Невозможные метаморфозы. Часть 3. Месть подается холодной

Автор:
Green_tea
Невозможные метаморфозы. Часть 3. Месть подается холодной
Аннотация:
Любовь или месть, какая страсть сильнее?
Текст:

Сергей нашел своего старого приятеля Владимира Зернова в одном из подмосковных научных городков. Он не очень-то изменился со студенческих лет, это был высокий спортивного телосложения немного сутулый шатен с ежиком коротких волос. Они учились в университете на параллельных курсах, только Володя на биофаке. Они не были близкими друзьями и познакомились случайно, во время потасовки на университетской дискотеке, причем были в противоборствующих лагерях. Конечно, сейчас они и не вспомнят, из-за чего возник тот конфликт, но с тех пор они стали приятелями, здоровались, играли в одной волейбольной команде, иногда пили вместе пиво, отмечали в одной компании праздники. После университета их дороги круто разошлись и вот они встретились вновь. Владимир заведовал одним из отделов института экспериментальной вирусологии. Учреждение это было режимным, поэтому первый раз им пришлось пообщаться на скамеечке в близлежащем скверике. Сергей рассказал о своих злоключениях в Штатах и что теперь хочет поработать на Родине. Володе эта идея очень понравилась, он как раз сейчас искал хорошего программиста, и сразу решил брать быка за рога:
- Ну что, может быть, поработаем вместе?
- Я не п-п-против, а моя работа за бугром не повредит?
- Не переживай, сейчас не тридцатые годы. Все оргвопросы я беру на себя. Но ты хоть знаешь, чем мы сейчас занимаемся?
- Ну, так, в общих чертах, из доступной прессы.
- И что ты обо всем этом думаешь?
- Идеи просто грандиозные. Превращать один тип вируса в другой и обратно, это - суперфантастика.
- Пока это все планы. Но, конечно, кое-какие наработки уже есть. Вот мы сейчас занимаемся вирусом лихорадки Эгона. У него уникальные биологические характеристики, прежде всего выраженная проникающая способность. Но главный недостаток – его высокая вирулентность. Но если из его генома вырезать соответствующий ген, то этот вирус станет практически безобидным, как котенок, но при сохранении всех других свойств. Его можно использовать для транспортировки лечебных субстанций в любой пораженный участок человеческого организма.
- Но это же опасно, работать с живым вирусом Эгона. А проблемы с его доставкой, хранением и прочее и прочее?
- Да, ты прав. Здесь есть проблемы. Но вот недавно сделано ошеломляющее открытие. Оказывается, в генах человека хранится информация обо всех вирусах, с которыми встречалось человечество за всю свою историю. И мы уже нашли участок в хромосоме, в котором хранится генетический код многих вирусов, это так называемые архивированные вирусы, в том числе и вирус Эгона. Поэтому, вероятно, уже скоро отпадет необходимость в получении вирусов извне, а можно будет просто активировать его гены в человеческих клетках, и вирус начнет молниеносно реплицироваться.
- Но это же приведет к смерти испытуемого.
- Само собой. Но я имею в виду изолированные клетки, взятые от человека, например, клетки щечного эпителия.
- А как можно активировать эти гены?
- Мы как раз сейчас этим и занимаемся. Теоретически это можно сделать, например, световыми или звуковыми импульсами определенной частоты и интенсивности. Ну, а о деталях позже. В общем, приходи завтра утром с документами, будем тебя оформлять. О, уже конец рабочего времени. Ты не торопишься?
- Нет, конечно. А куда мне торопиться?
- Тогда подожди меня, я сейчас в отделе быстренько закончу все дела, и мы с тобой сходим в одно уютное местечко, посидим, поболтаем. Ведь нам есть, что вспомнить?
- ОК.

