Небо за спиной

Автор:
Ирина Рован
Небо за спиной
Аннотация:
Они веками лезут вверх по скале, потому что кроме неё ухватиться не за что. Есть только небо за спиной, сулящее вечное падение тем, кто сорвался. Или тем, кто был сброшен в жертву небу. Вот только не каждая девушка согласится падать вечно - даже ради спасения племени. И точно не Лирут.
Текст:

– Ты зря переживаешь, Лирут. Трусанут забирать так правее, слишком близко к Волдырям. Да если и рискнут, не догонят – мы резвее будем.

Лирут слабо улыбнулась и привалилась спиной к тёплой шершавой скале. Прикрыла уставшие напряжённо вглядываться вниз глаза.

В чём-то подруга права – у племени, гружённого скарбом, стариками и детьми, нет шансов догнать двух шустрых пятнадцатилетних лазуний. Зато есть такие шансы у ведоков – взбреди вождю в голову отправить в погоню кого-нибудь из них. О такой возможности Истрит или не подумала своей милой курчавой головкой, или же заботливо умолчала, не желая раздувать панику.

Красная скала пыталась обмануть, подставляя спине и ладоням свою приятно-шероховатую, нагретую солнцем поверхность. Так и просила: прижмись ко мне крепче, лазунья, пригрейся, отдохни – время есть, у нас с тобой впереди вечность... Врала, конечно. Самое подлое из обличий Камени, этот красный гранит. Ни одной ниши на километры, ни полоски ползучих кустиков, ни норки какого-нибудь съедобного зверька.

– Воды мало, – вслух произнесла она, нащупывая бутыль на поясе. – Нужно взять ещё правее.

Истрит нахмурилась и прикусила губу.

– Но Волдыри... – неуверенно начала она, вглядываясь в еле заметные вдалеке клубы пара.

– Волдыри однажды вверх кончатся, – отрезала Лирут. – Тогда просто обойдём их и отыщем ручей. Может, даже ниша попадётся.

Истрит пожала плечами, но на всё ещё хмуром кукольном личике читалось сомнение: мало ли, сколько вверх тянутся эти клятые Волдыри...

Дурная слава этого места её не беспокоила – многие молодые лазуны потешались над предрассудками старших. У Камени тоже бывают прыщи на лице, говорили они. Гнойнички, вздувшиеся на её гранитной коже, стреляющие вонючим паром. Вот и всё – и никакой тёмной магии.

У Лирут, дочери верховного ведока племени, были свои соображения на этот счёт. Но, раз другого пути не было, она решила оставить их при себе.

– А знаешь, – мечтательно произнесла Истрит спустя три часа, когда они остановились отдохнуть. – Мне мама рассказывала... Где-то там, долго-долго вверх, Камень кончается. То есть, не кончается, а поворачивает в другую сторону, стелется под ноги, и на ней можно стоять. Как в огро-о-омной нише, только стен по бокам нет, а над головой – небо...

Лирут фыркнула, поражаясь глупости подруги. То есть, в опасность Волдырей она не верит, а в нелепые сказки о бескрайней Камени под ногами – да?

– Ну а что? – пожала та плечами, перехватив скептический взгляд. – Никто же не проверял.

И притихла, задумчиво вглядываясь в плюющиеся желтоватым паром бугры по правую сторону. До них было ещё довольно далеко, но отвратительный запах долетал уже в полной мере.

Стараясь не наполнять до конца лёгкие вонючей смесью – кто знает, как потом отреагирует тело? – Лирут тихонько вздохнула. Истрит славилась на всё племя своей глупостью. О её симпатичной мордашке ходили шуточки, некоторые – довольно недобрые. Впрочем, многие парни сходились на том, что не прочь бы на ней жениться, когда время придёт: девчонка красивая, циновки и платье из стеблей плетёт умело, по Камени лезет ловко и быстро – чем не хорошая жена? А умная – кому она нужна, от умных одни проблемы.

И это уже было про Лирут. Бойкая, проницательная и острая на словцо, она была душой любой компании – но при этом не могла не замечать, как ей втайне завидовали подруги, а парни слегка побаивались. И успела уже, трезво рассудив, прийти к заключению, что Истрит ждёт в жизни куда больше счастья, чем её.

Впрочем, всё это было так до того самого дня, который уравнял шансы двух девушек на будущее. Точнее, свёл их к нулю.

– Полезли, – резковато велела Лирут подруге, с такой злостью вгоняя когти в гранит, что ремешки, на которых это приспособление держалось, больно впились в ладонь.

– Да, я готова, – жизнерадостно отозвалась Истрит, следуя за подругой.

Череда несчастий, настигших племя, вынудил ведоков вступить в долгий разговор с Каменью. Пробудившись от транса, все в один голос горько сообщили: Небь требует жертвы. Посовещавшись, сошлись на двух девицах-лазуньях. Кинув жребий, остановились на Лирут и Истрит.

Последняя, выслушав свой приговор, расплакалась, но безропотно проследовала за ведоками к месту полёта. И если бы не Лирут, быть бы ей сейчас не здесь – а в объятиях Неби, или мёртвой где-нибудь на выступе Камени, или, может, и правда в вечном падении вниз. Никто ведь не проверял, как она сама говорит.

