Гранат

Автор:
Александр Добсон
Гранат
Аннотация:
Бывают ли чёрно-белые зеркала?
Текст:

Быть мертвецом не так уж и плохо:

Ведьмам читать вслух стихи,

И под столом тихонечко трогать

Ноги среди панихид.

1.

Водяная помпа издавала истошные предсмертные всхлипы – вода в девятнадцатилитровой бутыли закончилась.

«Ну почему опять я?» - уже почти смирившись с неудачами сегодняшнего дня, кричал про себя Геннадий, стоя перед бутылью и продолжал машинально давить помпу.

Затем он поставил кружку на свой маленький рабочий столик и посмотрел в окно: на чахлой облетевшей берёзе сидели две вороны; горизонт закрывало несколько полуразрушенных зданий почившего гиганта советской лёгкой промышленности; как и всегда, шёл дождь.

Начальник сегодня кричал не особо громко, «видимо, подхватил тот вирус, о котором верещат по радио уже несколько месяцев» - думал Геннадий: «И теперь у него в горле набухают гнойники, которые скоро лопнут, и он станет кашлять, разбрызгивая вонючую заразную слизь. Лишь бы не прямо сейчас. Я подохну иначе».

Подошел к концу рабочий день. Охранница турникета тяжело вздохнула когда сорокалетний Геннадий проплёлся мимо к выходу и перекрестилась мужчине в спину.

На улице через один-два столба зажглись жёлтые фонари. Геннадий подпрыгивал на заднем сидении старенького автобуса, когда тот попадал в очередную яму разбитого полотна дороги. Внутри автобуса стояла многолюдная тишина. Каждый думал о своём. В основном – ни о чём. В голове Геннадия была мысль, точнее желание. Вчера после вечернего выпуска криминальных новостей он увидел в рекламе большой гранат. Это была реклама из разряда тех где обкокаиненные герои с безумными улыбками радуются любой ерунде, которую им даёт режиссер. В ролике фрукт самостоятельно разламывался от соприкосновения с зеркальной гладью стола. Следом в камеру брызгали красные капли сока. Слюна наполняла рот Геннадия только от одного воспоминания.

2.

Из автобуса Геннадий вышел в лужу. Он спешил к продуктовому магазину, расположенному на первом этаже серой кирпичной пятиэтажки. Логотип в виде прямоугольной четвёрки произвольно моргал и жужжал. Внутри: полки с дешевым почти просроченным товаром, стеллажи с сотнями видов недорогого пива и зловонный отдел «фрукты-овощи», куда и направился Геннадий, орошая по пути бетонный пол, каплями, стекающими с его длинного коричневого плаща.

Наконец, он отыскал лоток, в котором лежали бледно-розовые мумифицированные фрукты. Они не были похожи на Тот гранат. Но всё же на ценниках было ясно написано «Гранат» и Геннадия это устраивало. Он взял первый попавшийся, хотел было положить его в корзину, но заметил, что на кожуре есть полукруглая отметина. Присмотревшись, Геннадий понял, что это след от чьего-то ногтя. Геннадий выкинул фрукт обратно и взял второй – на нём он обнаружил такой же след. Третий – тоже. Четвёртый… Пламя внутри разгоралось. Геннадий нервно, отшвыривая испорченные в другие лотки, перебирал гранаты. Вдруг, чья-та костлявая рука попала в поле зрения мужчины. Рука протянулась к одному из гранатов, взяла его, повертела кругом, к удивлению Геннадия, фрукт оказался целым. Рука сделала еще пару оборотов и всадила в него длинный чёрный ноготь большого пальца. Геннадий взревел и схватил костлявую руку за запястье:

- Какого хрена?! – Геннадий сильно сжал мерзкое запястье и впервые взглянул на его обладательницу.

Старуха с обвисшими веками и серыми, как дым еловых ветвей, глазами, мило улыбаясь, смотрела на Геннадия. На голове у неё была чёрная формовая шапка из валянной шерсти. Сбоку шапки топорщилась чёрная роза, из того же материала, с красной бусиной в центре бутона. На худом теле старухи висело, как на мощах, затасканное шерстяное пальто до пола.

