грохотом, будто была каменной.

Вздрогнув, Галактина приблизилась к врагу. Он приподнял голову. Монокль снова выскользнул из глазницы, и хозяйке показалось, что в темноте этой дыры сверкнула ядовито-зелёная искра.

– Ти-и-на, – прошептал Безликий. Полоска его рта сделалась немного длиннее.

Галактина подобрала книгу и неторопливо полистала. Нижние уголки большинства страниц были испачканы коричневой слюной врага. Чистыми остались только девять последних листов.

Враг поднялся и побрёл к Южной Двери. На его плаще Галактина не заметила каких-либо застёжек, но края не расходились. Полы шуршали по мрамору.

– Уходи, – сказала хозяйка. – Убирайся во тьму.

Безликий Чтец издал шипение, отдалённо похожее на смех. Обогнул Стол Читателей, взял второй том «Небесной колесницы» и пошёл назад. Сел туда, где сидел раньше, и возобновил чтение.

Вздохнув, Галактина поставила испачканную книгу на полку.

В Южную Дверь негромко постучали. Хозяйка открыла. За порогом ждал высокий и широкоплечий гость в бирюзовом плаще. Голову покрывал капюшон, в тени которого нельзя было разглядеть лица. Волнистая седая борода свисала почти до пола. На бледных морщинистых руках играли бликами семь золотых перстней. Четыре с белыми жемчужинами, и три с чёрными.

– Приветствую тебя, Галактина, – произнёс раскатистый басистый голос. – Безликий Чтец действительно здесь?

– И я приветствую тебя, Океаний, – сказала Галактина, вышла из Библиотеки и закрыла дверь. – Да теперь он здесь. Пожаловал совсем недавно, а я по-прежнему понятия не имею, как отправить его обратно во Внешний Мрак. Надеюсь, ты что-нибудь выяснил.

– Увы, нет. – Гость сложил руки на груди. – И пока что никто из наших не знает, как совладать с Безликим Чтецом. Тебе надо внимательно следить за ним. Надо найти его слабое место.

Галактина и Океаний стояли посреди просторного кирпичного коридора. Он казался бесконечно длинным. Под сводчатым потолком на равном расстоянии друг от друга висели золотые звездоподобные люстры с хрустальными шарами. Дверей было не счесть. Все разные, современные и старинные, деревянные и металлические, каменные и стеклянные… Многие выглядели настолько изветшалыми, будто могли развалиться от любого неосторожного прикосновения. Но на самом деле их не сломал бы и бульдозер.

За ветхими дверями находились пустые залы уничтоженных или вознесённых Библиотек. Некоторые уничтожил Безликий Чтец.

Двери, выглядевшие хорошо, вели в Библиотеки, что всё ещё работали в различных больницах, приютах и тюрьмах.

– Слабое место… – задумчиво проговорила Галактина. – Когда я смотрела на отражение врага в зеркале, то почувствовала, что близка к разгадке. Но спасительная мысль ускользнула. А потом пришёл читатель.

– Может, надо снова понаблюдать за Безликим с помощью зеркала? – предположил Океаний.

– Да, – кивнула Галактина, – так и сделаю.

– И помни… пока он не возьмётся за последнюю книгу, ты вольна уйти ко мне или к другим.

– Нет, я не покину Библиотеку. Не хочу превращаться в скорбную тень, ютящуюся между чужих полок и неспособную творить. Я буду бороться до конца, каким бы он ни был.

– Понимаю, – печально сказал Океаний, беря левую руку Галактины в свои. – Да поможет нам Вечный Свет.

* * *

Больше в этот день гостей не было. Галактина пару часов разглядывала Безликого Чтеца в зеркале, но не увидела и не ощутила ничего полезного. Тем временем враг прочитал четыре книги. Вернее, почти прочитал. Последние восемнадцать или девятнадцать страниц в каждой из них он даже не открыл. И всякий раз циклоп с грохотом бросал недочитанное произведение на одну и ту же плиту мраморного пола.

Прежде чем вернуть эти книги на полки, Галактина громко прочла их не испачканные страницы. Ей было известно, что другие библиотекари не единожды пытались победить Безликого Чтеца подобным образом, однако она всё равно попробовала.

Как и следовало ожидать, на врага это не подействовало. Возможно, он даже не услышал Галактину, ведь ушей у него не имелось…

В полдень тучи потемнели и опустили на город шуршащие завесы холодного синевато-серого дождя. Подойдя к Юго-Западному окну, хозяйка Библиотеки долго смотрела, как снуют по улицам неугомонные люди. Многие держали над собой раскрытые зонты. Многие думали, что знают, как обрести счастье. Они догадывались, что жестоко заблуждаются, но предпочитали считать эти догадки хандрой, усталостью или позорной неуверенностью в себе.