Если бы не Лирут. Она-то не готова была никуда лететь.

– Стой! – внезапно крикнула она, с замиранием сердца щупая скалу тыльной стороной ладони, свободной от ремешков.

Истрит, уже было подтянувшаяся на следующий уступ, тихо и ловко вернулась вниз, подбираясь поближе.

– Ты что-то чувствуешь? – спросила она, хлопая округлившимися глазами.

Лирут знала – та благоговела перед её даром говорить с Каменью.

– Что-то... Кого-то, – процедила она сквозь зубы. – Полезли! Влево, влево!..

– Но... А как же ведоки? – отчаянно пропыхтела подгоняемая подругой Истрит.

– Поверь мне, дорогая, то, что там... гораздо хуже! А от ведоков мы один раз сбежали, и во второй сбежим! – Лирут надеялась, что фальшь в её голосе не слишком слышно. – Лезь!..

Она не могла сказать, в который раз обернулась – третий, десятый, сотый? – когда из-за дальнего Волдыря наконец показался угловатый многоногий силуэт. Следующее быстрое движение головой вправо – и силуэт оказался уже намного ближе. Слишком намного.

Она заставила себя смотреть влево, безмолвно повторяя, что цокот чудовищных когтей по Камени станет слышно, когда зверь подберётся на опасное расстояние к лазуньям. Но даже не глядя, она плечом и затылком чувствовала, как восемь мохнатых ног зигзагами перебираются по скале, цепляясь за уступы. Восемь – это не их жалкие четыре. Его когти – ни в какое сравнение с их убогими, изготовленными из варашьей кости царапалками на кончиках дрожащих от страха пальцев.

– Лирут!.. – испуганно ахнула Истрит, вертанув головой. – Ты его видела?..

– Да! Лезь...

– Лирут! Это плетец!

– Я знаю. Лезь!

А вот и пресловутый цокот. Значит, скоро всё закончится. Или нет?

– Истрит! Найди племя, приведи помощь! – выкрикнула лазунья, уцепляясь покрепче за ближайший уступ, разворачиваясь вправо и вытаскивая из перевязи на бедре короткое копьё.

Про себя она молилась Неби, чтобы у подруги хватило глупости принять её слова всерьёз и поспешить к племени. Молилась, чтобы плетец удовольствовался одной жертвой и позволил второй уйти. О том, чтобы выжить в предстоящей схватке, даже не думала молиться.

– Ну привет, красавец, – прошептала она, устраиваясь на уступе поудобнее и крепко сжимая копьё правой рукой.

Страх, съедавший её заживо ещё минуту назад, отступил. Да и смысл бояться, когда исходов впереди только два – смерть в затянутой липкими нитями нише плетца или смерть где-нибудь далеко внизу в обнимку с плетцом. Или всё-таки вечный полёт?

Никто не проверял.

Зверь уже нависал над ней во всём своём чудовищном великолепии – Лирут видела каждый из волосков, покрывавших мощные ноги, устрашающие жвалы и раздутое брюхо, каждый из тёмных, радужно переливающихся множества глаз...

Коротко и яростно вскрикнув, она размахнулась и вогнала копьё прямо в один из этих завораживающих глаз. Костяной наконечник с мерзким чавканьем вошёл легко, но неглубоко, натолкнувшись на что-то твёрдое.

Создание разразилось негодующей тирадой щёлкающих и стрекочущих звуков и протянуло к ней передние лапы.

Лирут чудом увернулась от наточенных когтей, выдернула копьё и поднырнула под брюхо, одновременно пытаясь найти новую опору и атаковать плетца.

Обе попытки провалились – копьё лишь беспомощно скользнуло по жёсткому панцирю зверя, а рука промахнулась мимо выступа скалы, за который Лирут не глядя собиралась схватиться. И, чтобы не рухнуть в объятия Неби вслед за выроненным копьём, пришлось хвататься за то, что было в пределах досягаемости.

Плетец дёргал мохнатой ногой, пытаясь стряхнуть прицепившуюся мёртвой хваткой лазунью – кажется, есть её он уже раздумал, а может, просто рассчитывал поймать в полёте...

Натрепыхавшись до тошноты, Лирут подобралась, выгадала момент – и прыгнула, не без помощи очередного толчка звериной лапы. Ухватилась за злосчастный выступ, гадая, зачем она это делает и не проще ли было просто прыгнуть вниз...

Над ухом раздался до такой степени резкий визг, что, кажется, даже плетец затряс своей уродливой головой, остановившись на пути к своей жертве. Что-то светлое мелькнуло за гигантской фигурой зверя – и тот вздрогнул всем телом, заскрипел, зацокал. В голове у Лирут пронеслась дикая мысль о том, что вроде бы трудно придумать более отличных от лазунов существ, чем плетцы, а крики боли всё равно можно определить безошибочно...

Монстр рывком повернул голову к нападавшему, и Истрит ойкнула, потому что копьё, прочно засев у плетца в шее, в том месте, где голова соединялась с телом, вырвалось из её рук.

Такая дурочка, а молодец, подумала Лирут, со всех сил загоняя оружие ещё глубже, почти до конца рукояти. Просекла же, где у этой твари уязвимое место...