- Вы нахрена тут фрукты портите?! – не отпуская запястье кричал, обычно мертвецки спокойный, Геннадий.

- Сынок, ну а как же узнать, свежий он с внутри или нет? Пенсия наша ошибок-то не прощает, выберешь не тот фрухт и всё: и пользы никакой, и деньги зря потрачены. А деньги-то на похороны нужны, но без витаминов – то да похорон и не дотянуть, - монотонно проговорила старуха, оголяя, покрытые налётом, зубные протезы.

На Геннадия пахнуло кефиром и чесноком.

- До чьих похорон не дотянуть? – растерянно спросил Геннадий.

Уголки рта старухи натянули желтоватую с пятнами кожу:

- Ну не до твоих же. – сказала она и тихо засмеялась.

Геннадия взяло оцепенение. Он крепко держал старухино запястье и ни о чём не думал. Просто стоял. Рядом ходили покупатели в мрачной одежде. Размеренно и тихо, словно мотор катафалка, смеялась старуха. Кассир сообщала кому-то, что на его карте недостаточно средств.

Вдруг Геннадий почувствовал резкую боль. Что-то как будто впилось в его кисть. Он вышел из ступора и дёрнул рукой. Посмотрев на нее, он увидел как из полукруглой раны на тыльной стороне его ладони сочится темная кровь.

Старуха всё так же стояла напротив. Она рассматривала большой палец своей руки. На длинном чёрном ногте Геннадий увидел всковырнутый кусочек своей кожи. Старуха сунула палец в рот и обсосала его. Затем с наслаждением, закрыла глаза и, открыв их через секунду, сказала:

- А вот ты – не свежий. Ты – тухлый. – вновь принялась смеяться. Зубы её стали чуть красными от крови Геннадия.

Геннадий со всего маху ударил старуху в лицо. Кулаком он почувствовал тонкий нос и лицевую кость. Голова легко поддалась удару и мгновенно откинулась назад. Старуху при падении развернуло и она шмякнулась ничком. Лежащее тело начало крупно дрожать.

Геннадий смотрел на тело, соображая, что делать. Старуху стало трясти сильнее. Затуманенный взгляд мужчины уловил как от серого пальто отделился кусок. Взгляд тут же поймал фокус и различил, что кусок был ничем иным, как большой крысой. Лежащее на бежевом кафеле, тело дёргалось. Появилась вторая крыса, следом – ещё одна и ещё. Вскоре перед Геннадием сновало несколько десятков крыс. Послышался женский крик – кричала покупательница, заметившая грызунов. Чёрная шапка обернулась кошкой с горящим красным глазом и зашипела. Крысы тут же разбежались по разным углам магазина. От старухи не осталось и следа.

Чёрная кошка, не догнав ни одной крысы, размеренным шагом прошла в рыбный отдел.

Геннадий рассмотрел переставшую кровоточить рану и облегченно вздохнул. Не разбирая он накидал в пакет гранатов и пошел на кассу.

3.

В подъезде снова выкрутили лампочки. В темноте на лестничной клетке Геннадий наступил на кого-то. Кто-то невнятно матюгнулся и утих. Входная дверь скрипнула. Мужчина оказался дома. Свет падал сквозь красную ткань круглой люстры в прихожей на обшарпанный коридор. Жена, бывшая когда-то худенькой серой мышкой, превратилась в картофельный мешок. Она сидела спиной к Геннадию за швейной машинкой и что-то строчила. Попеременно она поворачивала голову в сторону включенного телевизора. Там шло одно из тех телешоу, где ведущие и гости каждый раз находятся в шаге от того, чтобы превратиться в свору бешенных собак и разорвать друг друга в клочья.