На Земле существовало немало книг, способных помочь некоторым заблудшим. Существовала Книга Книг, что могла спасти всех людей. Однако далеко не все были готовы понять и принять написанное в ней. И, к сожалению, большинство никогда не будет готово…

Наглядевшись на прохожих, Галактина села за круглый стол и до вечера читала одно из первых своих произведений. В отличие от Безликого она делала это неторопливо и с подлинным удовольствием, хотя грохот, раздававшийся каждые полчаса, отвлекал и даже пугал её…

А в десять часов, когда пациенты больницы легли спать, Галактина собрала с пола ещё двадцать три подпорченных книги. Там, куда их швырял враг, в плите образовалась трещина, заполненная мраком. В длину она была примерно шесть сантиметров, а в ширину – два.

«У меня есть тринадцать дней, – подумала Галактина, посмотрев на полки. – Тринадцать. Если только читатели не зачастят ко мне, что вряд ли».

Она села в кресло и открыла серую книгу. Положила руки на стол, а голову – на пустые страницы.

Она сомневалась, что ей удастся уснуть этой ночью. Но погрузилась в сон уже через минуту после того, как сомкнула веки.

Вскоре на страницах, буква за буквой, начали появляться слова.

* * *

Утром Галактина как обычно проснулась ровно в семь. Проснулась потому, что было пора просыпаться. И, поднимая голову, хозяйка Библиотеки надеялась, что не увидит Безликого Чтеца. Но он сидел там же, где прежде, а перед ним лежала куча книг. Штук двадцать. Почти все раскрытые, с мятыми испачканными листами.

От этого зрелища гнев захлестнул Галактину. В нижнем ящике стола хранился древний позолоченный стилет. Ей захотелось немедленно схватить его и по самую рукоять вонзить в голову врага.

Но Галактина знала, что это ничего не даст. Знала, что Безликого невозможно победить подобным оружием. Поэтому она глубоко вздохнула, посмотрела, сколько страниц написала за ночь и закрыла серую книгу. Встала, чтобы причесаться и…

– Можешь не завершать эту глупую вещицу, – прошептал враг. – Я ведь не буду дочитывать её до конца. А смертные попросту не успеют.

Галактина замерла, но не ответила. Не было желания. К тому же она с досадой отметила, что свечи в хрустальных шарах уменьшились. Десятки лет они беспрерывно горели и не сгорали, а теперь…

– Да, Ти-и-на, – в шёпоте Безликого Чтеца слышалось злорадство, – скоро твоим гнёздышком овладеет Великая Тьма.

Враг захлопнул фолиант, который держал в руках, и небрежно выбросил его, как мусор. Книга упала на другие недочитанные тома, но звук всё равно раздался такой, будто столкнулись каменные глыбы.

Стараясь не поддаваться вышеупомянутой Тьме раньше времени, Галактина как следует расчесала волосы. После этого подобрала валявшиеся книги и ладонями разгладила их листы. С трепетом посмотрела во мрак трещины, которая со вчерашнего вечера увеличилась втрое.

– Да, Ти-и-на, - снова прошептал враг, вставая. – Ты отправишься туда, если не сбежишь.

– А ты много болтаешь сегодня, – сказала Галактина. – Делай своё дело молча.

Безликий прошипел ещё что-то и взял книгу с полки.

Хозяйка Библиотеки минут пять глядела на витраж, а потом тоже принялась за чтение. Ей как никогда прежде захотелось встретиться с читателем-человеком. Однако такие встречи происходили не часто, ведь в данный зал могли попасть лишь те люди, которые были смертельно больны и жаждали особых знаний. Случалось, что Западная Дверь не отворялась месяцами…

Тем не менее желание Галактины вскоре исполнилось. В полдень её посетила маленькая рыжеволосая женщина лет пятидесяти. Кутаясь в новый цветастый халат, она с опаской оглядела хозяйку, затем помещение, и снова хозяйку.

– Вы не похожи на библиотекаря, – сказала гостья, после того как поздоровалась.

– На кого же я похожа? – улыбнулась Галактина.

– Ну… – Женщина отвела взгляд. – Не знаю.

– Знаете. Но это не важно. Вам ведь нужна книга?

– Да. Думаю, да. Что-нибудь такое, что помогло бы избавиться от страха. Послезавтра меня будут оперировать, и я… Я очень боюсь, что наркоз усыпит меня навсегда. Мне дают успокоительные таблетки, но они плохо помогают. Я почти не сплю… Ох, мне бы как-то отвлечься от страшных мыслей.