Скрип стал душераздирающим, пробрал до самых костей, а потом затих. Ещё какое-то время зверь подёргивался на глазах у застывших от ужаса лазуний, затем тоже замер, оставшись безжизненно висеть на поверхности Камени.

Лирут протянула дрожащую руку, обхватила прочно засевшее в теле плетца копьё и дёрнула изо всех сил. Оружие не поддалось – зато лапы мёртвой твари неторопливо, издавая лопающиеся звуки, оторвались от гранита. Не успела она и моргнуть – а труп уже падал в глубины Неби, забирая с собой второе копьё.

– Ну, – едва повинующимися губами выговорила Лирут. – По крайней мере, мы... – она осеклась, поймав остекленевший взгляд Истрит, затем медленно обернулась.

Ещё две твари спешили к ним, цокая когтями по Камени, и Лирут была готова поклясться Небью, что одна из них была вдвое крупней погибшей.

– Давай прыгнем, – прошептала Истрит за спиной. – Это нам наказание за то, что пошли против воли Камени. А исход всё равно тот же... Давай прыгнем.

Лирут несколько мгновений провела в оцепенении, раздумывая над предложением подруги, но затем резко выпалила:

– Нет!

Прижалась к Камени, как к родной, закрыла глаза. Тепло разогретого солнцем гранита наполнило всё тело, забралось лёгкой щекоткой в каждую жилку, расплавило застывший от ужаса ком в груди.

«Помоги», – шепнула она. – «Помоги своим дочерям. Мы ни в чём не виноваты перед тобой».

Голова гудела, перед опущенными веками сыпались золотистые искры. Кажется, она начала терять сознание – стук приближающихся когтей становился всё тише... Или?..

– Лирут! – прохладная ладонь легла ей на плечо. – Какая ты молодец! Как ты их прогнала?

Лазунья распахнула глаза и озадаченно посмотрела вслед улепётывающим, как от огня, плетцам.

– Это не я, – неуверенно произнесла она. – Камень мне так и не ответила...

– Но они...

– Тихо! – Лирут снова прижала ладонь к красной поверхности.

Ей не показалось – тихий, ненавязчивый зов бежал волной в кончики её пальцев. Она растерянно поймала его и послала свой в ответ, пытаясь проследить его путь. И вздрогнула – зов шёл справа, прямо из-за Волдырей.

– Там ведок! – изумилась она вслух. – Наверное, это он их прогнал.

– Где – там? – захлопала ресницами Истрит.

Но Лирут уже сорвалась с места и лезла вправо, обратно к Волдырям, откуда они пришли. Она не оборачивалась, чтобы посмотреть, следует ли за ней подруга, и не слушала, как та зовёт её. По сути, всё, что её сейчас занимало – чешущийся в пальцах и в голове зов, мягкий, манящий. Если бы она остановилась на миг и задумалась, то, возможно, ей бы пришло в голову, что всё это подозрительно похоже на ловушку.

Но сил останавливаться не было – даже когда вонь стала невыносимой, туман густым, как молоко, а брызги от крайнего волдыря упали совсем рядом.

– Не так быстро, – произнёс чей-то голос, и Лирут замерла, наконец опомнившись.

Он почти не цеплялся за скалу, опираясь обеими ногами на один из волдырей чуть выше. Небрежно прислонился к Камени боком и с любопытством разглядывал Лирут. Уже близившееся к правому горизонту солнце пробивалась сквозь густой пар и подсвечивало его силуэт со спины, позолачивая давно не стриженные, свисающие почти до плеч пряди волос – но, кажется, его глаза блестели куда ярче.

И тут Лирут задалась вопросом: что ведок мог делать среди Волдырей? Может, скрываться, подобно им самим? Может, он безумен? Опасен?

Может, его зов привёл их в западню, на верную гибель?

– В порядке? – спросил ведок таким участливым тоном, что ровно половина сомнений Лирут свалилась прямо в бездну Неби.

– Д-да... – только и выдавила она.

Ведок задумчиво кивнул и перевёл взгляд куда-то ей за спину. Лирут только сейчас вспомнила о подруге и тоже обернулась.

Истрит спешила к ней, задыхаясь, вся растрёпанная и взволнованная. Надо же – кто бы мог подумать, что она так отстанет, ведь лазунья из неё куда резвее! Тут Лирут заметила разводы крови на её руке и всё встало на места. Из глубины сознания начали подниматься угрызения совести.

Она снова подняла глаза на ведока – чтобы перехватить его взгляд. Куда более заинтересованный взгляд, чем когда он смотрел на Лирут – она бы даже сказала, восхищённый.

Всегда одно и то же.

Стоило кудрявой головке Истрит появиться в поле зрения, все парни забывали обо всём на свете, сердито отметила Лирут. Стыд мгновенно уступил место раздражению.

– Как ты прогнал плетцов? – спросила она чуть резче, чем собиралась.

Их спаситель небрежно пожал плечами.

– Ты знаешь, как. Ты же тоже ведунья, правда?

– Да, но... Даже самые сильные ведоки в нашем племени не смогли бы...

– Мир не ограничивается вашим племенем, – он усмехнулся.

– Ты лезешь через Волдыри? – заинтересованно вмешалась в разговор Истрит, не заметив, как нахмурилась подруга. – Чтобы тебя не поймали?