Жена бросила одну из формальных приветственных фраз, сказала, что ужин в сковородке и продолжила шить. Геннадий разулся и прошел на узенькую кухню: в углу горела лампадка. Она освещала старую икону. «И почему она всё время её зажигает?» - раздраженно думал Геннадий. Он поставил на маленький стол, покрытый белой скатёркой, пакет из «четвёрочки», достал из холодильника початую бутылку водки и после того как сделал большой глоток из горла – вытащил из пакета гранаты и стал яростно вгрызаться в них, толи для закуски, а толи от жажды. На скатерть и на стену брызгал гранатовый сок. Бутылка водки закончилась – на дне её лежала гранатовая семечка.

Геннадий очнулся ночью от того, что кто-то провёл по его ступне чем-то острым. Он посмотрел в сторону ступней и увидел, как из-за кровати высовывается рука с длинными ногтями. Геннадий тяжело вздохнул и мотнул головой – рука исчезла. Он прошёл на кухню, выпил воды из-под крана, а затем остановился в прихожей на против зеркала. Опухшее лицо, синяки под глазами, почти полностью седая голова, округлое брюшко с аппендицитным шрамом. Он уже не помнил выглядел ли когда-то иначе. Вдруг из-за спины возникла уже знакомая рука и впилась ему в лицо чёрным ногтем большого пальца. Мужчина громко выругался, схватившись за щёку. Рука исчезла.

На утро жена спросила Геннадия, что за рана у него на лице. Он пробубнил, что порезался, когда брился. Ушел на работу.

В темноте на остановке дождь вместе с ветром старался затушить огонёк сигареты Геннадия. На середине выкуренной сигареты ему это удалось. Геннадий полез в карман за второй, но автобус уже показался из-за серого здания.

4.

В следующую ночь Геннадий открыл глаза. Над ним, возле кровати, стояла чёрная высокая фигура.

- Гена, на рыбалку пошли! – тихо произнес неизвестный и вышел из комнаты.

Геннадий встал и пошел в след за гостем. Зал через окно освещал жёлтый уличный фонарь. Свет падал на старый советский ковёр бордового цвета. Чёрная фигура стояла в углу – там, куда не попадал свет фонаря. Геннадий остановился, ожидая, что же будет дальше.

- Ну, чего же ты стоишь? Бури лунку. – сказал чёрный и указал на пол.

Геннадий увидел, что перед ним лежит рыболовный бур. Он взял в руки железку, схватил как положено за рукояти, приставил острые лезвия к ковру и стал вращать. Вдруг он почувствовал как ковёр под ним зашевелился. Шерстистая поверхность то вздымалась, то опускалась. Будто ковёр был живым и тяжело дышал. Лезвия бура вкручивались в ковёр, от чего тот начал пронзительно визжать. Геннадий замер.

- Бури! – сердито крикнул чёрный.

Геннадий продолжил. Ковёр дёргался и визжал всё сильнее, пытаясь стряхнуть рыбака. Бур входил глубже, пока, наконец, ковёр не вздрогнул в последний раз и обмяк. Бур пошёл легче, и Геннадий увидел, что из лунки наружу импульсами вытекает тёмная густая жидкость.

- Хватит. Запускай мормышку! – сказал чёрный и протянул Геннадию удочку со специальной приманкой, на крючке которой было насажено гранатовое зёрнышко.

Геннадий, будучи опытным рыбаком, быстро справился с задачей. По отмотанной леске он определил глубину в девять метров. После небольшого ступора, во время которого Геннадий пытался осознать реально ли всё происходящее, он принялся «играть» снастью. Жидкость в лунке была неспокойной – то и дело на поверхность всплывали пузырьки. Почти сразу клюнуло. Геннадий подсёк и почувствовал, что что-то попалось. На том конце лески что-то трепыхалось, возилось, принимало отчаянные попытки убежать, а он знал, что оно никуда не денется. Спустя пару взмахов руками оно было возле лунки – оставалось сделать последнее движение и добыча оказалось бы на ковре. Но, леска натянулась и издала приглушённый звон – так бывает, когда рыба слишком большая или встаёт поперёк лунки, и не может в неё пролезть. Интуитивно, Геннадий нагнулся и хотел было сунуть руку в лунку, чтобы схватить рыбу за жабры и попробовать силой протащить её в лунку. В этот момент из лунки высунулась та самая рука с длинными ногтями и впилась в лицо Геннадия. Опять. Он ударил по руке несколько раз рукоятью удочки, и костлявая нырнула в лунку обратно. Мужчина, держась за щёку, отпрянул от лунки, вода в которой закипела. Чёрный гость вышел из угла комнаты и Геннадий увидел его лицо, освещённое на половину уличным фонарём.