Выслушав больную, Галактина покачала головой:

– Вам надо не отвлечься, а приготовиться. И у меня есть подходящая книга.

Хозяйка Библиотеки как полагается усадила посетительницу за Стол Читателей, а сама подошла к полкам. Вытянула руку над головой и пошевелила пальцами, словно приманивая какое-то животное. Один из верхних фолиантов тут же выскользнул из строя собратьев и, не раскрывшись, упал на ладонь Галактины. Его переплёт поражал белизной, а обрез искрился золотом.

– Как вы это сделали? – удивилась рыжеволосая.

– Они просто слушаются меня, – сказала хозяйка и положила книгу перед читательницей. – Откройте.

Больная отстранилась и прижала руки к груди, будто ей предложили погладить дикого лишайного кота.

Галактина снова улыбнулась.

– Поверьте, моих книг вам бояться не стоит. А эта поможет вам лучше любых таблеток.

Пару минут посетительница затравлено смотрела то на хозяйку, то на фолиант. Наконец решилась и, протянув дрожащую руку, открыла книгу на первой странице. Страница оказалась чёрной, и на ней витиеватыми белыми буквами было написано короткое стихотворение, называвшееся «Чернота». Безмолвно шевеля губами, больная прочитала его:

В этот раз не пером и не кровью

Песни странника стану писать.

Ныне я все страницы сей книги

Чернотою окрашу святой,

В коей кроются Вечная Радость,

Вечный Светоч и Вечный Покой…

Только вновь черноту здесь невежды

Темнотою сочтут, суетясь…

Читательница перевернула лист. Следующие две страницы тоже были чёрными, но без единого слова, без единой буквы. Больная принялась листать дальше, ещё, и ещё… Увлёкшись, просмотрела все страницы до последней, но больше не обнаружила никаких текстов.

– Так ведь тут читать нечего, – разочарованно и даже обиженно сказала она, поглядев на хозяйку.

Галактина усмехнулась.

– Странно слышать подобное о книге, в которой собраны многие тайны Вселенной.

– О чём вы? Зачем мне тайны Вселенной?

– Чтобы разгадывать их и становиться мудрее, сильнее, отважнее…

Тут лицо читательницы исказилось. Похоже, она была готова заплакать.

– Вы… Вы издеваетесь надо мной!

– Нет. – Галактина положила правую руку на плечо больной, а левой опять открыла книгу на второй и третьей страницах. – Всмотритесь в черноту. Вспомните, что Вселенная черна, но отнюдь не темна. Мириады звёзд наполняют её своим светом. Вспомните этот свет, ведь в прошлом вы не раз любовались звёздным небом. И свет явит вам сокровенные письмена, которые научат вас, как обрести неколебимое бесстрашие, истинную свободу и бесконечное счастье.

Читательница неохотно опустила взгляд на книгу и… словно окаменела. Минут пять, не моргая, вглядывалась в матовую черноту страниц. Вдруг охнула, схватила фолиант и встала. Пробормотала слова благодарности и торопливо покинула зал.

Галактина, радуясь происшедшему, села на край стола. Перед её внутренним взором закружились многочисленные лица людей, которым она смогла помочь…

Но внезапно хозяйке привиделась лестница. Она была сложена из книг и, не имея основания, парила в чёрном пространстве. Ступени вели из ниоткуда в никуда. И щупальца тьмы одно за другим обвивались вокруг них.

Галактина покачнулась и едва не упала. Резко повернула голову к Безликому Чтецу. Он тоже смотрел на неё. В глазнице врага за моноклем вспыхивали и гасли зелёные искры.

Безликий указал на трещину в центре зала:

– Вглядись во Внешний Мрак. Вспомни, какая участь уготована миру людей. Осознай, что все твои труды напрасны. Ты проиграла.

– Нет, ещё не финал, – сказала Галактина.

Она пересела на стул и взяла в руки книгу, которую читала до прихода рыжеволосой женщины. Собственное произведение вскоре увлекло хозяйку Библиотеки.

* * *

За следующую неделю свечи истаяли наполовину, если не больше. У Галактины не побывало ни одного читателя, зато её поочерёдно навестили все друзья-библиотекари. Они, так же как Океаний, хотели удостовериться в том, что пресловутый Безликий Чтец засел в её обители. И, конечно же, они хотели помочь подруге, но, к сожалению, не знали чем.

А враг продолжал неутомимо читать книгу за книгой, и в каждой оставлял без внимания восемнадцать или девятнадцать последних страниц.