– Я живу в Волдырях, – медленно ответил ведок, словно решая, стоит им рассказывать нечто или нет.

– Живёшь? – хором удивились девушки, переглядываясь.

– То есть, хочешь сказать, ты не лезешь вверх? – уточнила Лирут.

– Нет.

– Но как же... Где ты берёшь столько пищи? И запах...

– Племена не живут на одном месте, потому что Камень не способна прокормить столько ртов на небольшой площади, – он неторопливо спустился чуть ниже, чтобы оказаться с ними на одном уровне. – А на одного лазуна вполне хватает, тем более что здесь почти никого не бывает, и вся добыча достаётся мне. А запах... к нему быстро привыкаешь. Даже вы уже немного привыкли, разве нет?

Лирут ничего не оставалось, как про себя согласиться – и правда, от вони уже перестала кружиться голова, и даже почти не тошнило.

– Лезьте за мной, – лениво бросил через плечо ведок. – Покажу вам мой дом.

«Дом», надо же, подумала Лирут. Прямо как в наивных легендах, которые так любит Истрит.

Впрочем, увиденное её впечатлило.

Волдыри, оказывается, плевались кипятком только на границе с ровной Каменью, а дальше вправо представляли из себя всего лишь вздыбившиеся, застывшие наросты с дуплом посередине. Густой туман рассеялся, даже вонь, казалось, слегка отступила. И вот на горизонте проступили очертания странного округлого сооружения из прочных и гибких веток асдрианта. Издалека оно напоминало повешенный на скале донышком наружу короб для скарба вроде тех, что плели в их племени. Этот короб был втиснут между тремя особо крупными безжизненными волдырями, крепясь к их гранитным стенкам, но всё равно выглядел, на взгляд Лирут, крайне ненадёжно.

– А знаете, мне ещё ни разу не доводилось приглашать «гостей», – с лукавой улыбкой сказал ведок, ныряя в занавешенное циновкой отверстие в стенке короба и жестом приглашая девушек следом.

Внутри он первым делом занялся глубокой царапиной на руке Истрит: с умным видом рассмотрел, хмыкнул и принялся осторожно поливать водой из кривобокого глиняного кувшина.

– У тебя здесь ручей неподалёку? А то у нас вода почти кончилась, – вспомнила Лирут и вытащила свою бутыль.

Ведок молча принял сосуд и ловко переместился в дальнюю часть «дома». Там он с щелчком отогнул висящий на стене сухой полый стебель, и оттуда тонкой струйкой полилась в бутыль вода.

Лирут, внимательно следившая за этими манипуляциями, переглянулась с Истрит и уселась на плетёный пол рядом с ней. Заходящее солнце освещало внутренности короба призрачным розовым светом через круглое отверстие в стенке. Скала была увешана мешочками и дощечками, на которых стояли рядами такие же кособокие, как кувшин, мисочки и баночки из глины и гранита.

– Ручей у меня здесь прямо в доме, – самодовольно ухмыльнулся ведок, протягивая девушке полную бутыль, из которой та сразу же отхлебнула.

– Здорово, – восхитилась Истрит.

– А если стебель треснет или сломается? – скептически подняла Лирут брови. – Тут же всё зальёт водой!

– До сих пор не заливало, – кисло ответил ведок, взял со скалы маленькую баночку и один из мешочков и принялся натирать лечебной смесью рану Истрит.

– Скажите мне, лазуньи, – прервал он, наконец, долгое молчание. – Что вы сделали тем ведокам, которые за вами гонятся?

– Что?! – подскочила Лирут. – Ты их слышишь? Они уже близко?

– Ещё далеко, нет нужды так прыгать. И я первый задал вопрос.

Лирут чувствовала на себе жалобный взгляд Истрит, но глядела себе под ноги.

– Хорошо, давайте отгадаю, – спокойно продолжил хозяин. – Сбежали из своего племени? – он перевёл взгляд на Истрит, и та, судя по всему, кивнула. – Зачем?

– Они хотели сбросить нас в Небь, – буркнула Лирут. – Как жертву, чтобы Камень смилостивилась над племенем. Доволен?

– Жертва Неби, а смилостивиться должна Камень? – засмеялся ведок.

– А ты почему сбежал? – ледяным тоном спросила Лирут, кидая подруге яростный взгляд – та уже открыла рот, чтобы начать объяснять связь между Небью и Каменью. – У тебя ведь тоже было племя?

– Я задавал слишком много вопросов, – ведок скрестил руки на груди. – Остальным это не нравилось.

– Так что с нашей погоней?

– Если рискнут сунуться за Волдыри, будут здесь к середине следующего света.

– Ты... как ты можешь видеть их так далеко вниз?

– Я всегда был талантливым ведоком, – невозмутимо сверкнул глазами в сумерках хозяин. – Я и вас следил почти весь прошлый свет.

– Ты следил? – неожиданно подала голос Истрит. – Почему тогда ты не помог нам?

– Я помог.

– Она имеет в виду, почему ты не помог, когда на нас напал первый плетец? – процедила Лирут. – Мы чудом не погибли.

– Я стараюсь не вмешиваться в то, что происходит за Волдырями, – улыбнулся ведок. – А остальных зверей я прогнал только потому, что мне стало интересно, какие из себя девчонки, свалившие плетца.

