Сказка о лукоморской русалке, болотной кикиморе и чернобородом разбойнике

Автор:
Папкова Мария
Сказка о лукоморской русалке, болотной кикиморе и чернобородом разбойнике
Аннотация:
Сказка
Текст:

В далёком Лукоморье, у самого синего моря, рос зелёный старый дуб. Ствол у дуба был такой толстый, что за день его пеший не мог обойти, за час конный не мог обскакать. Золотая цепь вилась по дубу, кольцами сползая до самых корней. Здесь, у подножия, цепь была толстая, как ствол столетней ели. Но чем выше поднималась цепь, тем тоньше она становилась. И там, где в развилке между ветвей сидела красавица-русалка, цепь была совсем тонкой, не толще паутинки. Русалка украшала золотой волшебной цепью нежные запястья, зелёные волосы, тонкую талию и любовалась своим отражением в крошечном серебряном зеркальце.

К югу от дуба лежало синее море. По нему ходили большие корабли и маленькие рыбацкие лодки. На севере рос густой дремучий лес. Там по осени грибы-лисички на полянках вылезали яркими жёлтыми букетиками. На востоке была равнина, покрытая изумрудной травой. Там полевые мыши не прыскали в стороны от топота копыт, а только недовольно косили глазом на путника - мол, проезжай, путник, своею дорогой. А к западу от дуба-великана было непроходимое болото. Только ежи протаптывали вдоль него тропинки. Ни один человек, ни конный, ни пеший не рисковал туда пойти. Там, в самом центре болота, жила-была кикимора. Вот отсюда и начну я мою сказку.

Жила болотная кикимора беспечно и неведала забот. Просыпалась к полудню, долго валялась на мягком мху. Шла в лес и лениво шлёпала босыми ногами по жёлтым еловым иголкам, которые приятно щекотали пятки. Сдергивала с ветки орешника паутину и гонялась за бабочками. А на закате пекла на углях пойманную в синем море рыбу и смотрела на ярко-розовые облака.

Была кикимора коренастой и невысокой. Широкое плоское лицо её украшали небольшие глаза бутылочного цвета. Спутанные чёрно-зеленые кудри цвета старой ёлки на ощупь напоминали проволоку. Огромные ступни и ладони были перемазаны сажей костра. Словом, как все кикиморы, была она безобразна и уродлива. Но некому было сказать ей об этом. Ни ежи, ни грибы, ни совы ничего о красоте не знали. Сама же кикимора не имела привычки глядеться в зеркало болота. Ведь кикиморы никогда не расчёсываются. Их любимое украшение в волосах - цветок репейника с ярко-фиолетовой бахромой. А тёмную кайму под ногтями они не вычищают неделями, полагая, что это прекрасный маникюр. Словом, кикимора никогда не задумывалась о своей внешности и была собой вполне довольна.

Однажды кикимора увидела на ветвях дуба русалку. Та, как всегда, любовалась своим отражением в зеркале. Зелёные волосы рыбохвостой красавицы были так тщательно расчёсаны, что отражали солнце. Золотая цепь на тонкой талии мелодично звенела при каждом движении гибкого тела.

- Зачем тебе пояс, русалка? Ты ведь не носишь одежды! – удивлённо спросила кикимора. Хохот русалки был ей ответом.

- Я ношу цепь на талии для красоты, глупенькая. Правда ведь, она очень мне идёт?

Русалка ещё раз полюбовалась на себя в зеркало и нырнула в зелень листьев. Только цепь звякнула на прощание.

С той поры кикимора потеряла покой. По всему болоту искала она золотую цепь, чтобы надеть её вместо пояса. Для красоты. Очень уж ей захотелось стать такой же прекрасной, как русалка. Не найдя ничего подходящего на болоте, кикимора отправилась в лесную чащу, а затем выбралась на равнину, раскинувшуюся на востоке от дуба. Тут и повстречался ей конный богатырь. Он медленно ехал вдоль равнины и дремал в седле, устав от долгой дороги. К седлу богатыря был прикован толстой железной цепью чернобородый разбойник. Он устало брёл за всадником, держась за луку седла. У кикиморы загорелись глаза. В один прыжок она поравнялась с конём и вцепилась в оковы разбойника.

- Отдай цепь. Мне она нужнее, - сердито зашипела она на чернобородого.

Чернобородый рассмеялся, показав крепкие зубы. Но невесёлым был его смех.

- Возьми сама, коли хочешь. Я железного слова не знаю.

Не отпуская оков разбойника, кикимора пробормотала заклинание. Несколько звеньев цепи рассыпались ржавой пылью. Чернобородый разбойник немедленно скрылся в кустах, оставив лежать в зелёной траве тяжёлые оковы. А кикимора сбросила тряпьё, служившее ей одеждой, и обмоталась цепью. Она подняла подбородок, вспомнив, как горделиво держала голову русалка. Теперь она чувствовала себя такой же красивой, как и рыбохвостая. Встав на цыпочки и протянув руку, она похлопала богатыря по спине. Тот проснулся, в страхе вскрикнул и пришпорил коня. Кикимора от неожиданности не удержалась на ногах и упала в изумрудную траву. Когда же она, потирая ушибленную ногу, села, богатыря уже и след простыл. От обиды кикимора заплакала, захлёбываясь первыми слезами в своей жизни. Вдруг рядом с ней затрещали ветки. Повернув злое, красное от слёз лицо на звук, она увидела бородатого разбойника. Тот мозолистой ладонью утёр её слезы и подал ей свою рубаху. Сам он остался в холщовых штанах. Кикимора с ненавистью оттолкнула его руку. Но рука разбойника не дрогнула. Он сам накинул рубаху ей на плечи и помог подняться. И они рядом пошли по изумрудной траве.

Лукоморское болото, что лежит к западу от волшебного дуба, по-своему красивое место. Там совы ухают по ночам и с удовольствием прислушиваются к эху своего «угу». Там качается на ветру сонный тысячелистник. Там ярко-красная брусника рассыпалась по кочкам, словно кто-то порвал рубиновое ожерелье. Лукоморское болото не любит гостей. Но чернобородый разбойник здесь давно уже не гость. Он живёт на краю болота в шалаше со своей семьёй. По вечерам он ворошит горящие угли костра и с нежностью смотрит на любимую жену. Ему нравится её круглое личико с выразительными глазами бутылочного цвета и её большие ласковые ладони. В колыбельке, висящей на золотой цепи, перекинутой через ветку дуба-великана, с аппетитом грызёт свою розовую пятку толстый малыш. Его тёмно-зелёные волосы на ощупь напоминают проволоку. А в развилке между ветвей дуба всё так же сидит русалка Она любуется своим отражением в крошечном серебряном зеркальце и поёт русалочьи колыбельные для малыша. Русалка всё так же красива, как прежде. Только колыбельные её день ото дня становятся всё грустнее и грустнее. Но это уже совсем другая сказка…

+2
35
13:38
+1
хорошая мысль заложена, доброта лучше красоты thumbsuprose
14:28
+1
Прелестная сказка! thumbsup
Пожалуй, больше для взрослых, чем для детей.
Загрузка...
Илона Левина №1

Другие публикации