Трещина рядом с циклопом росла буквально по часам. Он же делался всё злее и злее. Всё чаще шипел Галактине угрозы и оскорбления. Искры в его глазнице постепенно превратились в мерцающий изумрудный огонь, сходный с теми, что по ночам блуждают над гиблыми болотами.

За Юго-Западным Окном, почти не прекращаясь, шёл дождь. Казалось, такое обилие воды должно очистить город от пыли, что скопилась в нём за долгое засушливое лето. Однако дома и проложенные между ними дороги, наоборот, стали выглядеть грязными и неприветливыми как никогда прежде.

Настроение Галактины ухудшалось день ото дня. И не удивительно, ведь Безликий медленно, но верно одолевал её.

* * *

«Чернота» сама вернулась на своё место спустя восемь дней после того, как рыжеволосая женщина взяла её. Фолиант материализовался прямо из воздуха.

Галактина прикоснулась к переплёту «Черноты», закрыла глаза и… почувствовала, что книга помогла больной бесстрашно перейти в иной мир. Умирая, читательница смотрела на чёрные страницы и улыбалась.

Улыбнулась и Галактина, снова подумав о том, что не напрасно писала книги и содержала Библиотеку. Сотни смертников нашли в них бесценные духовные сокровища. И этого Безликому Чтецу изменить не удастся…

А вечером в зал вошёл мужчина лет сорока. Лысый и бледный. В тёмно-зелёной пижаме и синих тапках.

– Здравствуйте, – сказал он. Обвёл помещение отчуждённым взглядом и, сутулясь, побрёл к хозяйке, которая стояла возле витража.

– Приветствую вас, – ответила Галактина.

Трещина теперь тянулась почти через весь пол и была шире дверного проёма. На её краю сидел Безликий Чтец. Как стервятник у свежевырытой могилы. Но мужчина ничего этого не заметил. Он пока не мог упасть во Внешний Мрак, так что прошёл над пропастью, будто её покрывало толстое-толстое стекло, и остановился перед Галактиной.

– Чего вы хотите? – спросила она, посмотрев гостю в глаза.

– Хочу? – Он пожал плечами. – Не знаю. Вернее… По-моему, я уже ничего не хочу. Мне всё безразлично. Я словно умер, хотя врачи отмерили мне как минимум два месяца.

– Тогда зачем вы здесь?

– Просто ошибся дверью. Возвращался в палату и свернул не туда.

– Если так, то почему вы сразу не вышли обратно в коридор?

– Меня заинтересовал витраж.

– Заинтересовал, – повторила Галактина, усмехнувшись. – Это хорошо. Это кое-что меняет.

– Что именно? – Посетитель стал часто моргать и переминаться.

Галактина повернулась к витражу и спросила:

– Вам известно, где вы оказались?

Мужчина оглянулся на Западную Дверь и пробормотал:

– В больнице.

– Нет, вы в Рукаве Ом. – Хозяйка Библиотеки указала на стеклянную галактику, у которой один завиток тут же сделался жёлтым. – Но вы неосознанно хотите попасть в центр спирали.

– А что в центре?

– Вечный Свет. Вечное Счастье.

Посетитель сделал шаг вперёд и, глядя на витраж, заморгал ещё чаще.

– Вы тоже в Рукаве Ом?

– Нет, я вот здесь, – Галактина показала на изображение книги. – Я должна помогать таким, как вы.

– Вряд ли вам удастся помочь мне, – сказал мужчина, понурив голову. – У меня неизлечимая болезнь и…

– Забудьте о ней, – перебила хозяйка. – Вам надо лечить не тело, а дух. Пока тело разрушается, дух должен воспарять.

Галактина взяла посетителя за руку и вдоль стены повела к Столу Читателей. Усадила на стул, попросила подождать и отправилась искать подходящую книгу.

Безликий Чтец швырнул очередной недочитанный том на край трещины, поднялся и тоже двинулся к полкам.

– Напрасно стараешься, Ти-и-ина, – прошипел он, когда разминулся с хозяйкой. – Всё напрасно.

Галактина проигнорировала его. А человек вообще не увидел и не услышал циклопа. Даже на брошенную книгу не взглянул. Его вниманием вновь завладел витраж.

Минут через пять Безликий, выбрав чистый фолиант, опять уселся в шаге от пропасти. А хозяйка, наоборот, принесла читателю книгу, чьи листы были испачканы.

– Это сочинение наполнит ваш дух светлыми и целительными грёзами, – сказала Галактина, постучав ногтем по чёрному переплёту.

Читатель полистал книгу и обнаружил, что на серых страницах вместо обычных и понятных букв алеют неведомые иероглифы.