Лирут устало выдохнула и обратилась к всё ещё рассерженной Истрит:

– Я думаю, нам стоит отдохнуть, пока тьма. А потом сразу полезем дальше вверх.

– У меня другое предложение, – замахал руками ведок. – Я избавлю вас от ваших соплеменников. Хотите, натравлю на них плетцов, чтобы сожрали. Хотите, просто прогоню.

– Не надо жрать, – быстро сказала Истрит.

– ...При одном условии, – он замолк.

– Каком? – раздражённо спросила Лирут.

– Ты пойдёшь дальше одна, – он смотрел девушке прямо в глаза. – Она, – кивок на Истрит, – останется со мной.

– Нет! – возмутилась Истрит.

Лирут жестом попросила её примолкнуть.

– Но ты же сам говорил, что здесь еды хватает только на одного лазуна?

– На двух хватит, – коротко ответил ведок. – На трёх – нет.

– Лирут, я без тебя не останусь... – глаза Истрит начали наполняться слезами.

– Останешься, – отрезала лазунья, изо всех сил гоня из голоса горечь. – Мы согласны.

– Чудно, – ведок опустился на пол короба, устраиваясь для сна. – Как только свет – прогоню ваших товарищей. Дальше вверх полезешь через Волдыри. Я буду следить отсюда, чтобы с тобой ничего не случилось. Пройдёшь через правую границу, где я тебе скажу, и выйдешь почти прямо к большому племени. Думаю, они тебя примут. Чем крупнее племя, тем легче принимают пришлых.

– Нет, – неожиданно для себя возразила Лирут. – Я не хочу больше в племя. Лучше уйду как можно выше по Волдырям и сделаю себе... «дом». Как у тебя. А ты научи меня управлять плетцами.

– Мудрое решение, – усмехнулся в темноте ведок. – Договорились.

***

– Не вздумай сбегать от него, – шепнула Лирут, одной рукой обнимая заплаканную подругу. – По глазам вижу, что думаешь об этом. Ты будешь здесь счастлива, ведь будешь?

Истрит всхлипнула, кивнула и усердно улыбнулась.

– А ты не вздумай её обижать! – как можно убедительнее рявкнула Лирут на ведока.

Тот развёл руками – ну уж как получится. Лазунья не смогла удержаться от улыбки. Он всё-таки потратил всё время от начала света до середины, чтобы объяснить ей, как вязать стены «дома» из асдрианта, как понадёжнее крепить их к скале, как приручить ручей, чтобы он тёк в короб, когда нужно. И как управлять плетцами.

И всё это время она сначала с недоумением, а затем с раздражением ловила себя на мысли, что Истрит, в общем-то, очень даже повезло. Мало какая лазунья отказалась бы жить с таким умелым, чутким и жизнерадостным лазуном.

Лирут бы не отказалась.

Не желая лишний раз видеть их лица, она лезла вверх и упорно смотрела только вверх. Чтобы прогнать из головы улыбку чёртова ведока, принялась рисовать в воображении свой собственный «дом». Пожалуй, есть смысл сделать его побольше – всё-таки ей никогда не нравились тесные ниши, на которые временами набредало племя. Чем просторнее была ниша, тем уютнее она себя чувствовала...

Тут она уловила боковым зрением какое-то движение. Резко крутанула головой. Но сколько ни щурилась подозрительным взглядом на соседние волдыри, ничего больше не заметила. Приложила ладонь к поверхности скалы, задала неуверенный вопрос. Камень с готовностью расстелила перед её внутренним взором окрестности.

Ничего, если не считать варашьего семейства на поверхности вверх и чуть вправо, да ещё пары плетцов в нише где-то слева. Их Лирут теперь не боялась.

Повисев ещё немного без движения, она пожала плечами и полезла дальше. Мало ли, привиделось. Но не успела миновать следующий волдырь, как снизу донёсся душераздирающий вопль.

Лаунья замерла в ужасе, прислушиваясь и гадая, кто мог издать такой вопль. Ведок? Истрит? Да нет, вряд ли.

Камень на этот раз не сразу отозвалась на её зов. Лирут показалось, будто она чувствует под своей ладонью страх. Вряд ли, конечно, вряд ли великая могла чего-то бояться. Когда ответ, наконец, пришёл, лазунья тут же принялась спускаться обратно, не раздумывая.

Ещё ряд волдырей, и ещё один... Уже скоро...

Обогнув очередное препятствие, она быстро глянула вниз – как раз вовремя, чтобы увидеть, как далеко внизу медленно отрывается от скалы, переворачивается и падает в бездну Неби плетёный короб ведока. Его «дом».

Сердце Лирут тоже было рухнуло следом, но тут она разглядела между волдырями две маленькие фигурки, прильнувшие к скале. Вот одна из фигурок подняла голову...

«НЕТ! УХОДИ!»

Её словно молнией ударило, столько мощи и ярости было в послании ведока.

«УХОДИ! ВВЕРХ!»

Вот ещё. Да за кого он её принимает, оставить товарищей и сбежать... От чего, кстати, сбежать?

Камень под её ладонью всё так же не показывала ей ничего странного или опасного на поверхности. А если угроза – не на Камени, значит...