Серж с Володей сидели в кафешке, и пили водку. Сергей был уже хорошо навеселе и жаловался другу на жизнь.
- Ты представляешь, эта стерва, Эстер, настоящая змея п-п-подколодная, вползла мне в душу. Я, п-п-понимаешь, мир к ее ногам хотел бросить, а она меня б-б-бросила, ушла к другому, как последняя шлюха. Все-таки женщины – это наша п-п-погибель. Ни на минуту с ними нельзя расслабиться, чуть-чуть замешкался, все – сдала, продала с потрохами. А ведь как я ее любил, теперь также ненавижу, и даже еще больше. Но ничего, я ей покажу, она еще услышит обо мне, бог, он ведь все видит.
- Ну, не знаю, а я считаю, что, по большому счету, что бы мы не делали в этой жизни, мы делаем это для них или ради них, этих самых ненавистных тебе женщин.
- Пусть так, но я ее н-н-ненавижу!
- Ну и что ты сделаешь? Убьешь ее, что ли? Ну и сядешь. Забудь ее, мало ли баб вокруг?
- Ты ничего не п-п-понимаешь. Эта т-т-тварь вместе со своим папашей унизили меня, растоптали все мои чувства, все надежды. Я буду землю грызть, сам сдохну, но жестоко отомщу ей, да так, что весь мир содрогнется.
- Ты что это еще задумал? Опомнись. И на кой черт, тогда сюда приехал и жил бы там, к ней поближе, вынашивал бы там свои черные планы. Твои настроения мне совсем не нравятся. Как ты с ними собираешься здесь работать?
Но Сергей словно не слышал собеседника.
- П-п-прикинь, я тут недавно п-п-прочитал легенду о ветхозаветной вдове Юдифь. Так вот, эта вдова пробралась в расположение армии, осаждавшей ее город, соблазнила их главнокомандующего, а ночью его же мечом хладнокровно отрубила ему голову и принесла ее в свой город. А на утро не найдя своего предводителя, горе-вояки в панике разбежались. Каково вероломство? Так тонко спланировать, филигранно исполнить, да еще и удовольствие получить, нет, мужчины на это не способны. Все-таки я не устаю восхищаться коварством и вероломством женщин. Иногда они идут на подлость вообще безо всякой конкретной цели, вероятно лишь из-за своего сволочного характера, просто зуд у них внутренний такой, или же для поддержания формы. В общем, их сам черт не разберет. Ну да ладно, вернемся к нашим баранам.
Последнюю фразу и все последующие Сергей говорил уже твердым, совершенно трезвым голосом.
- Слушай, Володя. Ты в своей статье пишешь, что и в природе есть примеры перехода одного типа вирусов в другой. Я этот момент не очень понял, что ты имел в виду?
- Пожалуйста, вот тебе пример из животного мира. Существуют вид слизней, таких невзрачных мелких существ. Они в обычных условиях ведут скрытный образ жизни: ползают тихо в тенечке под листиками. Но вот такого слизня поражает некий вирус, он проникает в кровь, потом в мозг. Ты не смейся, мозг не только у тебя имеется. В мозге он начинает усиленно размножаться, поражает его определенные структуры. И, о чудо, моллюск преображается. На его блеклой серенькой головке вдруг появляется ярко красный нарост, как фонарь маяка. И тут слизень, понуждаемой неведомой силой, устремляется навстречу приключениям, старается забраться на какой-нибудь открытый пенек, бугорок, ветку, чтобы его там было видно издалека. Ну и конечно, он не остается без внимания, его обязательно замечает какая-нибудь птичка и склевывает. А вирусу только того и надо, он получает возможность с помощью птиц и их выделений расселиться на огромных территориях. Что это, если не переход инфекционного вируса в социальный (применительно к животным, я бы назвал его, поведенческим)? А взять вирус бешенства. Ходил себе человек мирно и спокойно. Вдруг в один прекрасный момент его кусает бешеная собака, он заболевает, резко меняется его поведение, он становится агрессивным, опасным для общества, пытается укусить кого-нибудь, то есть заразить других людей.
- Да, убедительно. Тогда, значит, можно в принципе сконструировать вирусы, которые могли бы, не вызывая собственно заболевания, менять поведение человека в нужную сторону?
- Да, без проблем. Можно даже программировать активацию вирусов на ту или иную дату, на тот или иной информационный сигнал, даже слово.
- Фантастика! А ты не боишься, что такие разработки могут попасть не тем людям, не тем силам? И не совсем с гуманитарными целями.
- Ну, я не думаю, что эти идеи являются для них большим секретом. Другое дело, технологии. Вот этого у них пока нет. Хотя я могу и ошибаться. Ты знаешь, что существует клуб миллиардеров, в котором заправляют твои «друзья» американцы. Кстати, очень известные люди, в том числе и своей благотворительностью. Так вот, они считают, что земной шар уже изрядно перенаселен и это мешает спокойной жизни им и их детям, внукам. И они задались целью оптимизировать численность населения Земли путем вакцинации. Да, да, ты не ослышался, вакцинации. Они вкладывают в это дело колоссальные средства. Суть в том, что эти так называемые вакцины, наряду с действительно защитным компонентом, содержат добавки, делающие людей бесплодными. Не зря они через различные международные организации, включая ВОЗ, направляют партии таких вакцин в африканские страны. Именно они затевают различные информационные кампании по поводу очередного птичьего, свиного, тараканьего и прочих гриппов, с одной только целью посеять панику и заставить людей массово вакцинироваться. А что, очень хитрый и беспроигрышный ход. Получить дополнительное финансирование на разработку своих вакцин, сбывать их по завышенным ценам, отрабатывать технологии инфицирования социальными вирусами. Насколько это все бесчеловечно видно и слепому. Но здесь есть еще один чрезвычайно важный нюанс. Люди, запуганные этими регулярными паническими атаками в связи с очередным «смертоносным» вирусом, уже не смогут адекватно среагировать на истинную опасность, которая однажды обязательно случится. То есть, мы здесь видим, что постоянные однотипные прививки социального вируса постепенно вырабатывают у населения иммунитет к нему. Вот тебе, пожалуйста, еще пример конверсии инфекционного вируса в социальный…