– Я не умею читать по-китайски, – пробормотал мужчина. – И по-японски… Я знаю лишь один язык.

– Ошибаетесь, – проговорила Галактина и открыла две первых страницы. – Каждый человек знает несколько языков. В том числе язык чувств. Именно им написана эта книга. Вглядитесь в начальные строки. Сосредоточьтесь и вы почувствуете то, чего не в состоянии понять. Ведь понять можно далеко не всё. Но всё можно почувствовать духом.

Читатель посмотрел Галактине в лицо. Убедился, что хозяйка не шутит, и сделал то, о чём она просила. Почти перестав моргать, он четверть часа разглядывал диковинные письмена. И в какой-то момент они стали отражаться в глазах смертника, словно языки пламени…

Когда мужчина изучил первые страницы, он судорожно вздохнул и потёр пальцами виски. Потом спросил:

– А я могу… взять книгу в палату?

– Конечно, – ответила Галактина, которая стояла рядом и пристально наблюдала за читателем.

Она была довольна.

* * *

Время шло. Один день сменялся другим. Свечи догорали, а Галактина по-прежнему не могла выяснить, как победить Безликого Чтеца. Она искала спасительный ответ в глубинах памяти и на страницах собственных книг. Мысленно вопрошала Вечный Свет, созерцая витраж по три-четыре часа кряду. То и дело присматривалась к самому врагу, будто он был крепостью, в чьих стенах следовало во что бы то ни стало обнаружить хоть малейшую брешь.

Увы, всё без толку.

Друзья-библиотекари тоже ничего полезного не узнали. Они вразнобой посетили Галактину снова и… попрощались.

Последним пришёл Океаний.

– Если ты потерпишь поражение, – сказал он в конце долгой беседы, – то всё равно когда-нибудь попадёшь в Убежище и найдёшь утешение под Кровом Совершенства. Ты напишешь там новые книги.

* * *

Время шло.

Время истекало.

За две недели своего пребывания в Библиотеке Безликий Чтец больше чем наполовину прочёл каждое творение Галактины, кроме той книги, которую взял старик. Взял и не спешил возвращать, отсрочивая тем самым финал неведомого ему противостояния.

Посчитав эту задержку добрым знаком, хозяйка приободрилась. Она ощутила, что скоро найдёт способ сокрушить ненавистного циклопа. А он расселся на Столе Читателей и беспрерывно сверлил Галактину злобным взглядом. Зелёный огонь в глазнице Безликого уже не мерцал, а полыхал так ярко, что смотреть на него было опаснее, чем на солнце пустыни. Шипеть всякие гадости враг перестал, но вновь и вновь слюнил пальцы. То ли по привычке, то ли от нетерпения.

С тех пор как в Библиотеке побывал последний читатель, трещина в полу не удлинилась, однако расширилась настолько, что столы оказались на обрывах. Она сделалась огромной копией глазницы Безликого Чтеца. Только в пропасти никаких огней не полыхало. Не было даже самой ничтожной искры. Лишь бездонный непроницаемый мрак, от которого веяло безысходностью.

Передвигаться по залу Галактина теперь могла только возле стен. А враг мысленно толкал её во тьму. Мечтал насладиться её мучением.

* * *

Спустя четыре дня после того как Безликий перестал читать, дождь за Юго-Западным Окном прекратился. Тучи начали рассеиваться на закате. Именно тогда в зал и вошёл бывший банкир. Вошёл бодро, уверенно, совсем не так, как в первый раз. Его лицо было хорошо побрито, а глаза искрились юношеским задором. Вместо спортивного костюма на старике отлично сидела дорогая чёрная тройка. Туфли скрывались под синими бахилами.

– Здравствуйте, милая леди! – улыбнулся банкир и, шагая над бездной, направился к хозяйке Библиотеки. В руках он крепко держал чёрно-белый фолиант. – Вы оказались правы! Благодаря этой книге я покинул причал скорби и совершил волшебное путешествие! Я и теперь путешествую! Я выписываюсь! У меня ремиссия!

Приподняв голову, Безликий Чтец вперился в посетителя пылающим оком. Положил монокль на край шляпы и лизнул указательный палец левой руки.

Галактина стояла возле витража, который сейчас пропускал в зал больше света, чем абсолютно прозрачное стекло Юго-Западного Окна. Хозяйка тоже посмотрела на старика, но в ответ не улыбнулась, так как заметила, что банкнота всё ещё лежит между последними страницами «Причала».

– Разве вы прочли мою книгу? – спросила Галактина.

– Дважды! – воскликнул банкир, остановившись перед хозяйкой. – Я прочёл её дважды! С превеликим удовольствием!