Лирут уцепилась за выступ соседнего волдыря одной рукой и развернулась лицом к необъятной Неби. Чуть ниже, как раз на том уровне, где раньше был короб ведока, в синеве вырисовывались две тени. Судя по тому, как двигались, они явно были живыми. Лирут бы сказала, что это штринцы – безобидные крылатые существа размером с детский кулачок и не годившиеся даже в пищу, настолько маленькие и костлявые. Но оценив глазом расстояние, поняла: если это штринцы, они должны быть размером с «дом» ведока, если не больше.

Царапая дрожащими когтями красный гранит, Лирут торопливо продолжила спуск. Одновременно она пыталась ответить самой себе на вопрос: чем она поможет, когда доберётся до товарищей? Если даже ведок не смог, что она сможет противопоставить двум громадным летающим существам? Она, которая и с плетцом-то чудом совладала...

Вопль Истрит вытолкнул эти сомнения из головы. Похоже, подруга её заметила: лицо, обрамлённое разлетевшимися в стороны кудряшками, было задрано кверху, из глаз непривычно били молнии негодования.

– Зачем ты вернулась?! Лезь обратно! Прошу!

Но Лирут уже была рядом. Бросила быстрый взгляд в Небь: там, вдалеке, тёмные силуэты сделали крюк и снова возвращались. Заворожённо следя за плавными, величественными взмахами их крыльев, Лирут даже не сразу заметила, как подруга разрыдалась и припала к её плечу, что-то беспомощно лепеча.

Оторвав, наконец, взгляд от грядущей смерти, она наткнулась им на лицо ведока. Он смотрел спокойно, но как-то холодно и отчуждённо.

– Зря ты не ушла. Хотя... может, это и к лучшему.

Он развернулся всем корпусом к чудовищу, беспечно повиснув на одной руке. Странно – Лирут не видела в его глазах ни капли страха...

Она невольно вжалась в скалу, когда огромная тень закрыла свет солнца. Даже Истрит прекратила свои рыдания и окаменела, лишь изредка всхлипывая. Могучие крылья лениво делали взмах за взмахом. Огромная, вытянутая морда цвета злосчастного красного гранита покачивалась почти на самом уровне лица Лирут, поворачиваясь то одним боком, то другим. Чудовище не спешило нападать – оно с любопытством разглядывала своими тёмными глазами трёх маленьких существ, повисших на скале. Второго летуна не было видно – монстр закрыл собой почти всю Небь.

ТЫ ПОДУМАЛ? – раздалось вокруг. – МЫ ДАЛИ ТЕБЕ ДОВОЛЬНО ВРЕМЕНИ.

Лирут ошалело вертела головой, силясь понять, откуда шёл голос. Казалось, отовсюду – от Камени, от Неби, от чудовища, прямо из воздуха и из её собственного сердца.

– Подумал, – бесстрастно ответил почему-то ведок. – Забирайте эту, – Лирут медленно повернула голову и увидела палец, указывавший на неё. – Вам ведь разницы нет, правда? – последние слова он выцедил с едва сдерживаемой злостью.

– Нет!!! – взвизгнула Истрит, ещё крепче прижимаясь к ней. – Нет, я не позволю!..

Сначала Лирут показалось, что начинается обвал, но потом она поняла, что этот грохот и дрожь – всего лишь смех.

– Что... – почти беззвучно произнесла она, но Истрит уже сама принялась тараторить.

– Лирут, мы должны были догадаться – он, он не тот, за кого себя выдаёт – они прилетели – он хотел отдать меня им...

– Не хотел, а должен был, – раздражённо перебил ведок, напряжённо наблюдая за насмешливым выражением на морде чудища.

–...должен был отдать, – безвольно согласилась Истрит. – И в последний момент передумал!.. И они – они за это... сбросили его дом... Это я виновата – я... я не хотела...

– Что?! – в ярости заорала Лирут, позабыв на мгновение о чудовище, висящем в воздухе всего в паре метров. – Так вот зачем тебе нужна была она – отдать на съедение этим тварям?..

ЭТО ДОВОЛЬНО ГРУБО, – пророкотало пространство, заставив её снова съёжиться. – ИДЁТ. МЫ БЕРЁМ ЕЁ.

Огромная, когтистая и кожистая, как у штринца, лапа протянулась к Лирут.

Наверное, проще всего было сдаться. В конце концов, может это не так уж и больно – умирать. Может, это не так уж и страшно.

Нечто просвистело мимо, блеснуло, отразив свет. Отскочило от неуловимо быстро опустившегося века чудовища и улетело вниз. Лирут проводила падающий предмет взглядом. Костяной нож Истрит. Красивый, искусно украшенный. Не очень острый – но на то, чтобы проткнуть летающей твари глаз, хватило бы.

Лапа зависла в воздухе, не достигнув груди Лирут. Пространство вокруг снова содрогнулось от жуткого смеха.

– Тебе ведь всё равно, кого из лазунов забирать, правда?.. – бесстрашно выкрикнула хозяйка ножа.

– Нет, Истрит! Перестань... – Лирут умолкла, осознав, что подруга вовсе не себя предлагала в жертву.

ПРАВДА, – подтвердило чудовище. – Я ПОДОЖДУ.

– Вы чего задумали? – криво ухмыльнулся висящий у соседнего волдыря ведок. – Я не по зубам вам, девочки.