Сергей быстро вошел в курс дела и активно включился в научные исследования. Работал без перерывов на обед, перекусывая на ходу, до поздней ночи проводя эксперименты и разрабатывая новые компьютерные программы. Руководство не могло не нарадоваться новому сотруднику. Он постоянно генерировал оригинальные идеи и тут же пытался реализовать их на практике. Благодаря Сергею отдел Зернова значительно продвинулся в изысканиях.
Но, конечно же, никто и не догадывался об истинных мотивах такой активности. А Сергей торопился реализовать свою главную сверхзадачу – отомстить ненавистной Эстер, а заодно и ее папаше и всему лицемерному Нью-Йорку, этому гнилому «Большому яблоку». Он с удивлением обнаружил, что ненависть гораздо более сильный концентратор внимания и мотиватор практической деятельности, нежели любовь. От нее человек только раскисает и растекается по древу в мечтаниях и фантазиях. Ненависть же ни на миг не отпускала Сергея из своих цепких объятий, не притупляла остроты ощущений, действовала как мощный постоянный допинг. Он не чувствовал ни физической, ни умственной усталости, все его существо было подчинено только одному – изощренной мести…

Институт экспериментальной вирусологии, получив задание экстренно разработать вакцину против вируса «нетипичной» лихорадки Эгона, находился на чрезвычайном положении. Владимир уже несколько дней не выходил из лаборатории. Просматривая в очередной раз свой электронный ящик, он среди всякого мусора и малозначительных посланий сразу выделил письмо с флажком особой важности, в теме которого значилось: «Срочно. Строго лично. Конфиденциально». У Зернова учащенно забилось сердце, неужели письмо от этого подонка. Так и есть. Серж писал:


Hi, Владимир,
Не сочти за издевку, но доброго тебе времени суток.
Извини меня, если сможешь. Я, наверное, здорово тебя подставил. Но у меня не было другого выхода. И без тебя я не смог бы провернуть это дельце, по крайней мере, так быстро. Так что в какой-то степени ты мой соучастник. Но шутки в сторону, поговорим о серьезных вещах.
В общем, я сделал все, что хотел, все свои амбиции полностью удовлетворил, я счастлив. Практически поставил весь мир на колени, но самое главное я отмстил Эстер, Фрэнку и ненавистному Нью-Йорку за их чванливость, высокомерие и равнодушие. Теперь они меня надолго запомнят, ну конечно, те, кто в состоянии будет помнить. Жалко ли мне их сейчас? Совсем нет. Как известно, смерть одного человека – это убийство, а смерть тысяч – это статистика. Правда, я не рассчитывал на такой сокрушительный эффект, изначально я планировал ограничиться лишь Нью-Йорком. Но, по-видимому, эта заражающая программа в виде кота Шрёдингера оказалась очень популярной (я здесь явно перестарался) и моментально разошлась с рассылками по всему миру. Но ты не думай, что я такой уж бессердечный монстр. Я был бы плохим хакером, если бы создавая новый вирус, параллельно не сделал бы противовирусную программу. В нашем случае правильнее ее назвать вакциной. Так вот, к письму прикреплен файл с этой программой-вакциной. Достаточно ее запустить и показать видеоролик больному или контактному лицу, чтобы световые импульсы попали в сетчатку глаза, в результате в клетках пациента произойдет активация РНК-блокатора репликации вируса Эгона. Пользуйся этой программой по своему усмотрению. И последнее, как бы там ни было и как бы пафосно это не звучало, я остаюсь патриотом. Ты, наверное, обратил внимание, что эпидемия почти не коснулась России, и это совсем неспроста. Я заранее запустил вакцину в Рунет, так что основная масса ее населения привита и ей лихорадка Эгона не грозит. Вот так-то. Луи Пастер однажды сказал: «Последнее слово останется за микробами», но я бы немного подправил этот высказывание: «Последнее слово останется за тем, кто сможет управлять микробами».
Меня не ищи, я так глубоко запрятался, что уже и сам не смогу себя найти.
Прощай и счастливо оставаться,
уже ничей, Сергей.

Серж внезапно почувствовал жаркое дыхание и влажные страстные поцелуи на своем лице. Он попытался поймать руками темпераментную незнакомку, но обняв только воздух, от досады проснулся. Оглядевшись, молодой человек понял, что находится один на пляже. Видимо, как вчера вечером уснул здесь, так и проспал до утра, а целовавшей его прелестницей оказался шоколадный кокер-спаниель, отпущенный хозяином порезвиться на воле. Вокруг в беспорядке валялась одежда, тоже, наверное, проделки «ласкового» зверя. Наконец Серж обратил внимание на зажатый в руке скомканный клочок газеты и все вспомнил. Внимательно посмотрел на часы, усмехнулся, да все правильно: сегодня четверг, девятое июля две тысячи двадцатого года. Он быстро оделся, немного постоял в раздумье и решительным шагом человека, знающего, куда и зачем ему идти, направился к автобусной остановке. Серж действительно знал, что ему теперь делать. Он торопился, до начала конца света оставалось всего каких-то полтора года…

2011 г.

+1
93
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Михаил Кузнецов