– Тогда почему закладка на месте?

– Потому что я хочу перечитать «Причал скорби» снова! Позвольте мне увезти книгу домой! А ещё лучше – продайте мне её! Заплачу любые деньги! Отдам все накопления и с попутным ветром поплыву за горизонт! К новым книгам! К новым приключениям! К иным мирам!

Старик расхохотался и поцеловал фолиант. Если б Галактина не знала силу собственных творений, то решила бы, что он обезумел.

– Нет, – она покачала головой, – мои книги не продаются. Но вы можете взять «Причал» домой и перечитывать его столько, сколько потребуется.

Банкир ничуть не огорчился. Его устраивал и такой вариант.

– Благодарю! – Старик шагнул к хозяйке, будто собрался поцеловать и её. – Вы даже не представляете, как я вам благодарен!

Галактина улыбнулась:

– Представляю.

И тут Безликий Чтец, издав громкое шипение, прыгнул. Да так, что перенёсся через пропасть и упал на пол рядом с хозяйкой и банкиром. Мгновенно вскочил, протягивая к старику руки.

– Дай книгу, ничтожество!

Банкир оторопел. Он услышал Безликого, а потом и увидел.

– Бегите! – крикнула Галактина. – Бегите, не оглядываясь!

Она попыталась оттолкнуть врага, но рука пролетела сквозь него, будто он был призраком.

Старик побежал. Медленно, неуклюже и не туда, куда надо. Галактина думала, что банкир бросится обратно в больничный коридор, где враг не мог достать его, а он вместо этого устремился к Восточной Двери. Распахнул её, ступил на порог и… застыл, испытав новое потрясение.

За дверью был мрачный фантастический пейзаж. Под пепельным небом тянулась в даль горная долина, занятая лабиринтом, стены которого сложили из тысяч старых книг в потрёпанных бурых переплётах. Многие верхние книги лежали раскрытыми, и ветер перелистывал их страницы. Землю в узких проходах устилал млечный колышущийся туман. Пологие склоны гор поросли тёмно-зелёными травами, а пики чернели, будто опалённые. Три самые высокие горы были увенчаны хороводами лиловых огней, похожих на шаровые молнии.

От порога Библиотеки ко входу в лабиринт спускалась узкая извилистая лестница длиной около тридцати метров. Грубо вытесанные базальтовые ступени идеально прилегали друг к другу, но несколько средних потрескались.

Подобные лестницы змеились по всем горам, но сделаны были из иных пород камня. Они соединяли лабиринт с десятками различных дверей, которые порознь стояли на склонах. Стояли без каких-либо строений, без стен и даже без рам.

Безликий Чтец последовал за стариком и снова попытался отнять книгу. Банкир отпрянул и повалился на пол. Враг, промахнувшись, выдернул из фолианта купюру. Тут же кинул её и схватил «Причал скорби».

– Что?! – пролепетал перепуганный старик. – Что происходит?!

Ему не ответили. Безликий Чтец, отвернувшись, упивался победой, а Галактина подошла к Восточной Двери, подобрала банкноту и внимательно оглядела её. На уголке ценной бумажки остался отчётливый коричневый отпечаток пальца врага.

– Ти-и-на! – прошипел циклоп. – Готовься!

Он сел на край пропасти и принялся читать.

Галактина усмехнулась и сдула закладку со своей ладони. Купюра перелетела за порог и стала падать в Долину, кружась как осенний лист. Вскоре она опустилась на одну из ближайших стен лабиринта. Легла на страницы какой-то раскрытой книги и в тот же миг вспыхнула, будто лампочка. Указательный палец левой руки врага тоже начал светиться. Безликий Чтец изумлённо зашипел, а потом нечто незримое подняло его над полом и швырнуло в дверной проём. Выронив «Причал скорби», циклоп ухватился за косяк, но удержаться не смог. Сделав десяток сальто, он грохнулся в проход под той стеной, на которой сверкала банкнота. Тут же встал, замахал руками, закачался, однако с места не сдвинулся. Огонь в его глазнице погас. Поля шляпы обвисли до плеч.

Старик на четвереньках подполз к порогу и посмотрел в Долину.

– Кто это? – слабым голосом спросил он.

– Безликий Чтец, – проговорила Галактина.

– Он… человек?

– Нет.

– А вы?

– Тоже. Только я служу Вечному Свету, а Безликий – Внешнему Мраку.

Галактина помогла дрожащему банкиру подняться на ноги и обняла левой рукой за плечи. Вместе они глядели на врага, который трепыхался как безумный.