Лирут не слушала – вытащив оба новёхоньких копья, которыми на беду свою снабдил её перед уходом ведок, она бросила одно подруге, а второе крутанула в ладони и решительно наставила на лазуна.

Тот, не теряя времени, прижался к скале. Наверняка решил звать на помощь плетцов. Да только без толку – этих тварей ему больше натравить на подруг не удастся.

Истрит поймала её быстрый взгляд, кивнула и ловко вскарабкалась повыше, прямо над Лирут. Девушки, не сводя взгляда с противника, принялись осторожно подбираться к нему. Лирут при этом ещё и сосредоточенно водила ладонью по граниту, наблюдая, что происходит на поверхности Камени вокруг них.

И вот под её рукой скала отозвалась нарастающим множеством звуков – цокотом жутких когтей и тихим треском отрывающихся присосок на мохнатых лапах. Сколько он их собрал, тварей двадцать со всей округи?

Истрит беспокойно глянула на первых появившихся между волдырями плетцов и резво кинулась вперёд, на ведока – рассудив, должно быть, что разумней поскорей разделаться с хозяином чудовищ. Лирут эту мысль вполне разделяла, но могла сделать кое-что получше...

«Нельзя».

Пробежав по Камени ещё несколько своих многоногих шагов, плетцы застыли на месте. Лирут бросила торжествующий взгляд на ведока. Тот отбивался от осторожных, но яростных ударов Истрит. Лицо его выражало досаду. Так-то. Пусть она и неопытна по части контроля над этими чудищами, но запрещать проще, чем приказывать.

Окрылённая успехом, она бросилась на помощь подруге, огибая сражающихся сверху. Увернувшись от дерзкого тычка копьём, пыталась парировать – но не дотянулась и отпрянула за стенку волдыря. Зато, судя по короткому возгласу ведока, Истрит его всё же достала, пока тот отвлёкся.

Она снова стремительно провела по Камени – убедилась, что плетцы пока не намерены нарушать её запрет, и выбралась из-за выступа, на этот раз заходя со спины врага. Он её, конечно, чувствовал, но вряд ли ему бы это помогло – получись у неё добраться... Невозможно отбиваться от врагов сразу с двух сторон и при этом не сорваться.

Ведок, однако, не намерен был дожидаться такого исхода. Крутанув в её сторону своей ухмыляющейся физиономией, он отпустил выступ, за который держался и прыгнул вниз. Умело приземлился на стенку волдыря и тут же юркнул ещё ниже, занимая удобную позицию в углу вздыбившегося гранита. Задрал голову и довольно оскалился на лазуний.

Лирут в бешенстве переглянулась с подругой, торопливо взглянула на зависшее в воздухе, лениво взмахивающее невероятными крыльями чудище. И тоже рванула вниз, подчиняясь скорее своему гневу, чем здравой логике.

Ведун, явно не ожидавший такого натиска, поспешно блокировал её удар, но она лишь вертанула копьём и нанесла ещё один. Он успел отбить нацеленное в шею остриё в последний миг, и вместо этого оно вскользь проехалось ему по спине, разрывая кожу...

Зато копьё ведока в этот самый момент дотянулось до икры Лирут. Острая боль пронзила ногу и стремительно разлилась по всему телу, заставив мир вокруг потемнеть. Тяжёло дыша и постанывая, она привалилась к скале, но всё же нашла в себе силы посмотреть вниз.

Ведок глядел на неё. Судя по его бледному лицу, ему тоже было несладко. Но судя по его улыбке, он явно был чем-то доволен.

Плетцы!.. Как можно было про них забыть?!

Лирут судорожно прильнула к скале обеими ладонями, снова и снова повторяя команду, но твари почему-то не слушались и продолжали подбираться всё ближе и ближе. Наверху послышался вскрик Истрит.

И правда, видно – ведок ей не по зубам. Его воля слишком сильна... Пожалуй, только воля самой Камени сильнее. Но Камень редко отвечает на просьбы лазунов...

Ладонь уже сама прижалась к тёплой, шершавой поверхности. Под грохочущие раскаты вездесущего смеха Лирут закрыла глаза, ушла в себя. А потом ещё глубже – в красный гранит, в вены Камени, прямо к её сердцу.

«Помоги нам. Пожалуйста».

Что-то под ладонью отозвалось, но неохотно, ворчливо, словно ленивый ребёнок, которого мать пытается разбудить чуть свет, чтобы лезть выше.

А с ленивыми детьми у них в племени был разговор короткий.

«Помоги, я сказала! Быстро!»

Камень вздрогнула и очнулась. На мгновение Лирут показалось, что время остановилось. Замерли тянущиеся к ней лапы плетцов. Остановились ритмичные взмахи крыльев небесного чудища. Даже ветер задержал своё порывистое дыхание.

А потом пришло очень странное ощущение. Лирут внезапно поняла, что чувствует не только огромную массу гранита под ладонями, но и что-то гораздо большее, гораздо более могущественное – то, что начинается у неё за спиной. И обе эти материи вдруг стали податливы, как глина – бери и лепи, что в голову взбредёт...

Что там говорили старшие ведоки? Камень и Небь – одно. А что, если?..

Она открыла глаза и увидела застывшего прямо перед ней плетца. Проснувшийся ветер шевелил волоски на мощных лапах.