- Эх, первая сошла – херовая примета. – произнёс гость.

- Серёга? Как ты… Откуда ты… Ты же… мёртвый.

Перед Геннадием стоял его покойный друг Серёга. Его прошлой зимой нашли вмёрзшим лицом в лёд – заснул пьяным на рыбалке.

- Я - мёртвый – не ловлю рыбу. Ты – живой – не ловишь рыбу. Никакой разницы. – сказал Серёга, а затем скривил рот, округлил глаза и упал на ковёр. Геннадий увидел, что половина лица у Серёги была ободрана до кости – медики не церемонились, отдирая найденный труп ото льда.

Жидкость хлынула из лунки сильным потоком. Геннадий потерял сознание.

5.

Утром жена нашла Геннадия лежащим на ковре в зале. В центре ковра зияла дырка от бура. Сам бур лежал рядом. Жена вызвала медиков, но они так и не приехали. Тем временем Геннадий очнулся и пошел в ванную. Умывшись, он рассмотрел новую рану на лице: она была ещё больше и повреждённый кусочек кожи слегка торчал. Мужчина аккуратно отогнул его – что-то блеснуло в ране. Он оттянул сильнее, пытаясь рассмотреть, - из раны выпала красная застывшая капля. Геннадий посмотрел в раковину – по ней каталось гранатовое семечко. Он вышел из ванной, пробубнил жене, что-то невнятное, выпил кофе и вышел из дома. Первым делом - зашел в «разливайку». Поговорил с похмельными страдальцами. Услышал пару мерзких историй о женщинах и недоношенных детях от еле знакомых. Постоял на улице под дождём. К тому времени как открылась «четвёрочка» его плащ и фетровая шляпа совсем вымокли. Сзади сомкнулись автоматические двери. Из центра одной из дверей расходились нити трещин – след от удара кулаком. Геннадий подошел к Мешку – однокласснику, работающему охранником. Мешок был неопрятным, с бледным лицом, небрежной щетиной и немытыми волосами. Чёрная форма охранника ему явно была маловата – из-под куртки высовывалось пузо, штаны оголяли волосатый зад. Геннадий попросил у Мешка посмотреть записи с камер видеонаблюдения в тот день, когда он сцепился со старухой. Нашли. Запись прерывалась в момент, когда Геннадий ударяет её по лицу.

- Слушай, так я же её часто вижу. Она постоянно в овощном трётся – ничего не покупает, только пакеты тырит бесплатные и уходит. Появляется в привоз фруктов. – сообщил Мешок.

- Гранатов. – сказал Геннадий. – А когда у вас привоз?

- Привезли только что.

Геннадий вышел на улицу и закурил. Лил дождь. По улице ходили люди в одинаковой темной одежде. Никто не поднимал головы – все смотрели лишь под ноги, чтобы не угодить в лужу. По дорогам ездили грязные машины, то и дело попадая в ямы, гремели кузовами, жужжали моторами, будто гигантские жуки.

Геннадий посмотрел через витрину «Четвёрочки» и увидел Её. Старуха занималась своим мерзким делом – ковыряла свежевыложенные гранаты. Мешок, по договорённости с Геннадием, выпроводил старуху на улицу, а Геннадий, спрятавшись за столбом начал слежку.