– Что с ним происходит? – спросил читатель.

– Он хочет возвратиться в Библиотеку, – сказала хозяйка. – Но не возвратится.

– Почему?

– Потому что для этого Безликому придётся прочитать все книги, находящиеся на его пути. Так устроен Лабиринт Неудавшихся Книг. Но если циклоп до конца прочтёт хоть одну, то отправится во Внешний Мрак и уже никогда не выберется оттуда. Правда, теперь ничего иного Безликому не остаётся.

– Значит, книги Лабиринта смертоносны?

– Нет, хотя многие из них до смерти разочаровали своих создателей. Просто Безликий Чтец должен делать лишь то, что способствует усилению хаоса во Вселенной. А когда кто-либо прочитывает какую-нибудь книгу целиком, то он тем самым упрочивает порядок. Более или менее.

– А зачем этот Безликий приходил к вам?

– Внешний Мрак послал его уничтожить мою Библиотеку. Он две недели днём и ночью читал, но не дочитывал мои книги. Да к тому же клеймил их. И сегодня он почти выполнил приказ. Чтобы ввергнуть мою обитель в хаос, ему оставалось поработать с последней книгой, с «Причалом скорби».

Банкир нахмурился и потёр лоб рукой.

– Тогда… Тогда почему вы не спрятали пару книг? Почему не унесли их отсюда куда-нибудь? Например, в Лабиринт.

– Я не имею права прятать свои творенья от читателей, кем бы они ни были, – проговорила Галактина. – А в Лабиринт моим книгам вообще путь заказан, ведь я вполне довольна ими.

Старик помотал головой.

– Я… Я всё же не понимаю. Ничего толком не понимаю.

– И не поймёте, потому что мало знаете о таких, как я, и таких, как Безликий Чтец.

Галактина закрыла Восточную Дверь. Медленно и спокойно.

А вот банкиру пока не удавалось оправиться от потрясения. Он был чересчур бледен и дрожал всё сильнее. Поглядев старику в глаза, хозяйка догадалась, что он умрёт в течение получаса. Умрёт, если она не поможет ему.

– Давайте я покажу вам ещё кое-что интересное, – сказала Галактина и, продолжая обнимать читателя, повела его к Северо-Восточному Окну.

– Думаю, что я сегодня… увидел… предостаточно, – произнёс банкир, стуча зубами.

– Вам понравится, – пообещала хозяйка.

Пройдя по краю пропасти, они остановились перед витражом. Галактина легонько постучала по стеклу янтарём золотого перстня, и окно открылось наружу. За ним чернело ночное небо и простирался бескрайний смешанный лес. Легионы звёзд светили так ярко, что он просматривался до горизонта.

Внимание старика почти сразу приковал к себе серебристый Замок, разместившийся на одиноком титаническом облаке, которое замерло под замысловатым лиловым созвездием. Мерцающие радужные витражи главных зданий напоминали огромные цветы. Здания эти были многоэтажными, длинными и островерхими. Они гармонично расположились между семью башнями, разнившимися по величине. Три башни были круглыми, три четырёхугольными и одна восьмиугольной. Их соединяло двенадцать одинаковых мостов, отчего создавалось впечатление, будто строения держатся за руки. У круглых башен были сводчатые окна, внешние спиральные лестницы и конусные черепичные кровли со шпилями. У четырёхугольных башен окна были стрельчатыми, а по краям плоских крыш тянулись ряды раздвоенных зубцов. Восьмиугольная башня, возведённая в середине композиции, значительно возвышалась над остальными и заканчивалась букетом из пяти круглых башенок, опоясанных балконами.

Откуда-то издалека, наверно, из диковинного Замка, донеслась пленительная музыка. Старик не распознал инструменты, но их умиротворяющее звучание походило на согласную игру скрипки, арфы и флейты.

– Что это? – тихо спросил читатель.

– Одна из Твердынь Вечного Света, – ответила Галактина. – Когда я сделаю здесь всё, что должна, то вместе с Библиотекой перенесусь туда.

– А кто там живёт?

– Мечтатели, которые мечтали только о светлом. Там их мечты сбылись.

– Я бы тоже хотел попасть туда.

– Может, попадёте. Но, скорее всего, вас примет иная Твердыня. Их много.

– И они такие же, как эта?

– Нет, все разные, неповторимые. Но в каждой царит Вечный Свет, дарующий незамутнённое, неиссякаемое счастье.

Старик оглянулся на Юго-Западное Окно, за которым серели городские дома-коробки и багровел закат, подсвечивая поредевшие тучи.

– Где же мы сейчас? Мы в нашем… в моём мире?