– Я победил, – хрипло выкрикнул ведок. Должно быть, это он отдал приказ плетцам остановиться, потому что Лирут не припоминала такого за собой. – Забирай её к чертям...

– Убери лапы, – тихо произнесла она, краем глаза заметив движение.

О, НУ НАДО ЖЕ, – голос чудовища звучал отовсюду насмешливо, но лазунья не могла не заметить в нём озадаченные нотки.

Острые когти, зависшие над ней, послушно втянулись обратно.

– А теперь говори, – приказала Лирут, не обращая внимания на ошарашенные лица лазунов. – Зачем тебе Истрит? Или я?

МЫ ЖИВЫЕ СУЩЕСТВА, ЛАЗУНЬЯ. НАМ ТОЖЕ НУЖНО ЧТО-ТО ЕСТЬ.

– Мило, – Лирут содрогнулась. – Но почему вы просто не ловите себе добычу, как делают все нормальные живые существа? Или вам удобнее использовать вот этого, – презрительный тычок пальцем в сторону ведока, – чтобы он делал за вас чёрную работу?

НАМ ЗАПРЕЩЕНО ОХОТИТЬСЯ НА ТЕРРИТОРИИ ВАМ ПОДОБНЫХ.

– Запрещено... Кем?

НЕ СПРАШИВАЙ, ТЫ НЕ ПОЙМЁШЬ. А С ЭТИМ ЛАЗУНОМ У НАС УГОВОР.

– Уговор?

РАССКАЖИ ЕЙ.

Ведок вздохнул с обречённым видом.

– Я должен был приманить к ним тридцать жертв. Они бы меня за это отнесли наверх. Туда, где скала только под ногами.

НЕ ЗАКАТЫВАЙ ГЛАЗА, ЛАЗУНЬЯ, ЭТО МЕСТО СУЩЕСТВУЕТ.

– Ты нас... приманил? – вмешалась Истрит, подобравшаяся поближе.

– Да, как и остальных... Натравил на вас плетца. Потом ещё двух. Потом «спас». И позвал сюда.

– Но почему ты не отдал нас обеих? – недоумённо спросила Лирут.

– В нашем уговоре есть ещё одно условие. Я должен подготовить себе замену. Того, кто будет кормить этих, – он слегка поморщился, – существ. Когда меня унесут.

– Меня?.. То есть, – Лирут судорожно вздохнула. – Поэтому ты меня отослал. Чтобы я заняла твоё место.

– Не только. Я не... – ведок отвёл глаза. – Я не хотел. Не хотел отдавать тебя им.

Повисло молчание. Лирут молчала, переваривая информацию. Ведок молчал, явно пристыженный. Истрит молчала, потому что молчали остальные. Чудовище молчало, потому что Лирут не разрешала ему говорить.

– Что бы ты сделал на моём месте? – тихо обратилась лазунья к ведоку.

Он вскинул голову, как будто только этого и ждал.

– Отдай её, – торопливо заговорил он. – Она тридцатая, последняя. Я останусь с тобой, помогу тебе собрать ещё тридцать. Мы вместе найдём нового ведока – или ведунью – и вместе отправимся туда, наверх! Только представь...

И Лирут представила, неожиданно ярко и чётко, будто сама Камень ей подсказала: ярко-голубое небо над головой, твердь под ногами, странные кусты с длинным прямым стволом, растущим вверх, и шапками густой зелёной листвы. «Дом». Сложенные из камня стены с прорезями для света, сверху – плетёная крыша, наклонённая с обеих сторон, чтобы не застаивалась дождевая вода. Ведок отбрасывает с лица свои длинные волосы, улыбается, сверкая глазами. Он стоит, привалившись к стене «дома», а рядом носятся наперегонки их дети, мальчики и девочки... Уже не лазуны, потому что не нужно всю жизнь лезть. Наверное, таким существам нужно другое слово, чтобы называться...

ЛЮДИ, – подсказал голос. – ИХ НАЗЫВАЮТ ЛЮДИ.

Лирут улыбнулась.

– Красиво... – она перевела взгляд на лицо Истрит. Подруга тоже улыбалась.

– Если так, то я не против, – шепнула она. – Если ты будешь счастлива, то я готова.

Лирут улыбнулась ей ещё шире. Как же она всё-таки любит её, эту белокурую красавицу.

Хоть и полную дуру.

– Ловите, – кивнула она чудовищу, покрепче прижимая ладонь к скале.

– Не глупи!.. – успел ещё крикнуть ведок, прежде чем вздыбившаяся Камень отбросила его прямо в Небь. На том месте, где он висел, зашипел и заплевался паром свеженький волдырь.

– А вас как называют? – рассеянно спросила Лирут, провожая взглядом силуэт второго чудовища, проворно подхватившего добычу далеко внизу. – Я, когда вас издалека увидела, подумала было – штринцы-переростки.

ШТРИНЦЫ! – возмутился монстр, разворачиваясь и тоже ныряя вниз – боялся, видно, что товарищ ему ничего не оставит. – МЫ – ДРАКОНЫ...

Другие работы автора:
+3
11:41
95
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Мясной цех

Другие публикации

пустое
Саня Лисицына 48 минут назад 0
"Сом"
Шиповник 3 часа назад 0