Старуха крепко выругалась, пообещав Мешку большие проблемы в аду, плюнула в сторону магазина и, крепче запахнув пальто, пошла восвояси. Она жила в доме напротив дома Геннадия. «Что за дурак придумал то, что наш мир тесен? Наш мир – это пустота и ничего больше» - думал Геннадий.

Геннадий зашел за ней в подъезд старенькой панельной пятиэтажки. Заметил в какую дверь она зашла и выждав немного открыл дверь.

6.

В прихожей стояла четырёхногая рогатая вешалка на которой висело знакомое пальто и формовая шляпа без розы. Геннадий посмотрел вниз – перед ним сидела чёрная кошка с горящим красным глазом. Напротив входа располагалось зеркало, завешенное чёрной тканью. На комоде перед зеркалом горела свеча. Геннадий перешагнул кошку, подошёл к зеркалу и одёрнул ткань. Он рассмотрел своё отражение. Выглядел он как обычно: бледное небритое лицо, глубокие носогубные складки, пластырь на щеке. Он заметил свечу и удивился – вместо оранжевого пламени, которое колыхалось перед ним, в зеркале оно было светло-серым. Другие окружающие предметы в зеркале тоже были чёрно-белыми. Он смотрел в свои серые глаза.

- Ну что же ты там застыл? - послышался скрипучий голос из комнаты. – Заходи.

Геннадий прошёл в комнату. Тёмные шторы плотно закрывали окно. Тускло горел торшер. В углу у стены вертикально располагался гроб. Она стояла спиной ко входу и примеряла бусы. Грязные медные волосы, черное платье с вышитыми крупными красными цветами, тонкие лодыжки и ступни с выпирающими костяшками.

- Ну, чего пришёл? – не поворачиваясь спросила старуха.

Геннадий не знал, что ответить.

- А-а-а, сам не знаешь? А я знаю. Ты, Геннадий, устал жить. А пришел ко мне, чтобы узнать, как тебе умереть.

- Да. – безвольно ответил Геннадий.

- А что, если всё вокруг и не жизнь вовсе? Ты и так мёртв. Труп твой висит сейчас в туалете квартиры, по телу пробегают последние электрические импульсы и всё, что ты видишь – мираж, выдаваемый в качестве финальных титров, умирающим мозгом.

Геннадий схватился за шею, будто пытаясь нащупать верёвку. Но верёвки не было. Ему вспомнился Серёга, вороны, сидящие на берёзе, стук швейной машинки и вся его тусклая жизнь.

Старуха повернулась к гостю. Глаза её блестели. Послышался тихий хохоток:

- Что поверил? Ха-ха-ха. Это внук мой – третьеклассник, сочинение написал на свободную тему. Вот же фантазия у ребёнка! Далеко пойдёт! – старуха широко открыла рот в улыбке.

- Значит… я живой? Что, чёрт побери, происходит? – разозлился Геннадий.

Старуха перестала смеяться и округлила глаза. Её лицо распрямилось. Губы вытянулись в трубочку, к ним она приложила тонкий указательный палец с длинным ногтем.

- Ты хочешь узнать правду?

- Твою мать, да!

Старуха близко подошла к Геннадию и приложила ладонь к его раненной щеке:

- А правда в том, что ты Геннадий – всего лишь гранат. Тухлый гранат. Только тссс… - старуха всадила чёрный ноготь в старую рану Геннадия.

7.

Мешок выскочил из подсобки и побежал в сторону овощного отдела. Рядом с корзинами свежих фруктов стояла старуха, держала в руках бледно-розовый фрукт и разговаривала сама с собой.

- … ты Геннадий – всего лишь гранат. Тухлый гранат. Только тссс… - старуха всадила чёрный ноготь в толстую шкуру фрукта.

Мешок схватил старуху за шиворот пальто. Она тут же обмякла и свалилась на пол ничком. Лежащее тело начало крупно дрожать.

+9
104
16:05
+1
Помню этот рассказ. Славная вещица! Отлично написано.
А почему перед текстом бааальшой пробел? Или это только у меня?
Спасибо большое, Светлана!

Исправил.
Загрузка...
Анна Неделина