Галактина тоже обернулась, но поглядела не в Окно, а во тьму пропасти.

– Мы в моей Библиотеке, а она стоит на границе между четырьмя мирами.

Музыка зазвучала громче. Хозяйка и банкир снова посмотрели на небесный Замок.

– Какой же он красивый! – сказал читатель, прекратив трястись. – Особенно витражи. Мне кажется, что ими можно любоваться вечно.

– Так и есть, – кивнула Галактина, – ведь они созданы из добрых грёз и снов.

Она убрала руку с плеч старика и пошла обратно к Восточной Двери. Банкир, не заметив этого, остался у окна. И чем дольше он созерцал Твердыню, тем спокойнее делалось у него на душе. Он пытался вообразить внутреннее убранство Замка, и перед мысленным взором легко возникали картины неземной роскоши. Читатель представлял обитателей Твердыни, и в его фантазиях все они выглядели так, будто были родными Галактины. Старик мечтал как мальчишка, и незримые раны, которые нанёс ему Безликий Чтец, исцелялись. Старик мечтал, а окна башен одно за другим загорались мягким лиловым светом…

Подобрав «Причал скорби», хозяйка села за Стол Читателей. Полистала книгу, отыскивая карты. Вспомнила, как путешествовала на корабле, что был обречён затонуть во время своего первого кругосветного плаванья…

* * *

Когда солнце угасло далеко-далеко за промокшим городом, а все окна Замка наполнились чарующим светом, бывший банкир пошевелился и тихо рассмеялся. Чёрный витраж медленно и бесшумно вернулся на место, скрыв Твердыню от глаз читателя.

– Теперь я спокойна за вас, – проговорила Галактина.

Отложив книгу, она откинулась на спинку стула. Старик твёрдым, но неторопливым шагом подошёл к ней.

– Жаль, я не побывал у вас раньше, – сказал он, улыбаясь. – Гораздо раньше.

Галактина покачала головой:

– Тогда вы не были к этому готовы.

Читатель пожал плечами. Посмотрел на город, зажигающий свои бездушные, искусственные огни, и поспешил отвести взгляд. Скользнул им по книжным полкам, по столу, на котором лежал «Причал скорби».

– Я всё ещё могу взять книгу домой?

– Конечно, - кивнула хозяйка.

– А закладка?

– Она вам уже не нужна.

Старик снова засмеялся и пальцем постучал себя по лбу.

– Точно! Я ведь освободился!

* * *

После победы сон Галактины был на редкость плодотворным. Пробудившись в семь часов утра, она долго смотрела на дописанную книгу. Потом открыла первую страницу и вслух прочла название:

– Жизнетворчество.

Буквы этого слова были витиеватыми и чёрными. Под ними серел рисунок бугристого склона горы, по которому катились шесть колёс, вроде тех, что использовались для карет. Два нижних колеса сломались и выглядели как спирали, нанизанные на кресты.

– Жизнетворчество, – повторила Галактина и закрыла книгу. Погладила почерневший за ночь переплёт. Оглядела зал.

Пропасть больше не зияла в мраморном полу, и он казался новее нового.

Свечи внутри хрустальных шаров тоже стали такими, какими были до прихода Безликого Чтеца. Вчера вечером они почти догорели, а теперь можно было решить, будто их только что сделали.

Хозяйка поднялась и вдоль стены пошла к Восточной Двери. Часто останавливалась, брала с полки какую-нибудь книгу, листала и возвращала на место. Так она проверила десятка три фолиантов. И у всех уголки страниц были абсолютно чистыми, словно враг никогда не прикасался к ним слюнявыми пальцами.

Эти перемены могли означать лишь одно – циклоп низвергся во Внешний Мрак.

Хозяйка открыла Дверь и сразу же увидела купюру-закладку. Та лежала прямо за порогом лицевой стороной кверху. Все буквы и цифры, кроме нулей, исчезли с неё. Портрет президента сменился изображением Безликого Чтеца.

Галактине сильно захотелось взять банкноту, чтобы посмотреть на обратную сторону. Но хозяйка сдержалась. Она обозрела Долину, никого не заметила и закрыла Восточную Дверь.

Другие работы автора:
+2
263
17:37
+1
Это очень стильно и хорошо написано. Но такое длинное произведение надо читать в бумажном варианте.
Спасибо, Мария smile
Есть и на бумаге. Собственноручно на принтере отпечатал laugh
А еще на канале Мастерская Историй недавно вышла аудиопостановка:

07:00
Отлично! Уж точно лучше Чбовски, которого я 23 часа слушала.
Загрузка...
Mikhail Degtyarev

Другие публикации